Категории

        
Скачать fb2   mobi   epub  

Творения

Двенадцать главъ или членовъ, содержащихъ въ себе единую христіанскую веру нашу

Истинная и единая христіанская вера наша, превосходящая умъ и слово потому самому, что она есть правая и единая вера, истиннейшее исповеданіе превосходящаго разумъ единаго Бога въ Троице, хотя и неограниченна, однакожъ кратко объемлется въ сихъ главахъ, которыя должно исповедывать всякому христіанину, право верующему и желающему спастися. Эти главы некоторые называютъ и членами веры, или началами и основаніями. Ихъ насчитывается двенадцать, во образъ Апостоловъ Христа, невечерняго Солнца, и оне приводятъ право верующаго къ нескончаемому веку славы Его. Изъ нихъ три главы о Святой Троице, въ честь самой Троицы, которая, будучи вечною, есть причина всего; шесть о воплощеніи Слова, — и это также удивительно: въ самомъ деле, сіе Слово, будучи единымъ отъ Святой Троицы и единичнымъ, стало сугубымъ ради насъ и потому–то имеетъ сугубую троицу главъ; а еще три главы о совершеніи (домостроительства), въ честь также безначальной Троицы, которая, сотворивъ все изъ ничего, все благо содержитъ и всемъ мудро управляетъ. Первая глава о томъ, что Божество — едино по естеству, а не множественно, что Оно едино по силе, власти, вседержительству и господству. Вторая — о томъ, что сіе Божество имеетъ три Лица, а не одно, хотя едино и нераздельно по Божеству, что всецело должно исповедывать три Лица, или ипостаси, или свойства, — не более. Изъ сихъ же трехъ одно не рожденное: ибо Оно безвиновно и не происходитъ изъ чего либо, будучи единою причиною происходящихъ изъ Него довременно и безстрастно; другое рожденное — отъ Того нерожденнаго; а третье исходящее — также отъ Того безвиновнаго и нерожденнаго. Нерожденное и безвиновное называется Отцемъ, рожденное — Сыномъ, а исходящее — Духомъ Святымъ: Они нераздельны, довременны и вечны. Но Троица — не три Бога, или три Господа, но одинъ Богъ, одинъ Господь, какъ воспеваютъ и Ангелы: святъ, святъ, святъ Господь Саваофъ (Ис. 6, 5): поелику едино и нераздельно естество тріехъ, одно существо, одна сила, одна слава, одно хотеніе, одно изволеніе; и сіи три суть единъ тріипостасный Богъ, одно начало и действенная сила всего, подобно тому, какъ одно сіяніе солнца, луча и света, или одинъ блескъ и теплота огня, отраженія и света, или одно изволеніе ума, слова и духа. Третья глава — о томъ, что сія Троица есть содетель всего, сотворившій все, какъ духовное, такъ и чувственное, видимое и невидимое, изъ ничего, произведшій все во времени, когда восхотелъ, между темъ, какъ прежде совершенно ничего не существовало — ни вида, ни матеріи, но все произведено изъ ничего. Сей Богъ въ Троице, будучи Творцемъ, есть вместе и Промыслитель всего существующаго, то есть, Отецъ съ Словомъ и Духомъ, какъ говорятъ Пророки и научаетъ Евангеліе. Четвертая — о томъ, что ради промышленія о насъ Бога въ Троице, благоволеніемъ Отца и содействіемъ Духа, Слово, пребывая неизменнымъ и непреложнымъ по Божеству, безстрастно и неистечно соделалось ради насъ плотію, принявъ отъ Святыя Девы совершенное естество наше: одушевленное тело, соединенное съ разумною и желательною душею, — для освященія всецелаго человека; такимъ образомъ единичный сталъ сугубымъ, и есть единъ — совершенный въ двухъ естествахъ. Пятая — о томъ, что Слово безсеменно родилось отъ Девы, не познавшей мужа, сохранивъ ее до рожденія, въ рожденіи и по рожденіи Девою. Шестая — о томъ, что Оно пострадало за насъ плотію, было распято и умерло добровольно (впрочемъ, не Божествомъ, такъ какъ оно безстрастно), потомъ душею, какъ Свободитель душъ, низошло во адъ, а теломъ было погребено, между темъ, какъ Божество не разлучалось отъ святой Его души, равно какъ и отъ тела. Седьмая — о томъ, что Оно своею властію тридневно воскресло и много разъ являлось ученикамъ. Осьмая — о томъ, что после сорока дней отъ возстанія Его, Оно вознеслось на небеса въ виду учениковъ и возсело одесную Отца, явивъ свое неразлучное и собственное тело единославнымъ испокланяемымъ. Девятая — о томъ, что Оно опять пріидетъ съ неба на землю со славою Отчею и откроетъ рабамъ своимъ царство свое, а для нечестивыхъ и грешниковъ — праведное осужденіе и наказаніе. Десятая — о томъ, что Оно воскреситъ все естество наше, такъ что души соединятся съ прежними телами, въ которыхъ жили, а не съ чуждыми, для воздаянія за дела жизни; и тела наши будутъ нетленными. Одиннадцатая — о томъ, что Христосъ будетъ судить живыхъ и мертвыхъ, по своимъ божественнымъ законамъ, и что неверныхъ и неправедныхъ Онъ осудитъ, а благочестивыхъ и праведныхъ прославитъ. Двенадцатая — о томъ, что имеющая наступить за темъ жизнь будетъ вечная, такъ какъ естество свободится отъ истленія въ свободу славы чадъ Божіихъ, какъ говоритъ Апостолъ (Рим. 8, 21); и не будетъ уже потомъ измененія. Посему неправеднымъ и нечестивымъ, вместе съ демонами, будетъ вечное наказаніе, какъ говоритъ Господь (Матф. 25, 41); а благочестивымъ и праведнымъ — вечная и безконечная жизнь, и наслажденіе, и царствіе со Христомъ, которое и да получимъ, по милости самаго Іисуса Христа, Сына Бога живаго и Бога нашего, мы — православно верующіе во имя Его и почтенные симъ (именемъ), и содержащіе веру Его до конца не поврежденною и непоколебимою, молитвами Богородицы и всехъ Ангеловъ и Святыхъ Его.

Эти–то изложенныя теперь двенадцать главъ веры, называемыхъ также членами (потому, что оне суть какбы начала и основанія веры, объемля собою, какъ сказали мы, все вероученіе), содержатъ въ себе и священный и божественный символъ, изложенный прежде тремя стами осмнадцатью Отцами въ Никее и потомъ, спустя не много, законченный ста пятидесятью святыми Отцами въ Константинополе, запечатленный и возвещенный и прочими пятью вселенскими святыми соборами, яснейшимъ образомъ исповеданный также просіявшими среди сихъ священныхъ соборовъ святыми Отцами. Его–то вместе съ ними и мы исповедуемъ, по благодати Христа. Содержитъ онъ прямо первую главу, что единъ Богъ, единъ Господь — Отецъ съ Сыномъ и Духомъ: ибо и Отца называетъ Богомъ, и Сына — Богомъ отъ Бога, и Духа Святаго — Господомъ; именуетъ Троицу единосущною, Отца — единославнымъ Сыну и Духу, и сихъ вместе — и вечнымъ, и Вседержителемъ, и единымъ Творцемъ, равно какъ и Пророки называютъ Богомъ Отца съ Словомъ и Духомъ, и Ангелы въ трехъ свято–пеніяхъ воспеваютъ одного Господа. Потомъ съ особенною ясностію возвещаетъ онъ вторую главу, что сей единый Богъ, будучи Троицею въ Лицахъ и единицею въ Божестве, есть Отецъ, и Сынъ, и Святый Духъ, и что Отецъ не рожденъ и безвиновенъ, но есть единый Виновникъ (происходящихъ) отъ Него; что Сынъ рожденъ прежде вековъ отъ Отца и есть единосущный, Светъ отъ Света, Богъ отъ Бога; и Духъ Святый — Господь, животворящій, отъ Отца исходящій; что едино естество и предвечная слава Ихъ, одна сила и поклоненіе трехъ: ибо (символъ) говоритъ о Духе: «иже со Отцемъ и Сыномъ спокланаема и сславима». Излагаетъ онъ ученіе и третьей главы, что Троица есть Содетель, осуществившій и сотворившій изъ ничего все видимое и невидимое; почему Отца называетъ Творцемъ небу и земли, и всемъ; о Сыне говоритъ: «имже вся быша»; а Духа именуетъ животворящимъ, такъ какъ Онъ совершилъ, и животворитъ, и содержитъ все. Потомъ же, возвещая относящееся къ воплощенію Слова, символъ подтверждаетъ согласіемъ четвертую главу, что Слово воплотилось отъ Духа Святаго и Богородицы Маріи. Называетъ также ее Девою, утверждая пятую главу, что Слово и прежде, и во время, и после рожденія, сохранило ее Девою; называетъ также Слово воплотившимся и вочеловечившимся: поелику Оно, будучи единичнымъ Словомъ, стало сугубымъ ради насъ, пріявши тело, одушевленное душею разумною и желательною, и соделалось единымъ въ двухъ совершенныхъ естествахъ. Проповедуетъ и шестую главу, что Оно плотію распялось за насъ и пострадало, также умерло и было погребено; и седьмую, что Оно тридневно воскресло; и восьмую, что вознеслось на небеса и село одесную Отца. Свидетельствуетъ и девятую главу, что по совершеніи (домостроительства) Оно паки съ неба на землю пріидетъ со славою; привноситъ и десятую главу, что Оно будетъ судить живыхъ и мертвыхъ. Потомъ говоритъ: «чаю воскресенія мертвыхъ», подтверждая одиннадцатую главу о воскресеніи нашихъ собственныхъ, а не другихъ телъ, по соединеніи ихъ съ нашими душами. Излагаетъ и двенадцатую главу о вечномъ наказаніи и царстве, говоря: «и жизни будущаго века, аминь». Таковые–то содержитъ божественный символъ члены, относящіеся къ умозрительному любомудрію во Христе: но онъ любомудрствуетъ и о деятельномъ во Христе любомудріи, котораго составляетъ онъ превосходный нравственный членъ, поучающій насъ и ведущій ко спасенію. Такъ онъ говоритъ о низшествіи нашего ради спасенія Господа, чтобы мы подражали Его жизни и спаслись; возвещаетъ Его страданіе и смерть за насъ, чтобы мы подражали Ему; говоритъ о Его воскресеніи и жизни, для внушенія намъ истинной надежды на Него; и о томъ, что Онъ имеетъ пріити судить все, — для возбужденія въ насъ ожиданія Господа, готовности и внимательности въ здешней жизни; говоритъ и о томъ, что будетъ вечная жизнь, — въ надежду блаженства и страхъ наказанія. Чрезъ это (символъ) очищаетъ (весь) трехчастный (составъ) души нашей; и во–первыхъ, ея мыслящее (начало) — благочестивымъ исповеданіемъ Троицы и воплощенія Слова, и преданіемъ крещенія; потомъ раздражительное (начало) — напоминаніемъ вочеловеченія и спасительнаго страданія Слова, поучая насъ чрезъ это смиренію, а также кротости и терпенію; наконецъ, желательное — провозвестіемъ воскресенія и вознесенія Его, а также пришествія со славою и вечной жизни, (съ тою целію), чтобы мы, возбуждаемые желаніемъ сихъ благъ, старались право ходить для полученія ихъ. И, такъ какъ семь главныхъ добродетелей: смиреніе, нетщеславіе, нестяжательность, постъ, целомудріе, терпеніе и долготерпеніе; и семь противоположныхъ имъ греховъ — гордость, тщеславіе, сребролюбіе, блудъ, нераденіе и гневливость: то священнейшій символъ отвергаетъ грехи и возбуждаетъ насъ къ добродетелямъ. Такъ онъ побуждаетъ насъ къ смиренію — исповеданіемъ сошествія съ небесъ и воплощенія Бога Слова; къ нетщеславію, говоря о Его вочеловеченіи; темъ же самымъ побуждаетъ къ нестяжательности, посту и целомудрію: ибо Вочеловечившійся не имелъ, где главу приклонити, и постился, и былъ девственникомъ и целомудренникомъ, и родился отъ Девы, и училъ девству; къ терпенію — темъ, что Онъ и былъ кротокъ и смиренъ сердцемъ, и перенесъ поношенія; наконецъ, къ долготерпенію темъ, что Онъ и былъ преданъ, и распятъ и умеръ за распинателей, и во время страданія молился за нихъ. Посему этими исчисленными добродетелями Спаситель низложилъ и всякій грехъ; именно смиреніемъ — гордость, отъ которой (происходятъ) неверіе и богохульство; уничиженіемъ — тщеславіе, отъ котораго раждаются неистовство, зависть и убійство; нестяжательностію — сребролюбіе, отъ котораго — воровство, коварство, ложь, неверіе и предательство Бога и братьевъ; постомъ — чревонеистовство, отъ котораго (происходятъ) пьянство и все злыя страсти; девственностію — блудъ, отъ коего бываетъ всякая скверна и удаленіе отъ Святаго Бога; терпеніемъ — безпечность и малодушіе, откуда — безнадежность, неблагодарность, омраченіе ума и отчаяніе души; наконецъ, долготерпеніемъ сокрушаетъ гневливость и демонское неистовство противъ братьевъ, откуда всякая злоба, вражда, ненависть, убійство и уничтоженіе трехъ высокихъ и главнейшихъ добродетелей, то есть, надежды, веры и любви, которыя три — въ честь Троицы — всецело соединяютъ имеющаго ихъ съ самимъ Богомъ въ Троице и возводятъ къ обоженію. Посему и мы, братіе, будемъ очищать правою верою наше мыслящее (начало), и, освящая добродетелями, и особенно благородными — мужествомъ, благоразуміемъ, справедливостію и разсудительностію, въ которыхъ заключаются и прочія, какъ главнейшія, такъ и все вообще добродетели, вместе съ мыслящимъ, раздражительное и желательное (начало) поведемъ къ безстрастію, и будемъ жить всецело по Христе, содержа въ себе истинную веру и жизнь Христа, да возлюбимъ Христа и помышляемъ о Христе; да будемъ храмами Христа, благовоніемъ Христу и освященными во Христе, чтобы на веки удостоиться безсмертной жизни, славы и царствія самаго Христа. Ибо Ему, Христу, Сыну живаго Бога, подобаетъ всякая слава, честь и поклоненіе, со безначальнымъ Его Отцемъ и животворящимъ Духомъ, во веки вековъ. Аминь.

Источникъ: Двенадцать главъ, или членовъ, какъ называютъ ихъ некоторые, содержащихъ въ себе единую христіанскую веру нашу, съ особенною ясностію изложенные блаженнымъ Симеономъ, архіепископомъ фессалоникійскимъ. // Писанія св. отцевъ и учителей Церкви, относящіяся къ истолкованію Православнаго Богослуженія. Томъ ІІІ. — СПб.: Въ типографіи Григорія Трусова, 1857. — С. 133–142.

Послание православному Крита

Введение

Жизнь и деятельность святого Симеона Солунского приходится почти на последнюю эпоху существования Византийской Империи как государства. В царствование последних Палеологов Мануила II, Иоанна VIII, Держава Ромеев находилась в очень тяжелом положении: император был данником Турецкого султана, а сама территория Империи состояла из Константинополя с окрестностями Фракии и небольшого числа крепостей и городов Греции, управляемых наместниками императора. Будучи бессильной в борьбе с грозными османами, Византия все больше и больше становилась зависимой от латинского Запада, без помощи которого Константинополь давно бы уже пал. Натиск турок на Европу теперь удерживали не ромеи и даже не сербы и болгары, а венецианцы и генуэзцы с помощью военных экспедиций западных королей. Венецианцы хозяйничали в Империи, поддерживаемые различными рыцарскими государствами, остававшимися с эпохи латинского владычества на Востоке. Латиняне владели почти всеми островами Эгейского моря, а также Кипром и Критом. Остатки былого величия Византии отчасти сохранила лишь Византийская Церковь. Твердо сохраняя Православие и не идя ни на какие компромиссы с латинским Римом, Константинопольская Патриархия продолжала объединять всех православных греков и назначала епископов на все важные кафедры Востока. В связи с бесконечным латинским прозелитизмом, антилатинская полемика остается важной темой для церковных писателей. Уже после злополучного IV Крестового похода (1204), в эпоху Никейской Империи, Церковь, стремясь оградить свою паству от совращения в латинство, составляет специальный «Синодик Святого Духа», содержащий анафематствования всех латинских лжеучений о Святому Духе. Повидимому, тогда в среде простого православного народа рождается мысль о том, что «чалма лучше тиары», что важнее сохранить для себя небесное отечество, чем земное; при этом, образованная светская интеллигенция считала наоборот, что подчинение Риму и уния Церквей лучше, нежели владычество безбожных агарян.

Магистральная линия антилатинской полемики в византийском богословии начинается св. Фотием Константинопольским (IX), продолжается св. Никитой Стифатом (XI), св. Григорием Кипрским (XIII), св. Григорием Паламой (XIV), Иосифом Вриением (нач. XV). Святой Симеон Солунский стоит в стороне от основного русла развития полемики и в своем послании, которое и является темой нашей работы, не дает ничего концептуально нового. К XV веку Солунь в богословском отношении стала уже провинциальным городом Империи: одновременно со св. Симеоном в 1422 году в Константинополе Иосиф Вриений, — учитель св. Марка Ефесского, — произносит в императорском дворце свои 22 беседы о Святой Троице, в которых еще более раскрывает связь Святого Духа с Сыном и отличие латинского учения о Filioque. Тем не менее, догматические послания св. Симеона представляют интерес.

Святой Симеон родился и был воспитан в Константинополе. Его любовь к «царствующему городу» самодержца и Вселенского Патриарха не имела границ. Для св. Симеона город является источником истинной веры и правого делания, кафедрой благочестивых царей и престолом великого священства. Мы не знаем с уверенностью, где и когда он стал монахом, но из его проповедей вероятно, что он был учеником «святых Ксанфопулов» Каллиста и Игнатия. Он питает особое уважение к Симеону Метафрасту и, повидимому, в честь него принял монашеское имя «Симеон». Он был близок к паламитским кругам, а также имел дружеские отношения с царем Мануилом II, а также с патриархией. По–видимому, он принадлежал к группе монахов–исихастов, тесно связанных с царским дворцом и патриаршим двором. Он был очень одарен умственными способностями, но светской наукой не интересовался. По–видимому, он принял священство в 30 лет. Очевидно, св. Симеон не принадлежал к числу тех клириков, о которых говорят, что они облачаются в монашеский образ только для карьеры. О монашестве он всегда пишет с почтением и видит в нем высший образ жизни и самоцель. Святой Симеон стал архиереем между июнем 1416 и апрелем 1417 года. В ноябре 1420 года он стал архиепископом Солунским. В то время Солунь была периодически захватываема турками и возвращаема византийцами. С 1408 по 1423 год городом управлял молодой деспот Андроник Палеолог, третий сын Мануила II. Святой Симеон имел на него большое влияние и всячески воодушевлял его на борьбу против турок. В 1423 году султан Мурат окружил город. Положение было тяжелое. Горожане, не видя выхода и не ожидая помощи от Константинополя, решили сдать город венецианцам. Святой Симеон, как истинный патриот, воодушевлял всех на борьбу против турок, чем снискал себе любовь народа. Для святого Симеона падение Солуни и Константинополя неизбежно приводило к падению христианской Империи — этого последнего бастиона православной веры. Он предает анафеме тех, кто хотел бы или пытался предать город врагам Христа и признавал их власть законной. Он призывает жителей к мученичеству, ибо таков жребий христиан — страдать за Христа. Его лозунгом стало: «Поддерживать императоров и верить только в чудо». Мог ли он не слышать голос Того, Кто сказал: «Царство Мое не от мира сего»? Нет, не мог. На самом деле, он и был на этом пути, ведь он, соглашаясь на военную помощь Запада, не предавал Православия, отвергал любые компромиссы в вере и не жертвовал церковной свободой.

Он также вошел в спор с филовенецианцами, поскольку понимал, что свободе Церкви угрожает опасность в том случае, если город будет принадлежать латинянам. Борьба за Православие и византийское самодержавие против турок и латинян сделали его истинным мучеником. В конце концов, в совершенно безнадежном состоянии город был отдан венецианской республике святого Марка, при этом, св. Симеон, будучи тяжело больным и помня, что при захвате Константинополя латиняне изгнали православных епископов, старались подчинить себе православный клир и принудить к изменению церковных догматов, канонов, добился от венециан гарантии независимости Православной Церкви. Однако, после захвата города венецианцы требовали от архиепископа не только возглашения их имен за литургией и встречи в храмах со свещеносцами и каждением, но и поминовения папы как главы Вселенской Церкви. Святой Симеон категорически отказался это сделать, таким образом, не признавая венециан законной гражданской властью.

