Категории

        

Великий покаянный канон Андрея Критского

 

Покаянный канон  разделен на четыре части и читается за Великим Повечерием, вечером, в первые четыре дня Поста. Также его полностью читают в четверг перед неделей Марии Египетской.

 

Покаянный канон можно описать как покаянный плач, раскрывающий нам всю необъятность, всю бездну греха, потрясающий душу отчаянием, раскаянием и надеждой. С исключительным искусством св. Андрей переплетает великие библейские образы — Адама и Еву, рай и грехопадение, патриарха Ноя и Потоп, Давида, Обетованную Землю и выше всего Христа и Церковь — с исповеданием грехов и раскаянием. События священной истории явлены, как события моей жизни, дела Божий в прошлом, как дела, касающиеся меня и моего спасения, трагедия греха и измены, как моя личная трагедия. Моя жизнь показана мне, как часть той великой, всеобъемлющей борьбы между Богом и силами тьмы, которые восстают на Него.

 

Покаянный канон снова и снова о духовной истории мира, которая в то же время — история и моей души. Слова Канона призывают меня к ответу, ибо говорят они о событиях и делах прошлого, смысл и сила которых вечны, поскольку каждая человеческая душа — единственная и неповторимая — проходит тем же путем испытаний, стоит перед тем же выбором, встречается с той же высшей и

важнейшей реальностью. Примеры из Священного Писания не просто «аллегории», как думают многие люди, считающие поэтому, что Великий Канон чересчур перегружен именами и происшествиями, не относящимися к ним. Такие люди спрашивают, зачем говорить о Каине и Авеле, о Соломоне и Давиде, когда проще было бы сказать: «я согрешил»? Они не понимают, что самое понятие слова грех в библейском и христианском предании имеет глубину и насыщенность, которых «современный человек» просто не в силах понять, и что поэтому исповедание им своих грехов глубоко отлично от настоящего христианского раскаяния. Действительно, та культура, в которой мы живем и которая образует наши современные взгляды, в сущности просто исключает понятие греха. Потому что грех это, прежде всего, падение человека с неизмеримой духовной высоты, отказ его от своего «высокого призвания». Но какое значение это может иметь для культуры, которая не знает и отрицает эту «духовную высоту», это «призвание» и оценивает человека не «сверху», а «снизу», — для культуры, которая если и не отрицает открыто Бога, то фактически вся, сверху донизу, материалистическая и потому рассматривает жизнь человека только с точки зрения материального благополучия, не признавая его высокого, трансцендентального призвания? В ней грех рассматривается главным образом как естественная «слабость», происходящая в основе от социального неустройства и поэтому исправляемая лучшей социальной и экономической организацией. Поэтому современный человек, если он и исповедует свои грехи, уже не раскаивается в них. В зависимости от того или иного понимания им своих «религиозных обязанностей», он либо формально перечисляет свои прегрешения и нарушения обрядовых правил, либо же говорит с духовником о своих «проблемах», ожидая от религии своего рода терапии, лечения, которое вернет ему счастье и спокойствие. Ни в том, ни в другом случае мы не видим раскаяния, потрясения человека, который, узрев себя как образ неизреченной славы, сознает, что он изменил этому «образу», запятнал и отверг его своей жизнью; нет раскаяния как печали о грехе, исходящей из самой глубины человеческого сознания, как желания вернуться, как отдачи себя Божьему милосердию и любви. Вот почему недостаточно просто сказать: «я согрешил». Эти слова приобретают свое подлинное значение и действенность только тогда, когда грех воспринят и пережит во всей его глубине и горести.



Значение и цель Великого Канона именно в том и состоят, чтобы явить нам грех и тем самым привести нас к раскаянию. Но он являет нам грех не определениями и перечислениями, а неким глубоким созерцанием библейской истории, которая поистине есть история греха, покаяния и прощения. Это созерцание вводит нас в совершенно иную духовную культуру, призывает нас принять совершенно иное понимание человека, его жизни, его целей, его духовных «мотиваций». Канон восстанавливает в нас то духовное мироощущение, внутри которого раскаяние становится снова возможным.



Александр Шмеман «Великий пост»

 

 

О Андрее Критском и его Покаянном каноне

Читайте наш краткий комментарий к каждой песни Канона: основные идеи, интерпретация многочисленных библейских отсылок:

 

Канона понедельника

Канон вторника

Канон среды

Канон четверга

 

 

