Категории

        
Скачать fb2   mobi   epub  

Бытие и Апокалипсис

От составителя

Комментируемому тексту Откровения святого Иоанна Богослова здесь предпосылается статья о семиричной космологии. Самая эта космология может быть лучше понята при рассмотрении первой главы книги Бытия, которая, вместе с необходимыми объяснениями, помещена после Откровения, вслед за Глоссарием, как первая часть Приложения. Следом в Приложении идет текст раннекаббалистической Книги Творения (Сефер Иецира), ряд идей которой развился из тех же корней, что и композиционная основа Откровения. В Приложении помещены также небольшие статьи о цвете коня четвертого всадника, с привлечением текстов из книги пророка Захарии, и о числе зверя.

Слова, отмеченные звездочкой, находят более подробные объяснения в Глоссарии.

Ход событий в книге Откровения святого Иоанна Богослова имеет отчетливую семиричную структуру. Это неудивительно, поскольку описываемый в ней конец света противоположен по смыслу действиям первой — второй глав книги Бытия, сотворению мира. Как известно, мир был сотворен за шесть дней, а в седьмой день Бог пребывал в покое. Действия в Откровении прямо противоположны актам творения. Чтобы лучше понять их смысл, нужно рассмотреть эту семиричную космологию и увидеть, как она отражается в Апокалипсисе.

Представление о семиричном строении пространства встречается у многих народов как вариант универсальной идеи «мирового древа». Горизонтальный план в такой структуре представлен четырьмя странами света или «концами пространства» как в «Сефер Иецире», или четырьмя духами или ветрами* небесными как в книге пророка Захарии. Вертикальное строение представлено тремя ярусами: верхним (небо), средним (земля) и нижним (подземный мир), что точно воспроизводится терминологией Откровения: небо, земля, бездна. Земля оказывается в центре как по вертикали, так и в горизонтальной плоскости, а сама структура приобретает симметрию декартовой прямоугольной системы координат из трех осей, пересекающихся в одном центре и различающихся обозначениями. В книге Сефер Иецира система тоже весьма близка декартовой. В центре там стоит Имя Божие, а каждый из из шести концов пространства обозначен или «запечатан» одной из шести возможных перестановок из трех разных букв, из которых это имя состоит — иод, хе и вав. Структура, однако не формальна, а содержательна. Прежде всего каждый конец пространства имеет имя: вперед, назад, вправо, влево, вверх и вниз. Каждое из этих имен, в свою очередь, имеет географическую коннотацию, соответственно: восток, запад, юг, север, небо, бездна. Четыре географические координаты имеют эквиваленты в терминах ландшафта: восток — суша, запад — море, юг — пустыня и север — реки. Однако эта терминология не жесткая и не единственная. Восток может означать также направление, откуда появляется свет. В этом качестве он символизирует свет и Первый день творения. Север — отчасти в связи с тем, что реки (Тигр, Евфрат, Иордан) здесь текут с севера — ассоциируется с плодородием суши и с Третьим Днем творения. Море или запад — с актом разделения вод и со вторым днем. Юг это не только пустыня, но и сотворенные в Четвертый день светила, в первую очередь Солнце, Луна и пять планет, эклиптика которых в нашем полушарии смещена к югу: в Откровении Четвертая труба и Четвертая чаша знаменуют поражение светил, тогда как Четвертый всадник это ангел пустыни.

Ассоциации, связанные с членением по вертикали, несколько более сложны, искусственны и неустойчивы. Тварь Пятого дня, обитатели моря, нижних вод, включает в себя также обитателей бездны, и в Откровении Пятой трубе соответствует вылет саранчи (относящейся к пресмыкающимся, согласно библейской классификации) во главе с ангелом бездны. Однако в Книге Творения бездны не упоминаются, а их место (Сефер Иецира, 4:14) занимают «миры» — слово, вообще говоря, могущее означать некие неопределенные просторы, в том числе и бездны, но не имеющее характрной водной коннотации. Седьмому дню в Сефер Иецире отвечает земной храм, а в Откровении — храм небесный. В обеих книгах суббота это храм. Но существенно меняется смысл Шестого дня: в Откровении это земля как обитель человека и животных или Сад Эдемский как срединная часть земли. В Сефер Иецире шестой термин это небо. В этом отношении Откровение более архаично, счет идет снизу вверх: бездна — земля — небо, а в Книге Творения рационально: седьмой термин оказывается в центре, в особой точке, в отличие от шести векторов.

Всем этим не исчерпывается содержание описываемой семиричной символики. Обозначения векторов направлений в Книге Творения (печати концов пространства) имеют особую семантику, связанную с понятием бытия. Составленные из букв, входящих в Имя Божие, в тетраграмму иод–хе–вав–хе, которую самое понимали как форму глагола «быть», они приобретали значение модусов бытия, то есть, опять–таки Имен Божиих. Именно поэтому шесть перестановок из трех букв йод, хе и вав, которые с точки зрения современной грамматики далеко не все имеют ясную семантику, могли изображать собой завешающие формулы (печати) дней творенья. Эти шесть печатей обеспечивали длящееся бытие всей твари каждого из шести дней. Несмотря на то, что комбинаторика печатей впервые последовательно изложена лишь в Сефер Иецире, можно быть уверенным, что и в Откровении Агнец снимает со свитка Небесного Закона именно эти или очень похожие печати.

Через последовательность актов творения семиричная структура пространства соотносилась с членением времени. Малый цикл, неделя, в точности отражал первую Неделю Творца. Каждый день обычной недели тем самым получал свое содержание и соответствующий пространственный знак. Аналогичным образом строились циклы, в которых единицей был год: семь лет составляли субботний круг, который, будучи повторен семикратно, давал юбилейный сорокадевятилетний цикл. Всего любопытнее, как происходил переход от недели к году.

Высказывалось предположение, что древний сельскохозяйственный календарь Ханаана строился из семи семинедельных периодов, что давало в общей сложности 343 дня, приблизительно солнечный год (без трех недель и одного дня с четвертью). Некоторые ессейские тексты подтверждают эту версию. Оказалось, что у ессеев существовал календарь, отличный от официального. Удалось установить (И.Ядин, из «Храмового свитка») даты четырех праздников с интервалами в 49 дней, из них два прежде были неизвестны. Омер (возношение снопа ячменя) праздновали в воскресенье, 26–го нисана, а не 16–го нисана как в Иерусалиме. Шевуот (колосья пшеницы) отмечали через семь недель, 15–го сивана; праздник Нового вина (тирош) — 3–го аба, праздник Нового елея — 22–го элула, все по воскресеньям. О трех остальных праздниках пока ничего не известно. Можно предполагать, что они когда–то существовали в действительности, а позднее как–то достраивались при общей систематизации представлений о ходе времени. Такая композиция чрезвычайно удобна для изображения года как еще одного воплощения уже известного цикла из семи творческих актов, запечатленного в книге Бытия и в самой структуре пространства.

В официальной храмовой практике отмечались другие праздники, и лишь единственный интервал в 49 дней от Пасхи до Обретения Закона (Матан Тора, Шевуот, Пятидесятница) является и поныне зримым реликтом той древней схемы. Кроме того, уже в иной, христианской, системе представлений существует сорокадевятидневный период Великого поста, до дня Пасхи. При этом, в плоскости идей и представлений, реальные храмовые праздники подменяли собой мыслимые. Мы надеемся показать это при внимательном рассмотрении текста Откровения. Пока же отметим, что структура пространства, времени и рассказ о сотворении мира сами по себе требовали сакрализующей санкции, то есть каких–то храмовых действий, освящающих акты и их результаты, или — проще — воспроизводящих творение.

Сакральное пространство в Иерусалимском храме, то пространство, где приносили жертвы, состояло из трех частей: Внутреннего Двора, Святилища и Святая Святых, отделявшихся друг от друга двумя Завесами. Храм был ориентирован таким образом, что вход в Святилище был обращен на восток, а Святая Святых — на запад. В центре храма, в Святилище перед второй Завесой, у входа в Святая Святых стоял Золотой Жертвенник* для курения благовоний. Его называли также Малый Жертвенник, в отличие от большого Медного Алтаря* для всесожжений у входа в Святилище на Внутреннем Дворе.

Святая Святых считалась как бы местопребыванием Бога, небом. В прежние времена, в Скинии Завета и в Первом храме там стоял Ковчег* с литыми изображениями золотых херувимов* и скрижалями Завета, а согласно некоторым легендам, в нем были также «сосуд с манной и жезл Ааронов прозябший». Во времена Второго храма Святая Святых пустовало. Однако под скалой, которая служила ему основанием, была пещера, а в пещере камень над отверстием Кладезя Бездны, с печатью царя Соломона или Давида. Таким образом Святая Святых соединяло оба потусторонних мира: небо и бездну, которые у евреев, как и у многих других народов, подчас сообщались и даже смыкались. Поэтому и сакральные эквиваленты направлений «вверх» и «вниз» от центра сдваивались в векторе от Золотого Жертвенника к Святая Святых. Сходное строение имел вектор от Золотого Жертвенника ко входу в Святилище, где сдваивались направления к Медному Морю* и к Медному Жертвеннику* для жертв всесожжения. Медное Море стояло к юговостоку или к востоку (в разное время по разному) от входа, а Алтарь — прямо на восток. Медное Море, которое и символизировало природное море и запад, представляло собой бассейн в форме сегмента сферы, установленный на спинах двенадцати быков, и предназначалось для омовения рук священников. Жертвенник всесожжений был внушительной постройкой, и его огромный пылающий огонь ассоциировался с востоком и светом.

Стол* для хлебов предложения стоял в Святилище у северной стены и, в силу обычной семантики хлеба, символизировал плодородие земли, а с ним — северное направление. Двенадцать жертвенных хлебов, если верить Иосифу Флавию, отвечали двенадцати знакам зодиака. Принимая во внимание, что семь огней Семисвечника*, стоявшего напротив, у южной стены, обозначали семь подвижных небесных тел, можно заключить, что оба предмета, Стол и Семисвечник, вместе представляли полноту видимого неба с его подвижными и неподвижными звездами, причем подвижные относились к южной стороне, а неподвижные — к северной. Создается впечатление, что продвижение от Внутреннего Двора через Святилище к Святая Святых соответствовало восхождению с земли (Медный Алтарь, Медное Море) через видимое небо (Золотой Алтарь, золотой Семисвечник, Золотой Стол) на высшее небо (Святая Святых). В этом смысле все богослужение происходило на небесах или очень к ним близко.

Из всех бывших в храме священных предметов Семисвечник едва ли не самый удивительный. Если аналоги алтарей, завес, сосудов, столов, херувимов, архитектуры храма можно найти в западносемитском культурном кругу, то Семисвечник как будто совершенно оригинален. Разумеется, его форма и растительный орнамент позволяют считать его вариантом «мирового древа». Но это древо совсем особого рода. Прежде всего оно целиком состояло из вставленных друг в друга 22–х плодов граната и цветов миндаля. Но гранат это молния, небесный огонь. Семь лампад в форме чашечек первого весеннего цветка — миндаля обозначали видимые небесные огни, подвижные светила. Таким образом Семисвечник сам по себе представлял весь сотворенный мир в его огненно–световой сущности. Семисвечник состоял из света, он был «древом света», светлым и световым «древом жизни», изображением «Огненного Куста» Синайской эпифании. Поэтому, символизируя в частности юг и светила, Семисвечник в более широких контекстах мог означать и свет вообще и всю вселенную. Так семь золотых светильников, которые видит Иоанн в Первой главе Откровения, суть прежде всего знаки Богоприсутствия, а более специально — знамения первого действа, суда над миром (по аналогии с Первым днем творения), суда над светом, воплощенным в светильниках семи церквей.

Преображение творения в Откровении происходит в литургических терминах годового круга иудейских праздников. По отношению к существующему бытию эти действия негативны, разрушительны, и могут быть поняты только в контексте определенных представлений о связи дней творения с годовым праздничным циклом. Эту связь можно реставрировать примерно следующим образом.

Первый день творения соответствовал началу природного года, весеннему равноденствию, празднику Пасхи, а более специально — жертвоприношению пасхального агнца, из чего вытекает литургически конкретное отождествление света, Слова («Да будет…») и Агнца.

Четвертый день, сотворение светил, соответствовал гражданскому Новому Году (Рош Ашана), около осенненго равноденствия. Полагали, что исчисление времени началось только с появлением светил, где–то в середине Четвертого дня, через три с половиной срока от начала творения. Поэтому гражданский Новый Год начинается ! — го тишри, седьмого месяца священного года. Исчисление времен и сроков связывалось с естественными ритмами в животном и растительном царстве, в частности, с рождением и смертью. Поэтому ангел смерти (четвертый всадник в Откровении, гл. 6) скачет на юг, в сторону светил, творений Четвертого дня.

Пятый день, создание тварей водной бездны, прообразовывал Судный день (Иом Кипур), так как бездна считалась вместилищем душ умерших и связывалась с судом над ними.

Шестой день — сотворение животных и человека, переосмысленное как создание Рая Земного, находит свою аналогию в празднике Кущей (Суккот): пребывание в кущах означало возврат к райскому состоянию.

Наконец Седьмой день — день покоя или полноты в книге Бытия, представал как суббота.

Что касается Второго и Третьего дней творения и Пятидесятницы, обходились вероятнее всего так. Этот праздник имел два значения: природно–символическое и историческое. Согласно натуралистической символике праздновали начало сбора урожая пшеницы (Шевуот, празник Колосьев). Но седьмая неделя после Пасхи, то есть после исхода из Египта, получила значение праздника Обретения Закона (Книги с Небес) на Синае. В этом последнем смысле Пятидесятница представляет Второй день творения, когда была создана твердь, небо, разделившее воды на верхние и нижние, живые и мертвые, пресные и соленые. Следует помнить, что небо представляли себе как натянутую кожу шатра. Кожаный, пергаментный свиток Закона, в котором заповеди отделяли чистое от нечистого, живое от мертвого и т.п., становился аналогом тверди небесной. Сравни в главе 6:14 — «небо скрылось, свившись как свиток». Теперь мы лучше поймем то место из Послания к коринфянам (2Кор.3:7), где говорится о «служении смертоносным буквам» книги Закона.

Значение Пятидесятницы как праздника Колосьев было отнесено к Третьему дню творения, созданию «зелени травной». Сравни в гл. 6:6 — «хиникс пшеницы за динарий» при появлении Третьего всадника.

Не лишено примечательности, что добро и зло, жизнь и смерть в таком творении были расположены в полной симметрии. Животворящему свету Первого дня противополагались смертоносные светила Четвертого, мертвым морским водам Второго — живые плодородные воды Третьего, созданиям бездны — обитатели небес, а человечество располагалось посередине, между добром и злом. В триаде «свет, светила, небо» одна треть принадлежала злу и две трети — добру. В триаде «нижние воды, верхние воды, бездна» отношение добра и зла было обратным: добру принадлежала одна треть и злу — две трети. (Можно обратить внимание на поражение одной трети всего сущего при звуках труб в Откровении). Значение культа не могло превышать от века положенной меры и ограничивалось актуализацией заданных отношений.

Итак, перед нами типичный храмовый миф.

Откровение св. Иоанна построено как семь больших действ, каждое из которых, в свою очередь, подразделено на семь малых актов или эпизодов (смотри также таблицу в конце данной части). Однако эта структура, напоминающая строение сорокадевятилетнего юбилейного периода, является лишь идеальной схемой. Тема Откровения — видение суда над вселенной, происходящего в образе небесной литургии, в которой каждому событию соответствует тот день, которого тварь подвергается суду или преображению. Отсюда — первичное деление на семь частей или больших действ, носящих также черты праздников годового цикла. Из семи таких действ каждое должно в идеале делиться на семь частей — ибо в каждом сакральном акте должно повторяться пространственное или временное строение мира. Фактически эта идеальная композиция из семи праздников, подразделенных сообразно семиричным структурам пространства или времени соблюдается далеко не всегда, однако несомненно автор имеет ее в виду. Наиболее прозрачна вторичная структура при снятии семи печатей с книги Небесного Закона (соответствует Второму дню и празднику Обретения Закона), семи трубах (Новый Год, Четвертый день) и семи чашах (праздник Кущей, Шестой день). Во всех этих случаях в малых эпизодах, которых всегда семь, происходит поражение концов пространства. В пятом действе (Суд над бездной, Иом Кипур) «семь громов» вероятно пророчествовали о тех же самых событиях, о которых позже говорится в «пророческих» главах, но там малые эпизоды соответствуют скорее персонифицированным стихиям в порядке их сотворения, чем пространственным терминам. В первом действе (Послания Церквам) малых эпизодов в точности семь, однако соответствие дням творения носит характер отдаленных аллюзий. Наконец в третьем и седьмом действе деление на малые эпизоды вообще едва уловимо.

Центром всей композиции является четвертый эпизод четвертого большого действа то есть четвертая труба (Откр. 8:12). Эта особая точка отмечена троекратным «Горе!» в следующем стихе, и вероятно здесь должен находиться наблюдатель происходящего, автор Откровения Иоанн. Есть ощущение, что это именно так и что с этого момента Иоанн описывает ближайшие события и продолжает до конца главы 13, то есть до пятого действа, суда над тварями бездны, включительно. Половина семиричного цикла — три с половиной символических года, и этому соответствуют апокалиптические сроки: 1260 дней, равные 42 месяцам или трем с половиной годам, о которых говорится как раз в главах 8 — 12. Возможно, здесь соприкасаются символическая и историческая хронологии.

Дальнейшие подробности читатель найдет в примечаниях к тексту.



Стихи 1 — 2 главы первой — заголовок всего произведения.

Стих 3 — обычная формула духовного послания. Предполагается, что текст будут читать вслух в собрании верующих. Собственно послание начинается со стиха 4.

Раздел первый

Обращение к свету: послания семи церквам в главах 1 — 3 и явление Агнца в главе 5 как символ Пасхи.

Глава 1

4 Иоанн семи церквам, находящимся в Асии: благодать вам и мир от Того, Который есть и был и грядет, и от семи духов, находящихся перед престолом Его,

Иоанн семи церквам — эпистолярная формула.

Азия в то время была едва ли не единственной провинцией Римской империи, не затронутой мятежами конца правления Нерона, революцией четырех императоров и Иудейской войной, событиями 66 — 70 гг. Наверное только азиатские церкви оставались тогда в поле зрения Иоанна.

Благодать вам и мир — формула благословения, которая применяется и в настоящее время в обращениях на иврите.

Тот, Который есть и был и грядет — имя Бога, тетраграмма Яхве, развернутая по трем модусам бытия, в настоящее прошлое и будущее. Состоит из тех же букв, что и тетраграмма: иод–хе–вав–хе.

Семь духов — число семь символизирует полноту творения. Поэтому семь церквей обнимают полноту видимой церкви.

5 и от Иисуса Христа, Который есть свидетель верный, первенец из мертвых и владыка царей земных. Ему, возлюбившему нас и омывшему нас от грехов наших Кровию Своею

Свидетель верный — этимологизирующий перифраз слова «Аминь!» (Верно! Истинно! Воистину!), завершающего литургические формулы.

6 и соделавшему нас царями и священниками Богу и Отцу Своему, слава и держава во веки веков, аминь.

Формула царственного* священства, известная в Ханаане со времен патриархов, если не ранее. Царственным священником Иерусалима был, в частности, Мелхиседек*, который вынес хлеб и вино навстречу Аврааму, когда он возвращался после поражения месопотамских царей.

7 Се, грядет с облаками, и узрит Его всякое око и те, которые пронзили Его; и возрыдают пред Ним все племена земные. Ей, аминь. 8 Я есмь Альфа и Омега, начало и конец, говорит Господь, Который есть и был и грядет, Вседержитель.

Альфа и Омега — первая и последняя буквы греческой азбуки, которые соответствуют буквам алеф и тав алфавита еврейского. Эти буквы означают начало и конец творения, понимаемого как алфавит. Наиболее развернутую форму эти представления приобрели в космологической поэме Сефер Иецира, см. в Приложении. Буква алеф символизирует Первый день, буква тав соответствует последнему, Седьмому дню творения, субботе.

Вседержитель — Саваоф, Бог воинств небесных.

9 Я, Иоанн, брат ваш и соучастник в скорби и в царствии и в терпении Иисуса Христа, был на острове, называемом Патмос, за слово Божие и за свидетельство Иисуса Христа.

Иоанн — имя автора Откровения, тайнозрителя. Традиция Церкви считает любимого ученика Иисуса Христа апостола Иоанна, автора Четвертого евангелия и Посланий, и автора Откровения одним лицом, тождественным Иоанну — епископу Эфесской церкви. Современные ученые ставят под сомнение все или некоторые из этих отождествлений.

Патмос — остров в Эгейском море, против малоазиатского побережья, невдалеке от местонахождения Семи церквей. С первых веков христианства утвердилось мнение, что Иоанн, в то время уже епископ Эфесский, был сослан на Патмос во время гонения на христиан. Однако после иудейской войны и до Траянова гонения* включительно, наказанием была не ссылка, а смерть. Иоанн мог оказаться на острове по другим причинам и даже добровольно, мог и скрываться там от преследований.

10 Я был в духе в день воскресный, и слышал позади себя громкий голос, как бы трубный, который говорил: Я есмь Альфа и Омега, Первый и Последний;

День воскресный — буквально: «день Господень», первый день недели после субботы. Первый такой день после Пасхи 29–го года был днем воскресения Иисуса Христа. Он–то и стал называться «днем господним» по–преимуществу. Датировка Иоанна должна была быть совершенно ясной тем, к кому он обращался. В ветхозаветных пророчествах датировка бывает точная. Поэтому я полагаю, что речь здесь идет не о каком–то неопределенном «воскресном» дне, а о первом воскресенье после Пасхи. В этот день Иоанн имел видение, а запись, литературное оформление, переписка и рассылка церквам вряд ли заняли много времени. Книгу Откровения читали в том же году, вероятно в 71–ом, как это установлено здесь в комментарии к гл. 12.

11 то, что видишь, напиши в книгу и пошли церквам, находящимся в Асии: в Ефес, и в Смирну, и в Пергам, и в Фиатиру, и в Сардис, и в Филадельфию, и в Лаодикию.

В книгу — собственно, в свиток.

12 Я обратился, чтобы увидеть, чей голос, говоривший со мною; и обратившись, увидел семь золотых светильников

Иоанн, видимо, молился лицом к Иерусалиму, на юго–восток от Патмоса. Обернувшись на северо–запад, он увидел внутренность небесного храма сквозь южную стену, где и стоял Семисвечник, то есть «семь золотых светильников».

13 и, посреди семи светильников, подобного Сыну Человеческому, облеченного в подир и по персям опоясанного золотым поясом:

Посреди — то есть между. Автор думает по–арамейски, а пишет по–гречески.

Сын Человеческий — одно из обозначений Мессии, Христа.

Подир — одежда до пят.

14 глава Его и волосы белы, как белая волна, как снег; и очи Его, как пламень огненный; 15 и ноги Его подобны халколивану, как раскаленные в печи, и голос Его, как шум вод многих.

Глава и волосы носят атрибуты света, глаза и ноги — огня, голос — воды. Сравнить с тремя стихиями Сефер Иециры.

16 Он держал в деснице Своей семь звезд, и из уст Его выходил острый с обеих сторон меч; и лице Его, как солнце, сияющее в силе своей.

Чуть ниже разъяснено, что семь звезд это ангелы семи церквей. Они, однако, отождествляются и с семью духами Божьими — ангелами дней творения, управляющими также концами пространства и терминами временных циклов. Из чего вытекает, что их функция ангелов семи церквей есть наивысшая, хотя и частная, а сами семь церквей приобретают роль высших форм творения.

Меч из уст символизирует Слово. Обладающий таким атрибутом сам есть Слово Божие.

17 И когда я увидел Его, то пал к ногам Его, как мертвый. И Он положил на меня десницу Свою и сказал мне: не бойся; Я есмь Первый и Последний, 18 и живый; и был мертв, и се, жив во веки веков, аминь; и имею ключи ада и смерти.

Ад и смерть часто упоминаются рядом, иногда смерть персонифицируется в образе ангела смерти. Хотя ад имеет огненную коннотацию в отличие от водной бездны, входящей в подобную же формулу «бездна и погибель», семантика этих слов, в общем сходна, и погибель может персонифицироваться в образе ангела по имени Аваддон (что значит на иврите Погибель). Поэтому «ключи ада и смерти» могут быть тождественны «ключам от бездны» и «ключу от кладезя бездны», то есть «ключу Давидову», обладание которым свидетельствует о происхождении из дома Давидова и в этом смысле является атрибутом Мессии как Сына Давидова.

Аминь — в последующих главах это слово будет рассматриваться как персонификация Сына Человеческого.

19 Итак напиши, что ты видел, и что есть, и что будет после сего.

Видел, есть и будет — стилистическая и содержательная параллель имени Бога, который «Был и Есть и Грядет». Такое соответствие должно гарантировать истинность Откровения.

20 Тайна семи звезд, которые ты видел в деснице Моей, и семи золотых светильников есть сия: семь звезд суть Ангелы семи церквей; а семь светильников, которые ты видел, суть семь церквей.

Ангелы* — звезды, то есть персонификации светильников, управляющие духи, как небесные, так и их земные воплощения, возможно даже епископы церквей.

Глава 2

1 Ангелу Ефесской церкви напиши: так говорит Держащий семь звезд в деснице Своей, Ходящий посреди семи золотых светильников:

Композиция семи посланий церквам в главах 2 и 3 единообразна. Она включает обращение «ангелу такой–то церкви», пророческую формулу («Так говорит…» — следует атрибут Мессии), описание состояния церкви, предостережение и обещание награды «побеждающему».

Ходящий посреди светильников — атрибут представляет собой аллюзию на Первый день творения, создание света. Как правило, атрибуты Мессии (Христа) в посланиях церквам повторяют признаки Сына Человеческого из 1:13 — 15.

Так говорит — этой формулой часто начинаются пророчества в Ветхом Завете (Так говорит Господь…), но здесь вместо имени Яхве стоит один из атрибутов Мессии.

2 знаю дела твои, и труд твой, и терпение твое, и то, что ты не можешь сносить развратных, и испытал тех, которые называют себя апостолами, а они не таковы, и нашел, что они лжецы;

Развратных — слово употреблено не только в высшем смысле «лжеучения», но и в самом обыденном, см. Послание Иуды, там же о лже–апостолах.

3 ты много переносил и имеешь терпение, и для имени Моего трудился и не изнемогал.

Имя Божие (а здесь и Мессии) считалось несколько обособленным от его носителя, хотя все, принадлежавшее имени, относилось и к его обладателю.

4 Но имею против тебя то, что ты оставил первую любовь твою.

Предполагались брачные, супружеские отношения между Сыном Человеческим (Мессией, Христом) и общиной верующих, церковью. Всякое уклонение поэтому есть блуд и разврат. Идея эта, чрезвычайно древняя в Ханаане, перешла из язычества в иудаизм, а затем в христианство.

5 Итак вспомни, откуда ты ниспал, и покайся, и твори прежние дела; а если не так, скоро приду к тебе, и сдвину светильник твой с места его, если не покаешься.

Сдвину светильник — то есть уберу и погашу.

6 Впрочем то в тебе хорошо, что ты ненавидишь дела Николаитов, которые и Я ненавижу.

Николаиты — течение в ранней церкви, допускавшее, если судить по 2:14 и 2:20, элементы языческой практики, возможно с уклонением в гнозис. Ничего более определенного о них не известно.

7 Имеющий ухо да слышит, что Дух говорит церквам: побеждающему дам вкушать от древа жизни, которое посреди рая Божия.

Побеждающий — термин из словаря войны. Все мессианские группы, в том числе и первые христиане, считали себя в качестве «истинных иудеев», находящимися в состоянии войны с Сатаной, врагом Бога Евреев. Мера идентификации Сатаны и Рима, а также методы войны, различались — от чисто духовных (некоторые христиане) до террора (сикарии).

Древо жизни — возможно находится в связи со стихом из Евангелия от Иоанна: «В Нем (т.е. в Слове) была жизнь, и жизнь была свет человеков». Если «древо жизни» есть также «древо света», как Семисвечник, то награда побеждающему здесь вновь представляет аллюзию на Первый день. Другим ангелам обещаны: неуязвимость для второй смерти (аллюзия на Второй день), сокровенная манна (Третий день), власть над язычниками (Четвертый день), белые одежды (Пятый день), столп в храме (Шестой день) и соседство с Христом на престоле в небесах (Седьмой день). Это основные награды. Кроме того четырем ангелам обещаны белый камень и новое имя Мессии; звезда утренняя и новое имя; имя в книге жизни; имена Бога, Христа и Иерусалима.

8 И Ангелу Смирнской церкви напиши: так говорит Первый и Последний, Который был мертв, и се, жив:

Был мертв — стоит в связи с 2:11, где сказано: «…от второй смерти». Эти выражения связаны с нижними морскими «мертвыми» водами и со Вторым днем творения.

9 Знаю твои дела, и скорбь, и нищету (впрочем ты богат), и злословие от тех, которые говорят о себе, что они Иудеи, а они не таковы, но сборище сатанинское.

Сборище сатанинское — синагога Сатаны, противопоставление официальному названию «синагога Господа». Речь идет о расхождениях между мессианистами–христианами и политически умеренными иудейскими общинами по вопросу об уплате римским властям «дидрахмы», налога на храм. После разрушения летом 70 г. Иерусалимского храма все иудеи были обязаны платить ту же дидрахму на Капитолийский храм Юпитера, незадолго до того сгоревший. Мессиански настроенные группы считали верховное божество Рима врагом, проивником Бога, то есть Сатаной. Поэтому те общины, которые согласились платить римлянам дидрахму как обычный светский налог, оказались «синагогой Сатаны» в глазах мессианистов, в том числе первых христиан. Антипатия, естественно, была взаимной: отсюда перебранки и доносы (злословие) властям.

10 Не бойся ничего, что тебе надобно будет претерпеть. Вот, диавол будет ввергать из среды вас в темницу, чтобы искусить вас, и будете иметь скорбь дней десять. Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни.

Не бойся ничего и т.д. — сходные выражения часто встречаются в ессейском Уставе Войны, в речах, обращенных к войску сынов света перед решительной битвой.

Диавол — римские власти.

В темницу — наказанием за принадлежность к мессианской группе, в том числе к христианам, была смерть, так как римляне полагали (по большей части справедливо), что мессианские убеждения прямо связаны с участием в антиримской Иудейской войне. Римляне не отличали первых христиан от других группировок. Здесь речь идет о заключении на время следствия, результатом которого могла быть смертная казнь. Отсюда: «Будь верен до смерти…»

11 Имеющий ухо (слышать) да слышит, что Дух говорит церквам: побеждающий не потерпит вреда от второй смерти.

Существовало тонкое семантическое различие между «смертью», которая имела огненную коннотацию, и «гибелью», скажем, в морской пучине, когда не оставалось тела, которое можно было бы похоронить.Эта полная и окончательная смерть здесь названа в некотором переосмыслении «второй смертью», то есть смертью души. Сравнить с выражением «дважды умершие» (о лжеучителях) в Послании Иуды. Вторая смерть ассоциировлась с бездной.

12 И Ангелу Пергамской церкви напиши: так говорит Имеющий острый с обеих сторон меч: 13 знаю твои дела, и что ты живешь там, где престол сатаны, и что содержишь имя Мое, и не отрекся от веры Моей даже в те дни, в которые у вас, где живет сатана, умерщвлен верный свидетель Мой Антипа.

Престол Сатаны — Пергамский алтарь Зевса со сценами гигантомахии на фризе (ныне в Дрездене). Зевс и Юпитер отождествлялись с западно–семитским Ваал–Цафоном или Хададом, божеством со сходными функциями громовержца и так же враждебным Богу Израиля. Сатана на иврите, как и на греческом означает «противник».

14 Но имею немного против тебя, потому что есть у тебя там держащиеся учения Валаама, который научил Валака ввести в соблазн сынов Израилевых, чтобы они ели идоложертвенное и любодействовали. 15 Так и у тебя есть держащиеся учения Николаитов, которое Я ненавижу. 16 Покайся; а если не так, скоро приду к тебе и сражусь с ними мечом уст Моих.

Научил есть идоложертвенное… — околобиблейская легенда о пророке Валааме здесь отнесена к николаитам.

17 Имеющий ухо (слышать) да слышит, что Дух говорит церквам: побеждающему дам вкушать сокровенную манну, и дам ему белый камень и на камне написанное новое имя, которого никто не знает, кроме того, кто получает.

Манна — хлеб с небес, указывает на плодородие суши и Третий день. Сосуд с манной, исчезнувший вместе с Ковчегом Завета*, согласно легендам того времени, должен объявиться с приходом мессии. В качестве хлеба небесного, манна противопоставлена идоложертвенному в рационе николаитов.

18 И Ангелу Фиатирской церкви напиши: так говорит Сын Божий, у Которого очи, как пламень огненный, и ноги подобны халколивану:

Атрибутика Сына Божьего связана с огненными светилами и Четвертым днем.

19 знаю твои дела и любовь, и служение, и веру, и терпение твое, и то, что последние дела твои больше первых. 20 Но имею немного против тебя, потому что ты попускаешь жене Иезавели, называющей себя пророчицею, учить и вводить в заблуждение рабов Моих, любодействовать и есть идоложертвенное.