Тем не менее, он рассматривает венециан и генуэзцев как орудия божественного «воспитания» византийцев. Иоанн Чтец свидетельствует, что св. Симеон «не противится начальствам, но сих как от Бога предусмотренных учил любить». Он приобретает все большее уважение горожан, так что после его смерти, последовавшей в середине сентября 1429 года, он был прославлен как святой, и ему было составлено чинопоследование богослужения.

Оценивая место св. Симеона в истории Византии, нужно сказать, что в начале XV века в Империи существовали 3 партии: философы, империалисты и «церковники». Первые были настроены на добровольное подчинение папе, преклоняясь перед западной наукой; вторые предпочитали неискреннее подчинение Риму, при этом, передав скипетр василевса Великому князю Московскому: третий Рим процвел в подражание второму и должен был превратиться в православную Империю, способную сокрушить Оттаманскую мощь, и в конце концов изгнать турок из Европы. но эта идея после многих поколений умерла: греческий народ приспособился к турецкому режиму и сосредоточился на сохранении собственной духовной и культурной традиции.

Святой Симеон не принадлежал к первой партии, со второй его объединяло горячее желание сохранить свободную православную империю. Но он полагался не на компромиссы и силу, но на молитву, покаяние и Промысл, поэтому он, на самом деле, принадлежал к третьей партии. Его сердце было созвучно с исихастами, с непротивлением новомучеников, аскетов и монахов. Кроме того, он ненавидел веру и обычаи латинян и не признавал их таинства и хиротонии. При турецкой власти св. Симеон, несомненно, стал бы мучеником.

Он очень страдал за Церковь, за Империю, горько переживал закат Византийского мира, но понимал, что за нечестие и преступление Византийского общества Господь так карает ромеев. Тем не менее, он верил, что Бог услышит чистые молитвы тех, кто истинно служит Ему, и ради которых еще существует мир, за которыми — будущее христианства. К ним можно причислить и св. Симеона, он поистине принадлежал к тем, чье жительство — на небесах.

Содержание послания

Из начала послания мы можем немного узнать о происхождении и цели написания этого антилатинского труда. Получателем был «ревнитель Православной Церкви догматов», который играл руководящую роль в общине православных острова Крит, оставшейся без клира и учителей, живущей под давлением латинян и нуждающейся в слове благодати для защиты от инославных. В то время Церковь Крита находилась под сильным латинским господством и была всячески притесняема. Жители Крита особенно нуждались в моральной поддержке: их остров был непрерывно с 1204 года подчинен венецианской власти и униатскому режиму, который они ввели. Православный епископат, изгнанный латинянами, вымер, и греческие клирики были подкрепляемы более или менее тайными визитами на материк.

В этом послании св. Симеон обращается к главной теме, а именно к догмату о Святой Троице и, прежде всего, говорит об исхождении Святого Духа и о различии между сущностью и энергией. Описав в общих словах связь между ипостасями Святой Троицы, он объясняет, что людям подается Святой Дух не ипостасью или сущностью, но благодатными дарами Его, а обожение человека бывает по благодати, а не по природе, и Дух изливается и обитает в нас, и мы становимся одно со Христом и Отцом «не лицами и сущностью», но «дарами и благодатью». Ложь латинян заключается в том, что они не отличают излияния и дара Духа, которые общие лицам Троицы, от предвечного исхождения Духа, поэтому они говорят, что «дается сам Дух», как Варлаам, но из этого следует, что, поскольку Бог стал безэнергийным, тварный мир становится совечен Богу и божественен, тогда как «ненововводимое богословие» учит, что только Бог вечен и поэтому «дает не сущность свою и природу, но только благодать и энергию, и промысл», за одним исключением — ипостасным воплощением Логоса. Поскольку латиняне говорят, что Дух исходит от Сына, постольку отождествляют Его ипостась с сущностью, считают, что Дух (или вся Троица!) воплощается в нас.

Симеон снова возвращается к описанию предвечных внутренних отношений во Святой Троице и использует различные примеры (особенно человеческой души), признавая при этом их недостаточность для того, чтобы выразить подобающим образом это таинство. Он использует два выражения из Священного Писания: «любовь» и «свет» (9, 10). Старающиеся «умалить Святой Дух» заблуждаются, говоря, что «Дух Христов относится не к дару благодати Духа через Христа, а к самой ипостаси Духа», потому что «благодать Духа через Сына во Святом Духе дается». Бог Отец есть одно источное Божество, Он непостижим и познается только через Откровение, содержащиеся в Символе веры, поэтому нам необходимо соглашаться с отцами, которые его составили.

Из текста видно, что архиепископ знает аргументацию западных христиан, но предпочитает не дискутировать, а отсылать к определенным цитатам из греческих отцов. При этом он опять повторяет, что понимание латинян не согласуется с изречениями отцов семи Вселенских Соборов о Символе веры. Влияние антиварламитской полемики ощутимо во многих местах послания. Святой Симеон совершенно проходит мимо святоотеческих выражений классической эпохи, могущих послужить частичному сближению греческого и латинского богословия, и даже не желает дискутировать об этом.

Послание отличается ясностью и насыщенностью полемической аргументации.

Перевод осуществлен по изданию: D. Balfour, VAgi,ou Sumew.n VArciepisko,pou Qessaloni,khj (1416/17–1429), :Erga qeologika, Qessalonikh, 1981 (Analekta Blatadwn 34).

 

Послание догматическое и вместе с тем увещательное

к одному из православных Крита, стремящемуся к правильному пониманию учения.

 

4. И не свыше происходит Дух, ни дуновением уст плотски представляется, и начинается не тогда, когда Спаситель дунул на Своих апостолов. Дух дается тварям не ипостасно: ведь разве сами ученики приняли природу Божества и получили ипостась Духа, став потом богочеловеками? Но как разделяется простое? И если в нас Дух приходит ипостасно, то тогда Он воплотился. Но не так: ибо никто не учит о воплощении Духа. Итак, что дается? Реки от источника. А что такое источник? Господне тело. А что реки? Различные дарования Святого Духа, общие для Отца и Сына и Святого Духа, а [отнюдь] не ипостась Духа. И об этом говорит Священное Евангелие: «Кто верует в Меня, у того из чрева потекут реки воды живой. Сие сказал Он о Духе, Которого имели принять верующие в Него». Итак, если у верующих текут реки воды живой, а это есть в них Дух ипостасно, то [тогда] и верующие изводят дух. Ведь так выходит у богохульствующих: если ипостась Духа дается нам, верующим, то следовательно, и мы изводим Духа Святого. Оле глупости! Но что же мы [на самом деле] принимаем и какие это [из нас текут] реки, называемые Духом? [Это] дары Духа наполняют нас и разделяются, и через нас другим верующим подаются соответственно жительству. И свидетельствует о сем Павел: «Одному дается Духом слово мудрости, другому слово знания, тем же Духом; иному вера, тем же Духом; иному дары исцелений, тем же Духом; иному чудотворения, иному пророчество, иному различение духов» и так далее, конец же «Все же сие производит один и тот же Дух». Видишь? Дух производит (energei/), [а] не ипостасно обитает. И опять, «разделяя каждому особо», [значит, что] Один разделяет каждому особо Свои дарования. И «как Ему угодно», потому что Дух всевластен и самовладычен: ибо [Он] Господь и знает каждого и предоставляет то, что нужно каждому. Итак, то, что мы приемлем — это дар и благодать Святого Духа; та же от полноты Божества, которая обитает в Спасителе телесно. И об этом Евангелие говорит: «и от полноты Его мы все приняли». Поэтому вся полнота: ибо Сын воплотился и вместе со Отцом и Духом всё имеет и телесно, как и Златоглаголивый в [слове] о Духе говорит. Мы же приемлем как от источника. И в самом деле, не сущность ли приемлем? Никак. Но «благодать вместо благодати», как написано: вместо малой и темной законной, благодать Господа нашего Иисуса Христа, и дар и силу, Отца и Его Сына и Святого Духа, ибо общая благодать Святой Троицы, как и одна энергия и сила, подаваемая нам благодаря вочеловечению Слова. Ибо Слово стало плотью и обитало в нас, и воплотилось только Оно как Единородное Слово, восприняв от нас человеческое естество удержало [его] равнобожественным, не изменило, но исполнило Своей славой и силой. Поэтому «и мы видели славу Его», — говорит, не просто как человека, но «славу как Единородного от Отца» — благодать Его, свет и сияние, не мнительно, но истинно — «славу как Единородного от Отца, полную благодати и истины». Ведь древнее темное было прототипом и дано было через человека Моисея. Совершенное же и самосущее, через Него присносущее, дается от Бога–Слова. И священное Евангелие говорит, что «закон чрез Моисея был дан, благодать же и истина чрез Иисуса Христа».

5. Итак, сию благодать мы поистине принимаем от Него, Живой Истины, подаваемую нам через Него от Отца во Святом Духе. И сие есть, даваемое от Него, благодать Его, святость, общение, единство, поселение, просвещение, мир, искупление и совершенное спасение и обожение. Какое же обожение? Да станем богами и богочеловеками по природе или сынами Божиими по природе? Никак, но сынами по благодати и богами по благодати чрез истинного по природе Бога и Сына. Разумеешь ли истину? «Восхожу ко Отцу Моему» по природе, и Отцу вашему» по благодати, «и Богу Моему» как ставшего человеком, «и Богу вашему» — потому что Я и Сын Его по природе, даже если и воплотился, поэтому Бог Отец Мой не равно как ваш. Но и встал, — сказал Давид, — Бог «посреди богов», и «Бог ста в сонме богов». Тот, Кто по природе [Бог] — среди обоживаемых от Него. Впрочем, обожения, по положению нам данного и сынотворения и дара и благодати, а не сущности подаваемой. И из Господня тела, в котором одном пребывает вся полнота Божества телесно, вросши и уделяя благодать Духа, а не сущность и ипостась Духа. И прикосновение, исцеление, воздеяние рук и благословение и обещание Святого духа [означают] подать дар Его, который есть дар Духа, и Духа и Слова. И Исаия называет благодать Духа «духами», как я уже говорил.

6. Итак, это–то и некоторые из святых говорили problu,zesqai и предлежать, так как от Отца Дух. Таким образом, без сомнения и от Сына. Ибо равно сие дарование и от Духа происходит: «излию, — говорит, — от Духа моего на всякую плоть», и «от Духа Своего дал нам». И христы мы по благодати, как истинно Сам Христос, и помазание Его в нас — Дух, т. е. благодать Духа. Ибо от полноты Его мы все приняли, и Он обитает в нас и пребывает с Отцом сущий. Но как? Сущностью? Сущностью и ипостасями? Никак, — ибо не может тварь вынести Божественной природы, — но в общей благодати, подающейся в Духе. Поэтому и «благодать Господа нашего Иисуса Христа», — говорит [апостол] как Самого вочеловечившегося и всю благодать принявшего телесно. И как примиряющего нас через Самого Себя Отцу; и «любовь Бога и Отца» как примиренного нам через Возлюбленного и настолько нас Возлюбившего, что Его послал к нам, и «причастие Святого Духа» как примирением через домостроительство Единородного, вселившего в нас Отца и Причащающего нас даров. Которых и всему Господню Телу соединил и через сей дар Духа исполнил нашу природу божественного общения, поскольку истинно соединено с Богом Словом всесвятое человеческое естество, составленное из Святого Духа и девственных и святых кровей Богоматери, которое всё получило, как сказано, полноту Божества в воплощении благоволением отца и содействием Святого Духа, из Которого и через Которого мы воссозидаемся и становимся с ним едино, и в Тело Его и me,lh совершаемся, и в храмы и жилища Божии в Духе. Ибо во Христа мы облекаемся Крещением, и Христу причащаемся таинствами, и Христу миром запечатляемся и во Христе очищаемся, получая отпущение прегрешений, и становимся иереями Божиими, приемлюще священство, и во Христе совершаем все таинства. Но призываем и Отца и Сына, «с Ним» говоря в молитве, и обещаем действовать (…………..) Духом Святым. А это Он сам предал [нам], сказав: «шедше, научите все народы, крестяще их во имя Отца и Сына и Святого Духа». Итак, Троица в нас действует (evnergei/), т. к. Троица нераздельна, и Сама изобразившая нас [снова] воссоздает. Ибо как во Христа мы облекаемся и Духа приемлем и Отца с Сыном имеем? Лицами и сущностью? Нет, говорит. Ведь если это в нас, [то] Троица воплотилась. Но как Она обитает [в нас]? Дарами и благодатью.

7. Наконец, если бы ты услышал, что даваемого, отправляемого, посылаемого, изливаемого и подаваемого Духа [кто–нибудь] считает даром и благодатью Духа, которая общая Самому Духу и Отцу и Сыну, [то знай, что] это есть заблуждение, внушаемое Латинянами. Ибо когда они услышат некое божественное слово о подавании в нас пребывающей благодати Духа, они относят это к исхождению ипостаси Духа. И поэтому они догматствуют [её] не безначальной, не предвечной, не совечной Отцу, не равной по природе и совершенству, не равносильной, не непостижимой и неотделимой по природе, не всесильной вместе с Отцом и Словом, не разделяющей каждому особо, как Ему угодно, не подающей ни даров исцелений, ни пророчества или откровения или служения или различия дарований, о которых всех проповедует Павел, но говорят, что Сам Дух дается, сама ипостась, сама сущность Божества, что и еретики Мессалиане издогматствовали и Варлаам Калабрийский, эллинскими мнениями воспитанный и латиномудрствующий, и величайшей хитростью, как древний змий, Православную Церковь украдкой растлевающий, и, с одной стороны, будто бы на самом деле старающийся против Латинян писать и говорить, с другой же — коварно тайновводящий само латинское [учение]. [Ведь он], уничтожая благодать и дар Духа, говорит, что Сам подлинно сие устрояющий (oivkono,mw/n) Дух — от Сына не как сущая благодать и дар, но [как] сама ипостась. Поэтому он нас уводит от [учения] Спасителя и апостолов Его и от правильного по преемству от отцов и не нововводимого богословия. [Все] эти [еретики держатся] мысли эллинского и пренегодного мнения для уничтожения силы и энергии Бога, так чтобы или признать Бога безэнергийным (avnene,rghton) и поэтому из Самого Себя тварь составившим, или безбожно помышлять [её] пребывающую и присносущую и собезначальную Богу, не из несущего происшедшую и не получающую пользу от промысла Божия, ни содержимую и управляемую Им, наконец, чтобы не считать Бога Создателем всяческих, или сотворившим сих и предуведевшим передать им Свою сущность и природу и причастить [их] от этой самой природы Божественной и сделать богами, и [чтобы им] в многобожие сорваться. Но нам, православно мыслящим, обручается (kaqomologei/tai) единый безначальный Бог в Троице; и предвечный Сей и присносущий и единый Бог Отец с Сыном и Духом; Сам единая природа, Непостижимый, Неизреченный, неразделимый и Сверхсущий и ни одной природой по сущности не причаствуемый; тогда как Один есть присносущий и бесконечно прежде всякой твари и во всём Сущий и превыше всего есть как Предсущий и всех Демиург и все создавший из не сущих, и сущности Своей и природы не уделяет, но только благодать и энергию и промысел, через который и всё, Богом созданное, Словом Его и Духом устраивает и поддерживает и ничто из всего не могло бы пребывать, если бы не пользовалось промыслом и силой Божией. Только то всесвятое одеяние Спаса нашего и Бога Иисуса Христа от нашей природы, воспринятое Им от Девы Марии Богоматери, соединилось через ипостась Слова крайним и неслиянным единством с нашим образованием (avna,plasin), став ему единоипостасным (o`moupostaton), как воипостасно соединённое, [имеющее] своей собственной ипостасью Самого истинно воплощенного Слова. Тело опять же оставалось с разумной душой, будучи собственным [телом] того же Слова, через Которого ангелы и [мы], человеки, просвещаемся, и весь мир как видимый так и невидимый освящается, причащаясь благодати Самого Христа, как говорит Богослов.

8. Впрочем, и из этого пусть знают Латиняне, что заблуждаются эллинскими мнениями, и говоря, что [когда о] Духе Святом говорится, что Он — от Сына, [то это значит:] через излияние или дуновение или посылание к нам, и считают, что Ипостась Его и есть сущность, и признают второе другое воплощение — воплощение Духа. И говорят, что неприступная, неизреченная, непостижимая, ничем невместимая природа Божия, вмещается в нас, и что после одного и великого прежде веков таинства — единственного бывшего таинства воплощения Слова, снова совершилось [оно] в человеках посредством Духа, а то считают уничтоженным. Но Церковь учит, что только в том [одном] и только Слово Само взялось совершить сие [таинство], когда в этом таинстве Отец благоволил и Дух содействовал (sunergh/sai); и одно истинное единство Бога с нашей природой было единством по ипостаси Слова в сем божественном восприятии; из этого же [единства] вся благодать и дар причаствуются, а не сущность Слова или ипостась Его, и не ипостась Отца или Святого Духа. Если же другой кто–нибудь об этом говорит, и осмелится сказать о воплощении Троицы, или что воплотились Слово и Дух Святой, то такого никто никогда ещё не помыслил в Кафолической Церкви. Итак, то, что Дух подается нам — это принятие не ипостаси, но дара и благодати Святого Духа, как уже много раз нами сказано.

9. Дух же Святой прежде был и есть и будет всегда с Отцом как и Сын, и из Отца бытие имеет, т. к. Его причина, как и [причина] Сына — Отец; и в Сыне же пребывает и неотделим от Него, потому что вместе от Отца, и всегда с Отцом и ни временем, ни веком, Он не отделен от Отца, как собезначальный по бытию вместе с Отцом. Так и Слово Его — по природе Слово, рождается из Него, и Дух Его — по природе Дух прямо из Него исходит и вместе со Словом, и совершенно не мыслим Отец без Слова и Духа, ни Слово без Духа, ни Дух отдельно от Слова. Ибо ни Отец отдельно от Слова и Духа, ни Слово отдельно от Отца и Духа, ни Дух без Отца и Слова, как и в главах сказал божественный Максим. Начало же и источник и корень и причина Сына и Духа — Отец, потому что [Он] и Отец, и причина. Они же вместе из Него как луч и свет от солнца, как мы уже сказали, и согласно чему и отцы говорили; и также как из источника поток и вода, как в Никее сказали; и как из корня ветви, — богоращенные (qeofutouj) отрасли, также как их и назвал Дионисий; и как из древа Отца цвет животворный, как опять тот же сказал; и из света сверхсущностное сияние (fw/ta) вместе — так ни один из примеров недостаточно ясен для сравнения (parastasin) с превышающей знание Троицей. Ибо поскольку Троица есть Бог всяческих и превыше знания всяческих и Троица есть таинство, и знание Её и вера — таинство; [поэтому] верой уразумевается (noei/tai) Троица и верой в нас действует, и недостижима как превышшая всего, и ничто не достаточно для доказательства Её. Ибо как доказать, что Создатель — создание? Познается (noei/tai) же из того, что Она дает и из того, что Она открывает, поэтому и не нужно понимать или думать или говорить о Ней божественным образом нам открытое, как где–то опять говорит Дионисий. Изображается же [Троица с помощью] каких–нибудь образов, как нам возможно, не как [Она] есть, ибо [Она] превыше всякого знания (почему и говорится, что человек изображает Троицу не как [он] есть, [но] как созданный и нареченный по образу Божию, но как можно. Отсюда человек душой своей свидетельствует [о том], как возможно и можно мыслить [о Троице], и обладает душой умной (noera,n) — по причине безначального Ума, и словесной (logikh,n) — благодаря Слову–Сыну из безначального Ума Отца, и живой и животворящей тело и любящей своё собственное слово — благодаря Животворящему и Святому Духу, Живому и Животворящему и соединенному со Словом и плод любви Сотворшему, как Павел говорит: «плод Духа есть любовь». Через него Ум Вечный и Отец, любящий Своё Слово, любимого имеет и любимым называет, и в Себе Духом всё животворит и усовершает, действуя через Слово.