О жизни великого византийского песнотворца, преподобного Андрея Критского, мы знаем тоже немного, и тоже только по минее. Феофан летописец называет Андрея Критского в числе членов собора 712-го года, отвергшего деяния VІ-го Вселенского собора, под давлением имп. Филиппика. Это было актом недостойной уступчивости (или «икономии»), но не отступничества… Родом преподобный Андрей был из Дамаска, подвизался в обители святого Саввы, позже был диаконом Великой Церкви. Трудно определить точно, когда был он поставлен епископом Критским. По-видимому, он дожил до начала иконоборческих споров (сохранилось слово в защиту святых икон)… Преподобный Андрей был проповедником и песнописцем. По-видимому, он был первым составителем канонов (трипеснцы с именем Софрония принадлежать, вероятно, преподобному Иосифу Песнотворцу, уже ІХ-го в.). Большинство канонов преподобного Андрея очень рано вышли из употребления. Самым замечательным произведением преподобного Андрея является, конечно, Великий Канон, — известен он нам в позднейшей обработке студитов, ирмосы и тропари преподобной Марии Египетской не принадлежат Андрею. Всего скорее, это своего рода покаянная автобиография. Отсюда и тот подъем и напряженность личного чувства, которым пронизана эта поэма сокрушенной души… Для преподобного Андрея характерен его библеизм. Иногда он почти буквально повторяет библейские тексты. Великий Канон переполнен библейскими воспоминаниями. Тянется длинная вереница ярких покаянных образов из Библии, от Адама до благоразумного разбойника. Библейский текст очень часто воспринимается аллегорически, — но это нравственный, не умозрительный аллегоризм… Догматические мотивы у преподобного Андрея выражены мало. Преобладает покаянная лирика… Нужно отметить еще его трипеснцы в первые дни Страстной седмице (поются теперь на повечериях), в среду Сыропустной, на повечерии недели Ваий, полные каноны на Воскресение Лазаря, в неделю жен мироносиц, на преполовение Пятидесятницы, на день Рождества Богородицы, и ряд «самогласнов…»



Как литургическая форма, канон получил дальнейшее развитие и завершение в творчестве Дамаскина и Козьмы, епископа Маюмского (его нужно отличать от другого Козьмы песнописца, бывшего наставником его и Дамаскина; но различить творения двух соименных авторов почти невозможно). В VІІІ-м веке составлял каноны еще Стефан Савваит. Иконоборческая смута болезненно сказалась и в истории богослужебнего пения.



Читать полностью

 

 

 

Потомки отнеслись к наследству Романа необычно. Они канонизировали его и придали его имени почетное прозвание Сладкопевец, они рассказывали о нем легенды; но они не оставили ни одной его поэмы в церковном обиходе. Там, где он предваряя рассказ медитацией о его смысле, они отсекали рассказ и оставляли медитацию. Время для картинных повествований и драматичных сценок прошло; наступило время для размышлений и славословий. Жанровая форма кондака вытесняется жанровой формой канона. Классикой последней был Андрей Критский. Он написал «Великий канон», где в нескончаемой череде проходят образы Ветхого и Нового Заветов, редуцируемые к простейшим смысловым схемам. Например, Ева — это уже не Ева: это женственно–лукавое начало внутри самой души каждого человека:



Вместо Евы чувственной мысленная со мной Ева —

Во плоти моей страстный помысел…



Так мог бы, собственно, сказать и Роман; но у него это было бы басенной «моралью» к повествованию. Андрея Критского не интересует повествование, его интересует «мораль». Весь «Великий канон» — как бы свод «моралей» к десяткам отсутствующих в нем «басен». Конкретность «священной истории» перестает быть символом и становится не более как иносказанием.



Церковные поэты последующих веков — Иоанн Дамаскин и Косьма Маюмский, Иосиф Песнопевец и Феофан Начертанный, и прочие, и прочие — это не наследники Романа; это продолжатели традиции Андрея. Структура канона предполагает, что каждая из его девяти «песней» по своему словесно–образному составу соотнесена с одним из библейских моментов (первая — с переходом через Красное море, вторая — с грозной проповедью Моисея в пустыне, третья — с благодарением Анны, родившей Самуила, четвертая — с пророчеством Аввакума и т. д., без всякого отступления). Это значит, что в каноне на Рождество первая песнь берет тему Рождества, так сказать, в модусе перехода через Красное море:



Ты Свой народ избавил древле, Господи,

Рукою чудотворною смиряя хлябь;

Но так и ныне к раю путь спасительный

Ты отверзаешь, Девой в мир рождаемый,

Хоть человек всецело, но всецело Бог.



Событие перестает быть событием и превращается в модус для одного и того же, все время одного и того же смысла. Победа канона над кондаком — это победа «александрийской» тенденции над «антиохийской».



Читать полностью

 

 

 

Литургическое богословие и труды церковных песнописцев.



Жизненный путь преподобного Андрея Критского.



Творения преподобного Андрея.



Великий покаянный канон: его история и особенности.



Строение Великого канона.



Образный строй Великого покаянного канона.



Великий канон — путеводитель в духовном восхождении.



Богословские истины в Великом покаянном каноне.



Другие творения преподобного Андрея для периода Четыредесятницы.



Творения преподобного Андрея пасхального цикла.



Минейные каноны преподобного Андрея.