Иезавель — царица, жена Ахава, дочь Итбаала, царя и верховного жреца города Тир, ввела в Израиле финикийские культы. Здесь представляет аллегорию николаитов, как Валаам в 2:14. Валаам ввел в соблазн, Иезавель ввела в заблуждение; Валаам пророк, Иезавель называет себя пророчицей.

21 Я дал ей время покаяться в любодеянии ее, но она не покаялась. 22 Вот, Я повергаю ее на одр и любодействующих с нею в великую скорбь, если не покаются в делах своих. 23 И детей ее поражу смертью, и уразумеют все церкви, что Я есмь испытующий сердца и внутренности; и воздам каждому из вас по делам вашим.

Сердца и внутренности — в оригинале «сердца и почки». Возможно это намек на гадания по внутренностям жертвенных животных. Тогда весь стих означает, что именно Сын Божий, но не языческие божества и их жрецы, может знать тайное.

24 Вам же и прочим, находящимся в Фиатире, которые не держат сего учения и которые не знают так называемых глубин сатанинских, сказываю, что не наложу на вас иного бремени;

Глубины сатанинские — мистерии, тайные культы с посвящениями. Видимо в учении николаитов заключались гностические моменты, в которых эта ересь уподоблялась языческим мистериальным религиям.

25 только то, что имеете, держите, пока приду. 26 Кто побеждает и соблюдает дела Мои до конца, тому дам власть над язычниками, 27 и будет пасти их жезлом железным; как сосуды глиняные, они сокрушатся, как и Я получил власть от Отца Моего;

Власть над язычниками — род сакральной власти. Язычники осквернены идолопоклонством и подобны оскверненным глиняным сосудам. Согласно еврейскому закону, глина восприимчива к нечистоте, изделие из глины нельзя очистить, его можно только разбить, но не руками, чтобы самому не оскверниться, а жезлом железным, ибо железо можно очистить, прокалив в огне. Отсюда железный жезл, как символ карающей власти, которая не оскверняет властителя скверной подвластных. Под язычниками подразумеваются победоносные римляне.

28 и дам ему звезду утреннюю.

Звезда утренняя — аллюзия на Четвертый день, сотворение светил. Утренней звездой называется планета Венера, если она видна на востоке. В противном случае она звезда вечерняя. Обе звезды связаны с прежде богами, а в 1–ом веке нашей эры аллегориями утренней и вечерней зари Шалимму и Шахаром. От имени Шалимму происходит название Иерусалим, город Шалимму. В 22:16 Иисус Христос сам себя называет «звездой утренней» в качестве жениха небесного Иерусалима.

29 Имеющий ухо (слышать) да слышит, что Дух говорит церквам.

Глава 3

1 И Ангелу Сардийской церкви напиши: так говорит Имеющий семь духов Божиих и семь звезд: знаю твои дела; ты носишь имя, будто жив, но ты мертв.

Имеющий семь духов Божиих — указывает на имя Эль Шаддай, Господь Духов. Эти духи в известном смысле обитатели безды, поэтому имя указывает на Пятый день творения. Бездна — также обиталище мертвых, отсюда: «…но ты мертв».

Носишь имя, будто жив… — теофорное имя, вероятно включающее слог «иах» или «хай» (то есть «жив»), такое как Илия.

2 Бодрствуй и утверждай прочее близкое к смерти; ибо Я не нахожу, чтобы дела твои были совершенны пред Богом Моим.

Прочее близкое к смерти — означает то, что еще осталось живого, но готов погибнуть.

3 Вспомни, что ты принял и слышал, и храни и покайся. Если же не будешь бодрствовать, то Я найду на тебя, как тать, и ты не узнаешь, в который час найду на тебя.

Как тать — ночью, неожиданно. Это выражение стоит в связи с темой одежд.

4 Впрочем у тебя в Сардисе есть несколько человек, которые не осквернили одежд своих, и будут ходить со Мною в белых одеждах, ибо они достойны. 5 Побеждающий облечется в белые одежды; и не изглажу имени его из книги жизни, и исповедаю имя его пред Отцем Моим и пред Ангелами Его.

Белые одежды связаны с оправданием в суде и указывают на Судный День, соответствующий Пятому дню творения. Они представляют собой атрибут Сынов Света.

6 Имеющий ухо да слышит, что Дух говорит церквам.

7 И Ангелу Филадельфийской церкви напиши: так говорит Святый, Истинный, имеющий ключ Давидов, Который отворяет — и никто не затворит, затворяет — и никто не отворит:

Имеющий ключ Давидов — эпитет Мессии как сына Давидова.

8 знаю твои дела; вот, Я отворил перед тобою дверь, и никто не может затворить ее; ты не много имеешь силы, и сохранил слово Мое, и не отрекся имени Моего.

Дверь — в царство небесное.

9 Вот, Я сделаю, что из сатанинского сборища, из тех, которые говорят о себе, что они Иудеи, но не суть таковы, а лгут, — вот, Я сделаю то, что они придут и поклонятся пред ногами твоими, и познают, что Я возлюбил тебя.

Эти «лже–иудеи» угрожают двум церквам извне. Николаиты же действуют изнутри, увлекая «истинных иудеев», то есть христиан к языческим заблуждениям. Самоидентификация церквей еще вполне иудейская.

10 И как ты сохранил слово терпения Моего, то и Я сохраню тебя от годины искушения, которая придет на всю вселенную, чтобы испытать живущих на земле. 11 Се, гряду скоро; держи, что имеешь, дабы кто не восхитил венца твоего. 12 Побеждающего сделаю столпом в храме Бога Моего, и он уже не выйдет вон; и напишу на нем имя Бога Моего и имя града Бога Моего, нового Иерусалима, нисходящего с неба от Бога Моего, и имя Мое новое.

Столпов перед входом в святилище Соломонова храма было два: Иахин и Боаз. Их имена — Он приготовит и Мощный — могут быть осмыслены как эпитеты Мессии.

Новый Иерусалим должен будет заменить земной храм, которого не будет. Город станет эквивалентом райского сада. Эти символы указыват на Шестой день творения.

13 Имеющий ухо да слышит, что Дух говорит церквам.

14 И Ангелу Лаодикийской церкви напиши: так говорит Аминь, свидетель верный и истинный, начало создания Божия:

Аминь, то есть возглас «Воистину!», есть свидетель верный как по семантике, так и этимологически.

Начало создания Божия — след представления о том, что «аминь» был сотворен прежде мира, дабы ангелы могли отвечать Творцу этим возгласом при завершении им творческих актов, осуществляемых Его словом. Здесь этот предвечный Аминь отождествляется с предвечным Сыном или Словом Божиим. В мире, уже сотворенном, Аминь соответствует субботе, Седьмому дню.

15 знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден, или горяч! 16 Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих.

Седьмой огонь Семисвечника, соответствующий субботе, находится в центре. Не причастный ни правому, ни левому, он, по аналогии, не содержит в себе качеств, имеющих эти коннотации: ни добра, ни зла, ни холода, ни жара и т.п. Это естественное состояние вызывает гнев Христа.

17 Ибо ты говоришь: «я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды»; а не знаешь, что ты несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг. 18 Советую тебе купить у Меня золото, огнем очищенное, чтобы тебе обогатиться, и белую одежду, чтобы одеться и чтобы не видна была срамота наготы твоей, и глазною мазью помажь глаза твои, чтобы видеть.

Золото, огнем очищенное — то есть переплавленное, чтобы отделить примеси.

19 Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю. Итак будь ревностен и покайся. 20 Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною.

Вечерять — подразумевается субботняя трапеза, что указывает на седьмой день.

21 Побеждающему дам сесть со Мною на престоле Моем, как и Я победил и сел с Отцем Моим на престоле Его.

На престоле — то есть на троне, поддерживаемом херувимами*, см. гл. 4.

22 Имеющий ухо да слышит, что Дух говорит церквам.

Раздел второй

Преображение тверди: за литургической сценой в главах 4 — 5, в главе 6 следует снятие шести печатей с книги Закона Небес, символизирующей небесную твердь. Седьмую печать снимают в главе 8.

Глава 4

1 После сего я взглянул, и вот, дверь отверста на небе, и прежний голос, который я слышал как бы звук трубы, говоривший со мною, сказал: взойди сюда, и покажу тебе, чему надлежит быть после сего.

Иоанн слушал или записывал слова Сына Человеческого, не поднимая головы. По окончании Его речи, он вновь взглянул вверх.

Слова «взойди сюда» означают: взойди на небо, к небесному храму или даже внутрь.

2 И тотчас я был в духе; и вот, престол стоял на небе, и на престоле был Сидящий;

В небесном храме, в отличие от земного, Святая Святых не отделено завесой от святилища. Иоанн видит трон и сидящего на нем Бога внутри Святая Святых.

3 и Сей Сидящий видом был подобен камню яспису и сардису; и радуга вокруг престола, видом подобная смарагду.

Неясно в точности, о каких минералах идет речь. Описывается многоцветное сиянье и сверканье.

4 И вокруг престола двадцать четыре престола; а на престолах видел я сидевших двадцать четыре старца, которые облечены были в белые одежды и имели на головах своих золотые венцы.

Вокруг — двадцать четыре трона стоят полукругом, открытым в сторону святилища. На них должны восседать главы священнических семейств из рода Ааронова.

Старцы — небесные аналоги глав таких семейств. Они принадлежат к ангельскому* колену Начал.

5 И от престола исходили молнии и громы и гласы, и семь светильников огненных горели перед престолом, которые суть семь духов Божиих;

Молнии — изображались в виде плодов граната.

Громы — в виде колокольчиков.

Перед престолом — судя по этому выражению, Иоанн продолжает смотреть с юго–востока, поэтому трон Бога оказывается за Семисвечником.

6 и перед престолом море стеклянное, подобное кристаллу; и посреди престола и вокруг престола четыре животных, исполненных очей спереди и сзади.

Море стеклянное — то есть прозрачное. Аналог Медного моря из земного храма.

Посреди и вокруг — тела животных поддерживают трон, а их лица выступают по четырем углам.

7 И первое животное было подобно льву, и второе животное подобно тельцу, и третье животное имело лице, как человек, и четвертое животное подобно орлу летящему.

Облик животных подобен херувимам* из книги пророка Иезекииля.

8 И каждое из четырех животных имело по шести крыл вокруг, а внутри они исполнены очей; и ни днем, ни ночью не имеют покоя, взывая: свят, свят, свят Господь Бог Вседержитель, Который был, есть и грядет.

Шесть крыл — как серафимы* из книги пророка Исайи.

Свят, свят, свят… — почти дословное повторение гимна серафимов из книги Исайи.

9 И когда животные воздают славу и честь и благодарение Сидящему на престоле, Живущему во веки веков, 10 тогда двадцать четыре старца падают пред Сидящим на престоле, и поклоняются Живущему во веки веков, и полагают венцы свои перед престолом, говоря: 11 достоин Ты, Господи, приять славу и честь и силу: ибо Ты сотворил все, и все по Твоей воле существует и сотворено.

Описываемая литургическая сцена поклонения Богу, как Творцу вселенной, продолжает храмовые действия глав 1 — 3, когда Сын Человеческий в образе священника обращался к семи огням Семисвечника, при этом их возжигая (поэтому у Него было семь звезд в деснице).

Глава 5

1 И видел я в деснице у Сидящего на престоле книгу, написанную внутри и отвне, запечатанную семью печатями.

Эта книга — свиток Закона Небес, небесная Тора, закон творения, поэтому она в деснице Творца. Книга указывает на праздник Обретенья Закона (Матан Тора).

Семь печатей — по числу дней творения.

2 И видел я Ангела сильного, провозглашающего громким голосом: кто достоин раскрыть сию книгу и снять печати ее?

Слово «достоин» здесь нужно понимать в смысле «причастен творению».

Книга запечатана именами Божьими, обеспечивающими бытие в семи днях творения. Снять печати значит изменить закон бытия, открыть тварь суду и казни.

3 И никто не мог, ни на небе, ни на земле, ни под землею, раскрыть сию книгу, ни посмотреть в нее.

Никто — так как каждый причастен или только небу или лишь земле или единственно бездне.

4 И я много плакал о том, что никого не нашлось достойного раскрыть и читать сию книгу, и даже посмотреть в нее. 5 И один из старцев сказал мне: не плачь; вот, лев от колена Иудина, корень Давидов, победил, и может раскрыть сию книгу и снять семь печатей ее.

Лев от колена Иудина — эпитет Мессии. Лев — геральдическое животное этого колена, а Мессия является в некотором смысле предком Иуды, а не только его потомком.

Корень Давидов — также эпитет Мессии, означающий «предок Давида». (Царь Давид происходил из колена Иудина). Оба эпитета близки по смыслу.

Победил — семантика победы здесь та же, что и в Посланиях цекрвам.

6 И я взглянул, и вот, посреди престола и четырех животных и посреди старцев стоял Агнец как бы закланный, имеющий семь рогов и семь очей, которые суть семь духов Божиих, посланных во всю землю.

Посреди… — означает в непосредственной близости к Сидящему на престоле.

Агнец отождествляется с Мессией через эпитеты в предыдущем стихе и с Сыном Человеческим из глав 1 — 3, то есть со Словом Божиим, посредством атрибутов из данного стиха (семь духов Божиих).

Как бы закланный — со следами удара ножа при жертвоприношении, показывающими, что он жертва.

Семь рогов образуют корону наподобие тиары ханаанских божеств или жрецов. Известно по изображениям.

Семь очей — Захария, 4:10, называет огни Семисвечника «очами Божиими». Поэтому все, что относится к символике Семисвечника, является достоянием Агнца.

7 И Он пришел и взял книгу из десницы Сидящего на престоле.

Агнец достоин взять Книгу, так как причастен небу (Слово Божие), земле (Сын Человеческий) и бездне, будучи заклан и мертв.

8 И когда он взял книгу, тогда четыре животных и двадцать четыре старца пали пред Агнцем, имея каждый гусли и золотые чаши, полные фимиама, которые суть молитвы святых.

Святые* — в широком смысле слова это иудеи, более специально — жители Святой земли и Иерусалима. В более узком смысле это «истинные иудеи», то есть христиане, в особенности обретающиеся неподалеку от храма.

9 И поют новую песнь, говоря: достоин Ты взять книгу и снять с нее печати, ибо Ты был заклан, и Кровию Своею искупил нас Богу из всякого колена и языка, и народа и племени,

Агнец — центральный символ праздника Пасхи, который имел, помимо космического, историческое значение, напоминая об Исходе из Египта, связанным с «прохождением между водами», то есть о символической смерти и воскресении, освобождении из рабства. Воскресший Агнец может раскрыть Книгу Закона Небес, подобно тому, как евреи, выйдя из земли рабства, смогли обрести Закон на Синае.

10 и соделал нас царями и священниками Богу нашему; и мы будем царствовать на земле.

Совершенно ясная формула царственного* священства в устах двадцати четырех старцев.

11 И я видел, и слышал голос многих Ангелов вокруг престола и животных и старцев, и число их было тьмы тем и тысячи тысяч, 12 которые говорили громким голосом: достоин Агнец закланный принять силу и богатство, и премудрость и крепость, и честь и славу и благословение. 13 И всякое создание, находящееся на небе и на земле, и под землею, и на море, и все, что в них, слышал я, говорило: Сидящему на престоле и Агнцу благословение и честь, и слава и держава во веки веков.

Все сотворенное свидетельствует о достоинстве Агнца.

14 И четыре животных говорили: аминь. И двадцать четыре старца пали и поклонились Живущему во веки веков.

Аминь — этот возглас отмечает переход, собственно, ко Второму действу.

Глава 6

1 И я видел, что Агнец снял первую из семи печатей, и я услышал одно из четырех животных, говорящее как бы громовым голосом: иди и смотри.

Исследователи текста полагают, что слово «смотри» здесь — позднейшая вставка, а «иди» относится не к Иоанну, а к всаднику*. Животное, стоящее у трона приказывает этим возгласом сидящему на коне ангелу занять соответствующий угол пространства.

2 Я взглянул, и вот, конь белый, и на нем всадник, имеющий лук, и дан был ему венец; и вышел он как победоносный, и чтобы победить.

Последующие явления четырех всадников представляют ближайшую аналогию видению пророка Захарии (см. в Приложении). Каждый всадник это дух или ветер или ангел определенного угла, то есть страны света.

Белый (конь) — символ востока. Всадник на нем — ангел света. Лук — его оружие, но на иврите то же слово означает радугу.

Победоносный — ангел света ближе всего к Мессии по атрибутике и по символике. В главе 19–й Слово Божие явится в образе ангела света. Здесь он победоносный в том же смысле, что Агнец и «побеждающий» из глав 1 — 3.

3 И когда он снял вторую печать, я слышал второе животное, говорящее: иди и смотри.

Последовательность восток — запад — север — юг соответствует Первому, Второму, Третьему и Четвертому дню творенья и ряду: свет — море — пресные воды — светила.

4 И вышел другой конь, рыжий; и сидящему на нем дано взять мир с земли, и чтобы убивали друг друга; и дан ему большой меч.

Рыжий конь скачет на запад, к морю. Слово рыжий, по гречески пиррос, означает также «огненный».

Взять мир — акт разделения вод (Второй день) имеет коннотацию войны, так как разделенные воды враждебны друг другу.. Меч здесь является символом разделения вод.

Слово «воды» часто означает «народы».

5 И когда Он снял третью печать, я слышал третье животное, говорящее: иди и смотри. Я взглянул, и вот, конь вороной, и на нем всадник, имеющий меру в руке своей.

Вороной конь соответствует северу, тогда как белый — востоку, а рыжий — западу. На юг в видении Захарии скачут кони «пегие, сильные».

Всадник на вороном коне — ангел пресных вод.

Мера — греческое слово, зевгон, здесь означает два сосуда, которыми можно отмеривать сыпучие и жидкие тела. Эти сосуды прикреплены к штанге, так что их можно использовать как весы.

6 И слышал я голос посреди четырех животных, говорящий: хиникс пшеницы за динарий, и три хиникса ячменя за динарий; елея же и вина не повреждай.

7 И когда Он снял четвертую печать, я слышал голос четвертого животного, говорящий: иди и смотри.

Хиникс — мера объема, чуть больше литра.

Денарий — драхма или четыре сестерция, серебряная монета. Цены на хлеб объявлены высокие и означают голод.

Пшеница, ячмень, елей, вино — четыре произведения земли, указывающие на четыре праздника ессейского календаря. То, что поражены «пшеница и ячмень» но не «елей и вино», указывает на символический срок — второй праздник, («пшеница» означает Пятидесятницу), Второй день, второе большое действо. Весь стих стоит в связи с с казнью градом в книге Исход, гл. 9: 31 —32: «Лен и ячмень были побиты, потому что лен выколосился, а лен осеменился, а пшеница и полба не побиты, потому что они были поздние». В Откровении «пшенице» уже пришел срок, а «елею и вину» еще не пришел, поэтому ангелу сказано: «Не повреждай».

8 И я взглянул, и вот, конь бледный, и на нем всадник, которому имя «смерть»; и ад следовал за ним; и дана ему власть над четвертою частью земли — умерщвлять мечом и голодом, и мором и зверями земными.

Бледный — неверный, хотя и общепринятый перевод греческого слова «хлорос». Оно означает «зеленый», но в качестве периферийного смысла имеет значение «бледный». Однако здесь оно значит «свежий», что в применении к коню имеет смысл «резвый, сильный, ретивый» и является переводом второго эпитета «пегих, сильных» коней Захарии. Масть коня и здесь должна быть пегая, то есть в пятнах, в яблоках, в белых по серому фону. Она символизирует подвижные светила на темном небе. Соответствующее еврейское слово «брудим» означает «в градинах». Животные такой масти, например, пегие овцы и козы Иакова (Бытие, гл.10) считались сильнее своих одноцветных родичей. Любопытны метеорологические коннотации четырех конских мастей: снег, молния, гром и град. На небесах имелись хранилища для всех этих предметов.

Всадник — ангел пустыни, который является также ангелом «смерти» или, лучше сказать, «мора» (Греческое слово «танатос» допускает оба перевода). Он скачет к югу на своем «пегом, ретивом» коне. Его атрибут — вероятно копье.

Ад — ангел мора персонифицирует ад.

Дана ему власть. В оригинале стоит не «ему», а «им», то есть каждому из четырех всадников дана власть над четвертою частью земли, сообразно четырем странам света.

«Мечем» убивает Второй всадник, «голодом» карает Третий, «мор» приносит Четвертый.

9 И когда Он снял пятую печать, я увидел под жертвенником души убиенных за слово Божие и за свидетельство, которое они имели.

Вероятно, души жертв попадали в верхний слой бездны, прямо под алтарь. Можно думать, что здесь имеется в виду Медный алтарь для жертв всесожжения, а не Золотой жертвенник для благовоний.

За слово Божие — вероятно это намек на то, что свидетели разделили судьбу Слова Божия, то есть жертвенного Агнца.

10 И возопили они громким голосом, говоря: доколе, Владыка Святый и Истинный, не судишь и не мстишь живущим на земле за кровь нашу?

Характерно, что требование суда исходит из бездны. Пятая печать указывает на Судный день и Пятый день творения.

11 И даны были каждому из них одежды белые, и сказано им, чтобы они успокоились еще на малое время, пока и сотрудники их и братья их, которые будут убиты, как и они, дополнят число.

Белые одежды являются знаком оправдания в суде.

Дополнят число, см. гл. 14.

12 И когда Он снял шестую печать, я взглянул, и вот, произошло великое землетрясение, и солнце стало мрачно как власяница, и луна сделалась как кровь. 13 И звезды небесные пали на землю, как смоковница, потрясаемая сильным ветром, роняет незрелые смоквы свои.

Снятие шестой печати открывает всю землю, а с нею и тварь Шестого дня действию враждебных стихий.

14 И небо скрылось, свившись как свиток; и всякая гора и остров двинулись с мест своих.

Происходит преображение небесной тверди. Свиток в руках Сидящего раскрыт, поэтому прежнее небо сворачивается и исчезает. Его заменяет новое небо, развернутое Агнцем. Образ взят из пророчества Исайи, 34:4.

15 И цари земные, и вельможи, и богатые, и тысяченачальники, и сильные, и всякий раб, и всякий свободный скрылись в пещеры и в ущелья гор, 16 и говорят горам и камням: падите на нас и сокройте нас от лица Сидящего на престоле и от гнева Агнца; 17 ибо пришел великий день гнева Его, и кто может устоять?

Перечислены все классы, составляющие человечество, тварь Шестого дня.

Раздел третий

Начатки урожая: запечатление избранных от земли. Указание на праздник Колосьев (Шевуот).

Глава 7

1 И после сего видел я четырех Ангелов, стоящих на четырех углах земли, держащих четыре ветра земли, чтобы не дул ветер ни на землю, ни на море, ни на какое дерево.

Это ангелы стран света, четыре всадника из главы 6. Они ждут сигнала.

Ветер — действующая сила каждого из ангелов. У Захарии ангелы прямо названы ветрами или духами.

Земля (то есть суша), море, дерево — здесь в значении твари Третьего дня. Все действо соответствует именно этому дню, празднику Колосьев.

2 И видел я иного Ангела, восходящего от востока солнца и имеющего печать Бога живаго. И воскликнул он громким голосом к четырем Ангелам, которым дано вредить земле и морю, говоря:

Иной ангел — ангел–левит, а не ангел–ветер.

От востока — так как это напрвление символизирует свет.

Печать — на которой начертано одно из имен Божиих: Эль Хай (Бог Живой) или просто Хай (Жив).

3 не делайте вреда ни земле, ни морю, ни деревам, доколе не положим печати на челах рабов Бога нашего.

На челах — клеймо «Жив», как имя хозяина.

4 И я слышал число запечатленных: запечатленных было сто сорок четыре тысячи из всех колен сынов Израилевых.

По двенадцать тысяч от каждого из двенадцати колен Израилевых. В те времена только Иудино колено, вместе с Вениаминовым, и Левиино колено можно было реально идентифицировать. Очевидно число двенадцать здесь символическое и означает полноту.

5 Из колена Иудина запечатлено двенадцать тысяч; из колена Рувимова запечатлено двенадцать тысяч; из колена Гадова запечатлено двенадцать тысяч; 6 из колена Асирова запечатлено двенадцать тысяч; из колена Неффалимова запечатлено двенадцать тысяч; из колена Манассиина запечатлено двенадцать тысяч; 7 из колена Симеонова запечатлено двенадцать тысяч; из колена Левиина запечатлено двенадцать тысяч; из колена Иссахарова запечатлено двенадцать тысяч; 8 из колена Завулонова запечатлено двенадцать тысяч; из колена Иосифова запечатлено двенадцать тысяч; из колена Вениаминова запечатлено двенадцать тысяч.

Порядок перечисления колен нигде более в Священном Писании не находит аналогии. Кроме колена Иосифова, которое можно считать идентичным Ефремову, названо Манассиино, не принадлежащее к числу двенадцати. Манассия — младший сын Иосифа, внук Израиля. Отсутствует колено Даново. Предлагавшееся объяснение, будто бы верили, что из колена Данова произойдет Антихрист, и потому не включили колено в список, не может быть ни доказано, ни опровергнуто. Возможно, хотели включить обе ветви дома Иосифа — Ефрема и Манассию, так как их именами (известно из Кумранских текстов) обозначали какие–то важные религиозно–политические группировки, предположительно садуккеев и фарисеев.

Двенадцать колен на войне строились как четыре стана, ориентированные по странам света (ср. 21:12 — 13).

9 После сего взглянул я, и вот, великое множество людей, которого никто не мог перечесть, из всех племен и колен, и народов и языков, стояло пред престолом и пред Агнцем в белых одеждах и с пальмовыми ветвями в руках своих.

Эта толпа состояла из душ умерших, перенесенных из бездны в небесный храм.

10 И восклицали громким голосом, говоря: спасение Богу нашему, сидящему на престоле, и Агнцу!

Восклицали — термин, означающий участие в литургии.

11 И все Ангелы стояли вокруг престола и старцев и четырех животных, и пали перед престолом на лица свои, и поклонились Богу, 12 говоря: аминь! благословение и слава, и премудрость и благодарение, и честь и сила и крепость Богу нашему во веки веков! Аминь.

Благословение и т.д. — семиричная формула, аналогичная 5:12, где она отнесена к Агнцу, тогда как хдесь — к Богу. В 4:1 похожая трехчленная формула отнесена к Богу, а в 5:13 — четырехчленная — к Богу и Агнцу совместно.

13 И, начав речь, один из старцев спросил меня: сии облеченные в белые одежды кто, и откуда пришли? 14 Я сказал ему: ты знаешь, господин. И он сказал мне: это те, которые пришли от великой скорби; они омыли одежды свои и убелили одежды свои Кровию Агнца.

Убелили кровью. Очищающее и вообще сакральное действие крови — одна из религиозных универсалий.

15 За это они пребывают ныне перед престолом Бога и служат Ему день и ночь в храме Его, и Сидящий на престоле будет обитать в них.

В этом стихе запечатленные уподобляются колосьям праздника Шевуот, которые приносили в храм, как начатки урожая или, в более общем смысле, как жертву. В ессейском Уставе войны оружие сынов света украшено изображениями колосьев пшеницы, которые символизировали жертвенное избранничество.

16 Они не будут уже ни алкать, ни жаждать, и не будет палить их солнце и никакой зной: 17 ибо Агнец, Который среди престола, будет пасти их и водить их на живые источники вод; и отрет Бог всякую слезу с очей их.

Живые источники вод — еще одно указание на Третий день, когда были сотворены пресные воды.

Раздел четвертый

Упразднение времени. Главы 8 — 11.

Глава 8

1 И когда Он снял седьмую печать, сделалось безмолвие на небе, как бы на полчаса.

Безмолвие — вслед за славословием ангелов, старцев и запечатленных в гл.7. После снятия седьмой печати на небесах происходят литургические действия, знаменующие переход к суду над тварью Четвертого дня: из храма выходят ангелы с трубами.

2 И я видел семь Ангелов, которые стояли пред Богом; и дано им семь труб.

Семь труб — по числу подвижных небесных тел. Трубы — черта Нового года (Рош–а–шана), праздника Труб, который отмечали 1–го тишри, седьмого месяца по священному календарю, (по которому год начинался 1–го ниссана, около равноденствия весной).

3 И пришел иной Ангел, и стал перед жертвенником, держа золотую кадильницу; и дано было ему множество фимиама, чтобы он с молитвами всех святых возложил его на золотой жертвенник, который перед престолом.

Ангел принадлежит к разряду ангелов–левитов, как и ангелы с трубами, в отличие от старцев–священников и ангелов–духов (всадников гл. 6 и других, относящихся к силам приоды).

Жертвенник — Золотой алтарь для курений. Поскольку фимиам, возлагаемый на жертвенник, состоит из молитв всех святых, его возжигание на алтаре означает, что Господь Своим огнем принял эти молитвы и начинает действовать сообразно тому, о чем просили праведники. Отсюда казни огнем, в конечном счете восходящем к огню с Золотого алтаря.

4 И вознесся дым фимиама с молитвами святых от руки Ангела пред Бога. 5 И взял Ангел кадильницу, и наполнил ее огнем с жертвенника, и поверг на землю: и произошли голоса и громы, и молнии и землетрясение.

Огонь — та самая стихия, из которой на Четвертый день сотворены светила. Последующие казни или сами по себе огненные или имеют огненные коннотации. В данном действе мир проходит очищение огнем. Подобное же очищение, но уже золою с Золотого алтаря, произойдет в шестом действе.

6 И семь Ангелов, имеющие семь труб, приготовились трубить. 7 Первый Ангел вострубил, и сделались град и огонь, смешанные с кровью, и пали на землю; и третья часть дерев сгорела, и вся трава зеленая сгорела.

На землю — которая в качестве суши в данном случае символизирует восточное направление, в противоположность морю на западе.

Третья часть — возможно в связи со строением мира из трех стихий: эфира, воды и огня. Иное объяснение: в свето–огненном аспекте творения злу отведена третья часть, а именно свет (восток) и небо суть добро, а светила (юг) — зло. Наконец можно думать, что в четвертом, пятом и шестом действе Господь поражает всякий раз одну треть твари.

8 Второй Ангел вострубил, и как бы большая гора, пылающая огнем, низверглась в море; и третья часть моря сделалась кровью,

Море соответствует западу.

Кровь имеет коннотацию огня. Сравни в предыдущих стихах: трава сгорела от огня и града, смешанных с кровью.

9 и умерла третья часть одушевленных тварей, живущих в море, и третья часть судов погибла.

Погибла — характерно употребление слова «гибель» в связи с морем.

10 Третий ангел вострубил, и упала с неба большая звезда, горящая подобно светильнику, и пала на третью часть рек и на источники вод.

Звезда, возможно, была ангелом одной из неподвижных, «северных» звезд, по коннотации связанных с верхними водами. Поэтому она падает на «источники вод».

11 Имя сей звезде «полынь»; и третья часть вод сделалась полынью, и многие из людей умерли от вод, потому что они стали горьки.

Полынь. Можно отметить, что название города, не так давно пережившего атомную катастрофу — Чернобыль, означает как раз «полынь».

12 Четвертый Ангел вострубил, и поражена была третья часть солнца и третья часть луны и третья часть звезд, так что затмилась третья часть их, и третья часть дня не светла была — так, как и ночи.

Затмилась — огненные светила теряют свои качества. Эпизод соответствует южному углу пространства. Это центральный момент символического времени в Откровении. Здесь, собственно, начинается «прекращение времен», и отсюда идет исчисление пророческих сроков.

13 И видел я и слышал одного Ангела, летящего посреди неба и говорящего громким голосом: горе, горе, горе живущим на земле от остальных трубных голосов трех Ангелов, которые будут трубить!

Ангела — в подлиннике «орла». Ввиду того, что четвертый эпизод четвертого действа связан с упразднением времени и с прекращением соответствующих сакральных действий, что в историческом плане должно сопровождаться разрушением Иерусалимского храма, можно думать, что это тот самый золотой орел, изображение которого было укреплено над входом в святилище при Ироде Великом и вызвало гнев крайних фарисеев. Орел, вообще–то, принадлежал к «святым животным» (см. в Глоссарии о херувимах), но фарисеи видели в Иродовом орле римскую птицу, орла — спутника Юпитера. Орлы служили у римлян значками легионов, им приносились жертвы. Ирод покарал молодого рабби, пытвшегося изрубить орла, за святотатство.

Горе — в греческом тексте возглас орла звучит как троекратное «Увы!». Он отмечает середину апокалиптического срока: три с половиной года.

Глава 9

1 Пятый Ангел вострубил, и я увидел звезду, падшую с неба на землю, и дан был ей ключ от кладязя бездны.

Звезда — ангел. Ключ — по всей вероятности это «ключ Давидов», находящийся в распоряжении Мессии, который и дал этот ключ ангелу.

Вход в кладезь бездны находился под Святая Святых храма.

2 Она отворила кладязь бездны, и вышел дым из кладязя, как дым из большой печи; и помрачилось солнце и воздух от дыма из кладязя.

Бездна — область мрака, поэтому солнце помрачилось

3 И из дыма вышла саранча на землю, и дана была ей власть, какую имеют земные скорпионы.

Согласно библейской классификации, саранча и скорпионы принадлежат твари Пятого дня, то есть морской бездне.