10. Итак, такой образ имеет наша душа. И ум наш рождает слово из самого себя, если и не по ипостаси — ибо он есть тварь и [произошёл] из не сущего — и считает его любимым, и животворящей силой оживляет тело. В самом деле, какова причина слова и жизни и любви? Не умная [ли] душа? И что любимо в нас? Не слово [ли] из ума, которое желается более и любимейших детей? Ибо отец ненавидит детей, пренебрегающих его словом. Откуда же любовь к слову? Не из нашего [ли] ума? Остальное обнаруживается из какого–то темного образа, что причина Слова и Духа — только Отец. Если же ты скажешь, что Сын любит Отца, но как причину [бытия] Себя Самого и принимающего от Того [бытие] и любовь (to avgapa/n). И к тому же и Дух Святой [тогда] был бы любящим (agapa/n) и Отца, и Сына, если [бы] и сверх размышления Божественного как нами уже сказано и как возможно мы сие собираем от Святых Писаний. И сказал Исаия: «Се Отрок мой, Которого я избрал, возлюбленный Мой, к Которому благоволит душа Моя: положу Дух Мой на Него». Ты видишь, что и Отрок [здесь] возлюбленный, и Дух как будто бы от Отца идет к Сыну? Т.о. действительно, что [здесь] сказано относительно безначальной причины, потому что причина Сына и Духа — Отец. Но сие изречено и ради воплощения Слова, и, как нами уже сказано, [ради] телесного принятия всех энергий Духа, которых Он как Слово имеет с Отцом и Духом. Поэтому сказано: «и возвестит народам Суд», что и Евангелие подтверждает, говоря, что «весь суд отдан Сыну», и, очевидно, по плоти. Евангелие же и «возлюбление» возвещает: «Ты еси Сын Мой возлюбленный» от Отца Сыну сказанное в Крещении, и «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором благоволение, Его послушайте» на горе, и поэтому в первом случае Дух сходит на Него в виде голубя, а в преображении же — в виде облака. А [через] сияние, исходящее от тела и одежд Его, [Он] подавал благодать, которую послал к нам как разливающуюся из источника божественного тела Его, [которую] засвидетельствовал тогда же и явил в Себе с одной стороны присносущей как воссияние истинного света, с другой же — показал тогда ученикам по [мере их] возможности в соучастии и общении с ней. Поэтому [они] как ещё несовершенные, упали навзничь, не покрытые поверх себя ей самой, не способные к причастию; в последствии же совершенно приняли её; поэтому так и свет преображенного Христа, и после сего были явлены огненные языки Духа. Ты видишь общее (to koinon) [достояние] благодати Троицы и to metadotikon божественного воссияния? И сияние Божества преображенного Сына и явльшегося ученикам Духа. Т.к. Отец свет (ибо сказано: «Бог есть свет»), и Сын свет («был свет истинный»), и свет Дух Святый («во свете Твоем узрим свет»); и одно Сих сияние, ибо три света по сущности и по природе и силе (th/| ouvsi,a| kai. fusei kai. duna,mei) суть един свет, и одна Этих трисветлая молния, одного трисвятого Господа одна слава, которой полны небо и земля, как поют ангелы, те, которые на небе и разумные (logikoi,) на земле. Ибо из трисолнечного света Божества нам дар, источник же божественных светов — нерожденный свет Отец, о Котором говорится как о причине даров, как и о единственной совершенной причине рожденного Света и исходящего Света. И брат Божий это свидетельствует, говоря: «всякое даяние благо, и всяк дар совершенный свыше есть нисходя от Отца светов, у Которого нет изменения и ни тени перемены». Ты узнаёшь свидетельствующую неложно истину? Сам Отец светов Отец Сына и Духа и всякое даяние благое и всякий дар совершенный от Отца светов есть, ибо Сам Отец сии подает через Сына во Святом Духе. И конечно, не Сына или Духа или Самого Себя дает ипостасно, но всякое даяние благое и всякий дар совершенный, вот это есть различие в нас carismata и energh,mata и dwrh,mata (дарований).

11. Впрочем к чему ты споришь, спорящий против церковного определения, и стремишься унизить и преумалить никому не подвластного и царствующего Святого Духа Божия, из Отца вечно сущего (avi?di,wj), с Сыном же всегда (avei.) сущего, собезначального и единосущного Им и не отделимого и трижды написанное подсчитываешь и умаляешь, как еретичествующие богоборцы, ранее и много раз написанное об Отце и Сыне как единосущных, и не понимаешь, что невозможно было иначе назвать Спасителя? Ибо об Отце было сказано «во имя Отца», затем и о Сыне было сказано через понятие и образ (scesin) Сына, следующего за Отцом; и им вместе [последующего] Святого Духа. Однако, как разделяющий (diairw/n) или как отделяющий или как худший третий полагается Святой Дух, или как имеющий причину собственного существования (idi,aj u`pa,rxewj) из Самого Сына. Ибо из Отца вместе Сын и Дух, разве что Тот рождается, а Этот изводится (evkporeutw/j). Потому что с одной стороны Сам Сын [есть Сын] Отца, с другой — Сам Дух — [Дух] Отца; и «Слово» — Слово «Господа» как сказал Давид, как живая премудрость и единородный Сын, и «Дух» — Дух «уст Его», как от Отца исходящий. Потому что согласно Павлу, изрекшему единосущие, и отцы сказали то же самое, как я уже прежде сказал «Духом Христовым» и «Духом Сына» [Он] называется по благодати, которую мы приняли через Христа во Святом Духе от пребезначального Отца, — благодати дара Духа. И сие явно из того, что пишет Павел: «если же кто Духа Христова не имать», — сказал, — «сей несть Его». Итак, что мы имеем Его? Ипостась Духа? Никоим образом, «от полноты Его» сказал, что мы приняли благодать вместо благодати, а не ипостась. Ибо невозможно нам ипостасно вместить Бога, которого мы не можем видеть по сущности (katV ouvsi,an), как и Моисею это сказал Бог, говоря «не может человек видеть лице Мое и остаться живым», то есть Его сущность. И возлюбленный Сыном ученик учит ясно, говоря: «Бога не видел никто никогда»; и в свидетели прибавляет Сына, сказав, «Единородный Сын, Сый в недрах Отчих, Тот явил». И эти слова сказал Павел: «посла Бог Духа Сына Своего в сердца наши, вопиюща Авва Отче», не сказал, что ипостась и сущность Духа, но энергию и в нас святыню (to.n avgiasmon). Ибо что такое в сердцах наших Дух Сына? Очевидно, что дар и благодать Сына, и Отца, и Духа, через которую Самого Сына воображенного (memorfwme,non) по нам, мы облекаемся. Благодатью и по благодати и положению мы Сыны, поэтому и вопиет Дух в сердцах наших «Авва Отче» — «Отец» же и «авва» есть знак, так же как некто говорит: «Отче, Отче», потому что и мы стали чадами Божьими через Христа, и зовем Отца Отцом не по природе, но по положению и благодати. И сие, как я уже сказал раньше, сказал Сам Сын, говоря: «восхожу к Отцу Моему» — по природе как Сына, «и Отцу вашему» — как ставшему нам отцом по благодати через Сына по природе; поэтому мы называемся и «наследниками Божиими, сонаследниками же Христу». Таким образом становится явным, что Духом Христовым и Духом Сына названа не сама божественная ипостась, потому что мы не принимаем Его ипостась, но дар и благодать; впрочем, Дух, Которого мы имеем назвать Христовым и Дух, о Котором Павел сказал, что Он в сердцах наших — [так он] назвал благодать и дар.

12. Итак, из всего этого понятны и остальные речения божественных отцов, если кто–нибудь из них сказал, что Дух истекает и изливается и посылается, что [это] не об ипостаси Божественного Духа [сказано], но об общем даре, который и называется Духом, поскольку Дух [есть] источник харизм. А сама благодать от Отца через Сына во Святом Духе подается, таким же образом как и сотворена всякая тварь, от Отца, пришедшая в бытие, Словом же исполненная, и Духом усовершенная, как сказал Григорий Богослов, и затем содержимая и движимая и предвиденная и пребывшая, чтобы истинно было бы и сказанное Павлом: «из Него и через Него и в Нем всяческая», как думает [и] сказал ранее божественный Богослов. Итак, дар и благодать нам подается так: от Отца через Сына во Святом Духе и по временам и по достоинству Каждого; ипостасью же Дух исходит от Отца собезначально, как и Сын — рожденно.

13. Поэтому и священный Дионисий сказал, что единственное «источное Божество» — Отец, и единственный источник пресущественного Божества — Отец. А брат Божий Его называет «Отцом светов», то есть [Отцом] Сына и Духа; что и «животворный цвет, о котором я уже упоминал и «пресущественное сияние» снова назвал сам Дионисий, преемник апостолов, который учит, что Божество в большей степени [уже нельзя] вмещать или мыслить, или постигать, т. к. Бог не может быть познан до конца. И Златоглаголивый это чаще всего разясняет, [а именно] что Бог непознаваем и то, что мы думаем о Нем как о Боге — мы имеем [это знание] из откровения Отца и Сына и Духа, который открывается достойным в определенное время как Один. Ибо Отец открыл Петру Сына, Отца же ученикам и миру дал познать Сын и Святой Дух, Один воплотившись и открыв Его, Другой же вселившись в учеников и засвидетельствовав силами (tais dunamesi marturh/san); когда говорит: «никто не знает Сына только Отец, ни Отца никто не знает, только Сын» и «никто не знает Бога, кроме Духа сущего в нем»; и об откровении Отца говорит, что «не плоть и кровь открыли тебе, но Отец Мой сущий на небесах», об [откровении] же Сына: «и ему же аще хочет Сын открыти», об [откровении] же Святого Духа: «нам же открыто Духом», сказал Павел, потому что общее и единое действие (dunamij) и движение (kinhsij) и желание (qulisij) и воля (boulh.) и энергия Святой Троицы и один дар нам, и Сын имеет все, что имеет Отец и Дух, кроме особенности (ta th/j ivdio,thtoj) Каждого, и Сын знает все, что знает Отец и Дух, проницающий и глубины Божии, Который открыл апостолам и святым знание и благодать пресущественной Троицы.

14. Итак, именно это открыто и поручено нам сохранять, и не должно быть чуждым для святых открытое. Следовательно, каково же открытое святым, как не совершенное знание Евангелий, апостольской проповеди, [знание], которое объемлет святейший Символ божественных отцов? Ибо они — преемники апостолов, и они сей [Символ] единогласно составили, и, евангельские апостольские божественные глаголы поняв и истолковав, составили для того, чтобы в Символе было изложено и таким образом проповедано. И об этом Символе они состязались и в нем усовершенствовались и были прославлены от Бога знамениями и чудесами. Итак, не достаточно [ли] тебе с ними исповедовать веру, которую они исповедали, и согласиться с ними и через них надеяться спастись с ними? Для чего ты колеблешь [постановления] тех, человече? Для чего ты находишь другого истолкователя сих [постановлений], нежели их самих [т. е. свв. отцов]. Но, — говорит — именно так это они и понимали. А откуда тебе это ясно, если Символ тех [отцов] не имел прибавки? Я нахожу это, — говорит, — в сочинениях тех. Но что ты говоришь, вопреки истине говоришь, и возводишь клевету как на отцов, так и на Самого Спасителя. Ибо не иначе они понимали веру, чем изложено, но как изложено. Или ты говоришь, что нет учителей истины? В многих речах их есть, — говорит, — и можно это найти. Как ты думаешь, человече, а не как на самом деле. Ибо каждый из них не подразумевал бы чего–то иного или не написал бы по–своему что–нибудь из составленного сообща. Но на что ты ссылаешься — или противозаконно истолковано у них тобой, или было понято подобными тебе, и прельщенный гордостью и падающий с высоты превознесенного, а не смиренного твоего знания, ты сам вводишь новое, Церковь же раскалываешь, будучи посредником (proxenoj) соблазнов, и многих из [овец] Христовых ты уводишь от Христа. Итак, если соблазнить одного из малейших Христовых [является] такой большой опасностью, [то] сколь велика [она при соблазнении] стольких!? А для тебя только одна опасность: от стольких изложенное и подтвержденное и отовсюду полностью подкрепленное стараться опровергнуть, и выставить твое и представить твои [дела] (ta sa). Разве первоначальные мученики Троицы, все носящие на себе язвы Христовы, вместе с триста восемнадцатью не [были] способны [изложить] верные определения? Или после тех недостаточно тебе ста пятидесяти духоносцев, всех исповеданием и знамениями украшенных, так именно они и учение о Духе, Божественной силой Духа против духоборцев изложили? Что же, Кирилл, на которого ты, конечно, ссылаешься, какие–нибудь изречения не понимает? Сей, присутствовав на Третьем Соборе двухсот [отцов] и будучи главой тех, ничего к божественному сему Символу не пытался от себя прибавить или удалить, но удовольствовался им вместе с ними, и совершенно невредимыми выражения сохранил, и те, о которых спор, изложил и передал в своём определении. Так и триста шестьдесят отцов в Халкидоне с одобрения Льва Римского сами свой собственный Символ определением запечатлели; как и сто шестьдесят [отцов] Пятого [Собора], имея главой Агапита Римского; и Шестого [Собора] сто семьдесят [отцов], имея Мартина Римского через местоблюстителей сотрудником, именно они и сей божественный Символ, письменно своим определением изложив, ясно исповедали. Наконец Седьмого Собора триста шестьдесят пять [отцов], которым и остальной хор святых последует, сами ясно изложили сей [Символ] своим собственным определением, провозгласили и запечатлели, а прибавившие к нему или убавившие, епископы и любые клирики подвергаются извержению, а монашествующие или народ — анафеме. Следовательно, какой теперь священник из нововводящих и прибавляющих, кто из самих монашествующих или народа не подлежит анафеме?

15. Но дерзкие против Божества почти все церковные [постановления] уничтожили нововведениями: и на [все] сии не соглашаются и не краснеют, брате, и еще более устремляются против ревнителей Православия. Не только же в сем они пали, — я говорю о нововведении в вере, — но и в весьма многом другом, о чём не говорим теперь. Наихудшее же, как они распаляются счастьями своими собственными и жизнь в мiре по неверным и языческим [постановлениям] признают заменой веры, и что о нас говорят нечестиво гордые безбожные агаряне, эти не отказываются думать и говорить и ставят нам в упрек, и это так называемые христиане; и считают, что отделиться от нас и начать теснить нас есть нечто божественное и принятое ими от Бога, совершенно не зная силы и знания божественного Евангелия. И они видят распятого Господа, расспрашивают апостолов Господних страдающих и узнают возвещающих о том, чтобы мы страдали за Иисуса Христа и были ненавидимы язычниками. Христа же никак не почитают, принимая дела плоти за нечто великое, и почитая даром от Бога изобилие земли и пищи, не довольствуясь [словами] возлюбленного [ученика], вопиющего: «Не любите мира ни того, что в мире», и Павла учителя миру. И жизнь проводят не евангельскую, ибо всякая пища и блуд у них не порицаемы, ни что–нибудь из запрещенного христианам. И образ монашеский у них различен и не один, и священство отдельно от жертвенника и мvропомазанием по Закону [Моисееву] совершаемое, против свыше [преданного] божественного чина и предания, как изложил [сие] учащий Дионисий, будучи рукоположен Павлом. И всякое нововведение, то что у них. И крещение вопреки апостольскому преданию обливанием и без мvра, о чем вновь пишет Дионисий; и мvропомазание не преподается в тот момент (evn kairw|) крещаемым, ни совершается по апостольскому примеру; ни напутственное причастие в молчании умирающим не дается (ибо говорят, что они не понимают, что приемлют, — а, впрочем, зачем ты крестишь непонимающего новорожденного?); и священнодействие же иначе совершаемо, вопреки тому, что отцы писали, или лучше сказать, вопреки чему священнодействовал Спаситель, Сам сделав и ученикам предав; [при] причащении Св.Тайнам людям дается только опреснок без чаши, вопреки чину Господа, повелевшего ясти Его плоть и пить Кровь, и говорящего, [что] не ядущие и не пиющие не имеют жизни вечной, сие также и Павел засвидетельствовал. И в браках же кровосмешиваются: ибо отец и сын с матерью и дочерью заключают брак, и два брата с двумя сестрами, и весьма многое тому подобное. И ещё храмы у них как общие дома, и жертвенники со стороны народа и женщин и безбожных часто видимы и попираемы, и когда был жив их святой Амвросий Медиоланский на Западе напрасно учил царя Феодосия и указывал [на] благоговение [к] Божиим храмам и святым жертвенникам и [на] причащение страшных Тайн (koinwniaj), как мы совершаем. В составе же пищи всё у них неприемлемое и нечистое, в постах же другой образ (tu,poj) и не отцов наших. И просто во всём церковном вопреки принятому свыше делают, и не по отеческому уставу, всё же новое у них и измененное.

16. И о священной жертве нет древнего согласия. Ибо приносимое не совершенно, как говорят, опресноки же по–иудейски. И литургия не полностью согласна с [литургией] Спасителя изначальной с учениками Своими, [в] которой [Он] священнодействовав таинство и преломив, разделил весь [хлеб] сим апостолам и причастил [из] чаши; как и образ священнодействия самих апостолов и отцов: вместе священнодействующие таинства и «преломляющие хлеб», как написано, вместе ему причащались, и из чаши приобщались, как Павел говорит: «Хлеб, — говоря, — который мы преломляем и чашу, которую мы пьем», и снова: «Я принял от Господа, что и предал вам, что Господь Иисус в ночь, в нюже предаяшеся, приим хлеб и благодарив преломил и рече: приимите, ядите, сие есть тело Мое, еже за вы ломимое, сие творите в Мое воспоминание, подобным же образом и чашу по вечери, глаголя: сия чаша есть Новый Завет в Моей крови; сие творите елижды аще пиете в Мое воспоминание, ибо всякий раз, когда едите или пиете от Чаши сей, смерть Господню воспоминаете, дондеже приидет». Итак, необходимо и преломлять (klasqai) хлеб, как принято, именно то, чего не делают латиняне, и чашу себе преподавать (di,dosqai); и это они не делают. И как в самом деле они возвещают смерть Господа, распятого за нас и излиявшего [Свою] кровь? Ибо это для них невозможно, даже если они и хотят [это сделать]. Ибо они имеют обыкновение приносить опреснок, не могущий ни ломаться, ни разделяться; поэтому у них всегда один и единственный Римский первосвященник есть священнодействователь; и предстоят многие и сопоют, но на самом деле никто не сослужит или соучаствует (sugkoinwnw/n), и далеко сие от апостольского и отеческого завещания (diataxewj). Поэтому нет у них и хиротоний епископов по божественному преданию от большинства епископов, сослужащих вместе и вместе совершающих хиротонию рукополагаемого, как через Климента говорит апостольское правило, по которому Петр сделал [это] с остальными над Матфеем, но одним из самих епископов совершается хиротония; если же и присутствует большинство, то не сослужит ему, ибо не могут; и Дионисий назвал святое причастие все усовершающим совершенством (pasaj teleiou/n ta.j teleta,j). И посты у них иные вопреки, всем очевидно, апостольскому правилу, —я имею ввиду пост субботний, — и уничтожение постных дней из установленных обычаем среды и пятницы и изначала постов [в честь] святых и остальных. И ещё блуд ни у них, ни у их священнодействующих совершенно не наказывается, но беспрепятственно [можно] иметь наложниц и детей для блуда, и после каждого священнодействовать.

17. И чего более нужно говорить о всем вам, подробно знающим? Удовольствуйтесь сказанным к позору нововводящих отклонение без меры, и так, чтобы возвестить братьям от сих остерегаться, чтобы не были скрыты неведением соучастники от несоучаствуемых, которым даже в доме апостольское правило запрещает молиться вместе (suneuxasqai), поэтому и должно обращать внимание на то, какова сила. Ты же, имея ревность Божию в духе рассуждения и мудрости, занимайся собой; и братьев утверди, предлагая им образ спасения и в самом деле более всего, что основание всякого дела Божия — правая вера и сохранение благочестивых божественных догматов и обычаев, и не оставляй непоколебимо всё соблюдать, стараясь в этом их сохранить и словом, и делом, соблюдая с остальными братьями в Духе прекрасный залог православной веры; и обрящешь многую награду от Христа, и «получишь неувядающий венец», возвещает тебе Павел, с нами смиренными рабами Христовыми. Хитрословия же и «глупых состязаний» уклоняйся и спора удаляйся, ибо и это сказал Павел.

18. Заботься о терпеливом труде [в изучении] Священных Писаний и о чистом чтении, об упражнениях в отеческих толкованиях и изучении в простоте слова Божия. Вместе с остальными избранными Божественной благодатью, могущими и предпочитающими сие братьям заботящийся собою во Христе, подавающем крепость добродетельной жизни, чтобы вместе с другими ты получил пользу для самого себя, делая и уча [так], как мы учимся от Него. Прежде всего помышляй о наичистейшем и возвышенном смиренномудрии: ибо, конечно, одному Богу [принадлежит] чистота, она же соблюдает дарования. Подвизайся в молитвах, ибо они соединяют с Богом, и с ними помышляй о непамятозлобии, о знании и любви, которая есть глава добродетелей; и [в] молитвах беседуя с Богом, ты найдешь свободу речи (parrhsi,an), а не помня зла, ты будешь очищен и примирен с Владыкой, любя же ты будешь любимым и Главой любви, первоплодия Духа, [которого] ты обильно найдешь от одной любви, который есть единственный Бог в Троице, православно покланяемый нами по милости Его. Которого благодать и благословение и мир да будут всегда с тобою и со всеми братьями, милосердием и человеколюбием Его, Отца и единородного Сына от Отца, и одного из единого Отца Святого Духа, единого в Троице Бога нашего.

