Категории

        

Праздник Креста... и Империи

Воздвижение Креста Господня

27 сентября Церквоь отмечает праздник Крестовоздвижения. Крест — это «всё» христианства. Но только ли про Крест — праздник Воздвижения? Нет: главным образом он — про христианскую империю.

Праздник Империи


Крест Господень нашла Елена, мать императора Константина — так над Римской империей распростерся Крест. Сам же праздник «вошел в моду» после возвращения Креста из персидского «плена», когда император Ираклий победил персов. И здесь: победа христианской империи.

Проиллюстрируем этот тезис отрывками из богослужения. Вот два главных церковных песнопения этого праздника:

Тропарь
Спаси, Господи, люди Твоя и благослови достояние Твое, победы православным христианом на сопротивныя даруя и Твое сохраняя Крестом Твоим жительство.

Кондак
Вознесыйся на Крест волею, тезоименитому Твоему новому жительству, щедроты Твоя даруй, Христе Боже, возвесели нас силою Твоею, победы дая нам на сопостаты, пособие имущим Твое оружие мира, непобедимую победу.

Это современные славянские тексты. А вот перевод с оригинала на русский:

Тропарь
Спаси, Господи, народ Твой И благослови достояние Твое, Победы царям На варваров даруя и Твое сохраняя Крестом Твоим общество

Кондак
Вознесшийся на Крест волею, Тезоименитому Твоему и ныне обществу Щедроты Твои даруй, Христе Боже; Возвесели силою Твоею Верных царей наших, Победы даруя им на врагов, В союзе имеющим Твое Оружие мира– непобедимое победное знамение.

Царей убрали из текста богослужения, когда они и вправду пропали из истории, то есть после Русской революции. Праздник христианской империи — как отмечать его, когда нет уже никаких христианских империй? И что вообще это за праздник?

Церковь и Империя


При Константине империя стала христиаснкой — та же самая империя, что казнила Христа. Крест — орудие казни Римской империи, вознесена над этой же самой империей — при этом в Византии, к её позору, продолждали использовать распятие, как казнь.

«Победу даруй нашим царям — Твоим Оружием мира (Крестом)» — победу в войне оружием мира — вот противоречие.

Что общего у Церкви и Империи, которая гнала её триста лет после того, как распяла её Основателя? По мысли Аверинцева, обе — «глобалисткие проекты»: расчитаны на весь мир, универсалистичны. Эту мысль ярко раскрывает знаменитое рождественское песнопение: «Когда Август стал единовластным на земле, / прекратилось многовластие среди людей; / и с Твоим вочеловечением от Девы чистой / идольское многобожие упразднилось. / Одному мирскому царству подчинились страны, / и в единое владычество Божества племена уверовали». Всемирность — это общее. Всё остальное — различия. Обратимся к Писанию:

Когда древний Израиль стал просить себе царя, как у других народов, Господь реагирует однозначно, говоря: «отвергли Меня, чтоб Я не царствовал над ними» (1 Цар: 8, 7). Народ отверг Бога ради царя.

«Вы знаете, что князья народов господствуют над ними, и вельможи властвуют ими; но между вами да не будет так» (Матфей, 20, 25-26) — так говорит Иисус, прямо противопоставляя Свое Царство Царству князей. А как иначе, если власть над царствами принадлежит Сатане (Лк: 4, 8)?

Итак: «христианская империя» — парадокс, почти оксюморон. Византийцы, конечно, понимали это: вспомнить хотя бы ссылку Иоанна Златоуста и других бесчисленных святых, пострадавших от «христианских» властей.

Пустой трон и мешочек праха


Но даже в императорском ритуале при всем обожествлении монарха жила эта мысль: пустой трон рядом с троном царя (на пустом должен был быть Христос — настоящий царь); чин венчания на царство, во время которого будущему императору преподносился мешочек праха и предлагалось выбрать мрамор для гробницы (интересно, что Иван Грозный, первый русский царь и убийца святителя Филиппа, отверг эти части ритуала).

Но с другой стороны: «между вами да не будет так» — пусть будет наооборот. То есть: несмотря ни на что, существует положительный идеал того, как должно быть устроенно христианское общество. И именно об этом мы молимся в праздник Воздвжения Креста: «Твое сохраняя Крестом Твоим общество».

Обо все этом читайте аннотированный список книг: от Августина, Паламы и Никодима Святогрца, противопоставлявшхи «разбойничьи банды» госудраств — любви Церкви, черех византийский и древнерусский опыт христианской государственности, через ее падение в Русской революции, вплоть до наших времен.

 

О Воздвижении

 

Кратко

У о. Александра Меня

В ролике православного календаря

В телепередаче Закон Божий

 

Святые Отцы

 

«Толкование канона на Воздвижение» Никодим Святогорец

«Слово на всеславное Воздвижение Креста» Андрей Критский

«Сказание о воздвижении честного и животворящего Креста Господня» Дмитрий Ростовский

Слова Феофана Затворника — первое, второе, третье

Слова Иннокентия Херсонского — первое, второе, третье, четвертое

Проповедь Луки Крымского

 

Проповеди

 

Дмитрий Смирнов — первая — о Любви, вторая, третья, четвертая, пятая

Антоний Сурожский

Иоанн (Крестьянкин)

Александр Мень

Василий (Родзянко)

Патриарх Кирилл

Феофан (Быстров)

Мелхиседек (Артюхин)

Николай Соколов

Савва (Остапенко)

Валериан Кречетов

 

Богослужение

 

Из Минеи Праздничной — по славянски, по русски

Кондак и тропарь — знаменным распевом

Кратко, но полно о Воздвижении

Спаси, Господи, люди Твоя ч благослови достояние Твое, победы на сопроптвныя даруя и Твое сохраняя крестом Твоим жительство.