4 И сказано было ей, чтобы не делала вреда траве земной, и никакой зелени, и никакому дереву, а только одним людям, которые не имеют печати Божией на челах своих.

А только людям — в противоположность обычной саранче*, которая вредит как раз деревьям и траве. Здесь важный момент для уяснения общего символического контекста: люди рассматриваются как род растительности, а все человечество — как некий урожай, избранные, жертвенные части которого вносятся в храм, где спасаются, а прочие сжигаются, истаптываются, казнятся градом, саранчой и т.п.

Люди, «не имеющие печати Божией» рассматриваются как обреченные бездне. Тварь из бездны имеет на них права.

5 И дано ей не убивать их, а только мучить пять месяцев; и мучение от нее подобно мучению от скорпиона, когда ужалит человека.

Пять месяцев — символический срок, три сорокадевятидневных интервала, соответствующие трем периодам четвертого действа, отмеченным Пятой, Шестой И Седьмой трубой, т.е. до конца этого действа.

Мучение — яд скорпиона относится к ряду огненных символов, как и другие казни в четвертом действе.

6 В те дни люди будут искать смерти, но не найдут ее; пожелают умереть, но смерть убежит от них.

В те дни — означает эсхатологическое время.

7 По виду своему саранча была подобна коням, приготовленным на войну; и на головах у ней как бы венцы, похожие на золотые, лица же ее — как лица человеческие; 8 и волосы у ней — как волосы у женщин, а зубы у ней были, как у львов. 9 На ней были брони, как бы брони железные, а шум от крыльев ее — как стук от колесниц, когда множество коней бежит на войну; 10 у ней были хвосты, как у скорпионов, и в хвостах ее были жала; власть же ее была — вредить людям пять месяцев.

Описание саранчи обнаруживает моменты сходства с военной техникой. О похожем — то ли вражеском войске, то ли, действительно, саранче — говорит книга пророка Иоиля в связи с эсхатологическим Днем Господним.

11 Царем над собою она имела ангела бездны; имя ему по — еврейски Аваддон, а по–гречески Аполлион.

Ангел Бездны, Губитель, — ее персонификация, аналогично ангелу мора, четвертому всаднику, который персонифицировал ад в главе 6.

12 Одно горе прошло; вот, идут за ним еще два горя.

На иврите, как и на греческом, междометие, включающее буквы тетраграммы и потому трактуемое как намек на имя Божие.

13 Шестой Ангел вострубил, и я услышал один голос от четырех рогов золотого жертвенника, стоящего пред Богом,

Голос — исходил от Золотого алтаря, стоявшего в сакральном центре. К центру относится и шестой эпизод.

14 говоривший шестому Ангелу, имевшему трубу: освободи четырех Ангелов, связанных при великой реке Евфрате.

Четыре ангела — в небиблейских апокалипсисах упоминаются четыре царя из–за Евфрата, ведущие войска с четырех стран света. Такая параллель делает вероятным отождествление этих четырех ангелов при Евфрате с «царями от восхода солнца» из гл. 14.

Река Евфрат указывает на близость к Эдему, родине человечества и на Шестой день творения, а также на Вавилон, символизирующий враждебный Израилю Рим.

15 И освобождены были четыре Ангела, приготовленные на час и день, и месяц и год, для того, чтобы умертвить третью часть людей.

У каждого термина членения времени оказывается свой ангел: ангел часа, ангел дня, ангел месяца и ангел года.

16 Число конного войска было две тьмы тем; и я слышал число его.

Тьма, по гречески мириада, по–еврейски «рибо», военное подразделение, аналогичное римскому легиону. Рибо состояло из четырех — пяти тысяч человек.

17 Так видел я в видении коней и на них всадников, которые имели на себе брони огненные, гиацинтовые и серные; головы у коней — как головы у львов, и изо рта их выходил огонь, дым и сера.

Гиацинтовые — яхонтовые, сверкающие.

18 От этих трех язв, от огня, дыма и серы, выходящих изо рта их, умерла третья часть людей;

Три язвы — все три имеют огненную природу.

19 ибо сила коней заключалась во рту их и в хвостах их; а хвосты их были подобны змеям, и имели головы, и ими они вредили.

Укус змеи имеет огненную коннотацию, пораженное место горит.

20 Прочие же люди, которые не умерли от этих язв, не раскаялись в делах рук своих, так чтобы не поклоняться бесам и золотым, серебряным, медным, каменным и деревянным идолам, которые не могут ни видеть, ни слышать, ни ходить.

Люди, как обект казни, представляют явное указание на Шестой день.

21 И не раскаялись они в убийствах своих, ни в чародействах своих, ни в блудодеянии своем, ни в воровстве своем.

Глава 10

1 И видел я другого Ангела сильного, сходящего с неба, облеченного облаком; над головою его была радуга, и лице его как солнце, и ноги его как столпы огненные,

Этот ангел не входит в число тех, которые были с трубами. Его огненные атрибуты указывают на продолжающееся четвертое действо.

2 в руке у него была книжка раскрытая. И поставил он правую ногу свою на море, а левую на землю,

Маленькая книга отличается от той книги, которая была ранее в руках сидевшего на троне Бога (гл. 4). Ее содержание — события при шестой и седьмой трубе.

Поставил он правую ногу — на море, а левую — на землю. Это означает, что правая нога на западе, а левая на востоке, то есть ангел стоит лицом к югу.

3 и воскликнул громким голосом, как рыкает лев; и когда он воскликнул, тогда семь громов проговорили голосами своими.

Вероятнее всего, что семь громов это голоса семи подвижных небесных тел, которые пророчествуют о дальнейших событиях в связи с прекращении времени, то есть о пятом действе и, возможно, о шестом.

4 И когда семь громов проговорили голосами своими, я хотел было писать; но услышал голос с неба, говорящий мне: скрой, что говорили семь громов, и не пиши сего.

Скрой — так как пятое действо еще не наступило.

5 И Ангел, которого я видел стоящим на море и на земле, поднял руку свою к небу

Рука, поднятая вверх, к небу является знаком клятвы. Здесь имеется в виду также включение неба в число стихий, причастных клятве.

Море, земля, небо — три стихии первых трех дней творения.

6 и клялся Живущим во веки веков, Который сотворил небо и все, что на нем, землю и все, что на ней, и море и все, что в нем, что времени уже не будет;

… все, что в нем… — (в связи с предыдущим стихом) перечисляется тварь шести дней творенья.

Времени уже не будет. — время зависит от светил, от твари Четвертого дня. Храмовые действа в годовом праздничном цикле поддерживали нормальное течение времени. Поэтому конец четвертого апокалиптического действа связан с упразднением времени и отмечен в исторической хронологии разрушением Иерусалимского храма в 70 г.н.э.

7 но в те дни, когда возгласит седьмой Ангел, когда он вострубит, совершится тайна Божия, как Он благовествовал рабам Своим пророкам.

В те дни — эсхатологическая формула, связанная, в частности, с финалом книги пророка Даниила, гл. 12:7. «И слышал я, как муж в льняной одежде, находившийся над водами рек, подняв правую и левую руку к небу, клялся Живущим во веки, что к концу времени, времен и полувремени, по совершенном низложении силы народа святого, все это свершится». Определенное Даниилом время как раз составляет три с половиной символических срока, что указывает на середину четвертого периода в семиричном цикле.

Пророкам — здесь начинается так называемая «пророческая» часть Откровения, содержащая сопоставление символического и исторического времени, главы 11 — 13.

8 И голос, который я слышал с неба, опять стал говорить со мною, и сказал: пойди, возьми раскрытую книжку из руки Ангела, стоящего на море и на земле.

Голос — тот же, что и в 10:4, непосредственно связанный с темой пророчества.

9 И я пошел к Ангелу, и сказал ему: дай мне книжку. Он сказал мне: возьми и съешь ее; она будет горька во чреве твоем, но в устах твоих будет сладка, как мед.

Пророк, съедающий свиток, описан в книге Иезекииля, главы 2 и 3.

10 И взял я книжку из руки Ангела, и съел ее; и она в устах моих была сладка, как мед; когда же съел ее, то горько стало во чреве моем. 11 И сказал он мне: тебе надлежит опять пророчествовать о народах и племенах, и языках и царях многих.

Опять — означает «подобно древним пророкам». Действительно, начало главы 11 стилистически чрезвычайно сходно с некоторыми местами из книг Иезекииля и Захарии. Содержание маленькой книжки — судьба храма.

О народах… — формула, относящаяся к жанру пророчества вообще. Пророчествовать означает говорить о народах и племенах и языках и царях. Наиболее яркий пример — книга Исайи.

Глава 11

1 И дана мне трость, подобная жезлу, и сказано: встань и измерь храм Божий и жертвенник, и поклоняющихся в нем.

Измерительная трость, обычно длиною в локоть или в локоть с ладонью.

Храм Божий и жертвенник — все сакральное пространство: внутренний двор с Медным алтарем, святилище и Святая Святых.

Измерение храма во всех деталях осуществил и описал пророк Иезекииль, главы 40 — 42. В его книге измерение происходит после разрушения Первого храма. Имеется в виду его восстановление. В Откровении смысл измерения несколько иной: ради спасения поклоняющихся в храме при его разрушении (уже происшедшем) и в предвидении явления Нового Иерусалима, которое сделает сам храм ненужным. Необходимо помнить, что в этом шестом эпизоде речь идет о судьбе человечества в контексте четвертого действа, упразднения времен, то есть, в исторической хронологии, об Иудейской войне* 66 — 73–го года, о взятии Иерусалима и разрушении храма в 70–ом году.

2 А внешний двор храма исключи и не измеряй его, ибо он дан язычникам: они будут попирать святый город сорок два месяца.

Язычники — здесь: римляне. Язычники и фактически допускались во внешний двор храма. Здесь этот обычай получает символическое истолкование.

Сорок два месяца — равны трем с половиной годам или символическим срокам, то есть периоду, обозначенному в книге Даниила, главе 12, см. комментарий к 10:7.

3 И дам двум свидетелям Моим, и они будут пророчествовать тысячу двести шестьдесят дней, будучи облечены во вретище.

Два свидетеля — полагают, что это Моисей и Илия или Енох и Илия, эсхатологические фигуры, которые должны появиться в конце времен. Однако в Откровении они осмыслены в духе концепции царственного священства (исторически представленной Маккавейскими первосвященниками–царями, а в мессианской идеологии — грядущим воцарением помазанника, потомка Давида, священника по чину Мельхиседекову). Откровение основывается на толковании почти буквально цитируемой ниже книги пророка Захарии, глава 4.

Тысяча двести шестьдесят дней — равны тем же трем с половиной годам, сорока двум месяцам (принимая месяц равным тридцати дням). У Даниила сходное число: тысяча двести девяносто дней и в том же значении последних времен.

Облечены во вретище — формула, относящаяся к пророческому статусу свидетелей: они одеты, как подобает пророам.

4 Это суть две маслины и два светильника, стоящие пред Богом земли.

Весь этот стих представляет собой цитату из книги пророка Захарии, гл. 4, ст.12 и 14. Означает: «они–то (два свидетеля) и суть те две маслины и два светильника, о которых говорит Захария». У этого пророка маслины или масличные ветви, источники масла для семисвечника, обозначают священника и правителя (помазанников) восстанавливаемого храма и города. В Откровении те же фигуры соотнесены с гибнущим городом и храмом.

5 И если кто захочет их обидеть, то огонь выйдет из уст их и пожрет врагов их; если кто захочет их обидеть, тому надлежит быть убиту.

Огонь из уст — качество пророческой речи. В апокалипсисе Ездры — атрибут Мессии.

6 Они имеют власть затворить небо, чтобы не шел дождь на землю во дни пророчествования их, и имеют власть над водами, превращать их в кровь, и поражать землю всякою язвою, когда только захотят.

Подобную же власть имели Моисей и Илия.

7 И когда кончат они свидетельство свое, зверь, выходящий из бездны, сразится с ними, и победит их, и убьет их,

Кончат свидетельство — выражение связывает судьбу храма и Святого града со свидетельской ролью их представителей.

Зверь, выходящий из бездны — Левиафан*, дух бездны или морской пучины, извечный враг Яхве. Появление Левиафана, равно как и Бегемота* — эсхатологическое знамение.

8 и трупы их оставит на улице великого города, который духовно называется Содом и Египет, где и Господь наш распят.

Трупы свидетелей, которые воплощали собой сакральные свойства Иерусалима и храма, оставленные на улицах, свидетельствуют о том, что город обречен.

Содом и Египет — Иерусалим, который потому становится одним из сожженных Богом городов и объектом казней Господних, что на улицах его лежат трупы свидетелей и пророков.

Господь наш распят — упоминание о распятии Иисуса Христа (в 29 или 30–м г.н.э.) ставят в связь с эсхатологическим сроком те сорок два года, которые прошли с тех пор до разрушения храма и времени Откровения.

9 И многие из народов и колен, и языков и племен будут смотреть на трупы их три дня с половиною, и не позволят положить трупы их во гробы.

Три с половиной дня — эсхатологичекий срок, половина семидневного периода, недели. Может соответствовать какому–то более краткому периоду, например трем с половиной неделям, сроку от прекращения ежедневной жертвы в храме до его гибели.

10 И живущие на земле будут радоваться сему и веселиться, и пошлют дары друг другу, потому что два пророка сии мучили живущих на земле.

Мучили — в подлиннике слово, относящееся к испытанию золота на подлинность.

11 Но после трех дней с половиною вошел в них дух жизни от Бога, и они оба стали на ноги свои; и великий страх напал на тех, которые смотрели на них.

Дух жизни — если два свидетеля действительно символизируют храм, то их смерть и последующее вознесение должны означать гибель земного храма.

12 И услышали они с неба громкий голос, говоривший им: взойдите сюда. И они взошли на небо на облаке; и смотрели на них враги их.

Взойдите сюда — легенда, переданная Тацитом, гласит, что незадолго до пожара в храме слышался голос, говоривший: «Боги уходят». Согласно Флавию, голос говорил: «Уйдем отсюда».

13 И в тот же час произошло великое землетрясение, и десятая часть города пала, и погибло при землетрясении семь тысяч имен человеческих; и прочие объяты были страхом и воздали славу Богу небесному.

Символические числа, относящиеся к взятию и разрушению Иерусалима.

14 Второе горе прошло; вот, идет скоро третье горе.

Прошло — здесь кончается шестой эпизод четвертого действа, описание гибели храма. В контексте глав 10 и 11 конное войско при шестой трубе (9:15 — 19) может рассматриваться как образ римской армии. В той же связи в появлении саранчи при пятой трубе можно видеть намек на тактику Тита при осаде города, когда все деревья и постройки на Масличной горе, против храма, были уничтожены.

15 И седьмой Ангел вострубил, и раздались на небе громкие голоса, говорящие: царство мира соделалось царством Господа нашего и Христа Его, и будет царствовать во веки веков.

Седьмая труба переносит место действия на небо.

16 И двадцать четыре старца, сидящие пред Богом на престолах своих, пали на лица свои и поклонились Богу,

Литургическая сцена, аналогичная тем, которыми отмечены конец первого, начало второго и конец третьего действа.

17 говоря: благодарим Тебя, Господи Боже Вседержитель, Который еси и был и грядешь, что ты приял силу Твою великую и воцарился.

Воцарился — вопреки очевидному историческому факту гибели храма и поражению в войне народа Божия.

18 И рассвирепели язычники; и пришел гнев Твой и время судить мертвых и дать возмездие рабам Твоим, пророкам и святым и боящимся имени Твоего, малым и великим, и погубить губивших землю.

Аллюзия на жестокости римлян после взятия Иерусалима.

19 И отверзся храм Божий на небе, и явился ковчег завета Его в храме Его; и произошли молнии и голоса, и громы и землетрясение и великий град.

Отверзся храм Божий на небе — эсхатологическая формула. Иоанн все время видит храм отверстым.

Явился ковчег Завета — также эсхатологическая формула. Ковчег* Завета стоял в Святая Святых Соломонова храма и исчез после того, как Первый храм был разрушен. Он должен вновь явиться в последние времена. В Святая Святых мог войти только первосвященник и только в Судный день (Иом–Кипур), соответствующий бездне и Пятому дню творения. Таким образом здесь эта формула знаменует переход к пятому действу.

Раздел пятый

Суд над бездной: главы 12, 13 и 14. (Иом Кипур).

Глава 12

1 И явилось на небе великое знамение: жена, облеченная в солнце; под ногами ее луна, и на главе ее венец из двенадцати звезд.

Жена носит геральдические знаки «Общества Господня», то есть Израиля, аналогичные символам из сна Иосифа: солнце, луну и двенадцать звезд или зодиакальных созвездий (см. Быт. 37:9). Теологическая мысль того времени отождествляла Общество Господне и Субботу, «невесту» последующих глав Откровения.

2 Она имела во чреве, и кричала от болей и мук рождения.

История беременности космической матери известна едва ли не во всех средиземноморских религиях. Здесь оригиннальна историческая коннотация: жена это еврейский народ, имеющий «во чреве» Помазанника. Более позднее развитие образа жены в Богоматерь естественно вытекает из этих представлений.

3 И другое знамение явилось на небе: вот, большой красный дракон с семью головами и десятью рогами, и на головах его семь диадим.

Дракон — извечный враг света, в качестве созвездия Дракона — владыка Севера Князь Тьмы. В силу темной и северной семантики отождествлялся с Ваал–Цафоном (ханаанским Владыкой Севера), а через него с имперским богом Юпитером.

Семь голов, десять рогов — те же числа, что и у зверя в главах 13 и 17.

Красный — цвет стоит в связи с астральной природой Дракона и с имперским пурпуром римских принцепсов и других высших магистратов.

4 Хвост его увлек с неба третью часть звезд и поверг их на землю. Дракон сей стал перед женою, которой надлежало родить, дабы, когда она родит, пожрать ее младенца.

Увлек третью часть звезд — выражение, представляющее распространенный атрибут Дракона: «тот Дракон, хвост которого увлек…»

5 И родила она младенца мужеского пола, которому надлежит пасти все народы жезлом железным; и восхищено было дитя ее к Богу и престолу Его.

Жезл железный — атрибут Мессии, одна из наград побеждающему. Такие выражения, как «младенец мужского пола», «дитя восхищено к Богу» и т.п., по существу тоже суть мессианские атрибуты.

6 А жена убежала в пустыню, где приготовлено было для нее место от Бога, чтобы питали ее там тысячу двести шестьдесят дней.

Число дней соответствует сорока двум месяцам по тридцать дней в каждом. Это число, в свою очередь, равно трем с половиной годам, половине семилетия. Срок символический.

7 И произошла на небе война: Михаил и Ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали против них,

Война на небе — разделение ангелов, второй эпизод пятого действа, суда над бездной. Здесь и ниже прослеживаются следующие эпизоды: первый — рождение младенца, воплощающего свет; второй — война между ангелами, подобная разделению вод; четвертый — падение Дракона (светила); пятый — первый зверь, выходящий из моря (Левиафан); шестой — второй зверь, выходящий от земли (Бегемот); седьмой — осуждене Вавилона, то есть блудницы, которая представляет антитезу субботы. Третий эпизод едва уловим в выражених: «дитя восхищено к Богу» и «Жена убежала в пустыню».

Воевали — картины битвы на небесах наблюдались во время Иудейской войны.

8 но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе.

Не устояли — здесь и ниже Иоанн все время имеет в виду поражение народа Божия в Иудейской войне. Небесная победа должна его компенсировать и объяснить.

9 И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним.

На землю — тем самым верхние воды (небо) еще раз отделяются от нижних. Воды здесь выступают в значении ангелов. Эпизод имеет параллели в запечатлении избранных Богом и наложении печати на сторонников зверя.

10 И услышал я громкий голос, говорящий на небе: ныне настало спасение и сила и царство Бога нашего и власть Христа Его, потому что низвержен клеветник братий наших, клеветавший на них пред Богом нашим день и ночь.

Ныне — относится к прошлому. Падение Сатаны — одна из небесных стадий той битвы, в которой Иудейская война была видимой, земной стадией. Подобным этапом является освобождение ангелов или царей «при реке Евфрате». Евфрат указывает на Вавилон, то есть Рим.

11 Они победили его кровию Агнца и словом свидетельства своего, и не возлюбили души своей даже до смерти.

До смерти — формула мессианского свидетельства. Победа произошла «кровью Агнца», но войском ангелов предводительствовал Михаил, покровитель еврейского народа и вождь его армии как воинства Господня (см. книгу Иисуса Навина, 5:13 — 15)

12 Итак веселитесь, небеса и обитающие на них! Горе живущим на земле и на море! потому что к вам сошел диавол в сильной ярости, зная, что немного ему остается времени.

В сильной ярости — указание на Иудейскую войну: Дракон свирепствует против народа Божия, потому что свергнут с неба на землю и бессилен вредить святым*, пребывающим на небесах.

Горе — стоит в связи с троекратным «Горе!» в главе 8, следующим за эпизодом, относящимся к разрушению храма.

Не много времени — возможно, подразумеваются те же «пол–срока», три с половиной символических года или другого периода.

13 Когда же дракон увидел, что низвержен на землю, начал преследовать жену, которая родила младенца мужеского пола.

Жена — здесь, как и выше, символический Иерусалим, общество святых Израиля, мать и невеста Мессии.

14 И даны были жене два крыла большого орла, чтобы она летела в пустыню в свое место от лица змия и там питалась в продолжение времени, времен и полвремени.

В пустыню — напоминает о ессейских мессианских сектах, действительно находивших убежища в пустыне.

Время, времена и пол–времени — все те же три с половиной срока.

15 И пустил змий из пасти своей вслед жены воду как реку, дабы увлечь ее рекою.

Воду как реку — перипетии бегства жены выглядят сказочными, однако именно в них хотят видеть намек на бегство первохристианской общины из Иерусалима в Пеллу. Если это так, то вода обозначает войско, какой–то военный отряд, посланный вдогонку за христианами.

16 Но земля помогла жене, и разверзла земля уста свои, и поглотила реку, которую пустил дракон из пасти своей. 17 И рассвирепел дракон на жену, и пошел, чтобы вступить в брань с прочими от семени ее, сохраняющими заповеди Божии и имеющими свидетельство Иисуса Христа.

Продолжение последнего стиха — в начале главы 13.

Глава 13

1 И стал я на песке морском, и увидел выходящего из моря зверя с семью головами и десятью рогами: на рогах его было десять диадим, а на головах его имена богохульные.

И стал (я) на песке морском — сейчас общепринято, что эти слова относятся не к Иоанну, а служат продолжением последнего стиха главы 12: «И рассвирепел дракон на жену и пошел… и стал на песке морском».

Песок морской — граница моря и суши. Сюда, на помощь павшему с неба астральному Дракону выходят морской Левиафан и сухопутный Бегемот.

Вышедший из моря зверь — тот же, что и «зверь, выходящий из бездны», который убил двух свидетелей в главе 11.

Семь голов, десять рогов — те же атрибуты, что у Дракона. Семь голов было у ханаанского морского змея Лотана, тождественного Левиафану.

Десять диадим — на рогах у зверя, в отличие от семи диадим на головах у Дракона.

Дракон правит семью духами (звездами), Левиафан — десятью народами, населяющими Римскую империю.

Имена богохульные — зверь символизирует Римскую империю, головы — ее правителей, имена — их официальную титулатуру, см. комментарии к гл. 17.

2 Зверь, которого я видел, был подобен барсу; ноги у него — как у медведя, а пасть у него — как пасть у льва; и дал ему дракон силу свою и престол свой и великую власть.

Образ Левиафана контаминируется чертами трех зверей из апокалипсиса Даниила, 7:1 — 8, также выходящих из моря. Зверь Откровения — вариант четвертого зверя из книги Даниила с признаками трех первых, но с более значительной эсхатологической ролью.

Дал ему дракон… Это выражение следует понимать, учитывая, что Дракон, бог Римской империи, представляет космический аспект вражды к Богу Израиля, в то время как первый зверь — политический. Империя получила политическую власть как часть космической власти Дракона.

3 И видел я, что одна из голов его как бы смертельно была ранена, но эта смертельная рана исцелела. И дивилась вся земля, следя за зверем, и поклонились дракону, который дал власть зверю,

Головы зверя означают также «семь холмов», на которых расположен город Рим. На одном из этих холмов, на Капитолии, что и означает «голова», стоял храм высших божеств Рима: Юпитера, Юноны и Ромы. В декабре 69–го года (за полгода до взятия Иерусалима, в разгар Иудейской войны) этот храм был сожжен при стычке между сторонниками Флавиев и Вителлия. «Как бы смертельно раненная голова» является намеком на это обстоятельство. Случай трактуется расширительно ввиду четырехлетней гражданской войны, так называемой «революции четырех императоров»* и фактического распада Римской империи.

4 и поклонились зверю, говоря: кто подобен зверю сему? и кто может сразиться с ним?

Формула пародирует славословие Яхве.

5 И даны были ему уста, говорящие гордо и богохульно, и дана ему власть действовать сорок два месяца.

Сорок два месяца — три с половиной года, эсхатологические пол–срока. Возможно, здесь историческая хронология соприкасается с исторической: сорок два года прошло от распятия Иисуса Христа в 29–ом году до Пасхи 71–года, вероятной даты Откровения.

6 И отверз он уста свои для хулы на Бога, чтобы хулить имя Его, и жилище Его, и живущих на небе.

Формула, означающая богоборчество. Кощунством является сам факт вражды к Израилю и к Обществу Святых.

7 И дано было ему вести войну со святыми и победить их; и дана была ему власть над всяким коленом и народом, и языком и племенем.

Война со святыми — Иудейская война.

Власть над всяким народом… — прямое указание на Римскую империю.

8 И поклонятся ему все живущие на земле, которых имена не написаны в книге жизни у Агнца, закланного от создания мира.

Выпад против тех иудеев, которые пытались после поражения восстания найти какой–то общий язык с победителями.

9 Кто имеет ухо, да слышит.

Обращение к оставшимся верными, которе употреблялось и в посланиях церквам, гл. 1 — 3.

10 Кто ведет в плен, тот сам пойдет в плен; кто мечом убивает, тому самому надлежит быть убиту мечом. Здесь терпение и вера святых.

Утешение для побежденных, надежда на возмездие.

11 И увидел я другого зверя, выходящего из земли; он имел два рога, подобные агнчим, и говорил как дракон.

Зверь, выходящий из земли — скот (по–еврейски «бехема») или Бегемот, первое из созданий Шестого дня творения, подобно тому, как Левиафан (первое из «чудищ» — евр. «таниним») — Пятого. Явления Левиафана и Бегемота — эсхатологические знамения.

Два рога, подобные агнчим — атрибут овна из книги Даниила, 7:3 — 4, вышедшего с востока, как и второй зверь Откровения вышел «из земли», то есть с востока. Бегемот получил эти признаки по аналогии с тем, как Левиафан приобрел черты зверей из той же книги Даниила. Вряд ли «агнчи рога» указуют на какие–либо моральные импликации вроде: «волк в овечьей шкуре», вопреки мнению многих церковных экзегетов и В.Соловьева, которые хотят видеть в этом атрибуте сходство с Агнцем. Бараньи рога на Ближнем Востоке может носить любой сакральный персонаж, независимо от его взаимоотношений с еврейским народом или христианской церковью.

12 Он действует перед ним со всею властью первого зверя и заставляет всю землю и живущих на ней поклоняться первому зверю, у которого смертельная рана исцелела;

Второй зверь символизирует человеческий (в связи с Шестым днем) аспект Римской империи: функцию императора в культе имперских божеств (как правило, император был и великим понтификом, верховным жрецом Юпитера) и его самого как объект культа. Поэтому второй зверь чуть ниже будет назван «лже–пророк».

13 и творит великие знамения, так что и огонь низводит с неба на землю перед людьми.

Здесь вероятно имеется в виду космическая функция Юпитера–громовержца, осуществлявшаяся, хотя чисто символически, его жрецами, в том числе императором.

14 И чудесами, которые дано было ему творить перед зверем, он обольщает живущих на земле, говоря живущим на земле, чтобы они сделали образ зверя, который имеет рану от меча и жив.

Чудотворные способности приписывались Веспасиану, о чем сообщают Флавий, Тацит и Светоний. К нему же прилагалось пророчество о владыке мира (то есть, с точки зрения евреев, о мессии), который должен прийти из Иудеи.

15 И дано ему было вложить дух в образ зверя, чтобы образ зверя и говорил и действовал так, чтобы убиваем был всякий, кто не будет поклоняться образу зверя.

Возможно, эта фраза относится к функциональной, полицейской стороне императорского культа: потенциального участника мессианской группы (если он не платил дидрахму, то есть не был в глазах властей лояльным иудеем) заставляли принять участие в культе имперского божества — Юпитера или обожествленного императора. Если он отказывался, следовала смертная казнь.

16 И он сделает то, что всем, малым и великим, богатым и нищим, свободным и рабам, положено будет начертание на правую руку их или на чело их,

Начертание — некий официальный знак, печать.

На правую руку — вероятно, справка об уплате дидрахмы на Капитолийский храм. Этим налогом облагались после 70–го года все иудеи.

На чело — знак участия в имперском культе. Такие знаки чертили освященным маслом или пеплом от жертвоприношений. Давали также документы. Справки обоих родов дошли до нашего времени.

17 и что никому нельзя будет ни покупать, ни продавать, кроме того, кто имеет это начертание, или имя зверя, или число имени его.

Здесь обозначены основные социальные функции: «ни покупать, ни продавать».

18 Здесь мудрость. Кто имеет ум, тот сочти число зверя, ибо это число человеческое; число его шестьсот шестьдесят шесть.

Число человеческое. Вряд ли это сумма чисел, соответствующая буквам имени. Скорее это сумма инициалов. Подразумевалось нечто очень простое и общеизвестное. Иоанн в последних стихах главы 13 пишет буквально о текущем моменте. Дыхание текста именно здесь достигает высочайшего напряжения Не удивительно, что хотя к «числу зверя» было приковано внимание всех комментаторов Откровения, его точное значение перестало быть понятным уже во 2–ом веке н.э. Оно было слишком конкретным, слишком связанным с сиюминутными обстоятельствами. Сохранилось лишь общее впечатление, что «число зверя» обозначает правителя, римского кесаря.

Шестьсот шестьдесят шесть. Сумма инициалов Тита Флавия Веспасиана (тав, пе, вав) составляет 486. Титул кесаря добавляет к этому числу еще 100 (куф). До 666 недостает 80–ти, то есть латинских Р или F, которые обе передаются еврейским «пе». С одной из этих букв мог начинаться последний элемент имени: патер (отец) или принцепс или даже может быть филиус (сын), которого звали, как и отца, Тит Флавий Веспасиан. Прочтенное вслух, это слово (катапуп) звучало насмешливо и не совсем пристойно, напоминая кличку, производную от глагола, по–гречески означающего переваривание пищи.

Глава 14

1 И взглянул я, и вот, Агнец стоит на горе Сионе, и с Ним сто сорок четыре тысячи, у которых имя Отца Его написано на челах.

Гора Сион, то есть Иерусалим, противостоящий Вавилону — Риму. Здесь собирается войско Агнца для войны со зверями и Драконом. Это уже не историческая Иудейская война, а та, которая произойдет в будущем. Сион здесь символизирует субботу, «общество верных», и указывает на седьмой эпизод пятого действа.

2 И услышал я голос с неба, как шум от множества вод и как звук сильного грома; и услышал голос как бы гуслистов, играющих на гуслях своих.

Пение небесного хора с оркестром гуслистов — еще одно указание на Седьмой день.

3 Они поют как бы новую песнь пред престолом и пред четырьмя животными и старцами; и никто не мог научиться сей песни, кроме сих ста сорока четырех тысяч, искупленных от земли.

Новая песнь — образцы этого рода представлены в псалмах 32, 95, 97 и 149, а также в книге пророка Исайи 42:10 — 17. Такая песнь служит паролем в войске Агнца.

4 Это те, которые не осквернились с женами, ибо они девственники; это те, которые следуют за Агнцем, куда бы Он ни пошел. Они искуплены из людей, как первенцы Богу и Агнцу,

Безбрачие было известно в некоторых ессейских общинах.

Первенцы — сто сорок четыре тысячи, которые являются первыми колосьями праздника Шевуот. Здесь они уподобляются первородным сыновьям человека или животного, которых следовало или приносить в жертву или искупать.

5 и в устах их нет лукавства; они непорочны пред престолом Божиим.

Непорочность — непременное качество жертвы Богу. Согласно Моисееву закону, животное с изъяном отвергалось как негодное.

6 И увидел я другого Ангела, летящего по средине неба, который имел вечное Евангелие, чтобы благовествовать живущим на земле и всякому племени и колену, и языку и народу;

Всего в главе 14 семь ангелов: три летящих и четыре ангела жатвы.

Евангелием (благой вестью) здесь назван последующий возглас ангела.

7 и говорил он громким голосом: убойтесь Бога и воздайте Ему славу, ибо наступил час суда Его, и поклонитесь Сотворившему небо и землю, и море и источники вод.

Наступил час суда — стоит в связи с воплем праведников в 6:10, которые, находясь в бездне, требовали правосудия.

8 И другой Ангел следовал за ним, говоря: пал, пал Вавилон, город великий, потому что он яростным вином блуда своего напоил все народы.