Приветствую всех вас в божественной любви Христовой; мир вам. Аминь, аминь.

Изложеніе необходимейшихъ (указаній) о выраженіяхъ божественнаго Символа, откуда оне собраны и противъ кого поставлены

Полезно изъяснить и то, на какихъ основаніяхъ составленъ божественными Отцами священнейшій символъ, дабы знать, что они не сами отъ себя, но изъ божественныхъ Писаній заимствовавъ выраженія и мысли, составили его въ духе благочестія. Такимъ образомъ почти все реченія божественнаго символа (взяты) изъ святыхъ Писаній: мы покажемъ это по отношенію, въ отдельности, къ каждому выраженію.

Противъ Еллиновъ, Іудеевъ и язычниковъ, и всехъ прочихъ нечестивцевъ, которые или вовсе не исповедаютъ Бога, или и признаютъ Его, но не исповедаютъ Отцемъ единороднаго Слова и Изводителемъ Святаго Духа:

Верую.

Въ Евангеліи (говорится): ты веруеши ли въ Сына Божія (Іоан. 9, 35)? Веруйте въ Бога, и въ Мя веруйте (Іоан. 14, 1). Апостолъ: веруй въ Господа Іисуса (Деян. 16, 31).

Во единаго Бога.

Въ Евангеліи: да знаютъ Тебе единаго истиннаго Бога (Іоан. 17, 5). Братъ Божій: ты веруеши, яко Богъ единъ есть (Іак. 2, 19). Павелъ: но намъ единъ Богъ Отецъ, изъ Негоже вся и мы у Него: и единъ Господь Іисусъ Христосъ, Имже вся (1 Кор. 8, 6).

Отца.

Въ Евангеліи (сказано): восхожду ко Отцу Моему и Отцу вашему (Іоан. 20, 17). Отче праведный, и міръ Тебе не позна (Іоан. 17, 25). Ко Отцу Моему иду (Іоан. 16, 10). Азъ умолю Отца (Іоан. 14, 16). Или мнится ти, яко не могу ныне умолити Отца Моего (Матф. 26, 53)? Отче, въ руце Твои предаю духъ Мой (Лук. 25, 46). Петръ (говоритъ): благословенъ Богъ и Отецъ Господа нашего Іисуса Христа (1 Петр. 1, 5). Павелъ: Богъ и Отецъ Господа нашего Іисуса Христа весть… (2 Кор. 11, 31).

Вседержителя.

Захарія: сице глаголетъ Господь Вседержитель; въ храмъ Господа Вседержителя; глаголетъ Господь Вседержитель (Зах. 1, 3. 4. 14; 7, 4; 8, 9 и мн. др.). Іезекіиль: Адонаи Господь (Іез. 2, 4 и др.), что значитъ — Вседержитель. Вседержителя означаетъ и имя Саваофъ, которое Исаія усвояетъ всей Святой Троице, говоря: святъ, святъ, святъ Господь Саваофъ (Ис. 6, 3). Въ Евангеліи: Отче, Господи небесе и земли (Матф. 11, 25). Давидъ: въ руце Его вси концы земли (Псал. 94, 4). Наперсникъ (Христовъ, Іоаннъ): Вседержителю, Иже сый, и бе, и грядый (Апок. 11, 17).

Противъ Еллиновъ, которые не признаютъ Бога виновникомъ всего, (сотворившимъ все) изъ ничего, и промыслителемъ о всемъ:

Творца небу и земли.

Моисей: въ начале сотвори Богъ небо и землю (Быт. 1, 1). Въ Евангеліи: Отче, Господи небесе и земли (Матф. 11, 25).

Видимымъ же всемъ и невидимымъ.

Павелъ: видимая и невидимаявсяческая Темъ и о Немъ создашася (Кол. 1, 16), то есть, Отцемъ чрезъ Христа. Давидъ: яко Той рече и быша, Той повеле и создашася (Псал. 32, 9):

Противъ Еллиновъ и Іудеевъ, отвергающихъ Христа:

И во единаго Господа Іисуса Христа, Сына Божія единороднаго.

Павелъ: намъ единъ Богъ Отецъи единъ Господь Іисусъ Христосъ (1 Кор. 8, 6). Въ Евангеліи: да знаютъ Тебе единаго истиннаго Бога и Егоже послалъ еси Іисусъ Христа (Іоан. 17, 3). Ты еси Христосъ Сынъ Бога живаго (Матф. 16, 16). И азъ видехъ, и свидетельствовахъ, яко сей есть Сынъ Божій (Іоан. 1, 34). Ты веруеши ли въ Сына Божія (Іоан. 9, 35)? Сія же писана быша, да веруете, яко Іисусъ есть Христосъ Сынъ Божій (Іоан. 20, 31). Единородный Сынъ, сый въ лоне Отчи, Той исповеда (Іоан. 1, 18). Тако возлюби Богъ міръ, яко и Сына Своего единороднаго далъ есть (Іоан. 3, 10). Возлюбленный (ученикъ Христовъ): да весте, яко животъ вечный имате, и да веруете во имя Сына Божія (1 Іоан. 5, 13).

Противъ Арія, называвшаго Сына тварію:

Иже отъ Отца рожденнаго прежде всехъ векъ.

Въ Евангеліи: изыдохъ отъ Отцаи иду. Изыдохъ отъ Отца и пріидохъ въ міръ (Іоан. 16, 28). Іоаннъ: всякъ любяй Рождшаго, любитъ и Рожденнаго отъ Него (1 Іоан. 5, 1). Въ Евангеліи: и ныне прослави мя Ты, Отче, у Тебе самаго славою, юже имехъ у Тебе прежде міръ не бысть (Іоан. 11, 5). Въ начале бе Слово (Іоан. 1, 1). Сый въ лоне Отчи (Іоан. 1, 18). Сей бе искони (Іоан. 1, 2). Апостолъ (Павелъ): въ последокъ дній сихъ глагола намъ въ Сыне, …Имже и веки сотвори (Евр. 1, 2).Въ Притчахъ: прежде векъ основа Мя… прежде всехъ холмовъ раждаетъ Мя (Прит. 8, 23. 25).

Противъ техъ, которые нечестиво богохульствуютъ на безстрастное рожденіе единороднаго Сына:

Света отъ Света.

Въ Евангеліи: да свидетельствуетъ о Свете; бе Светъ истинный, иже просвещаетъ всякаго человека, грядущаго въ міръ (Іоан. 1, 8–9). Давидъ: во свете Твоемъ узримъ светъ (Псал. 35, 10). Павелъ: Иже сый сіяніе славы (Евр. 1, 3).

Бога истинна отъ Бога истинна.

Возлюбленный (ученикъ Христовъ): Сей есть истинный Богъ и Животъ вечный… Да будемъ во истиннемъ Сыне Его Іисусе Христе (1 Іоан. 5, 20). Въ Евангеліи: Азъ есмь… Истина (Іоан. 14, 16). Павелъ: ждуще… явленія славы великаго Бога и Спаса нашего Іисуса Христа (Тит. 2, 13).

Рожденна.

Въ Притчахъ: прежде всехъ холмовъ раждаетъ Мя (Прит. 8, 25). Въ Евангеліи: Азъ на сіе родихся и на сіе пріидохъ (Іоан. 18, 37). Возлюбленный: любяй Рождшаго любитъ и Рожденнаго отъ Него (1 Іоан. 5, 1).

Противъ Арія и Евномія:

Не сотворенна.

Онъ родился, а не сотворенъ вместе съ тварями: такъ какъ Онъ самъ Творецъ всего. Павелъ: Имже и веки сотвори (Евр. 1, 2). Въ книге Премудрости: сотворивъ вся Словомъ Твоимъ (Прем. 9, 1).

Противъ Арія, Евдоксія и ихъ нечестивыхъ единомышленниковъ:

Единосущна Отцу.

Въ Евангеліи: Азъ и Отецъ едино есма (Іоан. 10, 30). Не веруеши ли, яко Азъ во Отце и Отецъ во Мне (Іоан. 14, 10)? Видевый Мене виде Отца (Іоан. 14, 9). Павелъ: Иже сый сіяніе славы и образъ ипостаси Его (Евр. 1, 3). Иже во образе Божіи сый, не восхищеніемъ непщева быти равенъ Богу, но себе умалилъ, зракъ раба пріимъ (Флп. 2, 6).

Имже вся быша.

Павелъ: Имже и веки сотвори (Евр. 1, 2). Всяческая Темъ и о Немъ создашася (Кол. 1, 16). Той есть прежде всехъ и всяческая въ Немъ состоятся (Кол. 1, 17). Въ Евангеліи: вся Темъ быша и безъ Него ничтоже бысть, еже бысть (Іоан. 1, 3). Въ Притчахъ; прежде векъ основа Мя (Прит. 8, 23). Это последнее означаетъ предвечное и недвижное во Отце основаніе Его живой Премудрости; равно какъ слова: Господь созда Мя начало путей Своихъ въ дела Своя (Прит. 8, 22) предзнаменуютъ вочеловеченіе, посредствомъ котораго Онъ (Христосъ) совершилъ великія дела нашего спасенія; а слова: Богъ Премудростію основа землю (Прит. 5, 19); вся Премудростію сотворилъ еси (Псал. 103, 24); сотворивый вся Словомъ Твоимъ (Прем. 9, 1) — указываютъ на дела Его отъ начала. Впрочемъ, Господь созда Мя — сказано также вместо: «благоволилъ чрезъ Меня, свою Премудрость, созидать и творить дела Свои». Это же свидетельствуетъ и Давидъ, говоря: Словомъ Господнимъ небеса утвердишася (Псал. 32, 6). Но яснейшимъ образомъ о явленіи Его во плоти учатъ, какъ сказали мы, слова: Господь созда Мя.

Противъ Манихеевъ и другихъ нечестивцевъ, отвергающихъ домостроительство Слова:

Насъ ради человекъ.

Павелъ: вся бо васъ ради (2 Кор. 4, 16). Аще Богъ по насъ, кто на ны (Рим. 8, 31)? Иже убо Своего Сына не пощаде, но за насъ всехъ предалъ есть Его (Рим. 8, 32). Понеже дети пріобщишася плоти и крови, и Той пріискренне пріобщися техъ же (Евр. 2, 14).

И нашего ради спасенія.

Исаія: не ходатай, ниже Ангелъ, но самъ Господь спасе ихъ (Ис. 63, 9). Петръ: о Немже спасеніи взыскаша (1 Петр. 1, 10). Въ Евангеліи: не пріидохъ, да сужду мірови, но да спасу міръ (Іоан. 12, 47). Да спасется Имъ міръ (Іоан. 3, 17). Яко спасеніе отъ Іудей есть (Іоан. 4, 22). Сей есть Спаситель міра Христосъ (Лук. 2, 11).

Пророчественно противъ Несторія и другихъ нечестивцевъ, не исповедающихъ воплощенія Бога Слова и богохульно говорящихъ, что Онъ явился призрачно:

Сшедшаго съ небесъ.

Апостолъ: сшедый, Той есть и восшедый (Ефес. 4, 10). Въ Евангеліи: яко снидохъ съ небесе (Іоан. 6, 38). Павелъ: Богъ Сына Своего посла въ подобіи плоти греха (Рим. 8, 5).

Противъ еретиковъ, пустословящихъ, что Слово воспріяло иное, а не одинаковое съ нами тело:

И воплотившагося отъ Духа Свята и Маріи Девы.

Исаія: се Дева во чреве зачнетъ и родитъ Сына (Ис. 7, 14). Въ Евангеліи: како будетъ сіе, идеже мужа не знаю (Лук. 1, 34)? Не бойся, Маріамь. Се зачнеши во чреве и родиши Сына… Духъ Святый найдетъ на Тя и сила Вышняго осенитъ Тя (Лук. 1, 30–31. 35). Іосифу (Ангелъ): Рождшеебося въ Ней отъ Духа есть Свята (Матф. 1, 20). И не знаяше Ея, дондеже роди Сына своего первенца (Матф, 1, 2. 5). Павелъ: посла Богъ Сына Своего Единороднаго, раждаемаго отъ Жены (Гал. 4, 5). Въ Евангеліи: и Слово плоть бысть и вселися въ ны (Іоан. 1, 14).

Противъ Аполлинарія, называвшаго человеческое естество (Христа) чуждымъ ума; противъ Евтихія, Діоскора, а также Севéра и прочихъ безумцевъ, пустословившихъ, что Слово Божіе и по воплощеніи имеетъ одно естество, равно какъ противъ Пирра и другихъ монофелитовъ:

И вочеловечшася.

Павелъ: иже во образе Божіи сый, не восхищеніемъ непщева быти равенъ Богу, но себе умалилъ зракъ раба пріимъ, въ подобіи человечестемъ бывъ (Флп. 2, 6). Единъ Богъ и Отецъ всехъ (Ефес. 4, 6). Единъ ходатай Бога и человековъ человекъ Христосъ Іисусъ (1 Тим. 2, 5). Въ Евангеліи: яко Сынъ человечь есть, не дивитеся сему (Іоан. 5, 27). Егда пріидетъ Сынъ человеческій… тогда сядетъ на престоле славы Своея (Матф. 25, 21).

Противъ нечестивцевъ, безумно утверждавшихъ, что Господь не страдалъ плотію, но призрачно казался страждущимъ:

Распятаго же за ны при Понтійстемъ Пилате, и страдавша, и погребенна.

Павелъ: завтещаваю ти предъ Богомъ, оживляющимъ всяческая, и Христомъ Іисусомъ, свидетельствовавшимъ при Понтійскомъ Пилате доброе исповеданіе (1 Тим. 6, 13). Въ Евангеліи: Іисуса ищеши Назарянина распятаго (Марк. 16, 6)? Павелъ: предахъ… яко (Христосъ) умре, и яко погребенъ бысть, и яко воста въ третій день, по писаніемъ (1 Кор. 15, 4).

Противъ Іудеевъ и Еллиновъ, и всехъ прочихъ нечестивцевъ:

И воскресшаго въ третій день, по Писаніемъ.

Въ Евангеліи: воскресъ Іисусъ заутра въ первую субботу (Марк. 16, 9). Третій сей день имать днесь, отнелиже сія быша (Лук. 24, 27). Воскресъ Іисусъ отъ мертвыхъ, ста посреде ученикъ и глагола имъ: миръ вамъ (Іоан. 20, 19). Помяните, якоже глагола вамъ еще сый въ Галилеи, глаголя, яко подобаетъ Сыну человеческому предану быти въ руце человекъ грешникъ, и пропяту быти, и въ третій день воскреснути (Лук. 24, 6–7).

И восшедшаго на небеса и седящаго одесную Отца.

Въ Евангеліи: Господь же убо по глаголаніи Его къ нимъ вознесеся на небо и седе одесную Бога (Марк. 10, 19). И бысть, егда благословяше ихъ, отступи отъ нихъ, и возношашеся на небо (Лук. 24, 51). Въ Деяніяхъ: зрящимъ имъ взятся и облакъ подъятъ Его отъ очію ихъ (Деян. 1, 9).

И паки грядущаго со славою судити живымъ и мертвымъ.

Въ Деяніяхъ: мужіе Галилейстіи, что стоите зряще на небо? Сей Іисусъ вознесыйся отъ васъ на небеса такожде пріидетъ, имже образомъ видесте Его идуща на небо (Деян. 1, 11). Въ Евангеліи: и тогда узрятъ Сына человеческаго грядуща на облацехъ съ силою и славою (Лук. 21, 27). Тогда сядетъ (Сынъ человеческій) на престоле славы Своея и соберутся предъ Нимъ вся языцы (Матф. 21, 31–32). Въ Деяніяхъ: иже съ нимъ ядохомъ и пихомъ по воскресеніи Его отъ мертвыхъ; и повеле намъ проповедати людемъ и засвидетельствовати, яко Той есть нареченный отъ Бога Судія, живымъ и мертвымъ (Деян. 10, 41–42). Даніилъ: зряхъ, дондеже престоли поставишася и Ветхій денми седе: и се на облацехъ небесныхъ яко Сынъ человечь идый бяше; и Тому дадеся власть и честь (Дан. 7, 9. 13–14).

Егоже царствію не будетъ конца.

Даніилъ: царство Его царство вечное и вся власти Тому работати будутъ и слушати (Дан. 7, 27). Въ Евангеліи: и воцарится въ дому Іаковли во веки, и царствію Его не будетъ конца (Лук. 1, 33).

Противъ Македонія духоборца:

И въ Духа Святаго.

Въ Евангеліи: крестяще ихъ во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа (Матф. 28, 19). Утешитель же Духъ Святый, Егоже послетъ Отецъ во имя Мое… (Іоан. 14, 26). Давидъ: и Духа Твоего Святаго не отыми отъ мене (Псал. 50, 13).

Господа.

Павелъ: Господь же Духъ есть, а идеже Духъ Господень, ту свобода (2 Кор. 3, 17). Петръ: почто… солгалъ еси Духу Святому? Не человекомъ солгалъ еси, но Богу (Деян. 5, 34).

Животворящаго.

Въ Евангеліи: Духъ есть, иже оживляетъ, плоть не пользуетъ ничтоже (Іоан. 6, 63), Давидъ: послеши Духа Твоего и созиждутся, и обновиши лице земли (Псал. 103, 30). Моисей: и вдуну въ лице его дыханіе жизни (Быт. 2, 7). Іезекіиль: прорцы о Дусе, прорцы, сыне человечь… и вниде въ ня духъ жизни, и ожиша (Іез. 57, 9–10).

Пророчественно противъ нововведенія Латинянъ:

Иже отъ Отца исходящаго.

Въ Евангеліи: егда же пріидетъ Утешитель, Егоже Азъ послю вамъ отъ Отца, Духъ истины, Иже отъ Отца исходитъ… (Іоан. 15, 26). И абіе восходя отъ воды, виде разводящаяся небеса и Духа яко голубя сходяща Нань (Марк. 1, 20). Павелъ: мы же не духа міра сего пріяхомъ, но Духа, Иже отъ Бога (1 Кор. 2, 12). Давидъ: Словомъ Господнимъ небеса утвердишася и Духомъ устъ Его вся сила ихъ (Псал. 32, 6).

О томъ, что одна слава и поклоненіе Троицы, и что одинъ Отецъ есть единый Виновникъ, какъ Единороднаго, такъ и Духа. Этому весьма ясно учитъ (символъ) темъ, что, сказавъ сначала: Иже отъ Отца исходящаго, — потомъ говоритъ: Иже со Отцемъ и Сыномъ спокланяема:

Иже со Отцемъ и Сыномъ спокланяема и сславима.

Въ Евангеліи: крестяще ихъ во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа (Матф. 28, 19). Павелъ: кто бо весть отъ человекъ, яже въ человеце… и Божія никтоже весть, точію Духъ Божій (1 Кор. 2, 11). У Исаіи и Іезекіиля Ангелы (взываютъ): святъ, святъ, святъ Господь Саваофъ, исполнь небо и земля славы Его (Ис. 6, 3; Іез. 10, 4), то есть, Отца, и Сына, и Святаго Духа, единаго въ Троице Бога.

Противъ еретиковъ, отвергающихъ законъ и Пророковъ.

Глаголавшаго Пророки.

Захарія: якоже глагола устами святыхъ сущихъ отъ века Пророкъ Его, спасеніе отъ врагъ нашихъ (Лук. 1, 70–71). Богородица: якоже глагола ко отцемъ нашимъ и проч. (Лук. 1, 55). Въ Деяніяхъ: о семъ вси Пророцы свидетельствуютъ оставленіе греховъ пріяти именемъ Его всякому верующему въ онь (Деян. 10, 43). Также: егоже подобаетъ небеси убо пріяти даже до летъ устроенія всехъ, яже глагола Богъ усты всехъ святыхъ Своихъ Пророкъ отъ века (Деян. 3, 21). Въ Евангеліи: Давидъ рече Духомъ Святымъ: рече Господь Господеви моему: седи одесную Мене (Марк. 12, 3. 6). Въ Деяніяхъ: и помолившимся имъ, подвижеся место, идеже бяху собрани, и исполнишася вси Духа Свята, и глаголаху слово Божіе со дерзновеніемъ (Деян. 4, 31). Въ книге Числъ: егда же препочи Духъ на нихъ, и пророчествоваша… въ полце (Числ. 11, 25–26).

Противъ говорящихъ, что ветхозаветное противно евангельскому, и не принимающихъ пророческихъ виденій:

Во едину святую, соборную и апостольскую Церковь.

