Категории

        

«Ей, гряди, Господи Иисусе!»

Страшный Суд: дела любви

Страшный Суд для христианина — самое радостное событие из всех что можно представить. Наконец истина явится, справедливость восторжествует, мертвые воскреснут; грех, ад и смерть будут навсегда побеждены.

 

Христианство — глубоко оптимистическая религия. Апокалипсис для христианина — величайший хэппи-энд в истории. Симптоматично, что страх перед Антихристом часто вытесняет радостное ожидание Христа. Пожалуй, это мера «христиансткости» — насколько радостно человек или общество ждут конца света.

 

 

Справедлив ли Бог?

Идея посмертного воздаяния и всемирного Суда существовала задолго до Евангелия. Христос уничтожил эту идею, совершив «суд над судом». Ведь основная идея христианства — смерть безгрешного за грехи людей — с точки зрения «нормального правосудия» абсурдна, она противоположна человеческой справедливости.

 

Но если Бог справедлив в человеческом смысле, то мы все обречены, ибо все грешники. Писание учит другому: «не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был через Него» (Ин. 3, 17–19)

 

Преступление и наказание – это не про христианство. Наш «долг» аннулирован. Мы, грешники, искуплены смертью Христа – единственного Невинного. Искупление – противоположность правосудия. Этот мир стоит на отношениях купли-продажи, кармы, взаимообмена, воздаяния. Но Господь безрассуден и несправедлив, одним Своим присутствиием Он ломает системы мира, и мы узнаем Его любовь как всепрощение — обратную сторону Его бесконечной вечной радости.

 

Что сделал Христос «в себе» то делает Церковь, Его Тело, в истории для всего человечества. И Страшный Суд — крайняя точка этого процесса, конечное выражение любви.  

Книги о Страшном Суде

Те, которые любят Бога, получают повеление радоваться и веселиться о кончине мира, потому что они тотчас обретают Того, Кого любят, когда преходит (уходит) тот, кого они не любили. Невозможно, чтобы верный, желающий видеть Бога, скорбел о потрясениях мира, зная, что при этих потрясениях он скончавается. Но написано: иже восхощет друг быти миру, враг Божий бывает (Иак.5:4). Следовательно, кто не радуется приближению кончины мира, тот обнаруживает, что он друг сего последнего, а через это самое является врагом Божиим. Но прочь эта мысль от умов верующих, прочь от тех, которые по вере знают, что есть иная жизнь, а по делам любят ее. Ибо скорбеть о разрушении мира свойственно тем, которые корни сердца своего всадили в любовь к нему, которые не желают будущей жизни, которые даже не верят бытию ее

Что означает этот Суд? Не подумаем, что в течение всей человеческой истории Бог был любовью, а теперь уж, извините, – наступило время только правды. Ничего подобного! Свт. Иоанн Златоуст прекрасно сказал о справедливости Бога по отношению к человеку: “Если ты требуешь справедливости [Бога], то по закону правды нам следовало бы ещё в начале тотчас погибнуть”. Неразумно представлять Бога на этом Суде как какую-то греческую богиню правосудия Фемиду с завязанными глазами. Страшным судом этот последний акт в истории человечества, открывающий и начало его вечной жизни, называется потому, что здесь при последней трубе (1Кор.15;52) каждой личностью будет принято окончательное решение – быть ей с Богом или навсегда уйти от Него и остаться «вне» Царства. Но Христос и на Последнем суде останется неизменной Божественной любовью, которая примет каждого, хотящего истины, любви и света, и не нарушит свободы человеческой воли

Каждый человек должен прежде всего задумываться о смысле собственной жизни. Ведь мы можем дождаться конца света, а можем и не дождаться его. Но каждый из нас непременно дождется собственного конца. И для каждого из нас собственная смерть и будет тем концом света, который означает переход в иную жизнь. Поэтому мы должны думать не о том, когда это произойдет, как это произойдет, а о том, как мы живем, какова ценность нашей жизни, что мы делаем для того, чтобы оправдать свое существование, что мы делаем в этой земной жизни для того, чтобы наша жизнь после смерти была вечным блаженством, а не вечными муками? Что мы делаем для того, чтобы Страшный суд для нас был не страшным, а спасительным, был бы переходом в вечность?