Эти слова являются пророчеством, а не констатацией. Вавилон (так именовали Рим) обозначает предавшееся Сатане человечество, а также «меру нечестия» из книги Захарии, и противостоит Иерусалиму, Жене или Невесте, в качестве Блудницы.

Блуд — считалось, что Бог состоит в сакральном браке с известной общиной: Израилем, Иерусалимом, «верными», а потенциально — со всем человечеством. Измена такому союзу, исповедание ложных религий рассматривалась как супружеская неверность, блуд.

9 И третий Ангел последовал за ними, говоря громким голосом: кто поклоняется зверю и образу его и принимает начертание на чело свое, или на руку свою,

У войска Агнца своя печать: имя Бога Живого, у армии Дракона — своя, имя и число зверя.

10 тот будет пить вино ярости Божией, вино цельное, приготовленное в чаше гнева Его, и будет мучим в огне и сере пред святыми Ангелами и пред Агнцем;

Ярость Божья страшнее ярости победоносных римлян.

11 и дым мучения их будет восходить во веки веков, и не будут иметь покоя ни днем, ни ночью поклоняющиеся зверю и образу его и принимающие начертание имени его.

Страдания сторонников Сатаны будут вечными, в отличие от временных страданий сторонников Бога.

12 Здесь терпение святых, соблюдающих заповеди Божии и веру в Иисуса.

Терпение святых — вопреки поражению в Иудейской войне.

13 И услышал я голос с неба, говорящий мне: напиши: отныне блаженны мертвые, умирающие в Господе; ей, говорит Дух, они успокоятся от трудов своих, и дела их идут вслед за ними.

Действие суда над бездной окончено. Мертвые разделены на два класса: умирающие в Господе и принявшие начертание зверя.

14 И взглянул я, и вот светлое облако, и на облаке сидит подобный Сыну Человеческому; на голове его золотой венец, и в руке его острый серп.

Сын Человеческий — формула, означающая Мессию. Здесь он является с атрибутами «Господина жатвы» — с серпом и в венце. Указывает на праздник Кущей (Суккот) и Шестой день творения. Здесь начинается переход к шестому действу, очищению земли.

15 И вышел другой Ангел из храма и воскликнул громким голосом к сидящему на облаке: пусти серп твой и пожни, потому что пришло время жатвы, ибо жатва на земле созрела.

Жатва — эсхатологический образ, как в Евангелии от Матфея: «Жатва есть кончина века» (Мф. 13:39 и в других местах).

Мессия летит на облаке с востока. «Другой» Ангел выходит из Святилища небесного храма ему навстречу.

16 И поверг сидящий на облаке серп свой на землю, и земля была пожата. 17 И другой Ангел вышел из храма, находящегося на небе, также с острым серпом.

Это второй «другой» ангел с серпом. Он также выходит из Святилища лицом на восток.

18 И иной Ангел, имеющий власть над огнем, вышел от жертвенника и с великим криком воскликнул к имеющему острый серп, говоря: пусти острый серп твой и обрежь гроздья винограда на земле, потому что созрели на нем ягоды.

«Иной» ангел вышел от жертвенника, то есть от Медного алтаря, с востока, навстречу ангелу с серпом для обрезания винограда.

19 И поверг Ангел серп свой на землю, и обрезал виноград на земле, и бросил в великое точило гнева Божия.

Ангел жнет виноград, Мессия жнет пшеницу. Мессия жнет «во спасение», ангел жнет «во осуждение».

20 И истоптаны ягоды в точиле за городом, и потекла кровь из точила даже до узд конских, на тысячу шестьсот стадий.

Точило за городом — образ Бога, истаптывающего виноград и оттого ходящего в окровавленных одеждах, известен из книги пророка Исайи, 63:3.

Раздел шестой

Очищение земли, (праздник Кущей), главы 15, 16, 17 и 18.

Глава 15

1 И увидел я иное знамение на небе, великое и чудное: семь Ангелов, имеющих семь последних язв, которыми оканчивалась ярость Божия.

Семь последних язв имеют отношение к переосвящению* небесного храма. Освящение Соломонова храма было приурочено к празднику Кущуй. Этот праздник (Суккот) символизировал Шестой день творения и замыкал праздничный цикл. Седьмым праздником считалась суббота, но подобно тому, как Бог в субботу не творил, Его ярость на этот день не распространялась.

2 И видел я как бы стеклянное море, смешанное с огнем; и победившие зверя и образ его, и начертание его и число имени его, стоят на этом стеклянном море, держа гусли Божии,

Стеклянное море — небесный аналог Медного моря из земного храма. На нем стоят «победившие» подобно тому, как израильтяне стояли на берегу Чермного моря после того, как спаслись от фараона.

3 и поют песнь Моисея, раба Божия, и песнь Агнца, говоря: велики и чудны дела Твои, Господи Боже Вседержитель! Праведны и истинны пути Твои, Царь святых!

Песнь Моисея — победная песнь из книги Исход, 15:1 —18.

4 Кто не убоится Тебя, Господи, и не прославит имени Твоего? ибо Ты един свят. Все народы придут и поклонятся пред Тобою, ибо открылись суды Твои.

Текст представляет известное сходство со стихами 15:14 — 15 из книги Исход, указывая на подобие ситуаций: победа над фараоном и предстоящая победа над Вавилоном–Римом, уже осужденным к гибели.

5 И после сего я взглянул, и вот, отверзся храм скинии свидетельства на небе.

Это архаическое обозначение храма находится в связи с его предстоящим переосвящением.

6 И вышли из храма семь Ангелов, имеющие семь язв, облеченные в чистую и светлую льняную одежду и опоясанные по персям золотыми поясами.

Семь язв — в оригинале греческое слово, передающее, вероятно, еврейское «казнь», в том же значении, что и казни египетские. Развитие аналогии с ситуацией исхода из Египта.

Одежда у ангелов такая же, как у левитов в земном храме.

7 И одно из четырех животных дало семи Ангелам семь золотых чаш, наполненных гневом Бога, живущего во веки веков.

Золотые чаши составляли принадлежность Золотого жертвенника для курений, на котором горели благовония во время обряда освящения.

Гнев Бога — так на языке левитов назывался горячий пепел с еще тлеющими искрами, остававшийся на жертвеннике, когда благовония выгорали. Такое как бы отвергнутое Богом вещество могло очищать нечистое (например пепел рыжей телицы с Медного алтаря, Числа, 19:1 — 13). Самое очищение оказывается казнью для всего нечистого. Любопытно, что шестую казнь египетскую, аналогичную действию первой чаши Откровения, Моисей вызывает, бросая пепел в небо (Исход, 9:8 — 10). Обычная зола служила тогда моющим средством, как сейчас мыло.

8 И наполнился храм дымом от славы Божией и от силы Его, и никто не мог войти в храм, доколе не окончились семь язв семи Ангелов.

Почти дословная цитата из описания освящения Скинии собрания, прототипа храма в книге Исход, 40:34 — 35.

Глава 16

1 И услышал я из храма громкий голос, говорящий семи Ангелам: идите и вылейте семь чаш гнева Божия на землю.

Литургия в небесном храме подходит к концу. Фимиам на Золотом алтаре обратился в пепел, который велено высыпать на землю ангелам–левитам. Нужно не упускать из виду, что фимиам везде в Откровении символизирует молитвы святых, которые теперь прекратились, уступив место только «гневу Божию».

2 Пошел первый Ангел и вылил чашу свою на землю: и сделались жестокие и отвратительные гнойные раны на людях, имеющих начертание зверя и поклоняющихся образу его.

Порядок эпизодов здесь такой же, как и в действе с трубами: восток (земля, суша), запад (море), север (реки), юг (светила), бездна, земля (как место обитания человека, река Евфрат) и небо (воздух).

Гнойные раны — как при шестой казни египетской. Подразумевается проказа, болезнь, делавшая страдающего ею особенно нечистым. Это парадокс очищения всего творения «гневом Божиим»: нечистое, то есть предавшее себя Сатане, делается еще более и очевидно нечистым.

3 Второй Ангел вылил чашу свою в море: и сделалась кровь, как бы мертвеца, и все одушевленное умерло в море.

Кровь мертвеца — особенно нечистая субстанция с точки зрения Моисеева закона.

4 Третий Ангел вылил чашу свою в реки и источники вод: и сделалась кровь.

Воды реки превратились в кровь при первой казни египетской.

5 И услышал я Ангела вод, который говорил: праведен Ты, Господи, Который еси и был, и свят, потому что так судил;

Ангел вод — третий всадник, имевший меру, которой он измерял также пролитую кровь праведников.

6 за то, что они пролили кровь святых и пророков, Ты дал им пить кровь: они достойны того.

Пить кровь — вопиющее нарушение Моисеева закона.

7 И услышал я другого от жертвенника говорящего: ей, Господи Боже Вседержитель, истинны и праведны суды Твои.

Другой — ангел, стоявший у жертвенника, или ангел жертвенника.

8 Четвертый Ангел вылил чашу свою на солнце: и дано было ему жечь людей огнем.

Жечь — в отличие от помрачения солнца при четвертой трубе.

9 И жег людей сильный зной, и они хулили имя Бога, имеющего власть над сими язвами, и не вразумились, чтобы воздать Ему славу.

Хула на Бога — следствие душевной нечистоты. Реакция людей должна подтвердить справедливость суда Божьего и казней: в ответ на наказание следует не раскаяние, а еще большие преступления.

10 Пятый Ангел вылил чашу свою на престол зверя: и сделалось царство его мрачно, и они кусали языки свои от страдания,

Престол зверя находился в бездне.

Слово «мрачно» указывает на девятую казнь египетскую, на «осязаемую тьму».

11 и хулили Бога небесного от страданий своих и язв своих; и не раскаялись в делах своих.

См. примечание к 16:9.

12 Шестой Ангел вылил чашу свою в великую реку Евфрат: и высохла в ней вода, чтобы готов был путь царям от восхода солнечного.

Здесь, как и при шестой трубе, Евфрат упомянут, с одной стороны, в связи с Эдемом, родиной человечества и космическим центром, а с другой — в связи со стоявшим на Евфрате Вавилоном, то есть с Римом.

Цари — по всей вероятности, это четыре ангела, которые были освобождены при шестой трубе.

13 И видел я выходящих из уст дракона и из уст зверя и из уст лжепророка трех духов нечистых, подобных жабам:

Лжепророк — второй зверь (см. примечание к 13:12).

Жабы — указание на жаб из книги Исход, 8:1, вторая казнь египетская. Выражения вроде «взойдут жабы на тебя (на фараона)» истолковывались в более сильном смысле, чем мы допустили бы в наше время, а именно как род частичного отождествления фараона и жаб в Исходе и Дракона и его союзников с жабами в Откровении. Впрочем многие политические деятели во все времена были похожи на жаб.

14 это — бесовские духи, творящие знамения; они выходят к царям земли всей вселенной, чтобы собрать их на брань в оный великий день Бога Вседержителя.

Цари земли всей вселенной — все те же четыре ангела или царя, идущие с чудовищным войском «из–за Евфрата».

Оный великий день — эсхатологическая формула, означающая «в назначенный срок», «при конце времен» и т.п.

15 Се, иду как тать: блажен бодрствующий и хранящий одежду свою, чтобы не ходить ему нагим и чтобы не увидели срамоты его.

Здесь продолжается эсхатологическая формула из предыдущего стиха.

16 И он собрал их на место, называемое по–еврейски Армагеддон.

Армагеддон — гора или, по другим толкованиям, город Мегиддо*, на западе долины Ездрелонской (Изреэль), важный стратегический пункт. Семантика названия связана с еврейским корнем «гад» (гимл–далет), означающим «жребий». Здесь, в последнем сражении между силами света и тьмы должны решиться судьбы мира. Но эта битва при Мегиддо произойдет не при шестой чаше, а в седьмом действе.

17 Седьмой Ангел вылил чашу свою на воздух: и из храма небесного от престола раздался громкий голос, говорящий: совершилось!

Совершилось! — Этим возгласом завершается литургия в небесном храме. Следует сравнить с похожим возгласом Иисуса Христа перед смертью (Иоанн, 19:30).

18 И произошли молнии, громы и голоса, и сделалось великое землетрясение, какого не бывало с тех пор, как люди на земле. Такое землетрясение! Так великое! 19 И город великий распался на три части, и города языческие пали, и Вавилон великий воспомянут пред Богом, чтобы дать ему чашу вина ярости гнева Его. 20 И всякий остров убежал, и гор не стало;

Остров, горы — указание на Шестой день творения и шестое действо, которое сейчас завершится.

21 и град, величиною в талант, пал с неба на людей; и хулили люди Бога за язвы от града, потому что язва от него была весьма тяжкая.

Град — как при седьмой казни египетской. Здесь град указывает на шестое действо и на праздник Кущей, по той причине, что губителен для урожая. Еще один пример отождествления человечества и растительности.

Глава 17

1 И пришел один из семи Ангелов, имеющих семь чаш, и, говоря со мною, сказал мне: подойди, я покажу тебе суд над великою блудницею, сидящею на водах многих;

Один из семи ангелов — седьмой, последний. Суд над Вавилонской Блудницей, то есть Римом, противопоставляющим себя Иерусалиму, Невесте, Субботе, является седьмым эпизодом шестого действа. Он предваряет седьмое, последнее действо.

Блудница на водах многих — формула, обозначающая Вавилон. Исторический Вавилон, действительно, стоял на реке Евфрате, в местности, покрытой сетью оросительных каналов и проток. Однако поскольку здесь «Вавилон» это Рим, воды приобретают символическое значение народов, подчиненных вечному городу.

2 с нею блудодействовали цари земные, и вином ее блудодеяния упивались живущие на земле.

В книгах пророков удержано общее для многих западносемитских религий представление о сакральном браке божества и города, ему принадлежащего. Подобные божества часто имели функции, связанные с идеей и фактами плодородия, из чего вытекали соответствующие обряды и храмовая проституция. Поклонение такому божеству во многих случаях прямо означало блудодеяние.

3 И повел меня в духе в пустыню; и я увидел жену, сидящую на звере багряном, преисполненном именами богохульными, с семью головами и десятью рогами.

Пустыня — место, где открываются видения (формула).

Багряный — цвет «имперского пурпура».

Имена богохульные — титулатура римских принцепсов включала кощунственные в применении к человеку термины: «август» (священный, по–гречески «себастос», достойный поклонения) и «божественный» (для умерших).

4 И жена облечена была в порфиру и багряницу, украшена золотом, драгоценными камнями и жемчугом, и держала золотую чашу в руке своей, наполненную мерзостями и нечистотою блудодейства ее;

Чаша — так назван Вавилон Иеремией, (25:15 и 51:7); в Откровении чаша становится атрибутом.

5 и на челе ее написано имя: тайна, Вавилон великий, мать блудницам и мерзостям земным.

Написано имя — высказывалось наивное мнение, что таков был обычай римских блудниц. Фактически, примерно так во все времена рекламируют себя люди, действующие в сфере публичного.

Мать блудницам — из–за строительства Вавилонской башни, первого акта вражды к Богу, согласно Писанию.

6 Я видел, что жена упоена была кровью святых и кровью свидетелей Иисусовых, и видя ее, дивился удивлением великим.

Из–за кровопролитной Иудейской войны, еще не вполне завершенной ко времени Откровения.

7 И сказал мне Ангел: что ты дивишься? я скажу тебе тайну жены сей и зверя, носящего ее, имеющего семь голов и десять рогов.

Тайна — здесь означает «символический смысл».

8 Зверь, которого ты видел, был, и нет его, и выйдет из бездны, и пойдет в погибель; и удивятся те из живущих на земле, имена которых не вписаны в книгу жизни от начала мира, видя, что зверь был, и нет его, и явится.

Был и нет его… — выражение, противопоставляющее зверя Тому, Кто «был и есть и грядет», то есть Богу.

Выйдет из бездны и пойдет в погибель — погибель (Аваддон) и есть персонификация бездны. Подчеркивается, что зверь принадлежит бездне по самой сути. В основе формулы — пословица.

Был и нет его и явится — та же формула, что и в начале стиха. Высказывалось мнение, что она относится к так называемому «Нерону воскресшему», то есть к какому–то из трех исторических лже–Неронов. Может относится и к перипетиям гражданской войны в Риме.

9 Здесь ум, имеющий мудрость. Семь голов суть семь гор, на которых сидит жена,

Семь гор — Рим стоял на семи холмах.

10 и семь царей, из которых пять пали, один есть, а другой еще не пришел, и когда придет, не долго ему быть.

Семь царей — Октавиан Август*, Тиберий*, Гай Калигула*, Клавдий*, Нерон*, Тит Флавий Веспасиан (отец)* и Тит Флавий Веспасиан (сын)*.

Пять пали — из первых пяти принцепсов Гай, Клавдий и Нерон погибли насильственной смертью. Возможно был задушен и Тиберий.

Один есть — Веспасиан (отец).

Еще не пришел — должен иметься в виду Тит, старший сын Веспасиана, который в то время почти завершил Иудейскую войну. Уже тогда его считали неоспоримым наследником.

Не долго ему быть — здесь, возможно, отразилось распространившееся среди иудеев мнение, что Тит, который посягнул на храм, долго не проживет. Фактически он прожил с тех пор 11 лет, из них два года был полновластным императором и умер в 81–м году в возрасте 42–х (или 40) лет. С другой стороны, этот полустих выглядит как начальная часть формулы: «не долго ему быть … и пойдет в погибель», которая оканчивается в следующем стихе.

11 И зверь, который был и которого нет, есть восьмой, и из числа семи, и пойдет в погибель.

Восьмой из числа семи — Октавиан (что и означает «восьмой») Август, первый в списке. Все последующие также носили имя Август, которое олицетворяло империю, поэтому он — сам зверь.

12 И десять рогов, которые ты видел, суть десять царей, которые еще не получили царства, но примут власть со зверем, как цари, на один час.

Считали, что Римскую империю населяют десять народов. Их «цари» — провинциальные правители, в действительности становившиеся «царями на один час» со зверем — как Гальба, Отон и Вителлий, а также сам Веспасиан в течение 68 — 69–го годов.

13 Они имеют одни мысли и передадут силу и власть свою зверю.

Передадут власть для последней эсхатологической битвы с силами небес. Современная Откровению ситуация выглядела так: на небе торжествует Михаил, но на земле — победа на стороне Сатаны.

14 Они будут вести брань с Агнцем, и Агнец победит их; ибо Он есть Господь господствующих и Царь царей, и те, которые с Ним, суть званые и избранные и верные.

Брань с Агнцем — в отличие от войны зверя со святыми (13:7), из которой он вышел победителем.

Агнец победит — в противоположность поражению в Иудейской войне., то есть исторической реальности.

Царь царей — титул персидских и парфянских монархов. Подчеркивается, что Агнец, а не римский император — царь царей.

15 И говорит мне: воды, которые ты видел, где сидит блудница, суть люди и народы, и племена и языки.

Воды — см. комментарий к 17:1. Образ Римской Блудницы, «напояющей все народы», глубоко запечатлелся в христианском сознании, причем в низовой мифологии до сих пор сохранилось представление, что и средневековый и современный «Рим» (в значении «католическая церковь») именно в силу своей вселенскости является такой «блудницей».

16 И десять рогов, которые ты видел на звере, сии возненавидят блудницу, и разорят ее, и обнажат, и плоть ее съедят, и сожгут ее в огне; 17 потому что Бог положил им на сердце — исполнить волю Его, исполнить одну волю, и отдать царство их зверю, доколе не исполнятся слова Божии.

Пророчество о восстании провинций против Рима.

18 Жена же, которую ты видел, есть великий город, царствующий над земными царями.

Великий город — прямое и недвусмысленное указание на Рим.

Глава 18

1 После сего я увидел иного Ангела, сходящего с неба и имеющего власть великую; земля осветилась от славы его. 2 И воскликнул он сильно, громким голосом говоря: пал, пал Вавилон, великая блудница, сделался жилищем бесов и пристанищем всякому нечистому духу, пристанищем всякой нечистой и отвратительной птице; ибо яростным вином блудодеяния своего она напоила все народы, 3 и цари земные любодействовали с нею, и купцы земные разбогатели от великой роскоши ее. 4 И услышал я иной голос с неба, говорящий: выйди от нее, народ Мой, чтобы не участвовать вам в грехах ее и не подвергнуться язвам ее; 5 ибо грехи ее дошли до неба, и Бог воспомянул неправды ее. 6 Воздайте ей так, как и она воздала вам, и вдвое воздайте ей по делам ее; в чаше, в которой она приготовляла вам вино, приготовьте ей вдвое. 7 Сколько славилась она и роскошествовала, столько воздайте ей мучений и горестей. Ибо она говорит в сердце своем: «сижу царицею, я не вдова и не увижу горести!» 8 За то в один день придут на нее казни, смерть и плач и голод, и будет сожжена огнем, потому что силен Господь Бог, судящий ее. 9 И восплачут и возрыдают о ней цари земные, блудодействовавшие и роскошествовавшие с нею, когда увидят дым от пожара ее, 10 стоя издали от страха мучений ее и говоря: горе, горе тебе, великий город Вавилон, город крепкий! ибо в один час пришел суд твой. 11 И купцы земные восплачут и возрыдают о ней, потому что товаров их никто уже не покупает, 12 товаров золотых и серебряных, и камней драгоценных и жемчуга, и виссона и порфиры, и шелка и багряницы, и всякого благовонного дерева, и всяких изделий из слоновой кости, и всяких изделий из дорогих дерев, из меди и железа и мрамора, 13 корицы и фимиама, и мира и ладана, и вина и елея, и муки и пшеницы, и скота и овец, и коней и колесниц, и тел и душ человеческих. 14 И плодов, угодных для души твоей, не стало у тебя, и все тучное и блистательное удалилось от тебя; ты уже не найдешь его. 15 Торговавшие всем сим, обогатившиеся от нее, станут вдали от страха мучений ее, плача и рыдая 16 и говоря: горе, горе тебе, великий город, одетый в виссон и порфиру и багряницу, украшенный золотом и камнями драгоценными и жемчугом, 17 ибо в один час погибло такое богатство! И все кормчие, и все плывущие на кораблях, и все корабельщики, и все торгующие на море стали вдали 18 и, видя дым от пожара ее, возопили, говоря: какой город подобен городу великому! 19 И посыпали пеплом головы свои, и вопили, плача и рыдая: горе, горе тебе, город великий, драгоценностями которого обогатились все, имеющие корабли на море, ибо опустел в один час! 20 Веселись о сем, небо и святые Апостолы и пророки; ибо совершил Бог суд ваш над ним. 21 И один сильный Ангел взял камень, подобный большому жернову, и поверг в море, говоря: с таким стремлением повержен будет Вавилон, великий город, и уже не будет его. 22 И голоса играющих на гуслях, и поющих, и играющих на свирелях, и трубящих трубами в тебе уже не слышно будет; не будет уже в тебе никакого художника, никакого художества, и шума от жерновов не слышно уже будет в тебе; 23 и свет светильника уже не появится в тебе; и голоса жениха и невесты не будет уже слышно в тебе: ибо купцы твои были вельможи земли, и волшебством твоим введены в заблуждение все народы. 24 И в нем найдена кровь пророков и святых и всех убитых на земле.

Описание предстоящего падения Вавилона в Откровении дано в выражениях, находящихся в тесной зависимости от Исайи (гл. 13:21 — 22; 33:1; 34:11 — 14; 47:7 — 9 и др.), Иеремии (гл. 50 и 51) и пр., содержащих описание гибели собственно Вавилона. Но в ряде мест Иоанн пользуется мотивами и фразеологией, относящимися к падению Тира (Исайя, 23:4; Иезекииль, гл. 26 — 28), Ниневии (Наум, 3:4) и даже Иерусалима (Исайя, 24:8; Иеремия, 7:34; 16:9 и 25:10; Иезекииль, 24: 7 — 8). Последнее не удивительно: говоря о разорении Вавилона, автор видит перед глазами разрушенный Иерусалим и поверженную Иудею. Основная тема главы 18 — месть Риму.

Раздел седьмой

Брак Агнца: главы 19 — 22. Суббота.

Глава 19

1 После сего я услышал на небе громкий голос как бы многочисленного народа, который говорил: аллилуия! спасение и слава, и честь и сила Господу нашему!

Звучит четырехчленная формула, аналогичная отмеченным выше в 4:9 и 11, 5:12 — 13, 7:12).

2 Ибо истинны и праведны суды Его: потому что Он осудил ту великую любодейцу, которая растлила землю любодейством своим, и взыскал кровь рабов Своих от руки ее. 3 И вторично сказали: аллилуия! И дым ее восходил во веки веков.

Грамматические времена употребляются весьма свободно, особенно в пророчествах. «Восходил» может означать «будет восходить». Это относится и к «осудил», «взыскал» и пр.

4 Тогда двадцать четыре старца и четыре животных пали и поклонились Богу, сидящему на престоле, говоря: аминь! аллилуия! 5 И голос от престола исшел, говорящий: хвалите Бога нашего, все рабы Его и боящиеся Его, малые и великие. 6 И слышал я как бы голос многочисленного народа, как бы шум вод многих, как бы голос громов сильных, говорящих: аллилуия! ибо воцарился Господь Бог Вседержитель.

Литургическая сцена, знаменующая переход к седьмому действу, аналогичная сценам, которые обозначали промежутки между первым и вторым действом (4:10 — 11 и 5:8 — 14), между третьим и четвертым (7:11 — 12) и между четвертым и пятым действами (11:16 — 17). Сцена в гл. 14 (ритуальная жатва, между пятым и шестым действами) имеет несколько иной характер.

Воцарился — такое же выражение см.выше, 11:17, после седьмой трубы.

7 Возрадуемся и возвеселимся и воздадим Ему славу; ибо наступил брак Агнца, и жена Его приготовила себя. 8 И дано было ей облечься в виссон чистый и светлый; виссон же есть праведность святых. 9 И сказал мне Ангел: напиши: блаженны званые на брачную вечерю Агнца. И сказал мне: сии суть истинные слова Божии.

Объявление о браке Агнца с Субботой, Невестой, Женой, Общиной верных, Новым Иерусалимом и т.п.

Святые — здесь это слово употреблено в узком смысле: члены христианской общины, «истинный Израиль».

10 Я пал к ногам его, чтобы поклониться ему; но он сказал мне: смотри, не делай сего; я сослужитель тебе и братьям твоим, имеющим свидетельство Иисусово; Богу поклонись; ибо свидетельство Иисусово есть дух пророчества.

Пал к ногам — ср. те же выражения в 22:8 — 9. Иоанн падал к ногам ангела конечно один только раз. Такая оговорка была бы невозможна, если бы Откровение было стилизацией или плодом вымысла.

11 И увидел я отверстое небо, и вот конь белый, и сидящий на нем называется Верный и Истинный, Который праведно судит и воинствует.

Конь белый — как у ангела света в гл. 6. Соответствует востоку. Всадник на нем — Мессия.

12 Очи у Него как пламень огненный, и на голове Его много диадим. Он имел имя написанное, которого никто не знал, кроме Его Самого. 13 Он был облечен в одежду, обагренную кровью. Имя Ему: «Слово Божие». 14 И воинства небесные следовали за Ним на конях белых, облеченные в виссон белый и чистый. 15 Из уст же Его исходит острый меч, чтобы им поражать народы.Он пасет их жезлом железным; Он топчет точило вина ярости и гнева Бога Вседержителя.

Большая часть перечисленных здесь атрибутов Мессии являются также признаками Сына Человеческого или Побеждающего из 1 — 3–ей глав Откровения.

Воинства небесные — обычное название для ангелов.

16 На одежде и на бедре Его написано имя: «Царь царей и Господь господствующих». 17 И увидел я одного Ангела, стоящего на солнце; и он воскликнул громким голосом, говоря всем птицам, летающим по средине неба: летите, собирайтесь на великую вечерю Божию,

Ангел стоящий на солнце, то есть на южной стороне неба, судя по его местонахождению и речи — не кто иной, как Четвертый всадник, ангел смерти или мора.

Выражение «летающим по средине неба» здесь означает «между востоком (откуда скачет воинство небесное) и западом (где собирается армия зверя)», то есть на севере, напротив ангела, стоящего на солнце. Эта сцена имеет в виду все четыре страны света.

18 чтобы пожрать трупы царей, трупы сильных, трупы тысяченачальников, трупы коней и сидящих на них, трупы всех свободных и рабов, и малых и великих.

Перечисление повторяет 6:15 с той разницей, что здесь все — трупы.

19 И увидел я зверя и царей земных и воинства их, собранные, чтобы сразиться с Сидящим на коне и с воинством Его.

Армия зверя идет с запада, со стороны моря.

Цари земные скорее всего тождественны «ангелам с реки Евфрат» (9:14), «царям от солнечного восхода» (16:12) и «царям земли всей вселенной», которых жабы собрали к Мегиддо (16:13 — 14). Слова «царь» и «ангел» в иврите созвучны и могут быть приняты одно за другое.

20 И схвачен был зверь и с ним лжепророк, производивший чудеса пред ним, которыми он обольстил принявших начертание зверя и поклоняющихся его изображению: оба живые брошены в озеро огненное, горящее серою;

Местоположение «озера огненного» не указано в Откровении, но может быть определено из принципов космологии. Оно далеко на юге, там, где пустыни смыкаются с огненными небесами.

21 а прочие убиты мечом Сидящего на коне, исходящим из уст Его, и все птицы напитались их трупами.

Это место можно понимать как своеобразное указание на Третий день творения: птицы, летящие с севера, питаются «урожаем» из мертвых тел. Сходное место см. у Иезекииля, 39:17, о «великой жертве на горах Израиля».

Глава 20

1 И увидел я Ангела, сходящего с неба, который имел ключ от бездны и большую цепь в руке своей.

Ключ от бездны — все тот же «ключ Давидов» и ключ от «кладезя бездны», один из «ключей от ада и смерти» из предшествующих глав Откровения. Самое упоминание о бездне — указание на Пятый день.

2 Он взял дракона, змия древнего, который есть диавол и сатана, и сковал его на тысячу лет,

Тысяча лет — символический срок, см. 20:4 — 6.

3 и низверг его в бездну, и заключил его, и положил над ним печать, дабы не прельщал уже народы, доколе не окончится тысяча лет; после же сего ему должно быть освобожденным на малое время.

Печать — возможно Давидова или Соломонова печать, применявшаяся для смирения злых духов, которой Мессия обладал в качестве потомка этих царей.

4 И увидел я престолы и сидящих на них, которым дано было судить, и души обезглавленных за свидетельство Иисуса и за слово Божие, которые не поклонились зверю, ни образу его, и не приняли начертания на чело свое и на руку свою. Они ожили и царствовали со Христом тысячу лет.

Сцена суда — еще одно указание на Пятый день.

5 Прочие же из умерших не ожили, доколе не окончится тысяча лет. Это — первое воскресение.

Тысяча лет — эсхатологический срок, означающий День Господень, многократно изображенный в пророчествах Ветхого и Нового заветов. Длительность этого дня определена из Псалма 89:5 «Перед очами Твоими тысяча лет как один день».

6 Блажен и свят имеющий участие в воскресении первом: над ними смерть вторая не имеет власти, но они будут священниками Бога и Христа и будут царствовать с Ним тысячу лет.

Тысячелетнее царство мучеников, воскресших со Христом, изображено как царственное священство. Сходная мысль в Первом Послании Петра, 2:9 — «Но вы род избранный, царственное священство, народ святый, люди, взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный свой свет».

7 Когда же окончится тысяча лет, сатана будет освобожден из темницы своей и выйдет обольщать народы, находящиеся на четырех углах земли, Гога и Магога, и собирать их на брань; число их как песок морской.

Четыре угла земли — не отдаленные окраины, как иногда полагают, а вся земля, все четыре страны света. «Народы» со всех четырех стран света представляют аллюзию на Шестой день.

Гог и Магог — пояснение, цель которого связать этот стих с пророчеством Иезекииля, гл. 38 — 39, о нашествии «Гога из земли Магог» на землю Израилеву и о его поражении. Перечисленные пророком топонимы и этнонимы указывают на юг и восток Малой Азии.

8 И вышли на широту земли, и окружили стан святых и город возлюбленный.

Здесь Иоанн вновь вспоминает об Иудейской войне, хотя описывает последнюю битву между драконом и Богом.

9 И ниспал огонь с неба от Бога и пожрал их;

Огонь с неба — знак кары Божьей, имеющий многочисленные параллели в книгах пророков. Не следует забывать, что Иерусалимский храм погиб в огне, так что здесь «огонь с неба» является символом мести.

10 а диавол, прельщавший их, ввержен в озеро огненное и серное, где зверь и лжепророк, и будут мучиться день и ночь во веки веков.

Огнем и серой были уничтожены Содом и Гоморра, а также войско Гога у Иезекииля, 38:22.

11 И увидел я великий белый престол и Сидящего на нем, от лица Которого бежало небо и земля, и не нашлось им места. 12 И увидел я мертвых, малых и великих, стоящих пред Богом, и книги раскрыты были, и иная книга раскрыта, которая есть книга жизни; и судимы были мертвые по написанному в книгах, сообразно с делами своими.

Судить было долгом и правом царя. Поэтому воцарившийся Бог судит.

13 Тогда отдало море мертвых, бывших в нем, и смерть и ад отдали мертвых, которые были в них; и судим был каждый по делам своим.

Погибшие в морской пучине отличались от обычных мертвецов, пребывавших в огненном аду.