Павелъ: сотворивый обоя едино (Ефес. 2, 14). Единъ Господь, едина вера, едино крещеніе (Ефес. 4, 15). Братія святая… (Евр. 3, 1). Наздани бывше на основаніи Апостолъ и Пророкъ, сущу краеугольну самому Іисусу Христу (Ефес. 2, 20). Вы есте тело Христово и уди отъ части (1 Кор. 12, 27). Овыхъ убо положи Богъ въ Церкви первее Апостоловъ, второе Пророковъ, третіе учителей (1 Кор. 12, 28). Да Церковь созиданіе пріемлетъ (1 Кор. 14, 3). Вы храмъ Божій есте (1 Кор. 3, 16). Яже къ созиданію Церкве просите (1 Кор. 14, 12). Сущу краеугольну самому Іисусу Христу… о Немже и вы созидаетеся (Ефес. 2, 20–21). Той есть Глава телу Церкве (Кол. 1, 18). Притомъ, какъ семь соборныхъ посланій названы такъ потому, что были написаны ко всемъ вернымъ: такъ и совокупность всехъ православныхъ названа въ символе соборною Церковію.

Противъ богомиловъ и всехъ нечестивцевъ, не принимающихъ, или не уважающихъ крещенія:

Исповедую едино крещеніе во оставленіе греховъ.

Павелъ: исповедалъ еси доброе исповеданіе (1 Тим. 6, 12). Сердцемъ бо веруется въ правду, усты же исповедуется во спасеніе (Рим. 10, 10). Единъ Господь, едина вера, едино крещеніе (Ефес. 4, 5). Да крестится кійждо въ васъ во оставленіе греховъ (Деян. 2, 38). Въ Евангеліи: крестяще ихъ во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа (Матф. 28, 19).

Противъ Еллиновъ и Оригенистовъ, отвергавшихъ воскресеніе мертвыхъ, а посему также и воскресеніе Спасителя нашего Іисуса Христа:

Чаю воскресенія мертвыхъ.

Въ Деяніяхъ: о упованіи и о воскресеніи мертвыхъ азъ судъ пріемлю (Деян. 23, 6). Исаія: воскреснутъ мертвіи и возстанутъ сущіи во гробехъ (Ис. 26, 19). Павелъ: чаяніе бо твари откровенія сыновъ Божіихъ чаетъ (Рим. 8, 19). Въ Евангеліи: егда мертвіи услышатъ гласъ Сына Божія и услышавше оживутъ (Іоан. 5, 25).

Противъ Оригена, несмысленно допускавшаго измененіе (состояній) въ будущемъ веке и принимавшаго конецъ наказанія:

И жизни будущаго века. Аминь.

Въ Евангеліи: ненавидяй души своея въ міре семъ въ животъ вечный сохранитъ ю (Іоан. 12, 25). Въ Деяніяхъ: глаголющу же ему о правде и о воздержаніи и о суде, хотящемъ быти (Деян. 24, 25). Исаія: Отецъ будущаго века (Ис. 9, 5). Въ Евангеліи: Азъ живу, и ядый Мя, и той живъ будетъ Мене ради (Іоан. 6, 5). Азъ есмь воскресеніе и животъ (Іоан. 11, 25). Идутъ сіи въ муку вечную, праведницы же въ животъ вечный (Матф. 25, 46).

Печатается по изданію: Писанiя св. отцевъ и учителей Церкви, относящiяся къ истолкованiю Православнаго Богослуженiя. Томъ III. — СПб.: В типографiи Григорiя Трусова, 1857. — С. 117–132.

Книга о храме

1. Одушевляемые Божественною любовію къ познанію того, какое символическое значеніе имеютъ совершаемые при Богослуженіи обряды и священныя одежды, примите съ любовію слова, которыя я сообщаю вамъ, будучи тоже одушевляемъ Божественною любовію. Богъ такъ возлюбилъ насъ, что предалъ за насъ и Своего единороднаго Сына. Сынъ Божій пришелъ къ намъ съ любовію и, будучи вездесущимъ, жилъ между нами, родился отъ Девы Маріи и прошелъ все возрасты человеческіе, чтобы и я чрезъ Него очистился и освятился Его словами и делами. Наконецъ Онъ предалъ намъ Самого Себя въ пріобщеніе. Онъ соединился со мною еще черезъ плоть, которую принялъ въ утробе Пресвятой Девы; но надобно было, чтобы Онъ непосредственно соединился со всеми верующими, потому что это служитъ основою нашего спасенія и нашей жизни. Онъ Самъ сказалъ: аще бо не снесте плоти Сына человеческаго, ни піете крови Его, живота не имате въ себе: и Азъ живу, и ядый Мя живъ будетъ Мене ради (Іоан. 6, 53–57).

2. Это благо Онъ сообщилъ намъ посредствомъ Таинствъ. Онъ возраждаетъ насъ крещениемъ (ср. Іоан.3, 5; 1 Петр. 1, 23), пріобщая чрезъ него Своему безстрастному рожденію. Чрезъ возложение рукъ и дуновение Онъ даетъ намъ благодать мира; а это миро — Самъ Онъ. Ибо сказано: миро изліянное —имя Твое (Песн. 1, 2). Онъ, какъ Богъ Самъ Себя помазалъ, и какъ человекъ принялъ помазаніе. И насъ благодатно помазуя (ср. 1 Іоан. 2, 20), Онъ даетъ намъ благоуханную и живую силу духа (ср. Іоан. 3, 34). А что важнее всего, Онъ Самого Себя даетъ намъ въ пріобщеніе, — что показалъ намъ установленіемъ Таинства: потому что, принявъ хлебъ и чашу, освятилъ ихъ, о хлебе сказалъ: сіе есть тело Мое; о чаше: сія есть кровь Моя. Но Онъ не только освятилъ ихъ, но и призвалъ къ пріобщенію, потому что сказалъ: пріимите, ядите, и: пійте отъ нея вси (Матф. 26, 26–27).

3. И не только Самъ совершилъ сіе Священнодействіе, но и заповедалъ совершать его до окончанія века; потому что сказалъ: сіе творите въ Мое воспоминаніе (1 Кор. 11, 24). И действительно Онъ Самъ вполне пріобщился плоти и крови и явился, подобно намъ, человекомъ, будучи неизменнымъ Божествомъ; а чтобы насъ сделать причастниками Своей Божественности (ср. 2 Петр. 1, 4), Онъ Божественнымъ образомъ совершилъ то, что, будучи вездесущимъ, по своему всемогуществу, Божественною Своею силою присутствуя въ хлебе, который мы вкушаемъ, и въ вине, которое пьемъ, претворяетъ хлебъ въ Свое тело и вино въ Свою кровь. Чрезъ это Онъ соединяется съ нами и, какъ солнце правды, сообщаетъ намъ светъ соответственно степени чистоты нашихъ душъ. Но действуетъ не просто, какъ солнце, которое только бросаетъ лучи; нетъ: Онъ очищаетъ въ насъ все нечистое и делаетъ насъ способными къ принятію Божественнаго света.

4. Поелику такъ велико Таинство священнодействія и такова цель воплощенія Спасителя, — чрезъ которое мы делаемся причастными Божеству и сами богами по благодати: то церковь и прилагаетъ объ этомъ самое тщательное и благочестивое попеченіе: Она совершаетъ въ Литургіи то, что установлено съ самаго ея начала и посредствомъ символовъ внушаетъ истины, превышающія все усилія ума человеческаго.

5. Эти видимые образцы Богослуженія изумляютъ всякаго: но не всякій самъ собою можетъ постигать смыслъ ихъ. Многіе находятся въ недоуменіи то касательно того, то другого предмета и желаютъ знатъ ихъ причины. Действителъно, совершаемое въ Литургіи выше всякаго понятія; не только человеческій, но и Ангельскій умъ не въ состояніи постигнуть и объяснить, какъ Богъ воплощается, какъ мы входимъ съ Нимъ въ общеніе, и вообще, какъ происходитъ то, что церковь проповедуетъ и совершаетъ. Однакоже Богъ не совершенно оставилъ насъ безъ разуменія Его действій, но далъ намъ средства столько, сколько намъ возможно, изследовать, узнавать, понимать ихъ, потому что они совершились для насъ.

6. Такимъ образомъ и я, малейшій по духу и смиренный, вамъ, которые имеете о мне хорошее мненіе, передаю съ любовію то, что почерпнулъ у Св. Отцевъ. Потому что у насъ ничего нетъ новаго; но мы какъ символъ веры сохранили все въ томъ виде, въ какомъ оно дошло до насъ отъ первобытныхъ временъ. Мы совершаемъ священнодействіе точь–въ–точь такъ, какъ заповедалъ Самъ Спаситель, какъ установили Апостолы и Отцы Церкви.

7. Господь священнодействовалъ съ учениками, преломивъ хлебъ и подавъ имъ чашу. Такъ и теперь Церковь совершаетъ священнодействіе: Архіерей, или Іерей подаютъ хлебъ и чашу другимъ священнодействующимъ съ ними. О семъ самомъ свидетельствуетъ и преемникъ Апостоловъ, Священный Діонисій Ареопагитъ, уча совершать Божественную Литургію, какъ и мы ныне священнодействуемъ; и Богоглаголивые Учители, Великій Василій и Святый Златоустъ, изложивъ пространнейшій чинъ священнодействія, не иначе установили совершать службу, но какъ наша Церковь всегда содержитъ; это ясно доказываютъ ихъ молитвы, произносимыя при совершеніи Евхаристіи, которыми означаются входъ первый и вторый и прочія части Божественной службы.

8. По определенію Отцевъ Церкви, въ Храмъ, и особенно въ Алтарь, изъ благоговенія къ нимъ не должны входить все. Оглашенныхъ они, очевидно, повелевали высылать вонъ. А Священный Амвросій не только изъ Алтаря, но и изъ Храма удалилъ Императора феодосія. Святый Григорій Двоесловъ утверждаетъ, что не только Литургію надъ хлебомъ кваснымъ должно совершать, но и Святые Храмы повелеваетъ въ особенномъ иметь почтеніи такъ, что строго запрещаетъ погребатъ въ нихъ тела усопшихъ.

9. Исидоръ Пелусіотъ, древнейшій изъ святыхъ Отцевъ Учитель Церкви, во многихъ своихъ посланіяхъ такъ же точно объясняетъ чинъ нашей Литургіи. Согласно съ ними премудрый въ Божественныхъ умозреніяхъ Максимъ Исповедникъ подробно излагаетъ каждое Таинственное действіе Литургіи, которую Кафолическая Церковь совершаетъ, и каждому действію, бываемому въ чиноположенін ея, показываетъ причины. Изъ сихъ и другихъ Богомудрыхъ Отцевъ, прежде насъ тщательно занимавшихся изъясненіемъ Таинствъ Церкви, своими изысканіями избравъ все, что можетъ быть въ писаніяхъ ихъ полезно для нашей цели, я пишу для васъ, надеясь на помощь Благодати Божіей.

10. Во–первыхъ начнемъ говорить о Храме, ибо онъ есть орудіе священнодействія, равно какъ и Священникъ; Іерей священнодействуетъ, а Храмъ заключаетъ въ себе Алтарь. Посему объ обоихъ и говорить надобно.

11. Хотя Храмъ устраивается изъ вещества, но его осеняетъ высшая благодать. Онъ освящается таинственными молитвами Архіерея, помазуется миромъ Божественнымъ и весь делается селеніемъ Верховнаго Существа. Почему и не всемъ позволено входить во все части его, но иныя места определены священнымъ лицамъ, а иныя мірянамъ. Двойственное сіе разделеніе Храма на входный и невходный прообразуетъ: 1) Христа, въ двухъ существахъ, какъ Бога и какъ человека; изъ нихъ первое, т. — е. Божество, невидимо, второе, т. — е. человечество, видимо; 2) прообразуетъ человека, состоящаго изъ души и тела; 3) живописуетъ таинство Святыя Троицы которая, будучи неприступна по существу, открывается въ промысле и силахъ природы; 4) прообразуетъ міръ видимый и невидимый; 5) или лучше сказать только міръ видимый. Алтарь есть образъ неба; Храмъ же — Божественный символъ земли.

12. Еще Храмъ разделяется на три части: на Притворъ, Церковь и Алтарь. Сіи три части прообразуютъ: 1) Святую Троицу, 2) чиноначалія горнихъ силъ, на три Іерархіи разделяющихся, и 3) самый народъ благочестивый, на три разряда разделяющійся, а именно: Священниковъ, вполне верныхъ и кающихся. Сей образъ Божественнаго Храма представляетъ намъ собою еще и то, что на земли, что на небесахъ, что превыше небесъ. Притворъ соответствуетъ земле, Церковь небу, а святейшій Алтарь — тому, что выше неба.

13. Божественный Храмъ посредствомъ страшнаго жертвенника, т. — е. Святаго Престола, прообразуетъ самого Бога. Поэтому престолъ и называется Святая Святыхъ, седалищемъ Божіимъ, местомъ Его успокоенія, очистилищемъ греховъ всего міра, алтаремъ высочайшаго жертвоприношенія, гробомъ Христовымъ и селеніемъ Его славы. Подъ именемъ завесы, вокругъ Престола находящейся, разумеется небесная скинія подле Престола Божія, где обитаютъ лики ангеловъ и покоятся праведники. Преградами же означается различіе между чувственными и духовными предметами.

14. На четырехъ углахъ трапезы, или Престола, лежитъ четырьмя концами священная ткань: этимъ знаменуется, что Церковь составилась изъ племенъ всехъ концовъ міра. На четырехъ углахъ написаны имена четырехъ Евангелистовъ, потому что чрезъ нихъ образовался составъ церкви и Евангеліе распространилось по всему міру.

Кроме сего трапеза имеетъ на себе еще нижнюю одежду, называемую Срачица, сверхъ же нея верхнее благолепное одеяніе: ибо Трапеза есть и Гробъ и Престолъ Іисуса Христа: посему подъ срачицей разумеется Плащаница, которою обвито было тело Его; а подъ верхнимъ облаченіемъ — ризы присносущныя Его славы; это явствуетъ и изъ Псалма, при облаченіи Престола во время Освященія Храма возглашаемаго: Господь воцарися, въ лепоту облечеся (Псал. 92, 1).

15. Священная Трапеза делается изъ камня: ибо знаменуетъ Христа, который во Святомъ Писаніи нарицается камнемъ, какъ основаніе наше и главная опора, камень краеугольный, котораго прообразованіемъ былъ древній камень, источившій Израилю воду въ пустыни: но намъ, новоизбранному Израилю, ныне точитъ этотъ камень не воду естественную, но реки жизни вечной, животворящую Кровь Слова. Горнее место прообразуетъ воплощенное Слово, седящее одесную Отца на небесахъ; прочія же седалища, по обеимъ его странамъ нисходящія, означаютъ чины достоинства священныхъ лицъ и безплотныхъ силъ. Священникъ служитъ образомъ Самого Іисуса Христа, Котораго прообразуетъ и священное Евангеліе среди Божественнаго Престола. Крестъ же, лежащій близъ Святаго Евангелія, означаетъ смерть Его.

16. Подъ Святою Трапезою полагаются Святыя мощи мучениковъ, потому что оне сопутствуютъ Христу, великому свидетелю небеснато Отца, Алтарю Церкви оне служатъ основаніемъ, ибо Церковь основана Кровію Христа и мучениковъ. Миромъ Божественнымъ помазуется Трапеза, потому что исполнена чудныхъ силъ Духа, и имеетъ миро живое, на себе Священнодействуемое. Покровами сверху облекается и украшается Трапеза, потому что не всемъ видимо и понятно совершаемое на ней. Она делается возвышенною и украшается, потому что есть Престолъ Бога живаго. Чины, имеющіе власть входить въ Алтарь, это премірныя силы; куреніе фиміама, начинающееся отъ Святаго Престола, значитъ нисходящую и благоухающую благодать Духа Святаго. Зажигаемые светильники никогда неоскудевающее въ Святыхъ просвещеніе Духа. Все сіе прообразуется Алтаремъ.

17. Всею же Церковію означается: 1) сей дольній обитаемый міръ, или и 2) нами зримое небо, ибо когда возсылаемъ молитвы, стоя предъ Церковію, почитаемъ ее небомъ и вместе раемъ Едемскимъ; потому въ некоторыхъ Священныхъ обителяхъ, во время совершенія молебныхъ пеній, вне Церкви отделяютъ Храмъ завесами, и отнимаютъ ихъ при вступленіи во внутренность Церкви. Симъ означается, что Сынъ Божій благоволилъ снити къ намъ и, средостеніе преграды разрушивъ и умиротворивъ насъ, возвелъ на небо. По сей же причине не имеютъ дерзновенія вступать въ него впадшіе въ тяжкія преступленія. И самый торжественный чинъ Освященія Храма представляетъ намъ его таинственнымъ небомъ и Церковію первородныхъ; когда же внутри Церкви мы совершаемъ страшное более всехъ таинствъ Священнодействіе Литургіи, тогда Алтарь бываетъ намъ небомъ, Церковь же означаетъ землю: въ нее все стекаются и составляютъ молитвенное славословіе.

18. Предъ Алтаремъ противъ Царскихъ вратъ находящійся амвонъ знаменуетъ камень, отваленный отъ Гроба Христова, съ котораго Священники и Діаконы, по образу Ангела, благовестившаго воскресеніе Спасителя, проповедуютъ Божественное Евангеліе, Діаконы во время священныя Литургіи, а Іерей на утрени вместе съ прочими утренними молитвословіями. Красота церкви означаетъ красоту созданія; горящія на возвышенномъ, среди церковнаго свода висящемъ Паникадиле свечи — лучезарныя звезды; а куполъ его — небесную твердь; чрезъ елей изобразуемъ милость Бога нашего, на насъ обильно изливаемую; чрезъ воскъ, составленный изъ тьмочисленныхъ цветовъ, наше всецелое и всеобщее приношеніе Богу, чрезъ фиміамъ, или ладонъ, — Божественную любовь, которая на всехъ простирается, означаемъ же чрезъ него благоуханіе Духа Святаго.

19. Священники, начинающіе Божественныя песнопенія внутри Священнаго Алтаря, прообразуютъ первыя чиноначалія Духовныхъ силъ, окрестъ Престола Славы Божіей стоящихъ; Діаконы, чтецы и лики, Божественные Псалмы и Священныя писанія по чиноположенію возглашающіе, знаменуютъ среднія ликованія небесныхъ чиновъ. Народъ же, весь утвержденный въ правоверіи. усердно внимающій песнопевцамъ, ожидающій себе отъ Бога милости, представляетъ нижній чинъ горнихъ силъ. Поэтому съ ними не должны стоять преступники, или люди не православные, потому что нетъ ничего общаго между светомъ и тьмою. Но ежели кто обратился къ Свету, то можетъ быть безпрепятственно принятъ вообще къ сынамъ Света. Сіи то Таинства прообразуются Божественнымъ храмомъ; но могутъ быть еще и другія многія значенія открыты теми, кои получаютъ отъ Бога силу разуменія.

20. Священникъ во Святомъ писаніи, называется Ангеломъ Господа Вседержителя 1) какъ проповедникъ Божественныхъ Его повеленій и 2) какъ ревностный исполнитель Его воли. Прообразуетъ и Самаго Іисуса Христа; ибо чрезъ рукоположеніе воспріялъ онъ власть Его и силу; но выше его есть Архіерей, который сидитъ на седалище Христовомъ, и полную власть имеетъ, по Писанію, вязать и решить; ибо онъ преемникъ Апостоловъ. Потому, нося на себе образъ Христа, когда предпріемлетъ совершать Божественное священнодействіе Литургіи, облекается одеждами, имеющими смыслъ духовный и таинственныя значенія содержащими. О семъ будемъ теперь по возможности нашей говорить, но начнемъ несколько выше.

21. Лица въ Алтаре рукополагаемыя разделяются на три степени, т. — е. на Епископовъ, Пресвитеровъ и Діаконовъ; первые изъ сихъ, т. — е. Епископы, именуется Просветителями, какъ имеющіе власть раздавать Божественный светъ. Ибо все отъ рукъ ихъ пріемлютъ печать рукоположенія: Священники, Діаконы и клирики. Они совершаютъ освященіе храмовъ, крещеніе, миропомазаніе. Отъ изобилія ихъ благодатныхъ даровъ, какъ отъ источника Света, истекаетъ на весь народъ оставленіе греховъ, общеніе Таинствъ. Вторые, т. — е. Пресвитеры, называются Совершителями, какъ только получившіе совершенную благодать къ совершенію Божественныхъ Таинствъ. Хотя Іерей креститъ и священнодействуетъ, но не рукополагаетъ, ниже можетъ произвести Іереевъ или въ другія должности. Діаконы же называются Служителями, поелику проходятъ должность служителей. Они безъ Священника ничего не могутъ творить, что означаетъ последній Ангельскій чинъ.