Временами чувство ожидания Христа Грядущего, с молитвой «ей, гряди, Господи Иисусе», загорается в душах, озаряя их своим потусторонним светом. Это чувство неистребимо и должно быть неослабным в христианском человечестве, ибо оно есть, в известном смысле, мера его любви ко Христу. Впрочем, эсхатологизм может иметь два образа, светлый и темный. Последний имеет место тогда, когда он возникает вследствие исторического испуга и некоторой религиозной паники: таковы, например, русские раскольники — самосожигатели, которые хотели истребить себя, чтобы спастись от воцарившегося антихриста. Но эсхатологизму может (и должен) быть свойствен светлый образ устремленности ко Христу Грядущему. По мере того как мы движемся в истории, мы идем к Нему навстречу, и лучи, идущие от Его грядущего пришествия в мир, становятся ощутимы. Может быть, впереди предстоит еще новая эпоха в жизни Церкви, осиянная этими лучами. Ибо второе пришествие Христа есть не только страшное для нас, ибо Он грядет как Судия, но и славное, ибо Он грядет во Славе Своей, и эта Слава есть и прославление мира и полнота свершения всего творения. Прославленность, присущая воскресшему телу Христову, сообщится чрез него всему творению, явится новое небо и новая земля, преображенная и как бы воскресшая со Христом и Его человечеством. Это произойдет в связи с воскресением мертвых, которое совершится Христом чрез ангелов Его.

Евангельские заветы совершенно неосуществимы и непосильны как правила. Но невозможное для человека возможно для Бога. Лишь во Христе и через Христа осуществляется совершенство, подобное совершенству Отца Небесного, и действительно наступает Царство Божье. В основе Евангелия не закон, хотя бы новый, а сам Христос, Его личность. Такова новая этика искупления и благодати. Но мы живем в двух планах, под законом и под благодатью, в порядке природном и в порядке духовном, и в этом безмерная трудность и сложность жизни христианина в мире. Под властью закона живет человеческое общество, строит свои царства и цивилизации. И евангельское откровение о Царстве Божьем для всей этой строящейся в порядке закона жизни есть катастрофа, есть апокалипсис и страшный суд

Притча о Страшном Суде: отношение к ближнему = отношение к Богу

«Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей,
и соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов;
и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов - по левую.
Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира:
ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня;
был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне».

 

Согласно Библии отношение к ближнему — это наше отношение к Богу. И именно это отношение — критерий невиновности или вины на Последнем Суде. Подробнее об этой притче — в Библейском разделе.

 

 

Бог не хочет судить

«Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был через Него. Верующий в Него не судится, а неверующий уже осужден, потому что не уверовал во имя Единородного Сына Божия. Суд же состоит в том, что свет пришел в мир, но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы» (Евангелие от Иоанна, глава 3, стихи 17–19) 

 

Бог не хочет судить, но хочет спасать. Наше отношение к Нему — уже суд, кторый мы выносим сами о себе.

 

Радостный Апокалипсис

«И Дух и невеста говорят: прииди! И слышавший да скажет прииди! Жаждущий пусть приходит, и желающий пусть берет воду жизни даром».
(Откровение Иоанна Богослова глава 22, стих 17)

 

Христиане с нетерпением ждут Конца. И потому так победно звучат последние слова книги Апокалипсиса: «Свидетельствующий сие говорит: ей, гряду скоро! Аминь. Ей, гряди, Господи Иисусе!»
(Откровение Иоанна Богослова, глава 22, стих 20)

Видеолекция о конце мира

Профессор Осипов о конце мира

Смотрите еще о Страшном Суде

Догвилль

фон Триер Ларс (Lars von Trier)

«Ей, гряди, Господи Иисусе!» Читая Апокалипсис

Мень Александр, протоиерей

Творения

Григорий Великий (Двоеслов), святитель

Толкование на Апокалипсис

Андрей Кесарийский, святитель

Шар и крест

Честертон Гилберт Кит (Gilbert Keith Chesterton)

О назначении человека

Бердяев Николай Александрович

«Ей, гряди, Господи Иисусе!» Православие

Булгаков Сергей, протоиерей

«Ей, гряди, Господи Иисусе!» Апокалипсис Иоанна

Булгаков Сергей, протоиерей

Конец времен: Православное учение

Иларион (Алфеев), митрополит

О конце мира

Вениамин (Федченков), митрополит


Тематические страницы