14 И смерть и ад повержены в озеро огненное. Это смерть вторая.

Смерть и ад имеют огненную коннотацию, их место — в огненном озере.

15 И кто не был записан в книге жизни, тот был брошен в озеро огненное.

Завершение суда над человечеством как тварью Шестого дня.

Глава 21

1 И увидел я новое небо и новую землю, ибо прежнее небо и прежняя земля миновали, и моря уже нет.

В новом творении не будет явлений, имеющих коннотацию зла: моря, подвижных светил и бездны.

2 И я, Иоанн, увидел святый город Иерусалим, новый, сходящий от Бога с неба, приготовленный как невеста, украшенная для мужа своего.

Новый Иерусалим символизирует седьмой эпизод, в седьмом действе — Субботу Суббот.

Невеста — символ, связывающий субботу и Новый Иерусалим.

3 И услышал я громкий голос с неба, говорящий: се, скиния Бога с человеками, и Он будет обитать с ними; они будут Его народом, и Сам Бог с ними будет Богом их.

Скиния Бога с человеками — реализация прообраза, данного на Синае, скинии свидетельства, устройство которой описано в книге Исход, гл. 26 — 27.

4 И отрет Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло. 5 И сказал Сидящий на престоле: се, творю все новое. И говорит мне: напиши; ибо слова сии истинны и верны.

Творю все новое — то есть такое творение, в котором не будет места злу.

6 И сказал мне: совершилось! Я есмь Альфа и Омега, начало и конец; жаждущему дам даром от источника воды живой. 7 Побеждающий наследует все, и буду ему Богом, и он будет Мне сыном. 8 Боязливых же и неверных, и скверных и убийц, и любодеев и чародеев, и идолослужителей и всех лжецов участь в озере, горящем огнем и серою. Это смерть вторая.

Боязливые и неверные стоят во главе списка извергнутых из мессианского царства. Это намек на отступничество в условиях поражения восстания и преследований.

9 И пришел ко мне один из семи Ангелов, у которых было семь чаш, наполненных семью последними язвами, и сказал мне: пойди, я покажу тебе жену, невесту Агнца.

Вероятно это был тот же ангел, который показал Иоанну суд над Блудницей (17:1).

10 И вознес меня в духе на великую и высокую гору, и показал мне великий город, святый Иерусалим, который нисходил с неба от Бога. 11 Он имеет славу Божию. Светило его подобно драгоценнейшему камню, как бы камню яспису кристалловидному.

Слава Божия — «Богоприсутствие» или «Шехина», слово вероятно родственное греческому «скиния», особый род Богоявления. В каббале Шехина (я перевожу ее словом «Суть») мифологизируется и становится чем–то вроде Божественного лица, Искры Божией и т.п.

Светило — как аспект Славы Божией. Ср. у Иезекииля, 1:2 — «вид изумительного кристалла».

12 Он имеет большую и высокую стену, имеет двенадцать ворот и на них двенадцать Ангелов; на воротах написаны имена двенадцати колен сынов Израилевых: 13 с востока трое ворот, с севера трое ворот, с юга трое ворот, с запада трое ворот. 14 Стена города имеет двенадцать оснований, и на них имена двенадцати Апостолов Агнца.

Двенадцать — число, символизирующее вечность, совершенство, полноту. Ср. 12000 из 12–ти колен Израилевых, запечатленных для вечной жизни в главе 7, как прообраз Нового Иерусалима.

15 Говоривший со мною имел золотую трость для измерения города и ворот его и стены его. 16 Город расположен четвероугольником, и длина его такая же, как и широта. И измерил он город тростью на двенадцать тысяч стадий; длина и широта и высота его равны.

Длина и широта и высота его равны — это означает, что новый Иерусалим имеет те же пропорции, что и Святая Святых в храме. Изнутри это помещение выглядело как куб.

17 И стену его измерил во сто сорок четыре локтя, мерою человеческою, какова мера и Ангела.

Люди и ангелы измеряют одной и той же мерой.

18 Стена его построена из ясписа, а город был чистое золото, подобен чистому стеклу. 19 Основания стены города украшены всякими драгоценными камнями: основание первое яспис, второе сапфир, третье халкидон, четвертое смарагд, 20 пятое сардоникс, шестое сердолик, седьмое хризолит, восьмое вирилл, девятое топаз, десятое хризопрас, одиннадцатое гиацинт, двенадцатое аметист.

Перечислены камни, похожие и, вероятно, тождественные тем, которые помещались на нагрудной пластине иудейского первосвященника и символизировали двенадцать колен Израиля.

21 А двенадцать ворот — двенадцать жемчужин: каждые ворота были из одной жемчужины. Улица города — чистое золото, как прозрачное стекло. 22 Храма же я не видел в нем, ибо Господь Бог Вседержитель — храм его, и Агнец.

В новом творении нет нужды в особом сакральном месте: в новом Иерусалиме все свято.

23 И город не имеет нужды ни в солнце, ни в луне для освещения своего, ибо слава Божия осветила его, и светильник его — Агнец.

Солнце и луна не нужны, их не будет в новом творении в связи с упразднением времени, а также по той же причине, по которой там не будет моря (см. 21:1).

24 Спасенные народы будут ходить во свете его, и цари земные принесут в него славу и честь свою. 25 Ворота его не будут запираться днем; а ночи там не будет. 26 И принесут в него славу и честь народов. 27 И не войдет в него ничто нечистое и никто преданный мерзости и лжи, а только те, которые написаны у Агнца в книге жизни.

Глава 22

1 И показал мне чистую реку воды жизни, светлую, как кристалл, исходящую от престола Бога и Агнца.

Река воды жизни — в новом творении есть свет, пресные воды, растительность (древо жизни) и преображенное человечество.

2 Среди улицы его, и по ту и по другую сторону реки, древо жизни, двенадцать раз приносящее плоды, дающее на каждый месяц плод свой; и листья дерева — для исцеления народов.

Двенадцать раз в год — еще одно упоминание числа, символизирующего совершенство. Число «семь», характерное для прежнего творения не названо ни разу. По–видимому 12 символизировало вечность, а 7 — временное бытие, по аналогии с 12–ю знаками зодиака, не меняющими своих относительных позиций, и семью планетами, взаиморасположение которых изменчиво.

3 И ничего уже не будет проклятого; но престол Бога и Агнца будет в нем, и рабы Его будут служить Ему.

В новом творении не будет ничего сакрального и ничего оскверняющего святость, проклятого.

4 И узрят лице Его, и имя Его будет на челах их.

В противоположность тому, что в прежнем творении видеть Господа в лицо считалось невозможным.

5 И ночи не будет там, и не будут иметь нужды ни в светильнике, ни в свете солнечном, ибо Господь Бог освещает их; и будут царствовать во веки веков.

Отсуствие признаков суточного ритма указывает на прекращение течения времени.

6 И сказал мне: сии слова верны и истинны; и Господь Бог святых пророков послал Ангела Своего показать рабам Своим то, чему надлежит быть вскоре. 7 Се, гряду скоро: блажен соблюдающий слова пророчества книги сей. 8 Я, Иоанн, видел и слышал сие. Когда же услышал и увидел, пал к ногам Ангела, показывающего мне сие, чтобы поклониться ему; 9 но он сказал мне: смотри, не делай сего; ибо я сослужитель тебе и братьям твоим пророкам и соблюдающим слова книги сей; Богу поклонись. 10 И сказал мне: не запечатывай слов пророчества книги сей; ибо время близко. 11 Неправедный пусть еще делает неправду; нечистый пусть еще сквернится; праведный да творит правду еще, и святый да освящается еще. 12 Се, гряду скоро, и возмездие Мое со Мною, чтобы воздать каждому по делам его. 13 Я есмь Альфа и Омега, начало и конец, Первый и Последний. 14 Блаженны те, которые соблюдают заповеди Его, чтобы иметь им право на древо жизни и войти в город воротами. 15 А вне — псы и чародеи, и любодеи, и убийцы, и идолослужители, и всякий любящий и делающий неправду.

Полагают, что слово «псы» здесь означает развратников, гомосексуалистов, состоявших при языческих храмах.

16 Я, Иисус, послал Ангела Моего засвидетельствовать вам сие в церквах. Я есмь корень и потомок Давида, звезда светлая и утренняя.

Звезда утренняя — атрибут Мессии из 2:28.

17 И Дух и невеста говорят: прииди! И слышавший да скажет прииди! Жаждущий пусть приходит, и желающий пусть берет воду жизни даром. 18 И я также свидетельствую всякому слышащему слова пророчества книги сей: если кто приложит что к ним, на того наложит Бог язвы, о которых написано в книге сей; 19 и если кто отнимет что от слов книги пророчества сего, у того отнимет Бог участие в книге жизни и в святом граде и в том, что написано в книге сей. 20 Свидетельствующий сие говорит: ей, гряду скоро! Аминь. Ей, гряди, Господи Иисусе! 21 Благодать Господа нашего Иисуса Христа со всеми вами. Аминь.

Глоссарий

Август. Гай Юлий Цезарь Октавиан Август, 63 г. До н.э. — 14 г.н.э. Основатель единоличного образа правления в римском государстве, известного под названием «принципат», и сам первый из принцепсов. Усыновлен Гаем Юлием Цезарем, диктатором, и унаследовал его имя, влияние и политическую программу. С 31–го г. до н.э. — верховный правитель Рима и «первый среди равных», т.е. принцепс, в сенате. Из его титулов «император» и «отец отечества» сделались традиционными. Последующие правители Рима принимали в 1 — 2 вв. н.э. его имена Цезарь (Кесарь) и Август как титулы и назывались, как и он, принцепс и император.

Еще во времена диктатора Юлия Цезаря начала складываться практика привнесения в антураж правителя сверхчеловеческих черт. Так, сам Юлий Цезарь удостоился золотого кресла в сенате и в суде, священной колесницы и носилок для его статуй при цирковых процессиях, а также храмов, жертвенников, изваяний, поставленных рядом с богами, новых жрецов и названия месяца по его имени (июль). После смерти он был сопричислен богам, и появившаяся во время состязаний, сопровождавших его апофеоз, комета была сочтена душой Божественного Юлия.

Август деятельно поддерживал установленные в честь Юлия культы. В свою честь он также позволил возводить храмы, но только с двойным посвящением: ему и Риму, то есть его гению и богам–покровителям города. Малоазиатские цари намеревались вскладчину достроить и посвятить его гению храм Юпитера (Зевса) Олимпийского, начататый еще Писистратом в 6–ом веке до н.э. Август также принял титул «отца отечества». Посмертно был обожествлен, и его именем был назван месяц (август).

Алфавит еврейский — алеф, бет, гимел, далет, хе, вав, зайн, хет, тет, иод, каф, ламед, мем, нун, самех, айн, пе, цаде, куф, реш, шин, тав.

Ангел, дословно «вестник», еврейское «малах». Этим словом обозначают разного рода исполнителей воли Божией. В буквальном смысле ангелы суть духи, но в переносном — цари, главы колен, военачальники, апостолы, епископы тоже могут быть названы ангелами. К их роду относятся и падшие ангелы во главе с Сатаной. Ангельская природа отчетливо проявляется в храмовом богослужении, где ей принадлежит вся утварь. Все участники литургии тоже суть ангелы. В Откровении прямо поименованы ангелы престола, жертвенника, огня на жертвеннике, ангелы огней Семисвечника (которые являются также ангелами семи церквей и семи звезд–планет), херувимы (животные, поддерживающие престол), ангелы — главы священнических семейств (старцы, старшие ангелы) и ангелы–левиты или служители.

Попытки систематизации мира ангелов дают в результате иерархии, обычно из девяти ангельских колен, по аналогии или в прямой связи с сефирами Книги Творения. Наиболее известный пример — система Дионисия Ареопагита, изложенная в сочинении «О небесной иерархии». Ее пересказал Данте в «Божественной комедии» (в книге «Рай», стихи о Перводвигателе), где огненные круги, изображающие колена ангелов прямо указывают на традицию, представленную в учении о сефирах. В первых трех ступенях иерархии (серафимы, херувимы, престолы) видна связь с храмовыми предметами. Седьмая ступень, «начала», идентична старцам Откровения и обозначает начальников священнических чред, а девятая ступень, «ангелы», суть ангелы–левиты. В еврейских системах упоминаются ангелы «колес», имеющие отношение к храмовым «подставам», (мехонот) — к тем же, что и херувимы, и также принадлежащие к храмовой утвари. Поэтому можно думать о литургическом компоненте в составе самой идеи ангельской иерархии.

К ангелам относятся и духи, управляющие явлениями природы. В первую очередь это ангелы стран света (всадники Откровения) и ангелы звезд. Представление ангелов в виде звезд возможно наиболее древнее. Ведь звезды и суть те «силы небесные» от которых зависят события и судьбы.

Бегемот — описание из книги Иова, 40:10 — 19, в переводе С.Аверинцева.

Воззри: я Бегемота сотворил, как тебя;

травою он кормится, словно вол.

Какая мощь в чреслах его

И твердость в мышцах его живота!

Как кедр, колеблется его хвост;

Сухожилия бедер его сплелись.

Нога его, как медяная труба,

и, как стальная палица, его кость!

Он — начало Божьих путей,

сотворен над братьями своими царить;

ибо горы приносят ему дань

со всеми зверями, что играют в них.

Меж зарослей лотоса он лежит,

в болотах, в укроме тростника;

заросли лотоса покрывают его,

и обступают его ивы ручья.

Вздуется ль поток — не страшно ему,

хотя б пучина хлестала ему в пасть.

Кто его ухватит возле глаз,

подцепит его за нос багром?

Веспасиан, полное имя: Тит Флавий Веспасиан (отец), 9 — 79 г.н.э. Выдвинулся из провинциального рода; при Калигуле занимал должности эдила и претора; при Клавдии в награду за военные успехи в Британии удостоен триумфальных украшений, жречества и консульства, а затем — проконсульства в Африке. При Нероне впал было в немилость, так как часто выходил во время пения императора или просто засыпал, однако в 67–ом году послан в Иудею подавлять восстание. В 69–ом году провозглашен императором легионами Сирии, Египта и Иудеи. И Тацит и Светоний сообщают, что пророчество о владыке мира, который около этого времени должен был выйти из Иудеи, относили к Веспасиану. Взятый в плен во время Иудейской войны военачальник Иосиф, позднее названный Флавием, высказывал убеждение в том же.

Простое происхождеие, грубоватые привычки и скупость делали нового императора предметом насмешек. Вспоминали, как в бытность эдилом в Риме он не позаботился о чистоте улиц, и Гай Калигула велел сыпать мусор ему за пазуху; как жители провинции Африка, где он был проконсулом, закидали его репой; как, занявшись по бедности торговлей мулами (что считалось несовместимым с достоинством сенатора и вообще было запрещено законом Клавдия от 228–го года до н.э.) он получил кличку «Ослушник». Александрийцы прозвали его «Крохобор» и «Форшмак». Смеялись над его знаменитым эдиктом об установлении налога на отхожие места. Его лицо имело характерное напряженное выражение, заметное и на портретах, и когда однажды за столом он попросил шута: «скажи и обо мне что–нибудь смешное», тот ответил: «Скажу, когда просрешься». К своему сверхчеловеческому статусу он относился довольно иронически, однако, если верить рассказам, «умереть, садясь на судно» не пожелал, умер стоя и был посмертно обожествлен.

Его латинские инициалы C.T.F.V.P. (Кесарь Тит Флавий Веспасиан Патер или Принцепс), составляющие по еврейской гематрии Шестьсот Шестьдесят Шесть и произнесенные по–арамейски (Катапуп), напоминают уху человека, привыкшего к разговорному греческому языку, производное от «катапепсо» (перевариваю пищу) и могут быть поняты как кличка наподобие приведенных выше. Можно понять и причины, по которым Иоанн не хотел выписывать это прозвище.

Ветры или духи небесные — ангелы стран света, углов пространства, идентичные всадникам Откровения. Описаны в книге пророка Захарии, смотри Приложение.

Всадник — ангел одной из стран света или одного из углов пространства. Цвет коня является символом соответствующего угла, как в Откровении, так и в книге Захарии: восток — белый, запад — рыжий, север — черный и юг — пегий. Цвет востока и севера даны по понятной натуралистической символике: сторона, откуда исходит свет, бела, а цвет зимнего северного неба черен. В отношении запада опирались на впечатление от неба при закате. Югу приписана пегая масть, так как подвижные светила, изображаемые как светлые пятна на фоне темного неба, обращаются по склоненной к югу эклиптике. Обычная коннотация пегому цвету — сильный, резвый, ретивый.

Гематрия — учение о числовом значении слов. Она предполагает осмысленные связи между словами, которым соответствуют равные числа. Гематрия основана на факте изображения в еврейском и в греческом языке букв и цифр одними и теми же знаками. Полагая буквы за числа и находя их сумму, можно вычислить числовое значение любого слова.

В еврейском алфавите первые девять букв соответствуют единицам, следующие девять — десяткам и последние четыре — сотням.

Гонения на христиан. Более или менее достоверная история гонений на собственно христиан (не как на иудейскую секту) начинается со 2–го века н.э. О преследованиях 1–го века говорят историки Тацит и Светоний, сами жившие десятилетиями позже. Конфликты в Иерусалиме, о которых пишет Иосиф Флавий, лежат в области внутрииудейских отношений. Сюда же примыкает сообщение Светония об инциденте, имевшем место при Клавдии: «Иудеев, постоянно волнуемых Хрестом, он (Клавдий) изгнал из Рима». Хотя и высказывались сомнения в тождестве Хреста Христу, в последнее время убедились, что такая идентификация не противоречит правилам греко–латинской фонетики. Светоний (вернее его источник) имел в виду волнения мессианского (то есть христианского, но не обязательно в позднейшем смысле слова) характера.

Известие Тацита о зверствах Нерона (Анналы, 15:44) значительно определеннее:

«И вот Нерон, чтобы побороть слухи (о том, что он сам поджег Рим), приискал виноватых и предал изощреннейшим казням тех, кто своими мерзостями навлек на себя всеобщую ненависть и кого толпа называла христианами. Христа, от имени которого происходит это название, казнил при Тиберии прокуратор Понтий Пилат; подавленное на время это зловредное суеверие стало вновь прорываться наружу, и не только в Иудее, откуда пошла эта пагуба, но и в Риме, куда отовсюду стекаются все наиболее гнусное и постыдное и где оно находит приверженцев. Итак, сначала были схвачены те, кто открыто признавал себя принадлежащим к этой секте, а затем по их указаниям и великое множество прочих, изобличенных не столько в злодейском поджоге, сколько в ненависти к роду людскому. Их умерщвление сопровождалось издевательствами, ибо их облачали в шкуры диких зверей, дабы они были растерзаны насмерть собаками, распинали на крестах, или обреченных на смерть в огне, поджигали с наступлением темноты ради ночного освещения… И хотя на христианах лежала вина и они заслуживали самой суровой кары, все же эти жестокости пробуждали сострадание к ним, ибо казалось, что их истребляют не в видах общественной пользы, а вследствие кровожадности одного Нерона».

Даже если считать фразу о Христе и Пилате позднейшей поясняющей вставкой, (что возможно, если судить по ритму текста), открывается картина преследования вполне определенной группы с ясной идентификацией. После пожара Нерон принес христиан — людей чужеродных и подозрительных — в жертву предрассудкам толпы. Поэтому и здесь о собственно религиозном преследовании говорить еще рано.

Христиане несомненно страдали от последствий Иудейской войны, но скорее как иудейская мессианская секта, нежели как отдельная община, и ничего более конкретного об этом не известно. Неясен вопрос и о гонениях Домициана. Традиция христианской историографии поздняя и сама опирается на сообщения из Апокалипсиса, приписывая этому произведению соответственную дату. Светоний же говорит только о строгом взыскании Домицианом «иудейского налога», от чего могли, разумеется, страдать и христиане, а казнь Домицианом Флавия Клемента имела причиной, согласно Диону, исповедание иудейства, а не христианства. Характерное историческое недоразумение: его считают христианским мучеником и, возможно, по справедливости, но для властей он иудейский сектант. Тем не менее, в результате событий, имевших место при Флавиях, — Иудейская война, двусмысленное положение христиан в вопросе о иудейском налоге, паганизация христианских общин — постепенно сложилось твердое убеждение, что христианство само по себе, не как аспект иудейства, враждебно роду человеческому. (Фраза Тацита об этом передает убеждение эпохи Траяна, а не Нерона). Это можно понять, если прочитать например главу 18 в Откровении, о падении Вавилона, глазами римлянина. Известную роль играли также предрассудки простонародья и смешение христиан в глазах властей с другими восточными тайными сектами. Все эти факторы создали ситуацию религиозного преследования христиан, причем в вину вменялось самое их имя.

О характере гонения в начале 2–го века н.э. дает представление письмо Плиния Младшего (Секунда) Траяну из Вифинии и ответ императора (Письма Плиния Младшего, 96 и 97 из книги 10).

Плиний императору Траяну.

Для меня привычно, владыка, обращаться к тебе со всеми сомнениями. Кто лучше может направить меня в нерешительности или наставить в неведении? Я никогда не присутствовал на следствиях о христианах: поэтому я не знаю, о чем принято допрашивать и в какой мере наказывать. Не мало я и колебался, есть ли тут какое различие по возрасту, или же ничем не отличать малолеток от людей взрослых, прощать ли раскаявшихся или же человеку, который был христианином, отречение не поможет, и следует наказывать само имя, даже при отсутствии преступления, или же преступления, связанные с именем. Пока что с теми, на кого донесли как на христиан, я действовал так. Я спрашивал их самих, христиане ли они; сознавшихся спрашивал во второй и третий раз, угрожая наказанием; упорствующих отправлял на казнь. Я не сомневался, что в чем бы они ни признались, но их следовало наказать за непреклонную закоснелость и упрямство. Были и такие безумцы, которых я, как римских граждан, назначил к отправке в Рим. Затем, пока шло разбирательство, как это обычно бывает, преступников стало набираться все больше, и обнаружились случаи разнообразные. Мне был предложен список, составленный неизвестным и содержащий много имен. Тех, кто отрицал, что они христиане или были ими, я решил отпустить, когда они, вслед за мной, призвали богов, совершили перед изображением твоим, которое я с этой целью велел принести вместе со статуями богов, жертву ладаном и вином, а кроме того похулили Христа: настоящих христиан, говорят, нельзя принудить ни к одному из этих поступков. Другие названные доносчиком сказали, что они христиане, а затем отреклись: некоторые были, но отпали, одни три года назад, другие много тому лет, некоторые лет тому двадцать. Все они почтили и твое изображение, и статуи богов и похулили Христа. Они утверждали, что вся их вина или заблуждение состояли в том, что они в установленный день собирались до рассвета, воспевали, чередуясь, Христа как бога и клятвенно обязывались не преступления совершать, а воздерживаться от воровства, грабежа, прелюбодеяния, нарушения слова, отказа выдать доверенное. После этого они обычно расходились и сходились опять для принятия пищи, обычной и невинной, но что и это они перестали делать после моего указа, которым я, по твоему распоряжению, запретил тайные общества. Тем более счел я необходимым под пыткой допросить двух рабынь, называвшихся служительницами, что здесь было правдой, и не обнаружил ничего, кроме безмерного уродливого суеверия. Поэтому, отложив расследование, я прибегаю к твоему совету. Дело, по–моему, заслуживает обсуждения, особенно вследствие находящихся в опасности множества людей всякого возраста, всякого звания и обоих полов, которых зовут и будут звать на гибель. Зараза этого суеверия прошла не только по городам, но и по деревням и поместьям, но, кажется, ее можно остановить и помочь делу. Достоверно установлено, что храмы, почти покинутые, опять начали посещать; обычные службы, давно прекращенные, восстановлены, и всюду продается мясо жертвенных животных, на которое до сих пор едва–едва находился покупатель. Из этого легко заключить, какую толпу людей можно исправить, если позволить им раскаяться.

Ответ:

Траян Плинию.

Ты поступил вполне правильно, мой Секунд, произведя следствие о тех, на кого тебе донесли как на христиан. Установить здесь какое–нибудь общее определенное правило невозможно. Выискивать их незачем: если на них поступит донос и они будут изобличены, их следует наказать, но тех, кто отречется, что они христиане, и докажет это на деле, т. е. помолится нашим богам, следует за раскаяние помиловать, хотя бы в прошлом они и были под подозрением. Безымянный донос о любом преступлении не должно принимать во внимание. Это было бы дурным примером и не соответствует духу нашего времени

Жертвенник, золотой или малый алтарь для курений.

Описание из книги Исход, 37:25 — 29.

25 И сделал жертвенник курения из дерева ситтим: длина его локоть и ширина его локоть, четыреугольный, вышина его два локтя; из него выходили роги его; 26 и обложил его чистым золотом, верх его и стороны его кругом, и роги его, и сделал к нему золотой венец вокруг; 27 под венцом его на двух углах его сделал два кольца золотых; с двух сторон его сделал их, чтобы вкладывать в них шесты для ношения его; 28 шесты сделал из дерева ситтим и обложил их золотом. 29 И сделал миро для священного помазания и курение благовонное, чистое, искусством составляющего масти.

Жертвенник, медный или большой алтарь для всесожжений.

Описание из книги Исход, 38:1 — 7.

1 И сделал жертвенник всесожжения из дерева ситтим длиною в пять локтей и шириною в пять локтей, четыреугольный, вышиною в три локтя; 2 и сделал роги на четырех углах его, так что из него выходили роги, и обложил его медью. 3 И сделал все принадлежности жертвенника: горшки, лопатки, чаши, вилки и угольницы; все принадлежности его сделал из меди. 4 И сделал для жертвенника решетку, род сетки, из меди, по окраине его внизу до половины его; 5 и сделал четыре кольца на четырех углах медной решетки для вкладывания шестов. 6 И сделал шесты из дерева ситтим, и обложил их медью, 7 и вложил шесты в кольца на боках жертвенника, чтобы носить его посредством их; пустой внутри из досок сделал его.

Во времена Первого и Второго храма жертвенник был установлен перед входом в Святилище на возвышении, и к нему поднимались по ступеням.

Иудейская война, 66 — 73 г.н.э. Восстание иудеев против римлян, сопровождавшееся внутренней революцией в самой Иудее на фоне временного распада Римской империи. В ходе войны римляне вначале потерпели несколько тяжелых поражений и были изгнаны из Иудеи и Галилеи. Развивавшаяся внутренняя революция под мессианскими лозунгами привела к истреблению садуккейской партиии и к поражению фарисеев. Власть в большей части Иерусалима захватили фанатические группы зелотов. Тем временем присланный с тремя легионами Веспасиан в течение 67–го года подавил восстание почти повсеместно, кроме Иерусалима и нескольких крепостей. Однако вследствие смут в империи он в 68–ом году прервал военные действия, которые были возобновлены только в 70–ом году его сыном Титом. Соперничавшие в осажденном Иерусалиме партии не прекращали вооруженной борьбы, сожгли запасы хлеба, истребляли друг друга и тем облегчили взятие города в августе 70 г. В огне погиб храм. Военные действия продолжались еще три года, прежде чем были уничтожены последние очаги сопротивления.

Казни египетские — наказания, которым подвергся Египет из–за нежелания фараона отпустить евреев в пустыню для жертвоприношения. Позднейшие комментаторы насчитывали ровно десять казней, хотя нельзя быть уверенным, что некоторые из них действительно отдельные казни, а не части одной, например, «мошки» и «песьи мухи». Приводим ставший классическим список: 1. Кровь в реке. 2. Нашествие жаб. 3. Мошки. 4. Песьи мухи. 5. Язва на скоте. 6. Воспаление с нарывами. 7. Град. 8. Нашествие саранчи. 9. Густая тьма. 10. Смерть первенцев.

Калигула — прозвище Гая Цезаря, 12 — 41 г.н.э., принцепса с 37–го года. О первый стал притязать при жизни на божественное значение. До этого объектом культа был не сам принцепс, а его гений, дух–хранитель. Но Гай, согласно Светонию, «даже храм Кастора и Поллукса превратил в вестибюль своего Палатинского дворца и часто стоял между их статуями, принимая божеские почести. Его называли Юпитером Латинским». Своему гению он посвятил особый храм, назначил жреца, поставил собственное изваяние в полный рост, определил на каждый день специальные жертвы: павлинов, цесарок, фазанов, фламинго и т.д. По ночам, когда сияла полная луна, он звал ее в свои объятья, а днем вел беседы с Юпитером Капитолийским. Пытался установить свою статую в Иерусалимском храме. Убит заговорщиками.

Клавдий, 10 г. до н.э. — 54 г.н.э., принцепс с 41–го года. Умер от яда. При жизни чрезмерные почести отвергал, но был обожествлен посмертно и посмертно же осмеян стоическим философом Сенекой в довольно плоской сатире «Становление тыквой» (Апоколокинтоз), пародии на апофеоз императора. Этот случай дает представление о взглядах просвещенной части римского общества на божественный статус правителей.

Ковчег Завета — одна из важнейших святынь Израиля.

Описание из книги Исход, 37:1 — 9.

1 И сделал Веселеил ковчег из дерева ситтим; длина его два локтя с половиною, ширина его полтора локтя и высота его полтора локтя; 2 и обложил его чистым золотом внутри и снаружи и сделал вокруг него золотой венец; 3 и вылил для него четыре кольца золотых, на четырех нижних углах его: два кольца на одной стороне его и два кольца на другой стороне его. 4 И сделал шесты из дерева ситтим и обложил их золотом; 5 и вложил шесты в кольца, по сторонам ковчега, чтобы носить ковчег. 6 И сделал крышку из чистого золота: длина ее два локтя с половиною, а ширина полтора локтя. 7 И сделал двух херувимов из золота: чеканной работы сделал их на обоих концах крышки, 8 одного херувима с одного конца, а другого херувима с другого конца: выдавшимися из крышки сделал херувимов с обоих концов ее; 9 и были херувимы с распростертыми вверх крыльями и покрывали крыльями своими крышку, а лицами своими были обращены друг к другу; к крышке были лица херувимов.

Левиафан, морской змей. Описание из книги Иова, гл. 40 — 41.

Можешь ли ты поймать Левиафана на удочку, лескою за язык? Проденешь ли ему в ноздри травинку? Или проколешь челюсти? Будет ли он тебя многословно умолять, говорить ласковые речи? Пойдет к тебе в вечное рабство? — Чтобы ты с ним играл как с птичкой, словно девочка в твоем доме, или чтобы рыбаки торговали его тушей, нарубив на куски для ханаанских лавочников? Ты что — способен пробить его шкуру копьем и голову пронзить багром? Попробуй — подними на него руку! Помни — это твой последний бой! Не надейся! Ты погиб от одного вида его!

Он фыркнет — свет засияет. Он глянет — зарево загорается. Разинет рот — все пламенеет, и огненные лоскутья взлетают, из ноздрей бьет пар, как из кипящего котла, он дышит и раздувает горящие угли, и пламя струится из его горла. А какая у него шея! Ужасная, мощная! И тело его словно отлито воедино, и сердце его как камень, жестокое как нижний жернов. И когда он выходит — сильнейшие дрожат, теряя рассудок, и меч, и копье, и стрела, и праща, и медь ему как труха, а железо — солома, и дубина ему не страшнее, чем пенька! Вот засвистело копье — но это же смешно!

Он боронит ил своим граненым брюхом — и бездна клокочет, и пучина становится словно кипящее варево, светится светлый след, и самое море седеет. Бесстрашен он и самими сынами гордыни повелевает.

Связь Левиафана с эсхатологическим Днем Господним изображена у Исайи, 27:1.

Ибо вот выходит Господь из жилища своего наказать обитателей земли за их беззаконие, и земля откроет поглощенную ею кровь и уже не скроет убитых своих. В тот день поразит Господь мечем своим тяжелым, большим и крепким Левиафана, змея прямо бегущего, и Левиафана, змея изгибающегося, и убьет чудовище морское.

Мегиддо — современный Тель–Мегиддо, холм Мегиддо, на месте древнего города Мегиддо, 32 градуса 35 минут северной широты; 35 градусов 11 минут восточной долготы.

Мельхиседек, в 1–м веке значение этого имени понимали как «царь праведности». Современный Аврааму царь Иерусалима и священник Бога Всевышнего, Эль Эльона. Его фигура персонифицировала идею царственного священства в ессейских кругах и в ранней церкви.

Встреча Авраама с Мельхиседеком изображена в книге Бытия, 14:18 — 20, см. Приложение.

Священником по чину Мельхиседекову назван, как полагали, мессия в 109–ом псалме, которому придавалось эсхатологическое значение:

Псалом Давида.

1 Сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих. 2 Жезл силы Твоей пошлет Господь с Сиона: господствуй среди врагов Твоих. 3 В день силы Твоей народ Твой готов во благолепии святыни; из чрева прежде денницы подобно росе рождение Твое. 4 Клялся Господь и не раскается: Ты священник вовек по чину Мелхиседека. 5 Господь одесную Тебя. Он в день гнева Своего поразит царей; 6 совершит суд над народами, наполнит землю трупами, сокрушит голову в земле обширной. 7 Из потока на пути будет пить, и потому вознесет главу.

Оба ветхозаветных текста прокомментированы в мессианском и эсхатологическом духе в Послании к Евреям, 5:5 — 10 и 6:17 — 7:22.