22. Изъ сихъ Священныхъ лицъ каждое облекается въ одежды, сану своему приличныя. Діаконъ въ такія, которыя означаютъ Ангельскій чинъ. Пресвитеръ же какъ въ сіи, потому что былъ предварительно запечатленъ благодатію Діаконства, такъ и въ те, коими знаменуется благодать, данная ему къ совершенію Таинствъ; къ числу такихъ принадлежитъ Епитрахиль. Но Архіереи и облекаются во все эти одежды, и сверхъ того еще пріемлютъ на себя Омофоръ, при помощи котораго прообразуетъ онъ воплощеннаго Божія Сына.

23. Святитель облекается во–первыхъ въ стихаръ, который знаменуетъ светоносную Ангельскую ризу. Безплотныя существа многократно являлись въ светлыхъ одеждахъ: такъ напримеръ, Ангелъ явился на гробе Спасителя въ светлой одежде (Матф. 28, 3). Кроме сего стихарь знаменуетъ еще чистоту и непорочность священнаго чина, почему духовныя лица удостоиваются такой благодати, — это каждый изъ Священнослужителей явно выражаетъ. И облекаясь въ сію одежду, говоритъ: да возрадуется душа моя о Господе! облече бо мя въ ризу спасенія, и проч.

24. Діаконъ, прообразуя (какъ выше сказано) чинъ Ангела, кроме помянутаго облаченія, носитъ еще на левомъ плече повешенный Орарь, который, будучи распростертъ какъ крыло, изображаетъ невещественное и духовное Ангельскихъ силъ существо. И потому подражая Херувимамъ, предъ величіемъ славы Господней лица свои закрывающимъ во время Божественныя Литургіи, когда хощетъ приступить ко Святому причащенію, препоясывается Ораремъ крестообразно. На Ораре начертаны слова: Святъ, Святъ, Святъ. Сіи слова проявляютъ служебный чинъ Ангельскихъ духовъ. Въ Архіерейскомъ стихаре есть такъ–называемыя реки или источники. Они означаютъ въ немъ высшій даръ — давать поученія. И Ангелы не все равны. Но между ними преимущоственнейшіе и ближайшіе къ Престолу славы суть учители нижнихъ чиновъ; Источниками же называются, по слову Самого Спасителя, въ Святомъ Евангеліи глаголющаго: Иже веруетъ въ Мя, реки истекутъ изъ чрева его воды живы (Іоан. 7, 38); тоже самое значатъ и на Архіерейской мантіи находящіеся источники. Скрижали, сверхъ источниковъ на ней возлежащія, суть образъ ветхой и новой благодати; оне показываютъ, что учитель Церкви долженъ заимствовать и почерпать свое ученіе изъ обоихъ заветовъ. Все сіи Таинства означаетъ и стихарь.

25. Епитрахиль означаетъ благодать Духа Святаго, ниспосылаемую свыше, потому какъ самъ Первосвященникъ, такъ и Іерей, возлагая ее на главу, говоритъ: Благословенъ Богъ, изливаяй Благодать Свою на Священниковъ Своихъ. Почему всякій Пресвитеръ, приступая къ совершенію какого либо Священнодействія, имеетъ нужду возлагать оную на свою выю.

26. Поясъ означаетъ служеніе Спасителя нашего, которое совершилъ Онъ во плоти Своей, и которое еще обетовалъ оказать намъ и въ будущемъ веке, ибо въ Евангеліи говоритъ, что препояшется Онъ и возлещи, ихъ сотворитъ и приступивъ послужитъ имъ. Кроме сего Таинства, поясъ прообразуетъ еще крепость и державу Божественной силы, укрепляющей Священнослужителей въ прохожденіи и непорочномъ исполненіи ихъ служенія. Благословенъ Богъ, возглашаетъ Іерей, препоясуяй мя силою. На поясе Архіерей носитъ набедренникъ, который пробразуетъ собою 1) победу, данную намъ надъ смертью; 2) нетленіе нашего естества и 3) какъ величіе Божественнаго ополченія, такъ и свирепость лукаваго духа, потому и имеетъ видъ меча, и привешивается на бедре при чреслахъ, въ которыхъ, какъ говорятъ, заключается вся человеческая крепость. Сіе подтверждаютъ и изреченія, при возложеніи его возглашаемыя: препояши мечь твой по бедре твоей, сильне (Псал. 44, 4)!

27. Поручи означаютъ 1) всемогущество силы Христовой, 2) то, что Онъ на Тайной Вечери Собственными руками принесъ въ жертву Богу Отцу Свое Тело и Кровь. Такой смыслъ заключается и въ словахъ, при возложеніи оныхъ произносимыхъ: Десница Твоя, Господи, прославися въ крепости (Исх. 15, 6), и: руце Твои сотвористе мя и создасте мя (Псал. 118, 73) и проч. 3) Некоторые толкователи поручамъ даютъ знаменованіе узъ Спасителя нашего, которыми связаны были пречистыя Его руки, когда его вели со двора Архіереева къ Пилату въ преторъ (ср. Іоан. 18, 12).

28. Священный Фелонь прообразуетъ собою 1) свыше подаваемую силу Святаго Духа, а еще более 2) ту хламиду, въ которую былъ облеченъ Спаситель, преданный поруганію: потому и имеетъ видъ вретища, и безъ рукавовъ, но яснее сей образъ хламиды представляетъ саккосъ, который носятъ первенствующіе Архіереи; сіе же изобразуетъ Фелонъ, испещренный весь крестами и называемый многокрестникомъ, въ который облачаются прочіе Архіереи, для изображенія страсти Спасителя. Онъ же прознаменуетъ и того, Который крестомъ и страданіями исполнилъ вечную правду и, сокрушивъ мучителя міродержца, даровалъ намъ истинную свободу. Потому при возложеніи Фелоня говорится: Священницы Твои, Господи, облекутся въ правду, и преподобніи твои радостію возрадуются (Псал. 131, 9). И действительно, правда черезъ Крестъ даровала намъ радость.

29. Этими одеждами облекается Священникъ (исключая одинъ только набедренникъ) и Діаконъ, и таковы, по нашему разуменію, таинственныя ихъ знаменованія. Но Іерархъ возлагаетъ на себя и набедренникъ, и прочія одежды, и чрезъ то имеетъ вящшую предъ всеми Священнослужителями благодать. Более же всего Святительскій характеръ Архіерея отличается отъ всехъ прочихъ возлагаемымъ Омофоромъ священнымъ, истканнымъ изъ волны, которымъ онъ облекается и спереди, и сзади по раменамъ. Этимъ означается отъ Девы вочеловеченіе Слова Божія. Потому онъ делается изъ волны, что прообразуетъ 1) заблудшее овча, которое подъялъ Спаситель на рамо Свое; а это овча есть наше естество; 2) Самъ онъ былъ нареченъ Агнцемъ, за насъ закланнымъ: такое значеніе подтверждается и самыми возгласами при возложеніи его на рамена; это надобно разуметь о священной одежде. На рамо, Христе, заблудшее взявъ естество, вознесшійся, къ Богу и Отиу привелъ еси.

30. Восточные Архіереи и Іереи съ открытою головою совершаютъ Божественную Литургію, исключая одного только Александрійскаго Патріарха. Это делаютъ они не по недостатку уваженія, но потому, что съ этимъ соединяется высшій божественный смыслъ. Апостолъ Павелъ называетъ Іисуса Христа — главою, а насъ членами, и потому повелеваетъ намъ, изъ уваженія къ Главе, молиться съ открытыми головами. Къ тому же, какъ Священник принимаетъ рукоположеніе съ открытою головою, то также съ открытою головою долженъ и молиться, и священнодействовать, Архіерей же — темъ более, потому что, при рукоположеніи его, на голову ему кладется Евангеліе, слова, данныя намъ Богомъ.

31. Здесь можетъ сказать кто–нибудь: Патріархъ Александрійскій и другіе премногіе Архіереи, нося, хотя и по древнему преданію, на главе своей священное покрывало (то–есть Митру или Святительскую шапку), неужели противозаконно поступаютъ? Я не говорю этого, ибо обыкновеніе сіе подлинно есть древнейшее преданіе у содержащихъ оное, да и заимствовано оно изъ самыхъ ветхозаветныхъ обрядовъ. Первосвященникъ ветхозаветный носилъ на главе своей Кидаръ, который и Митрою назывался, какъ и ныне могутъ еще сказать носящіе Митру что чрезъ нее прообразуютъ они терновый венецъ Господа нашего, или сударь. При всемъ томъ, носящіе его, совершая Священнодействіе, при случаяхъ благопотребныхъ снимаютъ его съ главъ своихъ, а темъ самымъ доказываютъ, что необходимо нужно следовать и преданію Божественнаго Павла.

32. Архіерей, намереваясь священнодействовать, снисходитъ съ солеи и идетъ къ западнымъ дверямъ храма, чрезъ сіе живописуя снисшествіе Сына Божія къ намъ; потомъ облекается въ священныя одежды, и прообразуетъ темъ святейшее Его воплощеніе. Снисшедши же къ западнымъ дверямъ храма, представляетъ Его явленіе на земле, и даже смерть и сошествіе въ адъ. Это онъ означаетъ, когда отходитъ на средину Церкви къ западнымъ вратамъ.

33. Потомъ начинается, по благословенію Архіерейскому, Священная Литургія, ибо ничего нельзя безъ его благословенія начинать. Тогда Священники, стоя внутрь Божественнаго Алтаря, произносятъ тайно молитвы Антифоновъ, означая собою горніе чины духовнаго воинства; лики же возглашаютъ — Антифоны, прообразуя Соборъ Богогласныхъ Пророковъ, разделяя ихъ на три части въ прославленіе Святыя Троицы. Прежде полагаютъ возглащенія, изъ псалмовъ взятыя, после же присовокупляютъ къ нимъ песнопенія новой благодати; Псаломскія слова возвещаютъ Слова Божія воплощеніе, которое сообщено было и древнимъ Патріархамъ Пророческими откровеніями. Чрезъ присоединяемые же къ нимъ припевы они знаменуютъ самую благодать, уже совершеніе пріемшую. Потому во первыхъ благоговейно чтя нетленно девственно рождшую Его Матерь, просимъ Ея о насъ заступленія, возглашая: Молитвами Богородицы, Спасе, спаси насъ! Потомъ, воспоминая соборы Святыхъ, до смерти подвизавшихся о Таинстве веры, и венецъ правды на небесахъ отъ Подвигоположника воспріявшихъ, молимъ ихъ о предстательстве. Наконецъ, Начальника нашего спасенія и Совершителя, Іисуса Христа, превознося усердными славословіями, торжественно восклицаемъ: Спаси насъ, Сыне Божій.

34. Такимъ образомъ Іерархъ, совершивъ вне Святаго Алтаря при вратахъ западныхъ молитвы Антифоновъ, стоитъ съ Діаконами, которые не только образуютъ Богоизбранный Апостольскій ликъ, но и самихъ Ангеловъ, въ таинственномъ смотреніи вочеловеченія послужившихъ Христу. Потомъ Священники, окончивъ свои славословія внутрь Святаго Алтаря, выходятъ къ Архіерейскому Амвону. Чрезъ сіе означается снисшествіе Ангеловъ съ превыспреннихъ круговъ въ Вознесеніи Христовомъ. Тогда передъ ними идутъ Діаконы по два въ рядъ съ зажженными свечами; за ними следуетъ священное Евангеліе, а потомъ и самъ Архіерей, окружаемый отовсюду и поддерживаемый Діаконами, грядетъ въ Алтарь; вследъ за нимъ идутъ и прочіе священнослужители, возглашая купно велегласно: Пріидите поклонимся и припадемъ ко Христу. Вскоре после того Архіерею клиръ воспеваетъ приветствіе; несколько же прежде сего Діаконъ, держа руками Евангеліе, возглашаетъ: Премудростъ, прости!

35. Шествіе изображаетъ Таинство Воскресенія и Вознесенія Спасителя нашего. Діаконъ, возглашающій: Премудростъ! проповедуетъ возстаніе Его, подобно Ангелу, благовестившему Воскресеніе; прочій же ликъ Іереевъ и Діаконовъ представляетъ Апостоловъ, соприсутствующихъ Господу и наслаждающихся Его зреніемъ, равно означаетъ и святейшихъ Ангеловъ. Архіерей прообразуетъ Самого воскресшаго Господа, ученикамъ явившагося и возносящагося отъ земли на небо. Потому и сказано выше, что Храмъ есть образъ земли, а святейшій Алтарь — подобіе неба. И какъ при Вознесеніи Іисуса Христа на небо предшествовали славе Его, съ Боголепнымъ торжествомъ, лики силъ духовныхъ и, по предреченію Боговдохновеннаго Пророка и царя Давида, Возьмите врата! восклицали горнимъ чиноначаліямъ, возглашая его Царемъ Славы и Господомъ: подобное торжество и Церковь творитъ, когда приветствуетъ пеніемъ многолетія (εἰς πολλὰ ἔτη, Δέσποτα) Іерарха, великолепно входящаго во святый Алтарь, да и священныя двери Алтаря, прежде его входа бывшія затворенными, отворяя при самомъ вшествіи, представляетъ отверстіе прежде затворенныхъ вратъ небесныхъ, при восхожденіи Христа въ нерукотворенная Святая.

36. Вшедшій же Архіерей въ Алтаръ, кадя окрестъ Святый Престолъ благоуханнымъ куреніемъ фиміама, означаетъ темъ сошествіе Духа Святаго, небеснымъ осененіемъ котораго вскоре покрылись мы после того, какъ Іисусъ Христосъ восшелъ къ славе Отца Своего. Ограждая Дикириемъ Евангеліе, чрезъ то даетъ разуметь, что воплощеніемъ Сына Божія и на небеси и на земли возсіяло просвещеніе Іисуса Христа, въ двухъ естествахъ покланяемаго. Ибо вочеловеченіе Слова ипостаснаго, озарило не только людей, но и Ангеловъ, и научило познанію сокровенныхъ Божіихъ Таинствъ, что воплотившийся есть самъ Сынъ Божій.

37. За симъ непосредственно следуетъ Песнь Трисвятаго. Симъ Божественнымъ пеніемъ провозглашается Таинство Святыя Троицы, о которомъ исповедалъ человекамъ единъ отъ Троицы, воплощенный Божій Сынъ, Сый въ недрахъ Отчихъ. Оно означаетъ еще единодушіе и мирный союзъ Ангеловъ съ людьми, потому и возглашается какъ внутри Святаго Алтаря священными чинами, такъ и вне клириками и людьми предстоящими, потому что Іисусъ Христосъ образовалъ Церковь изъ Ангеловъ и людей. Сіе самое означаетъ и Архіерей, Трикиріемъ вторично ограждая Евангеліе, показывая темъ, что въ Евангеліи заключается проповедь о Троице, моляся притомъ, да утвердится сія проповедь. После того Архіерей восходитъ на Горнее Место, которое прообразуетъ Престолъ Іисуса Христа одесную Бога Отца, и оттуда осеняя Трикиріемъ, научаетъ насъ: 1) что освященіе наше проистекаетъ только отъ Святой Троицы; 2) что Христосъ, вознесшійся на небо, ниспослалъ на насъ какъ сіяніе Трипостаснаго Божества (которое светомъ сего cветилъника знаменуется), такъ и благословеніе Его. Восшедъ же на Горнее Место и сидя на нем, Архіерей прообразуетъ собою Іисуса Христа, а по бокамъ сидятъ другіе Епископы и Священники, представляющіе ликъ Апостоловъ, причемъ Архіерей возглашаетъ: Миръ всемъ! сіе же проявляетъ наше единодушное соединеніе. Ибо Христосъ, по ученію Святаго Апостола Павла, естъ миръ нашъ, разрушившій вражду плотію Своею и сотворивый обоя едино, яже на небеси и яже на земли (Ефес. 2, 14).

38. За симъ следуетъ чтеніе Апостольских Посланій, чрезъ которое знаменуется посланіе Апостоловъ на проповедь: чтеніе Посланій Епископы и Священники, кроме однихъ Діаконовъ, слушаютъ, сидя на своихъ местахъ, ибо они имеютъ благодать, равную Апостоламъ. Предъ Евангеліемъ же возглашается песнь Аллилуіа, которая есть хвала живому Богу и возвещаетъ пришествіе Божественныя благодати, означаемой чтеніемъ Святаго Евангелія.

39. Чтеніе Евангелія значитъ проповедь Евангельскую, которою оглашенъ весь міръ по вознесеніи Господнемъ, чрезъ учениковъ Его. Читаются же прежде Апостольскія Посланія, а потомъ провозглашается Евангеліе потому, что ученики Христовы были прежде посланы на проповедъ, будучи укреплены силою свыше: потомъ уже вселенную повсюду обтекши, проповедали Евангеліе. Кажденіе предъ Евангеліемъ знаменуетъ благовоніе Духа Святаго, которое чрезъ проповедь Евангельскую по всему міру разлившись, облагоухало сердца человеческія верою въ Сына Божія.

40. Когда читается Святое Евангеліе, тогда Архіерей слагаетъ съ себя Омофоръ, свидетельствуя темъ покорность свою предъ Господомъ. Ибо тогда Самъ онъ вещаетъ Евангелъскимъ гласомъ, Самъ присутствуетъ: и въ Его присутствіи Первосвященникъ не дерзаетъ носить на себе образъ Его воплощенія, то–есть Омофоръ, но снявъ съ раменъ своихъ, отдаетъ одному изъ Діаконовъ, который, сложивъ его, держитъ правою рукою, стоя близъ самого его, а во время Великаго Входа торжественно идетъ съ нимъ предъ Святыми Дарами, въ честь и уваженіе къ ихъ великому достоинству.

41. Во время чтенія Евангелія одинъ изъ Діаконовъ держитъ передъ Евангеліемъ горящій трикирій; этимъ означается: 1) что въ блаженстве грядущаго века для всехъ предметомъ зренія и размышленія будетъ Іисусъ, плотію человечества облеченный и за насъ преданный страданію: 2) что Христосъ, Сый единъ отъ Троицы, насъ светомъ Божества Своего просвещаетъ. По окончаніи Евангелія, Архіерей, сшедъ съ Горняго места и возсылая моленіе о Царяхъ, осеняетъ трикиріемъ народъ и темъ учитъ, что и благочестивое Царство и Священство Евангеліемъ учреждаются, а потому проситъ вечно царствующее Трипостасное Божество, да пребудутъ оба они невредимы подъ сенію благодати.

42. Потомъ, приступивъ къ Божественному Престолу, начинаетъ возсылать молитвы, какъ служитель Таинства; вскоре после того оглашеннымъ повелевается изыти вонъ изъ храма и позволяется однимъ только верующимъ пребывать при совершеніи священнодействія. Сіе время Божественной Литургіи означаетъ окончаніе века сего. Егда же проповедано будетъ, говоритъ Спаситель, Евангеліе во всемъ міре, тогда пріидетъ кончина; въ скончаніи же, пошлетъ Сынъ человеческій Ангелы Своя и разлучитъ нечестивыхъ отъ праведныхъ. Сообразно сему действію судебъ Божіихъ творитъ и Церковь Она повелеваетъ оглашеннымъ изыти вонъ изъ храма и остатъся однимъ только верующимъ.

43. По сему следуетъ заметить и понимать, какую должны иметь предосторожность верные, чтобы не иметь сообщенія съ людьми, не православно мыслящими, и съ теми, которые живутъ недостойно Христіанскаго званія! наибольшее же тщаніе о семъ обязаны принимать Священныя лица. Ибо ежели молиться съ человекомъ, Церковію отверженнымъ, есть беззаконно, то темъ более непозволительно удостоивать его пріобщенія жертвы. Священники не должны принимать приношенія отъ недостойныхъ.

44. Прежде перенесенія Святыхъ Даровъ съ жертвенника на Престолъ, во время Херувимской песни, Святителъ умываетъ руки предъ всемъ народомъ, являя темъ свою чистоту и незазорность совести, съ которою приступаетъ къ священнодействію, а притомъ и намъ внушаетъ, что къ страшнымъ Тайнамъ приступать должно, очистивъ себя прежде отъ всякія скверны, и такъ служить Таинствамъ пречистымъ.