 

Праздник Воздвижения посвящен Кресту Христову (14/27 сентября).

 

Если Рождество Богоматери есть преддверие тайны Воплощения, то Крест возвещает нам об искупительной жертве Христа. Поэтому он также стоит в начале церковного года.

 

Знак креста с глубокой дохристианской древности был символом Божественного и вечной жизни во многих религиях. Но после Голгофы абстрактный иероглиф стал реальным знамением спасения.

 

С непостижимой для язычников быстротой неслась по миру весть о «безумии Креста»; иудеи требовали знамений, эллины — доказательств, но в ответ они слышали: «Мы проповедуем Христа Распятого…».

 

«Кресту Твоему поклоняемся, Владыко, — поет Церковь; — и святое Воскресение Твое славим…».

 

Через страдание к радости, через смерть к победе, через жертвенную самоотдачу к выполнению воли Отца — таков путь Искупителя мира, таков и путь всех идущих за Ним. «Кто хочет за Мной идти, да возьмет крест свой и по Мне грядет». Это не просто тяготы и страдания; сами по себе они могут и не быть «крестом». «Взять крест свой» — значит «отвергнуть себя», победить себялюбие, учиться жить для других, учиться мужеству, терпению, всецелой преданности Христу.

 

Песнопения праздника говорят о Кресте, который возносится над миром как «красота Церкви», как «верных утверждение». Он — знак любви Бога к человеку, вестник грядущего преображения природы. «Да возрадуются древа дубравные, освятившуся естеству их, от Него же изначала насадишеся» (канон Воздвижения).

 

Уже во II веке христиане стали осенять себя крестным знамением. Еще раньше в Церкви появились первые изображения креста. Эти изображения предшествуют Распятиям, самые ранние из которых созданы около VI века.

 

Из всех типов Распятий, пожалуй, самое величественное — то, что возникло в Византии. Христос изображен «предавшим дух». Голова склонена, глаза закрыты. Но самое замечательное — это руки. Они не безжизненны. Они раскрыты словно объятия. Во всем облике Распятого покой и прощение. Уже как бы предчувствуется победа над смертью…

 

Кондак праздника:

 

Вознесыйся на крест волею, тезоименитому Твоему новому жительству щедроты Твоя даруй, Христе Боже, возвесели нас силою Твоею, победы дая нам на сопостаты, пособие имущим Твое, оружие мира, непобедимую победу.

 

Происхождение праздника связано с торжеством христианства при Константине Великом (IV век), который воздвиг на месте Голгофы и Гроба Господня храм Воскресения. Это место с первых лет существования Церкви привлекало христианских паломников, но в начале II века император Адриан, враждебный как к иудейству, так и к христианству, решил уничтожить все следы обеих неугодных ему религий. Он полностью перестроил Иерусалим, назвав его Элией, срыл Голгофский холм, засыпал пещеру св. Гроба и соорудил там храм Венеры.

 

Когда император Константин принял христианство, он приказал снести капище и начать раскопки на святом месте. «Снимали слой за слоем, — пишет современник событий Евсевий, — вдруг в глубине земли, сверх всякого чаяния, оказалось пустое пространство, а потом — честное и всесвятое знамение спасительного Воскресения». Это была пещера Гроба Господня. Император снабдил иерусалимского епископа Макария средствами для возведения над пещерой храма.

 

Через некоторое время Палестину посетила престарелая мать Константина Елена. У Евсевия нет сообщений о том, что ей удалось найти подлинный Крест Христов. Но во второй половине IV века эта реликвия уже чтилась в Иерусалиме. Св. Кирилл свидетельствует, что части Креста были разосланы по всей империи. Согласно св. Иоанну Златоусту, признаком, по которому узнали, что это именно Крест Господень, послужила надпись на нем. В начале V века Руфин уже определенно связывал находку с именем св. Елены, а историк Созомен около 440 года записал сказание о том, как царица искала Крест и нашла его зарытым в земле близ Голгофы. Чтобы удостовериться в его подлинности, на святыню положили мертвеца, и он ожил. После этого патриарх «воздвиг» Крест над молящейся толпой. Отсутствие сведений у Евсевия дало повод историкам считать рассказ Созомена легендой. Но в том, что Крест был действительно найден, нет ничего невероятного. По иудейскому обычаю орудия казни клали в братскую могилу вместе с телами распятых. Поэтому Крест Христов мог быть захоронен рядом с разбойниками.

 

Как бы то ни было, почитание Креста имеет великое общехристианское значение. В честь этой святыни и был установлен праздник Воздвижения.

 

Накануне его во время всенощной (после Великого славословия) священник выносит изображение Креста на середину храма. В соборных церквах есть обычай «воздвигать» его на четыре стороны света при пении «Господи, помилуй».

 

В день Воздвижения установлен пост.

 

Из книги «Таинство, слово, образ»

Слово Василия (Родзянко) на Воздвижение

Читайте еще


Тематические страницы