Из главы 5: 5 Так и Христос не Сам прославил Себя, став Первосвященником, но Сказавший к Нему: Ты — Сын Мой, Я сегодня родил Тебя; 6 как и в другом месте Он говорит: Ты — Священник вовек по чину Мелхиседека. 7 Он в дни плоти Своей, с сильным воплем и со слезами принеся прошения и молитвы Могущему спасти Его от смерти и быв услышан за Свое благоговение, 8 хотя и Сын, страданиями научился послушанию, 9 и, усовершённый, стал для всех послушных Ему виновником спасения вечного, 10 от Бога провозглашенный Первосвященником по чину Мелхиседека.

Из главы 6: 17 Поэтому Бог, желая изобильнее показать наследникам обещания непреложность воли Своей, воспользовался клятвой, 18 чтобы в двух вещах непреложных, в которых невозможно Богу солгать, сильное ободрение имели мы, нашедшие убежище и ухватившиеся за предлежащую надежду, 19 которая для души есть словно якорь, и надёжный, и твёрдый, и проникающий внутрь за завесу, 20 куда предтечею за нас вошел Иисус, став Первосвященником вовек по чину Мелхиседека.

Из главы 7: 1 Ибо этот Мелхиседек, царь Салима, священник Бога Всевышнего, встретивший Авраама, когда тот возвращался после поражения царей, и благословивший его, 2 которому Авраам отделил десятину от всего, он, во–первых, согласно значению своего имени, царь праведности, а затем и царь Салима, что значит царь мира, 3 без отца, без матери, без родословия, не имеющий ни начала дней, ни конца жизни, но уподобленный Сыну Божию, пребывает священником навсегда. 4 Но смотрите, как велик тот, кому Авраам, патриарх, дал десятину из лучших добыч своих. 5 А поскольку получающие священство из сынов Левииных имеют заповедь брать по Закону десятину с народа, то есть с братьев своих, хотя и они произошли от чресл Авраамовых, — 6 тот, не происходящий от рода их, взял десятину с Авраама и благословил имеющего обещание. 7 А совершенно бесспорно, меньшее благословляется большим. 8 И здесь десятину берут смертные люди, а там Имеющий о Себе свидетельство, что Он жив. 9 И можно сказать, что и Левий, взимающий десятину, чрез посредство Авраама дал десятину: 10 ибо он был еще в чреслах отца, когда встретил его Мелхиседек. 11 Итак, если бы совершенство достигалось чрез левитское священство — ибо оно является основанием Закона для народа, — какая была бы еще нужда восставать иному священнику по чину Мелхиседека, а не по чину Аарона ему именоваться? 12 Ибо с переменой священства необходима бывает и перемена Закона. 13 Ибо Тот, о Ком это говорится, принадлежал к иному колену, из которого никто не служил жертвеннику. 14 Ибо известно, что Господь наш воссиял от Иуды, из колена, о котором Моисей не сказал ничего относительно священников. 15 И это еще яснее видно, если по подобию Мелхиседека восстает священник иной, 16 который стал им не по Закону заповеди плотяной, но по силе жизни непрестающей. 17 Ибо засвидетельствовано: Ты Священник вовек по чину Мелхиседека. 18 Ибо происходит и отмена прежней заповеди, вследствие её немощи и бесполезности — 19 ибо Закон ничего не довёл до совершенства, — и введение новой надежды, чрез которую мы приближаемся к Богу. 20 И поскольку не без клятвы — ибо те стали священниками без клятвы, 21 а Он с клятвой устами Того, Кто говорит Ему: клялся Господь и не раскается: Ты Священник вовек, — 22 постольку и лучшего завета поручителем стал Иисус.

Мелхиседек был важным эсхатологическим персонажем: среди текстов Кумрана найден «Мидраш Мелкицедек», в котором сыны света сопоставлены с «людьми жребия Мелкицедека». Филон Александрийский видел в нем воплощение Логоса. Известны ранне–христианские сектанты — мелхиседекиане.

Море медное. Описание из Третьей книги Царств, 7:23 — 26.

23 И сделал литое из меди море, — от края его до края его десять локтей, — совсем круглое, вышиною в пять локтей, и снурок в тридцать локтей обнимал его кругом. 24 Подобия огурцов под краями его окружали его по десяти на локоть, окружали море со всех сторон в два ряда; подобия огурцов были вылиты с ним одним литьем. 25 Оно стояло на двенадцати волах; три глядели к северу, три глядели к западу, три глядели к югу и три глядели к востоку; море лежало на них, и зады их были обращены внутрь под него. 26 Толщиной оно было в ладонь, и края его, сделанные подобно краям чаши, походили на распустившуюся лилию. Оно вмещало две тысячи батов.

Нерон, 37 — 68 г.н.э., принцепс с 54 г., последний из рода Юлиев–Клавдиев. Покончил с собой перед лицом неминуемой смерти в результате восстаний легионов в Галлии и Испании, перешедших в «революцию четырех императоров».

Своей расточительностью, несерьезностью и артистизмом довел Римское госудасртво фактически до распада, был однако популярен у простонародья. Согласно Тациту, учинил в Риме на христиан жесточайшее гонение.

Историки упоминают еще о трех лже–Неронах, появлявшихся на востоке после его гибели. Толкователи 13–й главы Откровения (в их числе Фридрих Энгельс) пытались отнести к Нерону текст о числе зверя. Хотя обоснования неубедительны, нельзя отрицать, что образ Нерона как Антихриста существует в сознании христиан довольно давно, войдя в совокупное представление об иррационально жестоком, «упоенном кровью» Риме — Блуднице Апокалипсиса.

Офанимы — ангелы колес колесницы из видений Иезекииля. Колеса «полны очей» однако это не органы божественного зрения, но источники света. Описание из книги Иезекииля, 10:9 — 13.

9 И видел я: вот четыре колеса подле херувимов, по одному колесу возле каждого херувима, и колеса по виду — как бы из камня топаза. 10 И по виду все четыре сходны, как будто бы колесо находилось в колесе. 11 Когда шли они, то шли на четыре свои стороны; во время шествия своего не оборачивались, но к тому месту, куда была обращена голова, и они туда шли; во время шествия своего не оборачивались. 12 И все тело их и спина их, и руки их, и крылья их, и колеса кругом были полны очей, — все четыре колеса их. 13 К колесам сим, как я слышал, сказано было: галгал.

Переосвящение храма, как и освящение скинии осуществлялось путем помазания священных предметов и воскурения. Составы для обеих процедур описаны в книге Исход, 30:23 — 38.

23 возьми себе самых лучших благовонных веществ: смирны самоточной пятьсот [сиклей], корицы благовонной половину против того, двести пятьдесят, тростника благовонного двести пятьдесят, 24 касии пятьсот сиклей, по сиклю священному, и масла оливкового гин; 25 и сделай из сего миро для священного помазания, масть составную, искусством составляющего масти: это будет миро для священного помазания; 26 и помажь им скинию собрания и ковчег [скинии] откровения, 27 и стол и все принадлежности его, и светильник и все принадлежности его, и жертвенник курения, 28 и жертвенник всесожжения и все принадлежности его, и умывальник и подножие его; 29 и освяти их, и будет святыня великая: все, прикасающееся к ним, освятится; 30 помажь и Аарона и сынов его и посвяти их, чтобы они были священниками Мне. 31 А сынам Израилевым скажи: это будет у Меня миро священного помазания в роды ваши; 32 тела прочих людей не должно помазывать им, и по составу его не делайте [сами себе] подобного ему; оно — святыня: святынею должно быть для вас; 33 кто составит подобное ему или кто помажет им постороннего, тот истребится из народа своего. 34 И сказал Господь Моисею: возьми себе благовонных веществ: стакти, ониха, халвана душистого и чистого ливана, всего половину, 35 и сделай из них искусством составляющего масти курительный состав, стертый, чистый, святый, 36 и истолки его мелко, и полагай его пред ковчегом откровения в скинии собрания, где Я буду открываться тебе: это будет святыня великая для вас; 37 курения, сделанного по сему составу, не делайте себе: святынею да будет оно у тебя для Господа; 38 кто сделает подобное, чтобы курить им, [душа та] истребится из народа своего.

Благовония сжигались в огромном количестве (Исх., 40:34 — 35).

34 И покрыло облако скинию собрания, и слава Господня наполнила скинию. 35 И не мог Моисей войти в скинию собрания, потому что осеняло ее облако, и слава Господня наполняла скинию.

Подставы — так в синодальном переводе названы «мехонот», особые короба с колесами. По углам коробов имелись изображения крылатого льва, тельца, орла (так у Иосифа Флавия, Иудейские древности, книга 8, глава 3, ст. 6), и, очевидно, человека, то есть элементов, составляющих образ херувима. Сосуды, которые устанавливались на коробах, служили для мытья ног и внутренностей жертв всесожжения. Колесница Иезекииля имеет своим прообразом эти подставы.

Описание из Третьей книги Царств, 7:27 — 39.

27 И сделал он десять медных подстав; длина каждой подставы — четыре локтя, ширина — четыре локтя и три локтя — вышина. 28 И вот устройство подстав: у них стенки, стенки между наугольными пластинками; 29 на стенках, которые между наугольниками, изображены были львы, волы и херувимы; также и на наугольниках, а выше и ниже львов и волов — развесистые венки; 30 у каждой подставы по четыре медных колеса и оси медные. На четырех углах выступы наподобие плеч, выступы литые внизу, под чашею, подле каждого венка. 31 Отверстие от внутреннего венка до верха в один локоть; отверстие его круглое, подобно подножию столбов, в полтора локтя, и при отверстии его изваяния; но боковые стенки четырехугольные, не круглые. 32 Под стенками было четыре колеса, и оси колес в подставах; вышина каждого колеса — полтора локтя. 33 Устройство колес такое же, как устройство колес в колеснице; оси их, и ободья их, и спицы их, и ступицы их, все было литое. 34 Четыре выступа на четырех углах каждой подставы; из подставы выходили выступы ее. 35 И на верху подставы круглое возвышение на пол–локтя вышины; и на верху подставы рукоятки ее и стенки ее из одной с нею массы. 36 И изваял он на дощечках ее рукоятки и на стенках ее херувимов, львов и пальмы, сколько где позволяло место, и вокруг развесистые венки. 37 Так сделал он десять подстав: у всех их одно литье, одна мера, один вид. 38 И сделал десять медных умывальниц: каждая умывальница вмещала сорок батов, каждая умывальница была в четыре локтя, каждая умывальница стояла на одной из десяти подстав. 39 И расставил подставы — пять на правой стороне храма и пять на левой стороне храма, а море поставил на правой стороне храма, на восточно–южной стороне.

Революция четырех императоров — период смут и временного распада Римской империи, начавшийся при Нероне и окончившийся с укреплением режима Веспасиана. Четыре императора: Гальба, Отон, Вителлий и Веспасиан, которые сменили один другого в течение года (69–го). Описание из тацитовой Истории, книга 1, глава 2:

Я приступаю к рассказу о временах, исполненных несчастий, изобилующих жестокими битвами, смутами и распрями, о временах, диких и неистовых даже в мирную пору. Четыре принцепса, погибших насильственной смертью, три гражданские войны, ряд внешних и много таких, что были одновременно и гражданскими, и внешними, удачи на Востоке и беды на Западе — Иллирия объята волнениями, колеблется Галлия, Британия покорена и тут же утрачена, племена сарматов и свебов объединяются против нас, растет слава даков, ударом отвечающих Риму на каждый удар, и даже парфяне, следуя за шутом, надевшим личину Нерона, готовы взяться за оружие. На Италию обрушиваются беды, каких она не знала никогда или не видела уже с незапамятных времен: цветущие побережья Кампании где затоплены морем, где погребены под лавой и пеплом; Рим опустошают пожары, в которых гибнут древние храмы, выгорел Капитолий, подожженный руками граждан. Поруганы древние обряды, осквернены брачные узы; море покрыто кораблями, увозящими в изгнание осужденных, утесы запятнаны кровью убитых. Еще худшая жестокость бушует в самом Риме, — все вменяется в преступление: знатность, богатство, почетные должности, которые человек занимал или от которых он отказался, и неминуемая гибель вознаграждает добродетель. Денежные премии, выплачиваемые доносчикам, вызывают не меньше негодования, чем их преступления. Некоторые из них в награду за свои подвиги получают жреческие и консульские должности, другие управляют провинциями императора и вершат дела в его дворце. Внушая ужас и ненависть, они правят всем по своему произволу. Рабов подкупами восстанавливают против хозяев, вольноотпущенников — против патронов. Если у кого нет врагов, его губят друзья.

Саранча — описание нашествия саранчи в связи с эсхатологическим Днем Господним дано в книге пророка Иоиля, 1:4 — 2:11.

Из главы 1

4 Оставшееся от гусеницы ела саранча, оставшееся от саранчи ели черви, а оставшееся от червей доели жуки. 5 Пробудитесь, пьяницы, и плачьте и рыдайте, все пьющие вино, о виноградном соке, ибо он отнят от уст ваших! 6 Ибо пришел на землю Мою народ сильный и бесчисленный; зубы у него — зубы львиные, и челюсти у него — как у львицы. 7 Опустошил он виноградную лозу Мою, и смоковницу Мою обломал, ободрал ее догола, и бросил; сделались белыми ветви ее. 8 Рыдай, как молодая жена, препоясавшись вретищем, о муже юности своей! 9 Прекратилось хлебное приношение и возлияние в доме Господнем; плачут священники, служители Господни. 10 Опустошено поле, сетует земля; ибо истреблен хлеб, высох виноградный сок, завяла маслина. 11 Краснейте от стыда, земледельцы, рыдайте, виноградари, о пшенице и ячмене, потому что погибла жатва в поле; 12 засохла виноградная лоза и смоковница завяла; гранатовое дерево, пальма и яблоня — все дерева в поле посохли; потому и веселье у сынов человеческих исчезло. 13 Препояшьтесь вретищем и плачьте, священники! рыдайте, служители алтаря! войдите, ночуйте во вретищах, служители Бога моего! ибо не стало в доме Бога вашего хлебного приношения и возлияния. 14 Назначьте пост, объявите торжественное собрание, созовите старцев и всех жителей страны сей в дом Господа Бога вашего и взывайте к Господу. 15 О, какой день! ибо день Господень близок; как опустошение от Всемогущего придет он. 16 Не пред нашими ли глазами отнимается пища, от дома Бога нашего — веселье и радость? 17 Истлели зерна под глыбами своими, опустели житницы, разрушены кладовые, ибо не стало хлеба. 18 Как стонет скот! уныло ходят стада волов, ибо нет для них пажити; томятся и стада овец. 19 К Тебе, Господи, взываю; ибо огонь пожрал злачные пастбища пустыни, и пламя попалило все дерева в поле. 20 Даже и животные на поле взывают к Тебе, потому что иссохли потоки вод и огонь истребил пастбища пустыни.

Из главы 2

1 Трубите трубою на Сионе и бейте тревогу на святой горе Моей; да трепещут все жители земли, ибо наступает день Господень, ибо он близок — 2 день тьмы и мрака, день облачный и туманный: как утренняя заря, распространяется по горам народ многочисленный и сильный, какого не бывало от века и после того не будет в роды родов. 3 Перед ним пожирает огонь, а за ним палит пламя; перед ним земля как сад Едемский (приятность), а позади него будет опустошенная степь, и никому не будет спасения от него. 4 Вид его как вид коней, и скачут они как всадники; 5 скачут по вершинам гор как бы со стуком колесниц, как бы с треском огненного пламени, пожирающего солому, как сильный народ, выстроенный к битве. 6 При виде его затрепещут народы, у всех лица побледнеют. 7 Как борцы, бегут они и, как храбрые воины, влезают на стену, и каждый идет своею дорогою и не сбивается с путей своих. 8 Не давят друг друга, каждый идет своею стезею, и падают на копья, но остаются невредимы. 9 Бегают по городу, поднимаются на стены, влезают на дома, входят в окна, как вор. 10 Перед ними потрясется земля, поколеблется небо; солнце и луна помрачатся, и звезды потеряют свой свет. 11 И Господь даст глас Свой пред воинством Своим, ибо весьма многочисленно полчище Его и могуществен исполнитель слова Его; ибо велик день Господень и весьма страшен, и кто выдержит его?

Свет; сыны света — одно из названий, которым ессеи именовали себя в качестве воинства Господня и в противоположность войску Велиала, сынам тьмы. Другие названия: святые, остаток, нищие духом — встречаются также в Новом Завете. Подробности брани с Велиалом известны из Устава войны.

Продолжительность военных действий — сорок два года, шесть семилетий сорокадевятилетнего юбилейного цикла (сравни семь действ Откровения); в том числе шесть лет субботние, когда ничего не предпринимают, шесть лет на подготовку (по году на семилетие); десять лет воюют против сынов Хама, десять — против сынов Яфета и девять против сынов Симовых. Последний год — «лето, от Бога определенное» для решительной схватки, по завершении которой сыны света возвращаются с победой в Иерусалим (сравни гл. 20 — 22 в Откровении).

Противник — киттимляне ассирийские, под которыми подразумеваются римляене (сравни Вавилон в Откровении). В завете нечестия с ними состоят все народы земли, а также все бесы, и предводительствует ими Велиал, то есть Сатана.

Армия сынов света возглавлена Богом и включает ангелов, в частности, Князя Света, которому в Откровении соответствует фигура Мессии; затем — священники и левиты, подающие в битве сигналы трубами и звуками рога, с первосвященником во главе; далее — собственно, воины, пешие, конные и вспомогательные отряды из молодежи.

Структура армии: «общество святых» состоит теоретически из двенадцати колен Израиля или четырех станов. Но к 1–му веку н.э. практически сохранились лишь три колена: Левия, Иуды и Вениамина, которые вместе составляли один стан. Стан подразделялся на семь «мириад» или «тем», которые на иврите назывались «рибо», то есть «множество». Такой отряд считался эквивалентным римскому легиону. Одно рибо составляли четыре тысячи человек, которым придавалось еще восемьсот всадников. Тысячи подразделялись на сотни, пятидесятки и десятки. (Сравни Мк., 6:39— 40, насыщения множества, то есть рибо, расположившегося по сотням и пятидесяткам). Всего в войске насчитывалось 28 тысяч пеших и 6 тысяч конных, да еще священники и левиты, в общей сложности примерно по 12000 человек на каждое из трех колен. Сравни с запечатлением избранных в главе 7–й Откровения — тоже по 12000 на каждое колено).

Оружие: мечи и копья, причем на стальных клинках и наконечниках инкрустированы золотые колосья пшеницы.

Идеологическое оформление: Устав войны перечисляет лозунги на оружии и трубах, носящие характер молитвенных заклинаний и утверждающие Богоприсутствие в каждом моменте военных действий. Битвами руководят священники, один из которых произносит речь перед войском, заставляющую вспомнить гл. 2 и 3–ю в Откровении. Хор духовенства и командующих декламирует благословение Богу и поношение Велиалу. В составе других речей Устав приводит цитаты из Пятикнижия, Пророков и небиблейские псалмы.

Ход войны: произойдет семь схваток, семь «жребиев» (сравни семантику Армагеддона как горы или города жребиев, Откр. 16:16 и комментарий). В трех схватках будут побеждать сыны света, в трех — сыны тьмы. Тогда сам Велиал препояшется на битву, и тут, с седьмым жребием, мощная десница Божия ввергнет Велиала и всех, предавшихся ему, в погибель вечную.

Идейное сходство Откровения и Устава войны очевидно. Целые пласты идеологии и фразеологии ессеев были усвоены ранними христианами.

Святые — слово, обнимающее широкуюобласть значений с общим смыслом избранности, близости к Богу. Святыми могут быть и люди, и ангелы, и души погибших. В человечестве святые это прежде всего евреи как богоизбранный народ, более специально — жители Святой земли, в отличие от иудеев рассеяния, еще конкретнее — жители Иерусалима, в особенности же те, кто обретается при храме. В несколько ином аспекте святые это представители группы или секты, считающей себя избранной из еврейского народа или из всего человечества. Наконец святые это люди «жребия Божия» или «жребия Иисуса Христа», мученики и т.п.

Семисвечник — описание из книги Исход, 25:31 — 40.

31 И сделай светильник из золота чистого; чеканный должен быть сей светильник; стебель его, ветви его, чашечки его, яблоки его и цветы его должны выходить из него; 32 шесть ветвей должны выходить из боков его: три ветви светильника из одного бока его и три ветви светильника из другого бока его; 33 три чашечки наподобие миндального цветка, с яблоком и цветами, должны быть на одной ветви, и три чашечки наподобие миндального цветка на другой ветви, с яблоком и цветами: так на всех шести ветвях, выходящих из светильника; 34 а на стебле светильника должны быть четыре чашечки наподобие миндального цветка с яблоками и цветами; 35 у шести ветвей, выходящих из стебля светильника, яблоко под двумя ветвями его, и яблоко под другими двумя ветвями, и яблоко под третьими двумя ветвями его [и на светильнике четыре чашечки, наподобие миндального цветка]; 36 яблоки и ветви их из него должны выходить: он весь должен быть чеканный, цельный, из чистого золота. 37 И сделай к нему семь лампад и поставь на него лампады его, чтобы светили на переднюю сторону его; 38 и щипцы к нему и лотки к нему [сделай] из чистого золота; 39 из таланта золота чистого пусть сделают его со всеми сими принадлежностями. 40 Смотри, сделай их по тому образцу, какой показан тебе на горе.

Серафимы — ангелы огня, огненные змеи. Описание из книги пророка Исайи, 6:1 — 7.

1 В год смерти царя Озии видел я Господа, сидящего на престоле высоком и превознесенном, и края риз Его наполняли весь храм. 2 Вокруг Него стояли Серафимы; у каждого из них по шести крыл: двумя закрывал каждый лице свое, и двумя закрывал ноги свои, и двумя летал. 3 И взывали они друг ко другу и говорили: Свят, Свят, Свят Господь Саваоф! вся земля полна славы Его! 4 И поколебались верхи врат от гласа восклицающих, и дом наполнился курениями. 5 И сказал я: горе мне! погиб я! ибо я человек с нечистыми устами, и живу среди народа также с нечистыми устами, — и глаза мои видели Царя, Господа Саваофа. 6 Тогда прилетел ко мне один из Серафимов, и в руке у него горящий уголь, который он взял клещами с жертвенника, 7 и коснулся уст моих и сказал: вот, это коснулось уст твоих, и беззаконие твое удалено от тебя, и грех твой очищен.

Сефира или сефирот — невещественный космогонический принцип, начало мироустроения. По существу непредставим, но ближе всего изображается огненными сферами. В Книге Творения (Сефер Иецира) личный характер сефир выражен неясно. В позднейшей каббале сефиры как бы уплотняются, становятся чем–то вроде эманаций, отождествляются с ангельской иерархией, мифологизируются. Приводим один из вариантов системы сефир.

Первая сефира — Верхняя Корона, вверху, над всеми остальными. Вторая — Мудрость, справа, чуть ниже Короны. Третья — Разум, слева, напротив Мудрости. Четвертая — Величие (или Любовь), справа, ниже Мудрости. Пятая — Сила, слева, напротив Величия. Шестая — Красота, в середине, ниже Короны. Седьмая — Победа, справа, ниже Величия. Восьмая — слева, напротив Победы. Девятая — Основание (или Праведность) — в середине, ниже Красоты. Десятый — Царство (или Нижняя Корона), в середине, ниже Основания.

Стол для хлебов предложения — описание из книги Исход, 37:10 — 16.

10 И сделал стол из дерева ситтим длиною в два локтя, шириною в локоть и вышиною в полтора локтя, 11 и обложил его золотом чистым, и сделал вокруг него золотой венец; 12 и сделал вокруг него стенки в ладонь и сделал золотой венец у стенок его; 13 и вылил для него четыре кольца золотых и утвердил кольца на четырех углах, у четырех ножек его; 14 при стенках были кольца, чтобы влагать шесты для ношения стола; 15 и сделал шесты из дерева ситтим и обложил их золотом для ношения стола. 16 Потом сделал сосуды, принадлежавшие к столу: блюда, кадильницы, кружки и чаши, чтобы возливать ими, из чистого золота.

Иосиф Флавий (Иудейские древности, книга 12, гл. 2:7 сл.) дает описание такого стола, сделанного по приказанию Птолемея Филадельфа и отправленного им в Иерусалим в знак признательности за содействие в переводе еврейских священных книг на греческий.

Опишу сначала все, что относится до стола… В витой венец были вставлены камни, изображающие плоды, каждый в должном цвете и укрепленные вокруг всего стола в золотых оправах… А на самое столешницу был нанесен меандр из драгоценнейших камней с внутренним звездным блеском и разных цветов — карбункулы и изумруды, испускавшие в глаза зрителям согласное сияние в сочетании с другими камнями, наилучшими в своем роде. Меандр служил основой для сложной сети фигур, из которых центральной был ромб, инкрустированный горным хрусталем и янтарем, что доставляло изумительное наслаждение тем, кто на это взирал. Капители ножек изображали едва завязавшиеся лилейные бутоны, а листья лилий, изгибаясь, прилегали к столешнице снизу, причем видны были и луковицы… А на ножках были исполненные с помощью тончайших орудий и с превеликим тщанием побеги плюща и виноградная лоза с гроздьями ягод, которая ничем не отличалась отживой лозы.

Тиберий, 42 г. до н.э. — 37 г.н.э., принцепс с 14–го г.н.э. Посвящать себе храмы и жрецов он запрещал. Запретил назвать месяц сентябрь тиберием, отверг прозвище «отца отечества» и звание императора. Однако в его правление начались преследования за «оскорбление величества», что породило систему доносов, процессов, казней и конфискаций. Полагают, что христиане (не иудеи), отказавшиеся принести жертву перед изображениями римских богов, в том числе обожествленного кесаря или здравствующего принцепса, могли караться именно за оскорбление величества, однако прямых свидетельств об этом нет. Карали, наример, если кто–либо бил раба перед статуей Августа, вносил монету с его изображением в неподобающее место, вообще, совершал действия, посягавшие на сакральный статус императора. По смерти Тиберий обожествлен не был вследствие всеобщей ненависти.

Тит, полное имя, как и у отца, — Тит Флавий Веспасиан. Родился в 39–ом или 41–ом году н.э, умер в 81–ом. Взял Иерусалим 6 августа 70 г., причем был сожжен храм. С 79–го года принцепс. Обожествлен посмертно.

Херувимы — описание из книги пророка Иезекииля, 1:1 — 2:1.

1 И было в тридцатый год, в четвертый месяц, в пятый день месяца, когда я находился среди переселенцев при реке Ховаре, отверзлись небеса, и я видел видения Божии. 2 В пятый день месяца [это был пятый год от пленения царя Иоакима], 3 было слово Господне к Иезекиилю, сыну Вузия, священнику, в земле Халдейской, при реке Ховаре; и была на нем там рука Господня. 4 И я видел, и вот, бурный ветер шел от севера, великое облако и клубящийся огонь, и сияние вокруг него, 5 а из средины его как бы свет пламени из средины огня; и из средины его видно было подобие четырех животных, — и таков был вид их: облик их был, как у человека; 6 и у каждого четыре лица, и у каждого из них четыре крыла; 7 а ноги их — ноги прямые, и ступни ног их — как ступня ноги у тельца, и сверкали, как блестящая медь, [и крылья их легкие]. 8 И руки человеческие были под крыльями их, на четырех сторонах их; 9 и лица у них и крылья у них — у всех четырех; крылья их соприкасались одно к другому; во время шествия своего они не оборачивались, а шли каждое по направлению лица своего. 10 Подобие лиц их — лице человека и лице льва с правой стороны у всех их четырех; а с левой стороны лице тельца у всех четырех и лице орла у всех четырех. 11 И лица их и крылья их сверху были разделены, но у каждого два крыла соприкасались одно к другому, а два покрывали тела их. 12 И шли они, каждое в ту сторону, которая пред лицем его; куда дух хотел идти, туда и шли; во время шествия своего не оборачивались. 13 И вид этих животных был как вид горящих углей, как вид лампад; огонь ходил между животными, и сияние от огня и молния исходила из огня. 14 И животные быстро двигались туда и сюда, как сверкает молния. 15 И смотрел я на животных, и вот, на земле подле этих животных по одному колесу перед четырьмя лицами их. 16 Вид колес и устроение их — как вид топаза, и подобие у всех четырех одно; и по виду их и по устроению их казалось, будто колесо находилось в колесе. 17 Когда они шли, шли на четыре свои стороны; во время шествия не оборачивались. 18 А ободья их — высоки и страшны были они; ободья их у всех четырех вокруг полны были глаз. 19 И когда шли животные, шли и колеса подле них; а когда животные поднимались от земли, тогда поднимались и колеса. 20 Куда дух хотел идти, туда шли и они; куда бы ни пошел дух, и колеса поднимались наравне с ними, ибо дух животных был в колесах. 21 Когда шли те, шли и они; и когда те стояли, стояли и они; и когда те поднимались от земли, тогда наравне с ними поднимались и колеса, ибо дух животных был в колесах. 22 Над головами животных было подобие свода, как вид изумительного кристалла, простертого сверху над головами их. 23 А под сводом простирались крылья их прямо одно к другому, и у каждого были два крыла, которые покрывали их, у каждого два крыла покрывали тела их. 24 И когда они шли, я слышал шум крыльев их, как бы шум многих вод, как бы глас Всемогущего, сильный шум, как бы шум в воинском стане; а когда они останавливались, опускали крылья свои. 25 И голос был со свода, который над головами их; когда они останавливались, тогда опускали крылья свои. 26 А над сводом, который над головами их, было подобие престола по виду как бы из камня сапфира; а над подобием престола было как бы подобие человека вверху на нем. 27 И видел я как бы пылающий металл, как бы вид огня внутри него вокруг; от вида чресл его и выше и от вида чресл его и ниже я видел как бы некий огонь, и сияние было вокруг него. 28 В каком виде бывает радуга на облаках во время дождя, такой вид имело это сияние кругом. 2:1 Такое было видение подобия славы Господней.

Царственное священство — идея санкциоированной свыше теократии, распространенная в Ханаане еще до прихода евреев. Царем–священником Иерусалима был Мельхиседек См. Бытие, гл. 14, в Приложении. Имя одного из ханаанских царей, повешенных Иисусом Навином (Адониседек) с тем же значением, что и Мельхиседек, говорит о его сходном статусе. Отец Иезавели Ит–баал (Муж Ваалов) был царем–жрецом финикийского города Тир и т.п.

В Иудее царственное священство было реализовано Маккавеями. Священники по своей семейной принадлежности, они взяли на себя и царские функции, отчасти опираясь на предшествующую традицию, согласно которой правитель и первосвященник признавались оба главами народа и помазанниками, как у пророка Захарии, 4:11 — 14, смотри Приложение. Несколько поколений первосвященников играли роль правителей до Маккавеев, в зависимой Иудее. А маккавейские цари на монетах прямо именовали себя «друг иудеев» наподобие соседних эллинистических монархов. Однако не все группы признавали законность даже маккавейского первосвященства, не говоря о царстве. Ессеи покинули Иерусалим скорее всего из–за расхождений по этому поводу. Возник идеал законного царя из рода Давидова, который будет первосвященником, но не как потомок Аарона, а «по чину Мельхиседекову». Этот образ идеального царя–священника послужил одной из основ мессианства.

Шестьсот шестьдесят шесть — число имени зверя в Откровении. В некоторых рукописях оно дано как шестьсот шестнадцать, но это скорее всего описка. Возможно в те времена в самом числе 666 видели что–то особенное, почему и старались подогнать к нему инициалы правителя, Кесаря Тита Флавия Веспасиана (отца или, может быть, сына, см. Приложение). В таком случае многие должны были это знать, и ситуация приобретала несколько комический оттенок.

Самое число можно понимать как две трети от символической тысячи. Сумма чисел от одного до трицати шести, то есть так называемое треугольное число от 36–ти (а это было важное число с космическим значением) также равна 666. Тридцать шесть считали особым числом, в частности, потому что оно представляет собой сумму трех первых кубов: единицы, восьми и двадцати семи.

Приложение

Бытие

Глава первая

В начале.

1 В начале сотворил Бог небо и землю. 2 Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою.

День Первый

3 И сказал Бог: да будет свет. И стал свет.

Слово «да будет», на иврите «ихи», иод–хе–иод, в связи с концепцией сакральности текста и его элементов, то есть слов и букв, интерпретировалось как имя Божие, ибо оно состоит из букв, входящих в тетраграмму священного Имени — Яхве, иод–хе–вав–хе. Таким образом словосочетание «да будет свет», «ихи ор», приобретает смысл: слово «ихи» есть свет, а весь стих становится очень близким к вступлению к Евангелия от Иоанна, где отождествляются Бог, Слово и свет.

4 И увидел Бог свет, что он хорош, и отделил Бог свет от тьмы.

Положение «и отделил Бог свет от тьмы» понимали не только как установление суточного ритма, дня и ночи, но годового. Светлая половина года, когда день длиннее, чем ночь, начинается весной, в равноденствие, при соединении Солнца со знаком Овна. Тем самым Овен (агнец) приносит с собою свет. Свет и агнец отождествлены в пасхальной символике.

5 И назвал Бог свет днем, а тьму ночью. И был вечер, и было утро: день один.

День Второй

6 И сказал Бог: да будет твердь посреди воды, и да отделяет она воду от воды.