45. Потомъ следуетъ перенесеніе Божественныхъ даровъ. Оно бываетъ съ большимъ великолепіемъ. Чтецы, Діаконы, Пресвитеры и прочіе служители Церкви, иные съ зажженными свечами, другіе со священными сосудами, идутъ одни впереди, другіе позади. Сіе торжественное сопровожденіе Даровъ означаетъ имеющее быть въ кончину века пришествіе Спасителево, когда явится Онъ со славою; потому и предшествуетъ Омофоръ, представляющій Крестъ на немъ начертанный. Этотъ крестъ означаетъ знаменіе Іисуса Христа, которое тогда явится съ небеси, и которое увидитъ тогда всякій человекъ. Крестъ означаетъ и Самого Іисуса, по немъ тогда пріити имеющаго съ силою и славою многою. За Омофоромъ следуютъ Діаконы, образующіе чины Ангеловъ, которые прознаменуются Рипидами, которыя Св. Діонисій называетъ крылами. Потомъ идутъ носящіе Божественные Дары, а за ними и прочіе. После же следуетъ и самый тотъ, который на главе своей несетъ Священный покровъ, называемый Воздухомъ. Этотъ Воздухъ образуетъ обнаженнаго и мертваго, Іисуса, препровождаемаго къ Боголепному погребенію. Все они обходятъ храмъ, моляся о людяхъ, также и объ Архіерее священнодействующемъ, возсылая моленія велегласно. Они молятся о томъ, чтобы Богъ помянулъ во царствіи Своемъ. А сіе все доказываетъ, что при кончине міра Спаситель, явившись съ небесъ и нечестивыхъ отделивъ отъ собора праведныхъ, веровавшихъ дастъ наследіе Царствія Божія. Сіе Царство Божіе есть Самъ Богочеловекъ, Христосъ Іисусъ, и размышленія о Его смотреніи, то–есть: мы будемъ тогда созерцать единственно то, что Единородный Божій Сынъ смирилъ Себя даже до смерти, заклался для нашего искупленія, что тело Его за насъ закланное, будучи обожено и всякой жизнеподательности исполнено, показуетъ намъ виды язвъ, что, переменившись въ безсмертное, оно победу надъ смертью даровало, изъ сихъ знаковъ тленія точитъ намъ нетленіе и обоженіе со Ангелами, сделалось пищею, питіемъ, жизнію, светомъ истиннымъ, хлебомъ жизни и жизнію вечною. И такъ сей входъ есть прообразованіе и втораго пришествія Христова, и Его погребенія, ибо Самъ Онъ будетъ единъ вечноблаженное наше царство.

46. Во время великолепнаго сего шествія все верующіе достодолжно преклоняютъ свои главы ко Іереямъ, и творятъ поклоны, прося молитвъ ихъ и воспоминанія при священнодействіи Божественномъ, равно же и изъявляя почтеніе Святымъ Дарамъ. Ибо хотя совершенно они еще не освящены: однако уже предпосвящены Богу въ Проскомидіи, где Священникомъ принесено о нихъ моленіе Господу, чтобы воспріялъ Онъ ихъ въ пренебесный жертвенникъ, хотя они не претворялись еще совершенно въ тело и кровь Господню, но къ жертвоприношенію сему уже приготовлены, и суть жертва Богу, суть предъизображенія Владычняго тела и крови. Ежели мы Святымъ иконамъ воздаемъ честь и поклоненіе: то еще больше должны поклоняться симъ Священным Дарамъ, которые, по изъясненію великаго Василія, суть вместообразная, суть предначертанія высочайшихъ Таинствъ, и предназначены къ тому великому совершенію, чтобы быть теломъ и кровію Христовою. Надобно же припадать ко Іереямъ и для священныхъ сосудовъ, отъ нихъ несомыхъ, хотя бъ были некоторые изъ нихъ и пусты. Все суть исполнены Святыни по причине совершаемыхъ въ нихъ Даровъ. Не должно же сему и удивляться, что некоторые изъ сосудовъ священныхъ, не имея никакого въ себе вложенія, въ сей знаменитой церемоніи носятся. Ибо носятъ ихъ изъ благоговенія къ Святымъ Дарамъ и для того, дабы какъ взирающіе на нихъ, такъ и приближающіеся къ нимъ получили освященіе.

47. Когда же сіи священныя знаменія Тела и Крови Христовой поставлены на Божественной трапезе, тогда покрываются Воздухомъ. Чрезъ это означается, что Іисусъ Христосъ, съ начала Своего явленія, не всеми былъ признанъ, яко Онъ есть Сынъ Божій, и хотя въ плоть человеческую облекся, но Божество съ нимъ неразлучно сопребывало и всегда есть непостижимъ и неизследимъ, и столько познаваемъ бываетъ, сколько Самъ благоизволитъ открыть кому Свое величество.

48. Потомъ преклонивъ главу свою, Архіерей проситъ у всехъ молитвъ и о себе: 1) всемъ равнымъ признавая себя человекомъ; притомъ 2) ужасаяся и трепеща предлежащаго ему служенія; къ сему жъ 3) исполняя и Апостольское повеленіе: Исповедайте, говоритъ Святый Іаковъ, другъ другу согрешенія и молитеся другъ за друга (Іак. 5, 16); ибо самъ о себе молиться не дерзаетъ, будучи человекомъ немощами обложеннымъ. Такимъ смиреннымъ образомъ испросивъ о себе молитвъ отъ священнослужителей, выходитъ изъ Алтаря, и осеняетъ народъ, моляся о людяхъ, и о себе прося молитвы отъ всехъ. Ликъ тогда не Господи помилуй! но, На многая лета, Владыко! восклицаетъ (εἰς πολλὰ ἔτη, Δέσποτα), желая ему благопоспешенія во священнодействіи, и пребыванія долговременнаго въ Святительскомъ званіи.

49. По возвращеніи его во святый Алтарь затворяются царскія врата, ибо не должны быть отъ всехъ зримы Таинства, въ немъ совершаемыя, но едиными только теми, кои къ совершенію призваны. И какъ между Ангельскими силами, по премудрому въ тайнозреніяхъ Божественныхъ Діонисію, такой учрежденъ порядокъ, что первые чины наслаждаются светомъ Божественнымъ непосредственно, вторые чрезъ первыхъ, а последніе чрезъ сихъ посредствующихъ светомъ Божества озаряются: подобное чиноположеніе и въ Церкви зрится. Архіерей непосредственно приближается къ Святой Трапезе, Священники и прочіе служители Таинствъ чрезъ него, а чрезъ нихъ уже простолюдины входятъ во общеніе съ страшнымъ священнодействіемъ, и слышатъ воспеваемыя Божественныя славословія.

50. По совершеніи молитвы приношенія Даровъ и другихъ приношеній, предъ возглашеніемъ Божественнаго Символа, бываетъ целованіе. Оно знаменуетъ: 1) что правымъ Троицы, и единаго изъ Нея воплощеннаго Лица исповеданіемъ, мы не только между собою, но со Ангелами соединились; и 2) что любить другъ друга непреложный долгъ нашъ, ибо и Христосъ принесъ Себя за насъ жертву Богу Отцу, только по единой Божественной къ намъ любви; 3) лобзаніе сіе означаетъ еще и то, что приступающему ко святому причащенію отнюдь не должно являться предъ Алтаремъ съ сердцемъ, изрыгающимъ злобу и мщеніе на своего клеврета. Предзнаменуетъ же 4) и сіе, что въ обетованной жизни все искреннимъ между собою будутъ сопряжены союзомъ дружества, и не услышится тамъ нарицаніе врага; ибо враждебные духи далеко отвержены будутъ отъ мирнаго того гражданства. Во время чтенія Символа, держатъ Воздухъ Іереи надъ Святыми Дарами, пріосеняя ихъ, и какъ бы отъ созерцанія очесъ сокрывая, дондеже совершится, чемъ внушаютъ намъ, что кто хощетъ видеть Іисуса Христа, тотъ предварительно долженъ исповедать тайны смотренія Его правымъ умомъ, чистымъ сердцемъ и нелицемерными устами.

51. Совершивъ все сіе, Архіерей приступаетъ къ самой Евхаристіи, которую и начинаетъ исчисленіемъ великихъ делъ Божіихъ, и за все возблагодаривъ Бога, переходитъ къ торжественному хваленію безплотныхъ воинствъ, и съ ними соединившись, единую победную песнь возглашаетъ Господу силъ: Святъ, Святъ, Святъ, Господъ Саваофъ, исполнь небо и земля Славы Твоея. Тужъ самую песнъ восклицаетъ и народъ, показуя, что въ грядущемъ веке все мы, соединившись во едино общество со Ангелами, единое съ ними хваленіе воскликнемъ Господу Саваофу. Далее прославивъ величественнейшее более всехъ Божіихъ благодеяній дело, самое воплощеніе единороднаго Сына Божія и его смотреніе, т. — е. смерть, потомъ приступаетъ къ воспоминанію Таинствъ, въ Сіоне на вечери совершенныхъ, и самые возглашаетъ Божественные глаголы, которые изрекъ тогда Спаситель, сященнодействуя.

52. Воздавъ за все сіе чудному Его о насъ промыслу благодареніе, и виды хлеба и вина, предложенные на Престоле, о всехъ и за вся оказанныя Его къ намъ благодеянія, Ему въ жертву принесши, потомъ проситъ какъ на себя самого, такъ и на предлежащіе Дары, ниспосланія благодати Духа Святаго; освятивъ Дары крестообразнымъ осененіемъ своей руки и призываніемъ Духа Пресвятаго, уже видитъ Самого въ нихъ Іисуса Христа, передъ собою возлежащаго, Который есть для насъ хлебъ и чаша жизни. Ибо Его есть слово сіе: Хлебъ сей есть тело Мое; Его жъ и сіе: а еже въ чаши, есть кровь Моя, чистительная жертва всего міра; сладость, оживотворяющая души; веселіе духовное; царство небесное, истинное благо, подаваемое верующимъ отъ Святой Трапезы.

53. Потому Іерархъ съ дерзновеніемъ о всехъ молитвы возсылаетъ; съ дерзновеніемъ потому, что видитъ человеколюбиваго и незлобиваго Господа, предъ лицемъ своимъ смиренно возлежащаго и во очищеніе міра священнодействуемаго, и воспеваетъ Его и о всехъ молится и воспоминаетъ объ усопшихъ, преимущественно же о девственнорождшей Іисуса Отроковице, Божіей Матери. Этимъ свидетельствуемъ, что чрезъ сію жертву мы вошли въ общеніе со святыми, что они, имея дерзновеніе къ возлюбившему ихъ, и отъ нихъ возлюбленному Господу, могутъ и насъ съ Нимъ примирить и соединить, чрезъ проливаемыя предъ лицемъ Его моленія. После сего, прося усердно отъ Бога Отца, да даруетъ намъ едиными устами и единымъ сердцемъ со дерзновеніемъ воспеть великолепное имя Его, и призвавъ на насъ милости Бога нашего Іисуса Христа, возводитъ насъ во усыновленіе къ небесному Отцу, моляся вместе, да очистясь чрезъ Его единосущнаго Сына отъ всякаго порока, будемъ по благости Его сынами, и достойно наречемъ Его небеснымъ Отцемъ своимъ. Усыновленіе наше небесному Отцу показываетъ какъ наше другъ съ другомъ единодушіе, такъ и соединеніе съ Богомъ въ Духе Святомъ, чрезъ единороднаго Его Сына, долженствующее совершиться въ грядущемъ веке. За симъ Архіерей молится и благодаритъ Бога, съ преклоненіемъ главы, прося Его ниспослать на всехъ свое благословеніе, освятить и укрепить во благое, и предлежащихъ Таинствъ сподобить неосужденно.

54. Такимъ образомъ совершивъ священнодействіе, Архіерей приступаетъ къ самому причащенію. Приступая–жъ, беретъ обратно на свои рамена Омофоръ; этимъ означаетъ, что прежде онъ былъ въ должности служителя и потому не дерзалъ возлагать на себя священновластное оное одеяніе. А какъ священнодействіе окончилось, и онъ долженъ уже воздвигнуть хлебъ, раздробить его на части, пріобщить себя самого, и после допустить другихъ къ причащенію, то и имеетъ нужду облечь себя во все священныя знаменія своего достоинства. Но преимущественное украшеніе Святительскаго сана есть Омофоръ; почему и долженъ украсить себя сею благолепною одеждою и въ ней воспринять Божественные Дары.

55. Итакъ, возложивъ на себя Омофоръ, воздвигнувъ хлебъ, и возгласивъ: Святая Святымъ! къ Божественной и живой пище, предлежащей на священной трапезе, зоветъ симъ гласомъ всехъ святостію жизни себя предуготовившихъ: Святая Святымъ! Народъ же едиными устами и сердцемъ отвечаетъ: Единъ Святъ, Единъ Господь Іисусъ Христосъ, во славу Бога Отца. Единодушное сіе возглашеніе людей означаетъ оное торжественное Іисуса Христа отъ всего Света признаніе и исповеданіе, которое по предвещанію Святаго Апостола, исполнится въ последній день, когда поклонится и покорится Іисусу Христу всяко колено небесныхъ, и земныхъ и преисподнихъ и всякъ языкъ исповесть яко Господm Іисусъ Христосъ во славу Бога Отца (Флп. 2, 10–11). Сіе пророчество исповедуетъ какъ общее соединеніе верующихъ, такъ единогласное отъ всехъ народовъ міра проповеданіе воплощеннаго Сына Божія, Который вадъ всеми воцарится, и царствію Котораго, по писанію, не будетъ конца. Ответъ же народа на слова: «Святая Святымъ», возгласомъ: «Единъ Святъ» и проч., означаетъ, во–первыхъ, ту несозданную святость, коею Существо Божіе Само въ Себе отъ вечности изобилуетъ и которая есть источникъ освященія всемъ; а во–вторыхъ наше смиреніе. Мы какъ бы такъ восклицаемъ: «Кто можетъ быть чистъ изъ насъ отъ греховъ, или кто святъ? Единъ только Святъ, единъ Богочеловекъ Іисусъ Христосъ, Который по Своему человеколюбію и насъ освящаетъ».

56. Возвышеніе Святаго Хлеба прообразуетъ воздвиженіе Іисуса Христа на Крестъ; потому предстоитъ близъ Его Потиръ, содержащій въ себе самую истекшую тогда изъ ребръ Христовыхъ Кровъ и воду. Потомъ Архіерей четверочастно раздробляетъ Святый Хлебъ и крестообразно оный полагаетъ; творя же такое раздробленіе Агнца, прообразуетъ темъ распинаніе Іисуса Христа. Этого предмета что же можетъ быть величественнее? Ибо Самъ верховный Богъ созерцается здесь, соделавшійся для насъ смиреннымъ человекомъ. Потомъ горнюю часть Святаго Хлеба взявъ и сотворивъ съ нею надъ Потиромъ образъ Креста, влагаетъ въ Чашу, и чрезъ то творитъ соединеніе Таинствъ. По семе соединеніи вливаетъ въ Чашу теплую воду, свидетельствуя темъ, что Тело Господа Іисуса, по разлученіи съ духомъ Его на Кресте, хотя было мертво, но при всемъ томъ пребыло животворящимъ. Ибо Божество, ипостасно съ Нимъ соединившееся, Его не оставило: чудотворныя силы, изъ Него прежде безмерно точившіяся, отъ Него не удалилися. Вліяніе воды можетъ иметь еще и следующее знаменованіе: какъ теплая вода, по теплоте своей, животворное начало, то, чтобъ сія животворность ея и въ самое время божественнаго причащенія нами была чувствуема, влагается она въ Чашу, дабы мы, прикасаясь устами нашими ко святому Потиру, и пріемля въ себя раствореніе Крови Господней, такое ощущали впечатленіе, какъ бы изъ самаго пронзеннаго спасительнаго ребра Владычня пили Кровь животворящую, еще теплыми парами дышащую. Вотъ какъ мы понимаемъ вліяніе теплоты въ Потиръ! Много и другихъ причинъ сему священнодействію отъ Богомудрыхъ учителей Церковныхъ показывается, намъ же довольно и вышеозначеннаго объясненія: ибо оно есть самое то, которое назнаменуетъ Церковъ, когда влагаетъ теплоту во святые Дары, со следующими словами: теплота веры, исполнь Духа Святаго. Яснее же еще доказываетъ сіе въ Преждеосвященной Литургіи употребленіе теплоты; ибо ежели бы для другихъ какихъ причинъ сія вода вливаема была во святые Дары, то не было бы нужды вторично ее вливать въ Потиръ; потому что уже на совершенной Литургіи она была въ раствореніи Тела и Крови Христовой.

57. Потомъ Архіерей раздробляетъ Святый Хлебъ на многія частицы, и симъ подражаетъ священнодействію Самого Іисуса Христа. Онъ, какъ повествуется во Евангеліи, пріимъ хлебъ, переломилъ и даде ученикамъ Своимъ. Прежде же всехъ причащается самъ Святаго Хлеба, а потомъ и страшной Чаши, никто другой не можетъ ему подавать Святыя Тайны, разве также, какъ и онъ, Архіерей. По причащеніи самого себя, онъ раздаетъ и прочимъ Священнослужителямъ Алтаря Божеcтвенные Дары; они, пріемля ихъ, целуютъ его руку и ланиту. Чрезъ сіе раздаяніе означается, что Іисусъ и въ грядущемъ веке пребудетъ въ нерушимомъ соединеніи съ плотію Своею, но и она будетъ очамъ блаженныхъ предметомъ зренія и вечнаго наслажденія. Руку же и ланиту Іерарха лобзаютъ священнослужители потому: 1) что рука есть служительница страшныхъ Тайнъ, близко къ нимъ прикасается; а ланита есть орудіе, которымъ совершаются молитвы: лобзаютъ же еще руку и ланиту Архіерея 2) и въ знаменіе взаимной нашей любви и соединенія другъ съ другомъ, что подтверждается самыми словами, въ сіе время произносимыми: Христосъ посреде насъ; 3) въ воспоминаніе, что на ней Господь нашъ понесъ заушеніе; это должно въ Архіерее возбудить мысль, какъ смиренъ былъ Учитель всехъ, Владыка! и уничтожить въ немъ всякое чувство гордости.

58. По причащеніи всехъ Священнослужителей во Святомъ Алтаре близъ самаго Престола такимъ образомъ, что принимая Хлебъ прежде въ руки, потомъ пія изъ Чаши, по порядку своихъ степеней, после показуются покровенные Святые Дары; это делается въ знакъ того, что не подобаетъ всемъ зреть страшныя Тайны. Тогда ежели кто ко причащенію себя предуготовилъ, приблизившись со страхомъ и благоговеніемъ, сподобляется ихъ; однако не непосредственно изъ Чаши, но Лжицею изъ руки Святительской причащается. Потомъ Архіерей, помолясь о Божіемъ достояніи и о благочестивейшемъ Императоре и людяхъ Его, прося имъ спасенія и благословенія Его, отпускаетъ Святые Дары съ куреніемъ фиміама въ Предложеніе, произнося все то, что напоминаетъ вознесеніе Спасителя, и по немъ славу проповеди Его, всю тварь огласившей. Онъ какъ бы симъ образомъ тогда беседуетъ съ Спасителемъ: Ты снизшелъ до насъ, и явился между нами, какъ равный намъ человекъ, Ты вознесся на небо къ Отцу Своему, и наполнилъ землю славою Твоею; мы, ею облеченные, совершая Божественныя Твоя Тайны, причащаемся Тебя, и неразлучно съ Тобою пребываемъ.

59. Потомъ Святые Дары переносятся въ Предложеніе; Дискосъ возлагается на главу Діакона, а Потиръ несетъ Священникъ въ рукахъ; самъ Архіерей, воздавъ благодарственныя молитвы и умывъ руки, исходитъ изъ Святаго Алтаря, и раздаетъ народу такъ называемый Антидоръ. И такъ какъ Іерархъ представляетъ собою образъ Іисуса Христа, Котораго въ Священнодействіи приносилъ въ жертву, Телу и Крови Котораго пріобщался и другимъ давалъ пріобщаться, надобно, чтобъ и люди освященія сподобились, которое хотя и получаютъ верующіе таинственнымъ и духовнымъ образомъ отъ слушанія молитвъ и присутствія при страшномъ Священнодействіи, но мы теломъ чувственнымъ облечены и, следовательно, намъ надобно принимать освященіе чрезъ посредство чего нибудь видимаго. Сіе самое и ниспосылается на насъ чрезъ воспріятіе Антидора. «Антидоръ есть хлебъ освященный, о которомъ въ Предложеніи принесены молитвы, изъ котораго внутренняя часть изъята, и въ Священнодействіи въ тело Владычне, молитвами Архіерейскими или Іерейскими, освящена». Сей–то Хлебъ, какъ носящій на себе знаменіе копіемъ, после всего и Божественныхъ глаголовъ сподобившійся, вместо страшныхъ Даровъ раздается, т. — е. не причастившимся Божественныхъ Таинствъ. После этого Архіерей, испросивъ благословеніе Господне на предстоящихъ, оканчиваетъ Литургію.