Личность преподобного Андрея Критского



Читать статью

 

 

Великий канон принадлежит к разряду покаянных церковных песнопений. Весь он направлен к тому, чтобы пробудить душу от греховного усыпления, раскрыть пред нею, как пагубно греховное состояние, расположить ее к строгому самоиспытанию, самоосуждению и раскаянию, подвигнуть к отвращению от грехов и к исправлению жития. С этой целью творец канона приводит на память грешнику лица, деяния и события из ветхозаветной истории, начиная с сотворения Адама, и из евангельской, и применяя сказания о них к нравственному состоянию и потребностям души, извлекает из этих сказаний обличения, угрозы, утешения, предостережения и наставления.

Применение библейских сказаний к нравственному состоянию и потребностям души выражается в Великом каноне большею частью так сжато, что не всегда вдруг и легко можно понять, в чем состоит соответствие одних другим. Отсюда открывается нужда в объяснении того, в чем именно надобно видеть это соответствие, как понимать те или другие выражения, заключающие в себе сопоставление предметов, по-видимому не имеющих сходства, или представляющих отдаленное сходство. Принимая на себя труд этого разъяснения, мы желаем сообщить ему беседовательный характер, имея в виду удовлетворить не одной любознательности чрез раскрытие смысла неудобопонятных вещей, но главным образом споспешествовать покаянному и молитвенному настроению души чрез духовно назидательные размышления, вводящие в дух великого творения Критского святителя. В видах назидания будем останавливать внимание и на тех местах, в которых библейские события применяются так ясно, что разъяснение отношения их к душе не представляет особенной трудности.

 

Читать полностью

 

 

Общие аскетические идеи «Великого Канона».



Прощение грешных Триединым Богом ради Сына Божия Спасителя и молитв Богоматерию.



Побуждения грешника к покаянию фактами Библейской истории.



Ценность учительства Церкви по данным «Великого Канона».



Читать полностью

 

 

Первый, кто начал составлять каноны, был св. Андрей Критский. До него или не было вообще полных канонов, а только отдельные песни, 8-я и 9-я обязательно и какая-либо еще; а самое писание песней канона, как развитие и добавление к библейским одам, было не известно Церкви. Во всяком случае, св. Андрею Критскому принадлежит честь изобретения нового облика церковной поэзии и, надо сказать, он является и самым замечательным по содержанию и умению применять формы канона к этому содержанию.



Читать полностью

 

 

Великий канон — это чудо всей церковной гимнографии, это тексты удивительной силы и красоты.



Читать полностью

 

 

 Великий канон святого Андрея Критского с параллельным переводом на русский язык и пояснениями к тексту. Житие Марии Египетской. Евангелия Святых Страстей Христовых. Паримии Страстной Субботы.

 

 

Святой Андрей Критский приводит множество примеров благочестия и греха из Священной Истории, которые не понять, не зная глубоко Писание. В текстах пояснений каждый пример или имя, упомянутое в каноне, доступно объясняются, что выявляет скрытые смыслы этого молитвенного чтения. Текст снабжен отсылками к Библии. 

 

 

 

Читать или скачать книгу

 

 

 

Этот фильм подготавливает зрителя к восприятию Великого покаянного канона: рассказывает о его создателе, чинопоследовании и символике, об особенностях его совершения в Киево-Печерской Лавре. Титрами дается русский перевод всех ирмосов, припевов и некоторых тропарей.

 

Смотреть фильм

 

Лекция «Канон Андрея Критского читаем, размышляем, учимся понимать»

Одна из характерных особенностей Великого поста — совершенно особое богослужение, незабываемые молитвы и песнопения, которые обновляют устремление человека к Богу, будят в нем память о Небесном Отечестве.

Особое место в ряду этих текстов занимает Великий покаянный канон Андрея Критского, который поется (или распевно читается?) с понедельника по четверг на первой неделе поста. Это весьма продолжительное молитвенное размышление — поиск потерянного, подобно библейской монетке, живого сердца — и места в нем для Живого Бога.

Прослушивая канон в очередной раз, мы не найдем какой-то новой информации. Пищей для размышления здесь служат сюжеты из Библии и горестные воздыхания из самой глубины сердца, обращенные автором к собственной душе.

Канон непросто воспринимать на слух. Обороты высокой греческой поэзии, переведенные на церковнославянский, непривычны для уха, да и не все библейские сюжеты оказываются знакомы. Внимание неизбежно уплывает. Нужен проводник, который помог бы пройти через все трудности к ясному и высокому смыслу, не потеряв по дороге красоту текста и покаянный настрой.

На этой лекции в преддверии поста мы поговорим о происхождении и обстоятельствах написания Великого канона, его месте в богослужении, почитаем и поразмышляем над самыми сложными и интересными элементами этого удивительного поэтического произведения. Ведущий встречи — настоятель Михаило-Архангельского храма в г. Жуковском Московской области, филолог, священник Алексей Агапов.


Тематические страницы