Речь идет о процессе отделения верхней, живой, небесной, животворящей, сладкой, пресной воды от нижней, земной, не пригодной ни для питья, ни для орошения, соленой воды. Известный природный феномен — роса, стекающая на рассвете со шкуры шатра, связывает твердь, небо, разделяющее воды, с натянутой палаткой. Через семантику кожи и выделываемого из нее пергамента литургическим аналогом тверди небесной становится свиток Закона, в котором заповеди «отделяют» чистое от нечистого и живое от мертвого.

В околобиблейской литературе встречается понимание вод как ангелов. Разделение вод — разделение ангелов, и «нижние» ангелы оказываются злыми, враждебными Богу духами морской бездны, хаоса. В связи с этим, согласно некоторым толкованиям, зло возникло в акте разделения вод, и это должно объяснить отсутствие здесь формулы «и увидел Бог, что это хорошо» в масоретском тексте. (В переводе Семидесяти формула имеется).

7 И создал Бог твердь, и отделил воду, которая под твердью, от воды, которая над твердью. И стало так. 8 И назвал Бог твердь небом. И был вечер, и было утро: день второй.

День Третий

9 И сказал Бог: да соберется вода, которая под небом, в одно место, и да явится суша. И стало так.

Соленая вода освобождает место суше и пресной воде. Выстраивается следующий ассоциативный ряд: суша — пресные воды (реки) — земное плодородие, чему в богослужении соответствовали колосья праздника Шевуот (Седмиц) и хлеба предложения.

Холодные воды темного севера противопоставлялись светилам, то есть Солнцу, Луне и пяти планетам, двигающимся по склоненной к югу траектории (эклиптике). Сокращение траектории Солнца в зимнее время уменьшает жар и, расширяя область темного неба, приносит дожди и содействует плодородию почвы. Темное, влажное зимнее небо, символический север, был фоном, на котором качалась эклиптика в годовом ритме и двигались светила в суточном. Поэтому небесные воды и оплодотворяемая ими суша с ее прозябаниями введены в порядок миротворения прежде светил.

Третий День завершает создание общих сущностей, интепретируемых как триады стихий: суша, море, небо; или (так как суша это натуралистически восток и потому свет) — свет (то есть эфир), вода и твердь; что равнозначно триаде «Сефер Иециры»: эфир, вода и огонь, ибо небо считалось огненным. В последующие дни будут созданы конкретные формы: светила на огненной тверди, водные твари и обитатели суши.

10 И назвал Бог сушу землею, а собрание вод назвал морями. И увидел Бог, что [это] хорошо. 11 И сказал Бог: да произрастит земля зелень, траву, сеющую семя дерево плодовитое, приносящее по роду своему плод, в котором семя его на земле. И стало так. 12 И произвела земля зелень, траву, сеющую семя по роду ее, и дерево, приносящее плод, в котором семя его по роду его. И увидел Бог, что [это] хорошо. 13 И был вечер, и было утро: день третий.

День Четвертый

14 И сказал Бог: да будут светила на тверди небесной для отделения дня от ночи, и для знамений, и времен, и дней, и годов; 15 и да будут они светильниками на тверди небесной, чтобы светить на землю. И стало так. 16 И создал Бог два светила великие: светило большее, для управления днем, и светило меньшее, для управления ночью, и звезды;

Под словом «светила» подразумеваются прежде всего семь подвижных небесных тел: Солнце, Луна, Венера, Юпитер, Марс, Сатурн и Меркурий. Их перемещения относительно неподвижных (в смысле годовых перемещений) звезд позволяют вести счет времени. Солнце определяет дни, Луна — недели и месяцы, общие перемещения эклиптики — годы. Сочетания планет дают «знамения».

Литургическим аналогом светил служил стоявший в храме у южной стены семисвечник, построенный из цветов миндаля и двадцати двух плодов граната. Он воплощал собою самое время.

Среди звезд наиболее примечательной была звезда Тубан в созвездии Дракона, которая долгое время считалась полюсом мира, как сейчас Полярная, совершенно неподвижная и, в отличие от других, не участвующая в общем суточном вращении небесной сферы. Созвездие Дракона, занимавшее высшую область небес, по–видимому как–то ассоциировалось — будучи наименее подвижным и наиболее северным — с древним ханаанским божеством, громовержцем Хададом или Ваал–Цафоном, Владыкой севера, управлявшим водами и плодородием, а через него, или даже непосредственно, и с Сатаной.

17 и поставил их Бог на тверди небесной, чтобы светить на землю, 18 и управлять днем и ночью, и отделять свет от тьмы. И увидел Бог, что [это] хорошо. 19 И был вечер, и было утро: день четвёртый.

День Пятый

20 И сказал Бог: да произведет вода пресмыкающихся, душу живую; и птицы да полетят над землею, по тверди небесной.

Воды, в особенности морские, ассоциировались с бездной и хаосом, поэтому некоторые из тварей Пятого Дня суть порождения и обитатели бездны. Сюда причислялись также души умерших, а самая бездна связывалась со смертью и с судом над душами.

21 И сотворил Бог рыб больших и всякую душу животных пресмыкающихся, которых произвела вода, по роду их, и всякую птицу пернатую по роду ее. И увидел Бог, что [это] хорошо.

«Рыбы большие» на иврите называются «таниним», морские чудовища. Из них наиболее выдающимся был Левиафан, морской змей, семиглавый дракон ханаанской мифологии. Поражение Богом Левиафана — одна из эсхатологических тем и признак последних времен.

22 И благословил их Бог, говоря: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте воды в морях, и птицы да размножаются на земле. 23 И был вечер, и было утро: день пятый.

День Шестой

24 И сказал Бог: да произведет земля душу живую по роду ее, скотов, и гадов, и зверей земных по роду их. И стало так.

Скот — на иврите «бегема». Первый из скотов — Бегемот. Представляет тварей суши как параллель Левиафану, представляющему морских тварей. В еврейской мифологии Бегемот и Левиафан враждуют, в конце времен произойдет их решительная схватка.

25 И создал Бог зверей земных по роду их, и скот по роду его, и всех гадов земных по роду их. И увидел Бог, что [это] хорошо. 26 И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле. 27 И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их.

Сотворение человека связывается с насаждением рая в Эдеме через историю создания человека в главе 2:7–8.

28 И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими и над птицами небесными, и над всяким животным, пресмыкающимся по земле. 29 И сказал Бог: вот, Я дал вам всякую траву, сеющую семя, какая есть на всей земле, и всякое дерево, у которого плод древесный, сеющий семя; — вам [сие] будет в пищу; 30 а всем зверям земным, и всем птицам небесным, и всякому пресмыкающемуся по земле, в котором душа живая, [дал] Я всю зелень травную в пищу. И стало так. 31 И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма. И был вечер, и было утро: день шестой.

Из главы 2

День Седьмой

1 Так совершены небо и земля и все воинство их. 2 И совершил Бог к седьмому дню дела Свои, которые Он делал, и почил в день седьмый от всех дел Своих, которые делал. 3 И благословил Бог седьмой день, и освятил его, ибо в оный почил от всех дел Своих, которые Бог творил и созидал.

В Седьмой День Бог вернулся в свой «покой» (то есть мир, на иврите «шалом»), и Суббота оказывается тем состоянием покоя, совершенства и полноты, также выражаемых этим словом «шалом», которое предшествовало творению света. В этом смысле Суббота — предвечная заря, «Шалимму», и связана с Иерусалимом (городом Шалимму), его храмом и его небесным прообразом. Как и город, Суббота соединена с Богом или с Мессией узами любви, поэтому она Жена, Невеста, а также Царица Небесная.

4 Вот происхождение неба и земли, при сотворении их, в то время, когда Господь Бог создал землю и небо, 5 и всякий полевой кустарник, которого еще не было на земле, и всякую полевую траву, которая еще не росла, ибо Господь Бог не посылал дождя на землю, и не было человека для возделывания земли, 6 но пар поднимался с земли и орошал все лице земли. 7 И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою. 8 И насадил Господь Бог рай в Едеме на востоке, и поместил там человека, которого создал.

Книга Творения. (Сефер Иецира)

Эта книга — космологическая поэма, ее содержание — переосмысление еврейского храмового мифа, а внутренняя цель — отождествить сакральный язык литургии и язык книг Закона, Пророков и Писаний.

Сакрализация Книги была осознана еще в период Вавилонского плена, после того, как был разрушен Первый храм. Во времена Второго храма существовали две нетождественные святыни: сам Храм и Книга. Их ценность не была одинаковой в глазах разных групп. Те, кто имел непосредственное отношение к культу (партия садуккеев), естественно, не придавали Закону того же значения, что фарисеи, для которых исполнение заповедей было само по себе источником святости. Крайнюю точку зрения представляли ессеи, плагавшие, что первосвященство Маккавеев вообще незаконно. Однако народное большинство относилось к храму с величайшим уважением.

Содержанием литургических действий в Иерусалимском храме была имитация сотворения мира, и — независимо от того, что те или иные действия знаменовали первоначально, они в конце 1–го века до нашей эры были осознаны в терминах довольно прозрачного храмового мифа, который можно реставрировать в следующем виде.

Устанавливалась связь между семью днями творения с одной стороны, пространственной структурой вселенной — с другой и строением временного цикла — с третьей. Каждому из семи дней соответствовало одно из направлений (от центра вверх, вперед и т. п.) и сам центр. Все временные циклы считались семичленными и воспроизводили общий ритм творения как на малых, так и на больших протяженностях.

Эта связь находила свое отражение, или, если угодно, сама отражала термины сакрального храмового пространства и актуализировалась в семи праздниках годового цикла и в соответствующих литургических актах.

Общее сходство идей храмового мифа (подробнее изложенных в разделе «Семиричная космология и композиция откровения») и Сефер Иециры очевидно. Вместо литургических символов Сефер Иецира использует цифры и буквы в качестве элементов сакрального языка онтологии. Система здесь кажется более разработана.

О названии. Слово «сефер» означает «книга». Однако в тексте разъяснено, что сефер есть также путь творения. Так что данная книга есть сама по себе путь творения. «Иецира» означает творение, но с оттенком «изготовление». Сефер Иецира хронологически первая известная нам каббалистическая книга, хотя о каббале говорится и в более ранних текстах. Слово «каббала» означает «предание», но оно стало термином, обозначающим предания особого рода. Для всех последующих поколений каббалистов Сефер Иецира была самым важным источником из небиблейских. Впрочем, иные не считают эту книгу каббалистической.

Текст Сефер Иециры дошел до нас в нескольких вариантах. Тот, который послужил основой этого перевода (Н.Переферковича, с вариациями из И.Тантлевского и А.Рыбалко), не во всем совпадает с имеющейся в моем распоряжении краткой версией. Из расхождений я буду отмечать лишь наиболее существенные. Особое внимание в комментарии я буду уделять храмвой символике, оставляя в стороне философскую и мистическую основу, которую можно истолковывать достаточно разнообразно. Я хочу лишь более внятно объяснить, что, собственно, говрит автор.

Ниже следует текст Сефер Иециры, напечатанный жирным шрифтом и мои примечания — обычным.

Глава 1

1 Тридцатью двумя путями — чудными, мудрыми, начертал ИА (иод–хе), ИЕВЕ (иод–хе–вав–хе), Саваоф, Бог Израиля, Бог Живой и Царь Вечный, Эль Шаддай, Милосердный, Прощающий, Пребывающий в Вечности — возвышенно и свято Имя Его — и создал мир Свой тремя «книгами» (тремя вариантами огласовок корня самех–пе–реш) — сефер, сефор и сипур.

Тетраграмма иод–хе–вав–хе, Яхве, священное Имя Божие из четырех букв. Вместе с этим Именем Его перечислены десять (или двенадцать) имен Божиих.

Тридцати двум «путям» в храмовой символике соответствуют тринадцать родов курения, семь огней семисвечника и двенадцать хлебов предложения. По этим путям осуществлялась связь твари и Творца в богослужении. Предполагалось, что Творец действовал по тем же путям.

Сефер, сефор и сипур — слова одного корня, обнимающие смысловые значения от цифры, числа и сферы до книги и повествования.

2 Десять сефир без чего–либо и двадцать две буквы основания: три матери, семь двойных и двенадцать простых.

Слово «сефира» женского рода. Множественное число — по–еврейски «сфирот» или «сефирот» — на русском языке будет «сефиры». Традиция, однако, предполагает, что слово «сефирот» есть единственное число (как «херувим», которое тоже является множественным числом от «херув»). Дело в том, что множественное число в еврейском языке придает слову усилительный смысл, как в слове «элохим», которое грамматически стоит во множественном числе. Мы будем

впредь писать в единственном числе «сефира», и «сефиры» во множественном.

«Сефиры без чего–либо» — это свойство сефир соответствует отсутствию в иврите особых знаков для цифр.

«Буквы основания» — термин, аналогичный греческому «стихия», то есть буква–элемент.

3 Десять сефир без чего–либо: по числу десяти пальцев — пять против пяти, но завет единства между ними, как слово речи и обрезание наготы.

На иврите слова «речь» и «обрезание» передаются почти омонимически. Это утверждение повторено в 6:7.

Завет единства — сакральное Имя Бога из четырех букв (иод–хе–вав–хе), которое было начертано на тиаре первосвященника. Из этого имени происходят сефиры.

4 Десять сефир без чего–либо: десять, а не девять, десять, а не одиннадцать. Разумей мудростью и умудрись пониманием, испытывай их и исследуй их; установи слово на его месте и помести Создателя на Его место.

Разум (Бина) и Мудрость (Хохма) в более поздних системах становятся именами третьей и второй сефиры.

5 Десять сефир без чего–либо — у них десять мер бесконечных: глубина начала, глубина конца, глубина добра и глубина зла, глубина вышины, глубина глубины, глубина востока и глубина запада, глубина севера и глубина юга. Один Господь Бог, Царь верный властвует над всеми со святой обители Своей во веки. 6 Десять сефир без чего–либо: их взгляд как сверкает молния и конец их бесконечен и слово Его к ним: «бежать и возвратиться», и по велению Его бегут и перед престолом Его преклоняются.

Имя Божие, Тетраграмму, понимали как форму глагола «быть». Сефиры представляют собой модусы бытия, которое возвращается к своему источнику, к Богу.

Согласно Иосифу Флавию, изображения молний (которым здесь уподоблены сефиры) висели на краях одежды первосвященника в виде плодов граната. Гром изображали висевшие с ними поочередно золотые колокольчики.

7 Десять сефир без чего–либо. Их конец внедрен в начале как пламя соединено с углем, ибо Господь один и нет ему второго, а прежде единицы — какое можешь назвать число?

«Пламя соединено с углем» — имеется в виду раскаленный уголь на золотом жертвеннике для курений. Натуралистическим символом Бога был огонь. Бог пронизывает собой все сефиры, подобно тому, как пламя пронизывает уголь на жертвеннике и как единица содержится во всех числах.

8 Десять сефир без чего–либо: сомкни уста твои и не говори, закрой сердце твое и не мысли, а если сердце твое побежало — возвратись на место, ибо для этого сказано: «и животные бегут и возвращаются», и на этом заключен завет.

Здесь, как и выше в 1:6, сефиры уподоблены «святым животным», то есть херувимам, изображения которых имелись в храме.

9 Десять сефир без чего–либо: первое — дух Бога живого, да будет благословенно и благословляемо имя вечно живого! Голос дух и слово составляют дух святой.

«Имя вечно живого» — тетраграмма, которая начинается с буквы иод, имеющей числовое значение десять.

10 Второе — дуновение (эфир) от духа. Он начертал и выбил им двадцать две буквы основания: три матери, семь двойных и двенадцать простых, но один в них дух.

В подлиннике стоит «руах ме руах», то есть «дух от духа». Второй «дух» нетождествен первому. Слово «руах» может означать дух, дуновение, ветер и даже воздух. Но синоном слова «воздух» — «авир» одного корня с «ор», что означает «свет». Дух и свет в иврите близки по глубинной семантике. В христианском символе веры имеется параллель: «свет от света». В «Книге Творения» связь духа и воздуха ясно выражена в 3:1 («воздух, вода и огонь», «авир, маим ве эш»). Перевод руах — эфир довольно удачен. Дуновению (или эфиру) от духа соответствуют буквы иод–хе тетраграммы.

11 Третье — вода от духа. Он начертал и выбил из нее хаос (Тоху и Боху), влагу и глину, начертал их наподобие гряды, выбил их наподобие стены, окружил их наподобие желоба и наполнил его снегом, ибо сказано: «Снегу Он говорит: Будь земля». 12 Четвертое — огонь от воды. Он начертал и выбил из него престол славы, серафимов, офанимов, святых животных и ангелов–служителей.

Из всех трех Он основал обитель Свою, ибо сказано (Псалом 103:2 —4): «Одеваешься светом как ризою, простираешь небеса как шатер, устрояешь над водами горние чертоги Твои. Делаешь облака Твоею колесницею, шествуешь на крыльях ветра. Ты творишь ангелами Твоих духов, служителями Твоими — огонь пылающий».

В ст. 9 — 12 описан Первый день творения. Небесная Тора, свиток книги Закона Небес еще не развернута. Гряда, стена, желоб — образы этой книги.

В тетраграмме «воде от эфира» соответствуют буквы хе–вав. «Огню от воды» соответствуют буквы вав–хе. Вода относится к области тьмы. «Огонь от воды» соответствует «свету, отделенному от тьмы» в книге Бытия.

Серафимы (натуралистически — огненные змеи) описаны в видении Исайи. Офанимы — ангелы колес из видения Иезекииля. Святые животные — херувимы (там же и в Откровении св. Иоанна). Ангелы–левиты также описаны в Откровении вместе с «престолами». В стихе 12 перечислены пять родов небесной твари, имеющей аналоги в культовых предметах и действиях. Так серафимы причастны жертвенному огню, офанимы и херувимы — подставам* (мехонот) — особым сосудам на колесах для омовения ног и внутренностей жертвы, престолы же это троны.

13 Он избрал три буквы из простых тайною, — трех матерей: алеф, мем, шин, — и установил их в великом Имени Своем и заключил ими шесть концов пространства.

Пятое — вышина, обращенная вверх, запечатана именем иод–вав–хе.

Шестое — глубина, обращенная вниз, запечатана именем хе–иод–вав.

Седьмое — восток, обращенный вперед, запечатан именем вав–иод–хе.

Восьмое — запад, обращенный назад, запечатан именем вав–хе–иод.

Девятое — юг, обращенный вправо, запечатан именем иод–хе–вав.

Десятое — север, обращенный влево, запечатан именем хе–вав–иод.

Очень важное место для понимания Книги Творения. Буквы алеф, мем и шин объявляются состояниями (или, если угодно, модусами) букв иод, хе и вав, составляющих сакральное имя. В виде тетраграммы они присутствуют в центре шара, а их перестановки, всего шесть, изображаются печатями «концов пространства», то есть полуосей, исходящих из центра. Поскольку иод–хе–вав–хе понимается как форма глагола «быть», эти печати тоже выглядят как модусы бытия, и ими обеспечивается бытие полуосей шара: направления вверх, вниз, к востоку и т.д. Но концы пространства соответствуют дням творения, и печати становятся завершающими выражениями слова «да будет» (иод–хе–иод), которое Бог произносит всякий раз при творении. В Откровении Иоанна Агнец, начиная суд над миром, снимает с Книги (Небесной Торы) именно эти печати. Седьмой печатью, соответствующей седьмому дню, субботе, становится теперь сама тетраграмма. Все букв на печатях оказывается шесть по три и еще четыре, всего двадцать две, столько же, сколько букв в алфавите. Это позволяет изобразить каждую букву алфавита, как состояние одной из букв иод, хе и вав. Порядок букв на печатях в разных текстах Книги Творения варьирует.

Любопытно отметить, что важное указание о трех буквах–матерях как состояниях сакральных букв отсутствует в кратком варианте текста Сефер Иециры.

14 Таковы десять сефир без чего–либо: первое — Дух Бога Живого, эфир от духа, вода от эфира, огонь от воды, верх, низ, восток, запад, север и юг.

Имя первой сефиры в позднейшей традиции — Венец или Верхняя Корона (Кетер) соответствует букве иод и числу десять. Имя десятой сефиры — Царство (Малкут) или Диадема (Атара). Четыре сефиры свернуты в центре шара, и число концов пространства вместе с центром составляет семь. Но Единое, находящееся в центре, состоит из четырех сефир, сумма первых четырех чисел опять–таки равна десяти. Семь огней Семисвечника также обозначают десять сефир. Центральный огонь — образ субботы и тетраграммы. На стволе под этим огнем четыре гранатовых яблока (символов небесного огня,молнии). На каждой из шести ветвей — еще по три яблока, всего двадцать два. (Описание Семисвечника дано в книге Исход, 25:31 — 37). Натуралистически храмовый светильник символизировал древо жизни, а более абстрактно — сотворенную вселенную.

Глава 2

1 Двадцать две буквы основания: три матери, семь двойных и двенадцать простых. Три матери: алеф, мем, шин. Основная черта их — чаша права, чаша долга и закон, устанавливающий равновесие между ними. Алеф, мем, шин: мем — немая, шин — шипящая, алеф — эфир, занимающий середину.

Право, долг и закон представлены в виде весов.

2 Двадцать две буквы: Он начертал их, выбил их, сделал их сочетания и перестановки, взвесил их и создал ими все созданное и все имеющее быть созданным.

В оригинале: «душу всего созданного».

3 Двадцать две буквы основания. Он начертал их голосом, выбил духом, установил устами в пяти местах:

алеф, хет, гимл, айн — в гортани;

хе, иод, каф, куф — в нёбе;

далет, тет, ламед, реш, тав — в языке;

зайн, самех, шин, нун, цаде — в зубах;

бет, вав, мем, пе — в губах.

В краткой версии — иной порядок букв и распределение по группам.

4 Двадцать две буквы основания. Он установил их на сфере наподобие стены, в двухстах тридцати одном ряду, и сфера вращается вперед и назад, знак этому: нет выше, чем ОНЕГ (айн–нун–гимл, удовольствие) и нет ниже, чем НЕГА (нун–гимл–айн, язва). 5 Как Он их взвесил и сделал сочетания и перестановки? Одну букву со всеми и все буквы с одной, две со всеми и все с двумя и так далее и оказывается двести тридцать один ряд. Так все созданное и вся речь произошли одинаковым образом.

Сфера — перевод слова «галгал», колесо. Ряд — в оригинале «врата».

Сфера это небо, в котором можно наблюдать вращение двенадцати созвездий, солнца, луны и пяти планет, а также воздух, воду (тьму) и огонь. Число сочетаний из двух разных букв, независимо от их порядка, при общем числе букв 22 составляет 231. Эти сочетания суть «врата». Вращение сферы или «колеса» вводит в эти врата еще по одной букве. Поскольку считается, что все еврейские корни трехбуквенные, полная комбинаторика дает все существующие и возможные корневые слова. Сефер Иецира утверждает, что все сущности в мире произошли таким же способом.

6 Он создал нечто из хаоса и из ничего сделал нечто и вырубил большие столбы из воздуха необъятного и вот знак: одна буква со всеми и все — с одной. Он смотрел, перемещал и сделал все созданное и все слова одними способом, и знак этому: двадцать два (предмета) в одном теле.

Слово «столбы» может означать и страницы книги, колонки текста, которые склеивали при изготовлении свитка. Согласно 1:10, из воздуха созданы буквы основания. Здесь все творение уподобляется написанной книге.

Глава 3

1 Три матери — алеф, мем, шин. Их основная черта: чаша права, чаша долга и закон, устанавливающий между ними равновесие. Три матери — алеф, мем, шин — суть великая тайна, чудная, сокровенная и завечатанная шестью печатями, из них вышли воздух, вода и огонь (авир, маим, эш), от них произошли отцы, а от отцов — чада.

Шесть печатей — комбинации из этих трех букв.

Отцы — природные стихии, происшедшие из букв–матерей. Чада — их сочетания.

2 Три матери: алеф, мем, шин. Он их начертал, выбил, сделал сочетания и перестановки, взвесил и создал ими три матери — алеф, мем, шин — в мире, три матери — алеф, мем, шин — в году и три матери в теле мужском и женском. 3 Три матери: алеф, мем, шин — в мире — воздух, вода и огонь. Небо сделано из огня, земля из воды, а воздух из эфира и занимает середину между ними.

Здесь «воздух» предает еврейское «авир», а «эфир» — руах. Сефиры трех стихий не тождественны матерям, а матери — отцам.

4 Три матери — алеф, мем, шин в году: жаркое время, холодное и дождливое. Жаркое сотворено из огня, холодное — из воды, а дождливое — из эфира и занимает середину между ними. 5 Три матери — алеф, мем, шин в теле мужском и женском: голова, живот и грудь. Голова сотворена из огня, живот — из воды, а грудь — из эфира и занимает середину между ними.

6 Он назначил букву АЛЕФ царствовать над эфиром и повязал ей венец, сделал сочетания и создал ими воздух в мире, дождливое время в году и грудь в мужском теле сочетанием алеф–мем–шин и в женском — сочетанием: алеф–шин–мем. 7 Он назначил букву МЕМ царствовать над водою и повязал ей венец, сделал сочетания и создал ими землю в мире, холодное время в году и живот в мужском теле сочетанием: мем–алеф–шин, а в женском: мем–шин–алеф. 8 Он назначил букву ШИН царствовать над огнем, повязал ей венец, сделал сочетания и создал ими небо в мире, жаркое время в году и голову в мужском теле сочетанием шин–мем–алеф, а в женском — шин–алеф–мем.

Венец — воплощение первичных элементов мироздания начинается с увенчания соотвествующей им буквы.

Глава 4

1 Семь двойных: бет, гимл, далет, каф, пе, реш тав — имеют два произношения — символ мягкости и символ твердости, силы и слабости. Семь двойных. Их основание: мудрость, богатство, плодовитость, жизнь, господство, мир, красота.

Символ твердости — знак, позволяющий различить произношение бет и вет, пе и фе и т.п., со времен масоретов (6 в.н.э.) если не раньше, изображался точкой внутри буквы.

2 Семь двойных по произношению и по изменчивости: мудрости соответствует безумие, богатству — бедность, плодовитости — бесплодие, жизни — смерть, господству — подчинение, миру — война, красоте — безобразие.

В начале слова произношение, как правило, твердое. Зависимость от предшествующих букв рассматривается как слабость или дурной аспект основания двойной буквы.

3 Семь двойных. Верх и низ, восток и запад, север и юг, а святой храм находится в середине и поддерживает все.

В связи с 1:13. Буква тав — последняя в алфавите. В центре сферы расположена тетраграмма, первые четыре сефиры, седьмой день — суббота и буква тав, символ красоты.

4 Семь двойных. Семь, а не шесть, семь, а не восемь. Испытывай их, установи вещь как следует и помести Создателя на его место. 5 Семь двойных Он их начертал, выбил, сделал сочетания и перестановки, взвесил и создал ими семь звезд в мире, семь дней в году и семь врат в теле мужском и женском. 6 Семь звезд в мире: Сатурн, Юпитер, Марс, Солнце, Венера, Меркурий и Луна. Семь дней в году — семь дней недели. Семь врат в теле мужчины и женщины: два глаза, два уха, две ноздри и рот.

Планеты «двойные», так как они имеют хорошее и дурное влияние; дни недели — так как они состоят из дня и из ночи; «врата» — так как они могут быть открыты и закрыты.

7 Он назначил букву БЕТ царствовать над мудростью и повязал ей венец, и сделал сочетания, и создал ими Луну в мире, воскресение в году и правый глаз в теле мужском и женском. 8 Он назначил ГИМЛ царствовать над богатством и повязал ей венец, сделал сочетания и создал ими Марс в мире, понедельник в году и правое ухо в теле мужском и женском. 9 Он назначил ДАЛЕТ царствовать над плодовитостью и повязал ей венец, и сделал сочетания, и создал ими Солнце в мире, вторник в году и правую ноздрю в теле мужском и женском. 10 Он назначил КАФ царствовать над жизнью и повязал ей венец, и сделал сочетания, и создал ими Венеру в мире, среду в году и левый глаз в теле мужском и женском. 11 Он назначил ПЕ царствовать над господством и повязал ей венец, и сделал сочетания, и создал ими Меркурия в мире, четверг в году и левое ухо в теле мужском и женском. 12 Он назначил РЕШ царствовать над миром и повязал ей венец, и сделал сочетания, и создал ими Сатурна в мире, пятницу в году и левую ноздрю в теле мужском и женском. 13 Он назначил ТАВ царствовать над красотою и повязал ей венец, и сделал сочетания, и создал ими Юпитера в мире, субботу в году и рот в теле мужском и женском.

В оригинале краткой версии Сефер Иециры соответствие букв планетам и дням недели не совпадает с оригиналом длинной версии.

14 Семь двойных. Ими начертаны семь миров, семь небес, семь земель, семь морей, семь рек, семь пустынь, семь дней, семь недель, семь годов простых, семь годов субботних, семь годов юбилейных и храм святой, поэтому Он возлюбил семерицы под всем небом.

Земли на востоке, моря на западе, реки на севере, пустыни на юге. Миры и небеса соответствуют вертикальому напрвлению (ср. небо и бездна в Откровении Иоанна).

Семь дней — неделя, семь раз по семь недель — 343 дня, в идеале — «год». Семилетие — субботний год, семь таких циклов — юбилейный год. Храм — воплощенное число семь.

15 Два камня строят два дома, три камня строят шесть домов, четыре камня строят двадцать четыре дома, пять камней строят сто двадцать домов, шесть камней строят семьсот двадцать домов, семь камней строят пять тысяч сорок домов, а дальше иди и считай, чего уста не могут вымолвить и ухо не может слышать.

Перечислены факториалы чисел от двух до семи. Факториалы изображают число перестановок из разных элементов. Из семи разных букв (камней) можно построить 1 х 2 х 3 х 4 х 5 х 6 х 7 = 5040 разных «домов».

Глава 5

1 Двенадцать простых: хе, вав, зайн, хет, тет, иод, ламед, нун, самех, айн, цаде, куф. Основания их: речь, мысль, хождение, зрение, слух, действие, совокупление, обоняние, сон, гнев, питание, смех. 2 Двенадцать простых. Двенадцать диаметральных границ: граница верх–востока, граница северовосточная, граница низ–востока, граница верх–юга, граница юговосточная, граница низ–юга, граница югозападная, граница верх–запада, граница низ–запада, граница северозападная, граница низ–севера. Они идут до вечности, и это границы мира.

Двенадцать диаметральных границ образуются делением трех взаимно перпендикулярных плоскостей на четыре части каждая. Эти плоскости пересекаются в центре шара. Деление производится полуосями, перечисленными в 1:13. Таким образом число двенадцать также включается в систему сефир.

3 Двенадцать простых. Он их начертал, выбил, сделал сочетания и перестановки, взвесил и создал ими двенадцать созвездий в мире, двенадцать месяцев в году, двенадцать вождей в теле мужском и женском. 4 Двенадцать созвездий: Овен, Телец, Близнецы, Рак, Лев, Дева, Весы, Скорпион, Стрелец, Козерог, Водолей, Рыбы. 5 Двенадцать месяцев в году: Ниссан, Ияр, Сиван, Таммуз, Аб, Эллул, Тишри, Хешван, Хаслев, Тебет, Шебат, Адар.

Знаки зодиака соответствуют месяцам.

6 Двенадцать вождей в теле мужском и женском: две руки, две ноги, две почки, желчь, кишки, печень, желудок–коркевок, желудок кева и селезенка.

7 От первой (группы букв) он назначил ХЕ царствовать над речью и повязал ей венец, и сделал сочетания, и создал ими Овна в мире, Ниссан в году и правую ногу в теле мужском и женском. От первой Он назначил ВАВ царствовать над мыслью и повязал ей венец, и сделал сочетания, и создал ими Тельца в мире, Ияр в году и правую почку в теле мужском и женском. От первой Он назначил ЗАЙН царствовать над хождением и повязал ей венец, и сделал сочетания, и создал ими Близнецов в мире, Сиван в году и левую ногу в теле мужском и женском. 8 От второй Он назначил ХЕТ царствовать над зрением и повязал ей венец, и сделал сочетания, и создал ими Рака в мире, Таммуз в году и правую руку в теле мужском и женском. От второй Он назначил ТЕТ царствовать над слухом и повязал ей венец, и сделал сочетания, и создал ими Льва в мире, Аб в году и левую почку в теле мужском и женском. От второй Он назначил ИОД царствовать над действием и повязал ей венец, и сделал сочетания, и создал ими Деву в мире, Эллул в году и левую руку в теле мужском и женском. 9 От третьей Он назначил ЛАМЕД царствовать над совокуплением и повязал ей венец, и сделал сочетания, и создал ими Весы в мире, Тишри в году и желчь в теле мужском и женском. От третьей Он назначил НУН царствовать над обонянием и повязал ей венец, и сделал сочетания, и создал ими Скорпиона в мире, Хешван в году, желудок–кева в теле мужском и женском. От третьей Он назначил САМЕХ царствовать над сном и повязал ей венец, и сделал сочетания, и создал ими Стрельца в мире, Хаслев в году, желудок–кева в теле мужском и женском. 10 От четвертой Он назначил АЙН царствовать над гневом и повязал ей венец, и сделал сочетания, и создал ими Козерога в мире, Тебет в году, печень в теле мужском и женском. От четвертой Он назначил ЦАДЕ царствовать над питанием и повязал ей венец, и сделал сочетания, и создал ими Водолея в мире, Шебат в году, желудок–коркевок в теле мужском и женском. От четвертой Он назначил КУФ царствовать над смехом и повязал ей венец, и сделал сочетания, и создал ими Рыб в мире, Адар в году, слезенку в теле мужском и женском. Он их сделал в роде корыта, установил в роде стены, расположил наподобие военного времени.

Соответствие букв органам человеческого тела варьирует в длинной и краткой версиях Книги Творения.

Глава 6

1 Таковы три матери: алеф, мем, шин. От них произошли трое отцов: воздух, вода и огонь, а от отцов — чада. Три отца с чадами, семь звезд с воинствами их и двенадцать границ диаметральных. 2 Доказательство этому — свидетели верные: мир, год, тело. Двенадцать, семь и три начальника: дракон, сфера и сердце.

Три, семь и двенадцать — двадцать два принципа, из котрых произошли слова и то, что обозначается словами, включены в систему десяти сефир, то есть в сферу с шестью полуосями, исходящими из центра, в котором стоит тетраграмма, сакральное имя иод–хе–вав–хе. Тем самым утверждается полное единство творения и присутствие Бога в каждом моменте бытия.

3 Три матери: алеф, мем, шин — воздух, вода, огонь. Огонь стремится наверх, вода вниз, а воздух занимает середину между ними. Знак этому: огонь носит воду; мем немая, шин — шипящая, алеф — воздух, занимающий середину между ними. Дракон в середине как царь на престоле (неподвижен); сфера в году — как царь в государстве; сердце в теле — как царь на войне.

Звезда Тубан в созвездии Дракона в древности считалась небесным полюсом. Она «неподвижна», как царь на престоле. Сфера (галгал) в году руководит движениями элементов космоса. Сердце отдает приказания органам тела.

4 «То против другого соединял Бог» (Еккл. 7:14) — добро против зла , зло против добра, добро из добра и зло из зла, добро испытывает зло, а зло — добро, добро уготовано для добрых, а зло — для злых.

Зло объявляется естественным элементом мироздания. В более поздней каббале момент зла содержит одна из «левых» сефир, а именно Гебура, Сила, пятая сефира, связанная с актом разделения вод. В этом важное отличие мировоззрения каббалистов от нормативного иудаизма. Этот последний ведет начало от фарисейской традиции, отрицавшей, как позже христианство, причастность Бога к злу. Храмовая традиция, в том виде, в каком ее представляли садуккеи, выражена в этом стихе совершенно недвусмысленно.

5 Из трех каждое стоит отдельно: одно оправдывает, другое обвиняет, а третье устанавливает равновесие между ними. Из семи — три против трех, а одно устанавливает равновесие между ними. Двенадцать выстроены как на войне: три друга, три врага, трое оживляют, трое умерщвляют. Три друга: сердце и уши; три врага: печень, желчь и язык; Трое оживляют: две ноздри и селезенка; трое умерщвляют: два глаза и рот. И Бог Царь Вечный властвует над всеми со святой обители своей до вечности. Один Бог над тремя, три над семью, семь над двенадцатью и все связаны друг с другом.

Здесь перечислены не те двенадцать, что в главе 5.

6 Вот двадцать две буквы, которыми создавал Эхие, Иа, ИЕВЕ–Элоим, Элоим–ИЕВЕ, ИЕВЕ–Саваоф, Элоим–Саваоф, Шаддай, Господь и сделал из них три сефарим и сотворил ими мир Свой и создал ими все созданное и все имеющее быть созданным.

Имена Божии здесь не те, что в 1:1.

7 Когда пришел отец наш Авраам — да почиет в мире, он смотрел и видел и понял и исследовал и начертал и выбил и ему удалось творение, ибо сказано (Быт. 12:5) «и души, которые он сделал в Харране». Тотчас открылся ему Господь всего и посадил на лоно Свое и поцеловал его в голову и назвал его: Авраам, друг Мой (Быт. 15:16). И заключил завет с ним и потомством его навеки, ибо сказано: «поверил Господу, и Он вменил ему это в праведность». И заключил завет с ним между десятью пальцами рук его, и это — завет языка, и между пальцами ног его, и это — завет обрезания, и связал двадцать две буквы Закона на языке его и открыл ему Свою тайну: протянул их через воду, прожег на огне, обвеял эфиром, подмел семью, распростер на двенадцати знаках зодиака.

Речь это «завет языка», а род это «завет обрезания», та же мысль, что и в 1:3.

Выражение «ему удалось творение» толкуют, как намек на возможность использовать знание для магических операций, например для создания голема. Однако разночтения в вариантах текста касаются деталей, которые важны как раз для магии, но не слишком существенны для общей концепции.

Отношения с другими традициями

Один Бог и тридцать два пути позволяют насчитать тридцать три принципа творения. Число ступеней в космической гармонии, как ее изображает Платон в «Тимее» также равно 33. Тридцать три эона (или пары эонов) известны неоплатоникам и гностикам.

Деление неба на десять частей, связанных с уровнем разлива реки Нил, произвели египтяне. Десять ангельских колен перечисляет Дионисий в сочинении «О ангельской иерархии». В позднейшей каббале сефир почти всегда десять.

В современной науке общей с учением Книги Творения представляется роль, отводимая комбинаторике. Так в генетике комбинации из четырех пуриновых и пиримидиновых оснований, взятых по три, кодируют двадцать аминокислот и один обрыв синтеза. Комбинации аминокислот, в свою очередь, образуют белковые молекулы. Живые формы могут рассматриваться как эффекты комбинаторики по четырем основаниям.

Время составления и автор

Сефер Иецира написана после разрушения Иерусалимского храма и, вероятно, после восстания Бар–Кохбы. Ничто в тексте не указывает, что автор когда–либо видел храм. Храм в этой книге — чистая абстракция. Датировка ученых колеблется между 3–м и 8–м веком н.э.

Предание называет автором книги патриарха Авраама, жившего в начале второго тысячелетия до н.э. Ничего более конкретного об авторстве не известно.

Перевод Н.Переферковича (он же перевел большую часть Талмуда) был издан в конце 19–го века в виде приложения к переводу с французского книги «Каббала» Папюса. В последнее время появились переводы краткой версии Книги Творения, сделанные И.Тантлевским и А.Рыбалко.

«Сефер Иецире» посвящена глава в книге Гершома Шолема «Каббала» (стр. 23 — 30, 1974, Иерусалим, на английском языке). Здесь можно найти полезную библиографию.

Два пророчества Захарии

(1:1)                       В восьмом месяце второго года Дария

                              было слово Яхве Захарии,

                              сыну Берехъи, сына Идо, пророку.

                              И сказано:

(1:2)                                         Злобен Яхве на ваших предков, злобен,

(1:3)                                         потому скажи им:     

                                                Так говорит Яхве Воинств:

                                                Обратитесь ко Мне, — вот слова Яхве Воинств,

                                                а Я обращусь к вам, — сказал Яхве Воинств. —

(1:4)                                         Не будьте, как предки ваши,

                                                изрекали которым прежние пророки,

                                                говоря:    

                                          Так сказал Яхве Воинств:

                                                Отвратитесь ныне от путей злых ваших

                                                и от деяний злых ваших.  —

                                                Но не внимали они,

                                                не обращали внимания

                                                на Меня, —

                                           так говорит Яхве. —

(1:5)                                         Где же они, предки ваши,

                                                и пророки — разве они так и живут вечно?

(1:6)                                         Но слов Моих

                                                и законов Моих,

                                                которые определил Я через пророков — рабов Моих,

                                                разве не ослушались ваши предки?

                                                После каялись и рекли:

                                                Видно, как решил Яхве Воинств

                                                поступать по путям и по деяниям нашим,

                                                так Он с нами и делал.

(1:7)                       В день двадцать четвертый десятого месяца,

                              то есть месяца шват, второго года Дария

                              было слово Яхве к Захарии,     

                              сыну Берехъи, сына Идо, пророку.

                              И сказано:

(1:8)                       Имел я ночное видение:

                              Вот муж на рыжем коне верхом

                              стоит в тени меж миртовых древ,

                              а за ним — кони рыжие-гнедые и белые.

(1:9)                       И сказал я:

                                                Господин мой, кто это?

                              И сказал мне вестник, вещавший мне:

                                                Покажу я тебе, кто они.

(1:10)                     И поведал мне муж, стоявший меж миртовых древ,

                              и сказал:

                                Это те, кого Яхве послал пройти землю.

(1:11)                     Они сообщают вестнику Яхве,

                              стоящему меж миртовых древ,

                              говоря:

                                                Мы прошли по земле,

                                                и вот вся земля в покое и отдыхает.

(1:12)                     И отвечал вестник Яхве, сказав:

                                                Доколе ж, о Яхве Воинств,

                                                не смилостивишься Ты над Иерусалимом

                                                и городами Иуды,

                                                на которые гневался семьдесят лет?

(1:13)                     И отвечал Яхве вестнику, вещавшему мне,

                              словами добрыми, словами утешения.

(1:14)                     И сказал мне вестник, вещавший мне:

                              Возгласи, сказав:

                                                Так сказал Яхве Воинств:

                                                Ревную о Иерусалиме

                                                и о Сионе ревностью великой!

(1:15)                                       Но злобой великой Я злобен

                                                на эти праздные народы,

                                                на которые малую злобу имел Я,

                                                но они добавили к несчастьям.

(1:16)                                       Потому так сказал Яхве:

                                                С милостью в Иерусалим вернусь Я,

                                                дом Мой в нем построен будет —

                                                так объявляет Яхве Воинств —

                                                и черта его пройдет по Иерусалиму.

(1:17)                     И еще объяви, сказав:

                                                Так сказал Яхве Воинств:

                                                Вновь исполнятся города Мои блага,

                                                вновь Яхве Сион утешит

                                                и вновь Иерусалим изберу Я.

(2:1)                       И я глазами глянул,

                              и смотрю, и вот, четыре рога.

(2:2)                       И сказал я вестнику, вещавшему мне:

                                                Что такое это?

                              И сказал мне:

                                                Это те рога, что раскидали

                                                Иуду, Израиль и Иерусалим.

(2:3)                       И показал мне четверых умелых,

(2:4)                       и сказал я:

                                                Что пришли, что будут делать эти?

                              И сказал он, сказывая:

                                                Эти рога, что раскидали Иуду,

                                                так, чтобы никто не поднял главы его,

                                                пришли они устрашить их,

                                                сокрушить рога народов,

                                                вздымающих рог, да раскидает землю Иуды.

(2:5)                       И я поднял глаза мои

                              и глянул, и вот

                              муж, и в руке его мерная вервь.

(2:6)                       И сказал я:

                                                Куда идешь ты?

                              И он сказал мне:

                                                Иерусалим мерить,

                                                чтоб знать, какова ширина и длина.

(2:7)                       И вот вестник, вещавший мне, удаляется,

                              и вестник другой выходит ему навстречу.

(2:8)                       И сказал ему он:

                                                Беги и скажи тому молодцу,

                                                что Иерусалим будет крепость без стен

                                                из-за множества в ней людей и скота,

(2:9)                                         и Я Сам буду ей — слово Яхве! —

                                                стеною огня у ней вокруг,

                                                и Сам ради славы — у ней внутри.

(2:10)                                       Явись, явись и беги из земли севера,

                                                — слово Яхве! —

                                                ибо на четыре ветра небес Я рассеял вас,

                                                — слово Яхве!

(2:11)                                       Явись, Сион!

                                                Спасайся, живущая у Дщери Вавилоновой!

(2:12)                                       Ибо так сказал Яхве Воинств,

                                                удостоив послать меня

                                      на соединившиеся против вас народы:

                                                Кто трогает вас,

                                                трогает собственный глаз!

(2:13)                                       Ибо вот я подымаю руку на них,

                                                и соединятся в рабстве они,

                                                да знаете вы,

                                                что Яхве Воинств послал меня!

(2:14)                                       Пой и радуйся, Дщерь Сиона,

                                                ибо вот, Я иду и буду жить между вами

                                                — слово Яхве!

(2:15)                                       И многие племена в день тот

                                                присоединятся к Яхве

                                                и станут Мне народом,

                                                а Я буду жить между вами,

                                                вы же узнаете,

                                                что меня к вам послал Яхве Воинств.

(2:16)                     И овладеет Яхве долей Иуды в Святой Стране

                              и вновь изберет Иерусалим.

(2:17)                                       Смолкни, всякая плоть, перед Яхве,

                                                пред исхожденьем Его из обители святости.

(3:1)                       И показал мне:

                              Иехошуа, иерей великий, стоит перед вестником Яхве,

                              а Сатана стоит справа и сетует.

(3:2)                       И сказал Яхве Сатане:

                                                Вытряхнет ли Яхве тебя, Сатана?

                              (А Яхве и вытряхнет, избрав Иерусалим —

                              так то не головня ли,

                              спасенная из огня?)

(3:3)                       И Иехошуа, стоя перед вестником,

                              одет был в облачение оскверненное.

(3:4)                       И он говорил

                              и сказал стоявшему перед ним, сказав:

                                                Снимите с него облачение оскверненное.

                              И еще сказал ему:

                                                Смотри, я снял с тебя грех,

                                                да облачишь себя в одеяния.

(3:5)                       И сказал:

                                                Пусть увенчают чистой тканью его главу!

                              И увенчали чистой тканью его главу

                              и одели его в облачения

                              перед стоявшим вестником Яхве.

(3:6)                       И установил вестник Яхве о Иехошуе,

                              сказав:

(3:7)                                         Так сказал Яхве Воинств:

                                                Если путями Моими будешь ходить

                                                и если заветы Мои будешь хранить,

                                                то и Дом Мой ты будешь судить

                                                и дворы Мои сторожить,

                                                и дам тебе место

                                                между стоящими этими.

(3:8)                                         Услышь же, Иехошуа, иерей великий!

                                                Ты и союзники твои,

                                                пред тобою сидящие,

                                                люди ключевые:

                                                Вот Я привел раба Моего, он — Прорастающий,

                                                ибо вот камень, что поставил Я перед Иехошуой:

                                                на одном камне семь глаз,

                                                открывает ключ его.

                                                Слово Яхве Воинств!

                                                Сниму в один день грех земли этой.

(3:10)                                       В день тот

                                                - слово Яхве Воинств!

                                                звать будете каждый друга своего

                                                под виноград и под смоковницы.

(4:1)                       И вернулся вестник, мне говоривший,

                              и пробудил меня как человека,

                              пробуждаемого ото сна его.

(4:2)                       И сказал мне:

                                                Что ты видишь?

                              И сказал я:

                                                Вижу, вот светильня вся из золота,

                                                и чаша в верху ее,

                                                и на ней семь светочей, семь,

                                                и семь стоков к светочам,

                                                которые в верху ее,

(4:3)                                         и две оливы над ней,

                                                одна справа от чаши

                                                и слева другая.

(4:4)                       И спросил и сказал я вещавшему мне, сказывая:

                                                Господин мой, что — эти?

(4:5)                       И отвечал вестник, вещавший мне, сказав мне:

                                                Ты не знаешь, кто они — эти?

                              И я сказал:

                                                Нет, господин мой.

(4:6)                       И отвечая, сказал мне, сказав:

                                                Это речь Яхве Зрубавелю.

                              Сказано:

                                                Не войском, не силою,

                                                но духом Моим —

                                                сказал Яхве Воинств.

(4:7)                                         Кто ты, гора великая пред Зрубавелем —

                                                кто выровняет и вынесет к ней

                                                камень вершины ее

                                                с шумом: мил! мил!

(4:8)                       И была ко мне речь Яхве, и сказано:

(4:9)                                         Руки Зрубавеля основали храм этот,

                                                и руки его завершат,

                                                ибо Яхве Воинств послал меня к вам.

(4:10)                                       Ибо кто расточит день ничтожного,

                                                и возликуете, увидав           

                                                гирю оловянную в руке Зрубавеля

                                                (а семь этих глаз Яхве

                                                разгуливают по всей земле).

(4:11)                     И спросил и сказал я ему:

                                                Что это за две оливы

                                                справа от светильни и слева?

(4:12)                     И вновь спросил и сказал я ему:

                                                Что это за два побега олив,

                                                которые рядом с двумя трубками из золота,

                                                изливающие через них золото?

(4:13)                     И сказал мне, сказывая:

                                                Не знаешь, кто эти?

                              И сказал я:

                                                Нет, господин мой.

(4:14)                     И сказал он:

                                                Это два источника масла,

                                                установленные для Господа всей земли.

(5:1)                       И вновь поднял глаза я,

                              и вот свиток летящий.

(5:2)                       И вновь сказал мне:

                                                Что видишь ты?

                              И сказал я:

                                                Вижу свиток летящий,

                                                длина его двадцать локтей,

                                                ширина его десять локтей.

(5:3)                       И сказал мне:

                                                Это проклятье,

                                                исходящее перед ликом всей земли,

                                                на всяких воров на ней,

                                                и в силу его, он с нее будет счищен,

                                                и всякий произносящий клятву

                                                с нее будет счищен.

(5:4)                                         Я вышлю его

                                                — слово Яхве Воинств —

                                                и оно войдет в дом вора

                                                и в дом произносящего именем Моим

                                                клятву с обманом

                                                и оно останется внутри его дома

                                                для него

                                                и древес его

                                                и камней его.

(5:5)                       И вышел вестник, вещавший мне

                              и сказал мне:

                                                Подыми глаза твои

                                                и смотри, что там выходит.

(5:6)                       И сказал я:

                                                Что это?       

                              И сказал он:

                                                Это мера[1] выходит.

                              И сказал он:

                                                Таковы они видом по всей земле.

(5:7)                       И вот свинцовый груз поднят,

                              и какая-то женщина сидит внутри той меры.

(5:8)                       И сказал он:

                                                Это злодейка! —

                              и втолкнул ее внутрь меры

                              и заткнул вход в нее свинцовым кляпом.

(5:9)                       И я поднял глаза мои

                              и взглянул и вот:

                              две женщины выходят,

                              и ветер в их крылах,

                              и крыла их как крылья аиста,

                              и подняли они ту меру

                              между землей и меж небесами.

(5:10)                     И сказал я вестнику, вещавшему мне:

                                                Куда они несут эту меру?

(5:11)                     И сказал он мне:

                                                Строить дом ей в земле Двуречья,

                                                а когда будет готов,

                                                чтоб жить ей там на своем месте.

(6:1)                       И вновь поднял я глаза мои

                              и увидел — вот, четверка колесниц

                              выходит меж двух гор,

                              а горы те — горы медные.

(6:2)                       В колеснице первой кони рыжие,

                              в колеснице второй кони черные,

(6:3)                       в колеснице третьей кони белые,

                              в колеснице четвертой кони пегие, ретивые.

(6:4)                       И спросил я, и сказал я вестнику,

                              вещавшему мне:

                                                Господин мой, что это?

(6:5)                       И ответил вестник и мне сказал:

                                                Эти четверо это ветры небес

                                                выходят предстать перед Господом всей земли.

(6:6)                                         Тот, что с черными конями,

                                                выходит к земле севера,

                                                и белые — те следом идут,

                                                а пегие к земле на юг идут.

(6:7)                       И ретивые вышли и хотели идти,

                              чтоб землю обойти.

                              И сказал он:

                                                Идите

                                                и землю обойдите!

(6:8)                       И воззвал ко мне

                              и говорил мне, сказав:

                                                                   Смотри,

                                                выходящие к земле севера

                                                успокоили ветер Мой в земле севера.

(6:9)                       И была речь Яхве ко мне, и сказано:

(6:10)                                       Возьми у изгнанников:

                                                у Хелдая, и у Товия, и у Иедайи,

                                                в тот же день иди и придешь

                                                к дому Иосии, сына Цфании,

                                                что из Вавилона пришли,

(6:11)                                       и возьми серебра и золота

                                                и сделай венец и возложи

                                                на голову Иехошуи,

                                                сына Иехоцадека,

                                                иерея великого.

(6:12)                     И скажи ему сказывая:

                                                Так сказал Яхве Воинств,

                                                сказав:

                                                             Вот муж,

                                                Прорастающий имя его,

                                                прорастет с места своего

                                                и построит храм Яхве.

(6:13)                                       И он построит храм Яхве

                                                и облечется величием

                                                и воссядет, правя, на трон свой

                                                и будет иереем на троне своем,

                                                и совет мира будет между ими двумя[2] .

(6:14)                                       А венец пусть будет у Сильного[3] 

                        и у Доброго[4]  и у Знающего[5] 


                        и у Милого[6] , сына Цфании


                        в память о храме Яхве.


(6:15)              И издалека придут


                        и строить будут храм Яхве,


                        и узнаете вы,


                        что послал меня к вам Яхве Воинств.


                        И, если слышите, слушайтесь


                        голоса Яхве, Бога вашего.

Бытие, глава 14.

1 И было во дни

Амрафела, царя Шинара,

Ариоха, царя Эласара,

Кедарлаомера, царя Элама

И Тидала, царя Гоима.

2 Вели войну они

С Берой, царём Содома

И с Биршей, царём Гоморы,

Шинавом, царём Адмы

И Шемевером, царём Цвоима

И царём Белы, она же Цоар.

3 Все они соединились в долине Сидим,

Где Море Солёное.

4 Двенадцать лет служили Кедарлаомеру,

В тринадцатое лето восстали.

5 В четырнадцатое лето пошел Кедарлаомер

И цари, которые с ним, поражая

Рефаимов в Аштерот Карнаиме

И зузимов в Хаме

И емимов в Шаве Кирьятаиме

6 И хориев на горе их Сеире

До Эль Парана, при пустыне.

7 И свернули и пошли к Эйн Мишпат, то есть к Кадешу

И поразили всё поле амалекитян и амореев,

Сидевших в Хацацон Тамаре.

8 И вышел царь Содома,

И царь Гоморы,

И царь Адмы,

И царь Цвоима,

И царь Белы, она же Цоар,

И сошлись с ними войною в Долине Сидим.

9 С Кедарлаомером, царём Элама

И Тидалом, царём Гоима,

И Амрафелом, царём Шинара,

И Ариохом, царём Эласара —

Четыре царя с пятью.

10 А в Долине Сидим — скважины,

Скважины земляной смолы,

И бежав,

Цари Содома с Гоморой туда свалились,

А остальные бежали на гору.

11 И взяли всё имущество Содома с Гоморой

И всё их продовольствие

И ушли.

12 И взяли Лота, сына брата Аврамова,

И всё имущество его

И ушли,

Ибо он сидел в Содоме.

13 И пришёл беглец и сказал Авраму Еврею,

Который обитал у дубов Мамре Аморея,

Брата Эшколя и брата Анера,

Бывших в союзе с Аврамом.

14 И услыхал Аврам о плене племянника своего,

И созвал взращённых, рождённых в доме его

Восемнадцать и триста

И гнался до Дана.

15 И разделился против них ночью —

Он и слуги его,

И поразили их и гнали до Ховы,

Что левей Дамаска.

16 И вернул всё имущество,

А также Лота–племянника

И имущество его вернул,

А также народ, и женщин.

17 И вышел царь Содома навстречу ему

По возвращении с поражения Кедарлаомера

И царей, которые с ним,

В Долине Шаве,

Она же Долина Царская.

18 И Мелкицедек, царь Салема

Вынес хлеб и вино

(Он иерей Бога Вышнего)

19 И благословил его и сказал:

«Благословен Аврам Богу Вышнему,

Обретшему небо и землю,

20 И благословен Бог Вышний,

Который предал врагов в твои руки!»

И ему он дал десятину всего.

21 И говорил царь Содома Авраму:

«Дай мне души живые,

А имущество себе бери!»

22 И говорил Аврам царю Содома:

«Поднимаю руку мою к Яхве, Богу Вышнему,

Обретшему небо и землю!

23 Нитки и завязки от обуви

Не возьму из всего твоего,

Чтоб не говорил ты:

— Я обогатил Аврама.

24 Кроме того, что съели молодцы

И доли людей, что шли со мной —

Анер, Эшколь и Мамре —

Они возьмут долю свою».

Бледен ли тот конь?

Здесь обсуждается вопрос о масти коня Четвертого Всадника из главы Шестой Откровения:

«И я взглянул, и вот, конь бледный, и на нем всадник, которому имя смерть; и ад следовал за ним» (Откр. 6,8). Это же название конской масти (бледная) обнаруживается во всех переводах греческого текста на другие языки. Образ страшного всадника на бледном коне широко использовался поэтами и художниками. Некоторые изображали скелет с косой верхом на тощей бледной кляче. Даже богословы извлекали из этой масти множество глубоких следствий о природе смерти, о полупрозрачности видимого ее тела, о бледном сиянии костей и прочее.

Тем не менее возникает вопрос: действительно ли этот конь бледен? Ведь бледная масть выглядит здесь во всяком случае странновато.

Обратимся к греческому тексту. На месте «бледного» здесь стоит «хлорос» (The Interlinear Greek–English New Testament, 1958, Bagster and Sons, p.974). Основное значение этого слова — «зеленый». Но верховой, гарцующий на зеленом жеребце, — создание причудливое, если даже не смешное. Рационализируя священный текст, переводчики выбирают не столь выразительный смысл, а именно «бледно–зеленый» или попросту «бледный», то есть все–таки цвет, и такой вариант всеми принят. Но верно ли это? Обозначает ли здесь цвет слово «хлорос»?

Ближе всего апокалиптическую сцену с всадниками напоминает видение пророка Захарии (Зах. 6,2 — The NIV Interlinear Hebrew–English Old Testament, Zondervan, V.4, pp.568–569): «В первой колеснице кони рыжие, а во второй колеснице кони вороные; в третьей колеснице кони белые, а в четвертой колеснице кони пегие, сильные». На древнееврейском языке в четвертой колеснице «кони брудим амуцим». Употреблены два эпитета, один для конской масти и другой для скаковых качеств. В тексте объясняется, что эти кони суть «четыре духа небесных», то есть ветры четырех направлений, которые стоят «пред Господом всей земли».

Три масти коней — белая, рыжая и черная — совпадают в книге пророка Захарии и Откровении св. Иоанна (Откр. 6, 2–8).Четвертый эпитет — «хлорос» в Откровении и «брудим амуцим» у Захарии. Однако слово «хлорос» может означать не только цвет. Оно может относиться к таким свойствам как сила, энергия, крепость и, в применении к коням, значить также резвый, ретивый. В этом смысле оно совпадает со значением еврейского слова «амуцим» (сильные), а не «брудим» (пегие). Это последнее слово (брудим) по–видимому было утрачено, когда терминология пророка Захарии приспосабливалась к событиям Откровения.

С этой небольшой поправкой свойств коня Четвертого Всадника фрагмент апокалиптического видения может быть описан следующим образом: С книги в руках Бога снимается первая печать и появляется первый ангел с луком в руках верхом на белом коне. Его конь это восточный ветер. После снятия второй и третьей печати появляются ангелы — второй с мечом и третий с мерой. Второй ангел — на рыжем коне (западный ветер), а третий — на вороном коне (ветер с севера). Затем снимается четвертая печать и появляется четвертый ангел по имени Смерть или, лучше сказать, Мор. Он скачет на пегом ретивом (хлорос) коне в южном направлении. Его конь — ветер с юга. Эти четыре ангела получают «власть над четвертой частью земли», то есть каждый из четырех ангелов над одной четвертой частью, «умерщвлять мечом (второй ангел) и голодом (третий ангел), и мором (четвертый ангел) и зверями земными» (там же, 6,8).

Не следует представлять себе Четвертого Всадника в средневековом или возрожденческом стиле в виде скелета. Он выглядит скорее как бедуин в черных одеждах, на пегом коне, и его оружие — вероятно, копье.

Число зверя

Поиски реального смысла «числа зверя» в Откровении святого Иоанна отдают безвкусицей. Хорошо бы угадать, кто или что за ним, за этим числом скрывается, и тогда можно понять смысл истории и житейски поостеречься. Так рассуждают суеверные. Поэтому, подставляя под буквы числа, находят Генриха Четвертого, Робеспьера, Наполеона, Ленина, Сталина или Гитлера, как правило, с какими–то неточностями. В последнее время распространились мнения, будто графика числа шестьсот шестьдесят шесть, то есть три цифры 6 или 666 сами по себе служат клеймом сатаны. Равно и компьютерные знаки «www», соответствующие трем еврейским буквам вав, то есть трем шестеркам, как и толстые черты в символических изображениях цен для чтения кассовым аппаратом, имеют тот же зловещий смысл. Недавними этими мнениями можно легко пренебречь. В те времена, когда писали Откровение, ведь не было цифр ни у греков, ни у евреев. Пользовались буквами, и число выглядело как ХИ–КСИ–ДЗЕТА, но не имело нынешнего симметричного вида. Да и римляне должны были бы записать его как DCLXVI, а вовсе не тремя шестерками. Вернемся поэтому ко временам святого Иоанна.

Обычно считают, что Откровение было написано при императоре Домициане. Однако тогда не было события, которое можно было бы назвать «прекращением времен». А как раз за ним и следует появление зверя. Если же мы отодвинемся примерно на четверть века от Домициана в прошлое, то как раз увидим Иудейскую войну, сожжение Иерусалимского храма и «прекращение времен». Таким образом имя правителя, о котором может итти речь — Тит Флавий Веспасиан.

Я не буду пытаться вводить здесь какие–либо другие аргументы, повторю только то, что уже было сказано в разных местах выше.

В 69–ом году Веспасиан был провозглашен императором легионами Сирии, Египта и Иудеи. И Тацит и Светоний сообщают, что пророчество о владыке мира, который около этого времени должен был выйти из Иудеи, относили к Веспасиану. Взятый в плен во время Иудейской войны военачальник Иосиф, позднее названный Флавием, высказывал убеждение в том же. Простое происхождеие, грубоватые привычки и скупость делали нового императора предметом насмешек. Александрийцы прозвали его «Крохобор» и «Форшмак». Смеялись над его знаменитым эдиктом об установлении налога на отхожие места. Его лицо имело характерное напряженное выражение, заметное и на скульптурных портретах, и когда однажды за столом он попросил шута: «скажи и обо мне что–нибудь смешное», тот ответил: «Скажу, когда просрешься». Его латинские инициалы C.T.F.V.P. (Кесарь Тит Флавий Веспасиан Патер или Принцепс), составляющие по еврейской гематрии Шестьсот Шестьдесят Шесть и произнесенные по–арамейски (Катапуп), напоминают уху человека, привыкшего к разговорному греческому языку, производное от «катапепсо» (перевариваю пищу) и могут быть поняты как не совсем пристойная кличка наподобие приведенных выше. Можно понять и причины, по которым Иоанн не хотел выписывать это прозвище. Сумма инициалов Тита Флавия Веспасиана (тав = 400, пе = 80, вав = 6) составляет 486. Титул кесаря добавляет к этому числу еще 100 (куф). До 666 недостает 80–ти, то есть латинских Р или F, которые обе передаются еврейским «пе». С одной из этих букв мог начинаться последний элемент имени: патер (отец) или принцепс или даже может быть филиус (сын), которого звали, как и отца, Тит Флавий Веспасиан.

Отметим также, что в некоторых рукописях Откровения число зверя дано как шестьсот шестнадцать, но это скорее всего описка. Возможно в те времена в самом числе 666 видели что–то особенное, почему и старались подогнать к нему инициалы правителя. В таком случае многие должны были это знать, и ситуация, как уже говорилось, приобретала несколько комический оттенок.

Самое число 666 можно понимать как две трети от символической тысячи. Сумма чисел от одного до трицати шести, то есть так называемое треугольное число от 36–ти (а это было важное число с космическим значением) также равна 666. Тридцать шесть считали особым числом, в частности, потому что оно представляет собой сумму трех первых кубов: единицы, восьми и двадцати семи. Известно, что в более поздние времна насчитывали 36 праведников и т.п.

Так что вряд ли «число человеческое» является суммой чисел, соответствующих буквам имени. Скорее это сумма инициалов. Подразумевалось нечто очень простое и общеизвестное. Иоанн в последних стихах главы 13 пишет буквально о текущем моменте. Дыхание текста именно здесь достигает высочайшего напряжения Не удивительно, что хотя к «числу зверя» было приковано внимание всех комментаторов Откровения, его точное значение перестало быть понятным уже во 2–ом веке н.э. Оно было слишком конкретным, слишком связанным с сиюминутными обстоятельствами. Сохранилось лишь общее впечатление, что «число зверя» обозначает правителя, римского кесаря.

Вот, собственно, и все, что можно сказать о числе зверя.


Примечания

1. Мера — в подлиннике ЕФА, объемная мера зерна, равная примерно сорока пяти литрам.

2. Между ими двумя — выражение означает: «между троном и тем, кто на нём сидит». Трон является носителем особых качеств, существует разряд ангелов, называемых «троны» или «престолы».

3. Сильный — в подлиннике ХЕЛЕМ, что означает «сильный» или, в другом значении, «сновидящий». Выше (гл. 6, ст. 10) на его месте был упомянут ХЕЛДАЙ.

4. Добрый — в подлиннике ТОВИЯ, «благ Яхве», как и выше, в 6:10.

5. Знающий — в подлиннике ИЕДАЙА, «знает Яхве», как и выше, в 6:10.

6. Милый — в подлиннике ХЕН, «милый». В 6:10 стоит «Иосия».

Комментарии для сайта Cackle

Тематические страницы