60. Намъ хотелось пространнее изъяснить Таинства Божественной службы, но слабость ума нашего далее простираться возбраняетъ, а притомъ ведаемъ, что некоторые изъ великихъ и искуснейшихъ въ Божественныхъ умозреніяхъ мужей, о семъ самомъ предмете, по мере высокаго своего знанія, довольно уже писали, мы умалчиваемъ, отсылая васъ къ ихъ премудрымъ писаніямъ. Да и все то, что мы въ этихъ разсужденіяхъ изложили, вымыслили не отъ себя, но почерпнули изъ писаній Отцевъ, которые мудро говорили объ этихъ предметахъ. Равномерно предполагали мы изъяснить и на Проскомидіи совершаемое; но и объ этомъ теже великіе Учители пространно разсуждали, почему нетъ нужды и о нихъ намъ беседовать, упомянемъ объ этомъ только вкратце.

61. По древнему установленію, во–первыхъ, Священникъ приготовляетъ Агнецъ къ жертвоприношенію, потомъ соединяетъ вино и воду въ чаше; далее приноситъ Богу частицы: изъ нихъ первую, въ честь преблагословенныя Девы Маріи, Матери Господни, а другія въ память Святыхъ, прочія же о живыхъ и мертвыхъ, въ вере скончавшихся. И такъ спрашивается: «Какую силу имеютъ въ себе частицы? и претворяются ли оне въ Тело Господне? какое действіе производятъ на техъ, за кого приносятся?»

62. Что частицы темъ, за кого приносимы бываютъ, приносятъ многоразличную пользу, о томъ ученіе отъ древнихъ Отцевъ дошло до насъ. Частицы представляютъ при Священнодействіи те самыя лица, отъ имени которыхъ вынимаются, и бываютъ о нихъ жертвоприношеніемъ Богу. Сіе подтверждается словами, отъ Священника во время Проскомидіи произносимыми: Пріими, Господи, глаголетъ онъ, жертву сію въ пренебесный Твой жертвенникъ! Частицы, о Святыхъ приносимыя, служатъ имъ въ славу, честь, въ преумноженіе достоинства и въ большее пріятіе Божественнаго Света; о верныхъ же приносимыя, усопшимъ ходатайствуютъ избавленіе отъ греховъ и пріобщеніе Божественныя благодати, живымъ же, ежели только въ покаяніи жизнь свою препровождаютъ, даютъ защиту отъ несчастій, служатъ ходатайствомъ объ оставленіи греховъ. И потому Божественное священнодейтвіе соборамъ Святыхъ бываетъ въ пріумноженіе немерцающей славы, и вернымъ даруетъ Божественную милость и Его щедроты.

63. Но сколько полезно тому, за кого приносится жертва сія, когда онъ живетъ достойно званію Христіанскому, столько бедственно и вредно тому, кто, предавъ себя греховной жизни, нерадитъ о достойномъ исправленіи званія Христіанскаго. Ибо частица, будучи принесена отъ имени какого либо Христіанина, и близъ Божественнаго хлеба возлежащая, когда онъ священнодействуется и пременяется въ Тело Господне, делается причастною освященію, и внесенная въ раствореніе Святаго Потира напояется тогда животворящею Кровію: почему и душе той, за которую принесена бываетъ, ниспосылаетъ благодать; тогда совершается духовное соединеніе человека съ Богомъ. Если душа благочестива, или хотя по слабости и въ грехъ падаетъ, но потомъ покаяніемъ очищается: такое невидимо пріемлетъ общеніе Духа Святаго, часто же и телесной сподобляется пользы, это свидетельствуетъ многократно опытъ. Ежели же кто будучи преданъ греху, и отъ него отступить не хочетъ, такой, какъ недостойный общенія съ Богомъ, горшее осужденіе себе пріиметъ отъ принесенной за него жертвы. Поэтому Священникъ внимательно долженъ наблюдатъ, чтобы не принимать приношеній и не возноситъ жертвъ за такихъ людей, которые, изгнавъ изъ сердца своего стыдъ и совесть, предаются всякому беззаконію; за это и самъ Священникъ подвергается вместе съ ними осужденію. Отъ сего–то приключаются человеку и многоразличныя искушенія и скорби. Сего ради, вопіетъ Павелъ, мнози въ васъ немощни и недужливы, и спятъ довольни (1 Кор. 11, 30).

64. И такъ Священникъ долженъ въ сихъ столько великихъ строеніяхъ Божіихъ быть къ себе строго внимательнымъ и себя самого испытывать и разсуждать, по Писанію, и осторожнымъ быть сколько возможно. Ибо ежели неизменный долгъ его пещися о другихъ, то темъ более о себе самомъ! Если ядый и піяй недостойне, судъ себе ястъ и піетъ (1 Кор. 11, 29) темъ большему осужденію подлежитъ тотъ, кто дерзаетъ недостойно священнодействовать. Потому мы, принявшіе благодать Священства, должны быть къ себе какъ можно более внимательны, заботиться о чистоте и святыне, и непамятозлобивому нраву научаться. Да возрастутъ же въ душахъ нашихъ смиреніе и любовь! Эти добродетели суть первыя свойства Іисуса Христа. Тогда и въ настоящемъ веке достойно Его пріобщимся, и въ грядущемъ удостоимся неизглаголаннаго и вечнаго съ Нимъ соединенія, благодатію и человеколюбіемъ Господа нашего, Іисуса Христа, Которому принадлежитъ всякая слава, честь и поклоненіе, со безначальнымъ Его Отцемъ, и съ Пресвятымъ и Животворящимъ Духомъ, ныне и присно и во веки вековъ, аминь.

Источникъ: Историческое, догматическое и таинственное изъясненіе Божественной Литургии. Основано на Священномъ Писаніи, Правилахъ Вселенскихъ и Поместныхъ соборовъ, и на писаніи Св. Отцевъ Церкви. Составлено Иваномъ Дмитревскимъ. Вновь пересмотренное и исправленное, съ рисунками Академика ф. Г. Солнцева. Съ приложеніемъ «Книги о храме» Симеона, Митрополита Солунскаго. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1884. — С. 305–352.

О священной молитве

Patrologiae graecae, t. 155, стр. 535—548. Главы 293—297.

1) О молитве, братие, многое нам и великой важности слово, и, поистине сказать, она есть от Бога преподанное нам дело, глава всякого другого. Есть же молитва то, что с Богом быть, всегда сосущим Богу быть, иметь, как говорит Давид, душу, прилепленную к Нему и нерасторжимую с Ним и ум неотторжимым от Него. Прильпе душа моя по Тебе, говорит он (Пс. 62, 9); ещё: возжада Тебе, душа моя (Пс. 62, 2); ещё: имже образом желает елень на источники водныя: сице желает душа моя к Тебе, Боже (Пс. 41, 2); ещё: возлюблю Тя, Господи, крепосте моя: Господь утверждение мое и прибежище мое (Пс. 17, 2); ещё: душа моя в руку Твоею выну (Пс. 118, 109), вместо: с Тобою выну. Сего ради и благословлю Господа, говорит, на всякое время, выну хвала Его во устех моих (Пс. 33, 2). И с Ангелами себя сущим представляет Пророк, когда молится, соединяясь с ними в сем добром деле изъявления любви своей к Богу и вожделению Его. Хвалите, говорит, Господа с небес; хвалите Его в вышних. Хвалите Его вси Ангели Его: хвалите Его вся силы Его (Пс. 148, 102). — Не в том смысле говорит он так, чтоб Ангелы не хвалили, и он приглашает их к тому, но как бы хваля их, что они имеют это собственным и непресекаемым своим делом по любви к Богу, и себя к ним присоединяя, потому что молитва к Богу и богохваление должны быть делом всякой разумной твари немолчным и непрестающим. К сему же добрый и Ангельский песнопевец Давид и всю вселенную пламенит, предъуказывая, полагаю, явление на земле Спасителя, познание чрез Него Пресвятой Троицы всеми народами и непрестанное ими Её славословие, говоря: хвалите Господа вси языцы: похвалите Его вси людие (Пс. 116, 1).

А что Ангелами немолчная возглашается хвала Богу, сему учит и Исаия, видевший славу Божию и Ангелов непрестанно певших Трисвятую песнь; и Иезекииль, равным образом. Такая песнь есть дело первейших чинов, Серафимов и Херувимов, из коих первые называются огненными за сильную их любовь и пламенные песни, как означает сие и имя их — Серафим; а вторые называются излиянием, по причине широты или расширения или ведения и Богохваления, как показывает и слово — Херувим. Они называются ещё многоочитыми, по причине обилия, тонкости и проницательности их созерцания и славословия, и их непрерывности. Почему и между нами огненными называются мужи преподобные, горевшие любовию и ревностию и сердечною молитвою, по реченному: согреяся сердце мое во мне, и в поучении моем возгорится огнь (Пс. 38, 4); ещё: не сердце ли наше горя бе в нас (Лк. 24, 32) и ещё: духом горяще, Господеви работающе, в молитве пребывающе (Рим. 12, 11, 12). Многие у нас были и такие, кои имели преизливающееся обилие Боговедения, и как вода многая изливались в божественном вожделении, как говорится: излияся благодать во устнах твоих (Пс. 44, 3); ещё: разширил еси сердце мое (Пс. 118, 32). И такие есть между нами, коих можно назвать очитыми, яко зрящих Бога, как написано: очи мои выну ко Господу (Пс. 24, 15); ещё: предзрех Господа предо мною выну, яко одесную мене есть (Пс. 15, 8), — кои и как чистые сердцем зрят Господа (Мф. 5, 8). И третьему чину Ангелов — Престолам между нами некоторые подражают. Это те, в коих Бог упокоевается; ибо упокоение есть седалище и престол. Как на сих упокоеваются сидящие, так Бог уповоевается в них, чтущих Его помышлениями, песнями, словами и делами, так как покой Его честь (Ис. 11, 10). Почему и Бог, благоугождаясь ими, говорит о них: вселюся в них и похожду (2 Кор. 6, 16); ещё: кто таков, к тому говорит: Аз и Отец приидем и обитель у него сотворим (Иоан. 14, 23); ещё, утверждая, что сие так бывало, Апостол говорит: или не знаете, яко Иисус Христос в вас есть, разве точию чим неискусни есте (2 Кор. 13, 5). — Сие–то самое — иметь Христа, носить Его в сердце и уме, непрестанно о Нём помнить и помышлять, и гореть к Нему любовию, как Серафимы, зреть Его всегда, как Херувимы, и в сердце своём иметь Его упокоевающимся — есть дело молитвы. Почему для рабов Христовых преимущественным пред всеми другими делом есть и должна быть молитва; все другие служения стоят на второй степени.

Прочие Ангелы, как посылаемые во спасение наше и возвещающие нам веления Божии, хотя деятельно служат, пособствуя хотящим наследовать спасение; но и они все непрестанным делом имеют молитву. Почему, когда являются нам, устрояя потребное ко спасению нашему, не без Богохваления и молитвы являются, а и нас научают и исповеданию Бога и Богохвалению. Так Исаия слышал их поющих славу Богу, и Иезекииль, и Даниил; пастыри в час рождения Господа видели множество вой небесных, хвалящих Бога и глаголющих: слава в вышних Богу (Лк. 2, 14); Иоанн в Апокалипсисе тоже слышал многих их поющими; а тот Ангел, который открывал Апокалипсические таинства, когда Иоанн поклонился ему, сказал: виждь, ни; клеврет ти есмь, и братий твоих имущих свидетельство Иисусово: Богу поклонися (Апок. 19, 10). Видишь, какую они все Богу честь воздают и при служении Ему главнейшим делом имеют всегда воспевать славу Ему. Почему и нам св. Павел, Серафимский благовестник, до третьего восходивший неба, говорит: непрестанно молитеся (1 Сол. 5, 14). Сам же он этому научен от Владыки всяческих, Который учит: бдите убо на всяко время молящеся (Лк. 21, 36); ещё: бдите, яко не весте дне ни часа, в он же Сын Человеческий приидет (Мф. 25, 13) и ещё: бдите и молитеся, да не внидете в напасть (Мф. 26, 41); также: да будут чресла ваши препоясана и светильницы горящии: и вы подобни человеком, чающим Господина своего, когда возвратится от брака, да пришедшу Ему и толкнувшу, абие отверзут Ему (Лк. 12, 35, 36). Сими словами Он научает нас внутренней молитве, вниманию ума и молитве непрестанной. Потом наводит: блажен раб той, егоже пришед Господь его обрящет творяща тако (Лк. 12, 43); и прибавляет слово о дарах за такое бдение и молитвы, — что над всем имением Своим поставит его (— ст. 44), — сделает его и других подобных богами, царями небесными, светлейшими солнца. Видишь, какие дары от Бога уготовляются тем, кои бдят и молятся! Их да сподобимся и мы всегда бодрствуя и непрестанно молясь, как научены.

2) Есть много молитв, но превосходнее всех та, которую дал нам Сам Спаситель (Отче наш…), как пишется в Евангелии, яко объемлющая вкратце всю Евангельскую истину, — а после неё спасительное призывание Господа нашего Иисуса Христа, Сына Божия (Иисусова молитва), в научении нас, которому потрудились многие преподобные отцы наши, и между ними златословесный отец наш (Свт. Иоанн Златоуст), в трёх словах изложивший учение о сей божественной молитве; затем богоносный Лествичник, Диадох святой, епископ Фотики, Симеон Новый Богослов, аскет Никифор и другие многие. Они говорили о ней достойно жившего в них Духа Божия, так как и молитва сия в Духе Святом изрекается, как говорит св. Павел: никтоже может рещи Господа Иисуса, точию Духом Святым (2 Кор. 12, 3). И тот, кто изрекает её, от Бога есть, как говорит св. Иоанн: всяк дух, иже исповедует Иисуса Христа во плоти пришедша, от Бога есть (1 Иоан. 4, 2). Наилучше же в наши дни сии написали о ней Духом водимые, Богоглаголивые, Богоносные, Христоносные и Божественные воистину святые отцы наши: Каллист, бывший Патриарх царствующего града, нового Рима, и сотрудник и сподвижник его преподобный Игнатий, в ста главах изложив полное о ней учение, духовное, высокое и Богомудрое.

3) Сия божественная молитва, состоящая в призывании Спасителя есть следующая: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя. Она есть и молитва, и обет, и исповедание веры, — Духа Святого и божественных даров подательница, сердца очищение, бесов изгнание, Иисуса Христа вселение, духовных разумений и божественных помыслов источник, грехов отпущение, душ и телес врачевательница, божественного просвещения подательница, милости Божией кладязь, откровения Таин Божиих ходатаица, единая спасительница, яко имя Спасителя нашего Бога в себе носящая, — имя Иисуса Христа, Сына Божия, на нас названное. И несть иного имене под небесем, о немже подобает спастися нам (Деян. 4, 12), как говорит Апостол. Призывание сие есть и молитва, потому что сим испрашиваем мы милости Божией, — и обет, потому в нём мы себя самих предаём Христу чрез призывание Его, и исповедание, потому что, исповедав так Господа Иисуса, Пётр ублажен Им (Мф. 16, 17), — и сердца очищение, потому что Бог зрит и призывает и очищает того, кто таким образом зрит Бога, — и бесов изгнание, потому что именем Иисуса Христа бесы были изгоняемы и изгоняются, — и вселение Христа, потому что Христос в нас есть памятованием о Нём и памятованием сим вселяется в нас и исполняет веселия, как говорит св. Давид: помянух Бога и возвеселихся (Пс. 76, 4), и духовных разумений и помыслов источник, потому что во Христе все сокровища премудрости и разума сокровенна (Кол. 2, 3), и Он подаёт их тем, в коих вселяется, — и божественного просвещения подательница, потому что Христос есть истинный свет (1 Ин. 5, 20), и призывающим Его сообщает просвещение и благодать, — как пророк взывал: буди светлость Господа Бога нашего на нас (Пс. 89, 17) и как Господь обетовал: ходяй по Мне имать свет животный (Ин. 8, 12), — и милости Божией кладязь, потому что милостив Господь и ущедряет всех призывающих Его (Пс. 85, 5) и творит скорое отмщение вопиющих к Нему (Лк. 18, 7, 8), — и откровения смиренным таин Божиих ходатаица, как рыбарю Петру истина о Христе явлена была от Отца Небесного (Мф. 16, 17), и как св. Павел восхищен был в рай до третьяго неба и слышал неизреченные глаголы (2 Кор. 12, 4), — и единая спасительница, потому что несть ни о едином же ином спасения (Деян. 4, 11), кроме Господа, к Коему взываем, ибо сей единый есть Спас мира Христос (Ин. 4, 42). Почему в последний день, хотя и не хотя, всяк язык исповесть, яко Господь Иисус Христос в славу Бога Отца (Фил. 2, 11). Такое исповедание есть знак веры нашей и свидетельство, что мы — от Бога. Ибо всяк дух, иже исповедует Иисуса Христа, во плоти пришедша, от Бога есть, а не исповедующий сего от Бога несть, а есть антихристов (1 Иоан. 4, 3). Почему всем верующим надлежит имя сие непрестанно исповедывать, и для проповедания веры, и для засвидетельствования любви нашей к Господу нашему Иисусу Христу, от которой ничто никогда отнюдь не должно нас разлучать, и ради благодати от имени сего, отпущения грехов, уврачевания души, освящения, просвещения, и прежде всего ради спасения. Божественный Евангелист говорит: сия писана быша, да веруете, яко Иисус есть Христос, Сын Божий. Се вера! — и да верующе живот имате во имя Его. Се спасение и жизнь! (Ин. 20, 31).

4) Сие призывание всякий благочестивый всегда да возглашает, как молитву, и умом своим и языком, и стоя, и ходя, и сидя, и склоняясь на ложе, и говоря что–либо, и делая, — и всегда да понуждает себя к тому, и обретёт великий покой и радость, как опытно знают это имеющие о сем заботливое попечение. — Но как это для людей житейских и даже для монахов, когда они находятся в неизбежных хлопотах о житейском, невыполнимо, то хоть определённое время пусть каждый на это отрядит, — только да имеют правилом всегда творить молитву сию все, и освящённого чина лица, и монашествующие, и миряне: монашествующие, как к тому уже и призванные и неотложный долг имеющие, хотя и в хлопотах бывают по исполнению послушаний, всегда да нудят себя творить сию молитву и призывать Господа непрестанно, хотя с расхищением мыслей и пленениями ума, и по причине сего расхищения да не позволяют себе нерадеть о ней, но всячески да стараются опять возвращаться к ней и радоваться сему возвращению; лица священного сана да радеют о сем деле, как о проповеди, как о священнодействии, как о проявлении любви своей ко Христу Господу; миряне да блюдут сию молитву, как печать и знамение веры своей, как охрану, освящение и отгнание искушений. — Сего ради все: и лица священного сана, и миряне, и монахи, восстав от сна, прежде всего должны воспоминать о Христе и об Нём помыслить, принося Ему сие первомыслие, как жертву, яко Им спасённые, Его имя носящие, в Него облекшиеся во святом крещении, Им запечатлённые во святом миропомазании, Его Тела и Крови причащающиеся и чрез то членами Его делающиеся, и храмом, и живущим Его в себе имеющие. За всё сие всякий христианин долг имеет вседушно любить Его, и по любви сей стараться всегда помнить Его; и кроме того иметь определённое время творить молитву Его по силе своей.

Текст по изданию «Добротолюбие в русском пер. свт. Феофана, Затворника Вышенского, дополненное» (том 5–ый), изданному в типографии И. Ефимова (М., 1890) и переизданному издательством «Паломник» в 2003 г. (М.).

Послание в поддержку благочестия, против Агарян

1. Симеон, малейший раб Иисуса Христа, по благодати и милости Его архиепископ Фессалоникийский, и прежде этого написал послание в любви братьям нашим христианам, обитающим в Кесарии, Анкире и Ганграх о нашем христианском благочестии через некоего клирика церкви анкирцев, просящего [об этом], и ныне же это расширенное послание к вам, обитающим в Фессалии, и вообще всем и везде в землях язычников находящимся верным. Благодать вам и мир Бога Отца и Господа нашего Иисуса Христа во Святом Духе, милость же и благословение и всё, что ко спасению, в общение славы возлюбившего вас Иисуса Христа, Сына Божия и Бога нашего, ради нас рождшегося, и наследие царства Его.

2. Возлюбленные во Христе, радуйтесь и веселитесь, будучи удостоенные великого дара и благодати единого в Троице Бога, потому что Вы есть наследие Его и святой народ, обитая в среде безбожнейших народов, и святое небесное наименование Христа, единого от Троицы, на себе самих носящие, будучи называемы христианами. Из–за этого именования претерпеваете в настоящее время тысячи скорбей от всех неверных, ненавидящих и гонящих вас, как предсказал о том Сам Господь: будете ненавидимы всеми за имя Мое (Мф 10:22), в веке же грядущем удостоитесь великой славы и царства Его, прежде восхищены на облаках в сретение Господу на воздухе, как божественный проповедник Павел сказал, и так всегда с Господом будете (1 Фес 4:17). И ныне, гонимые, угнетаетесь властителями и начальниками нечестивыми, как и все святые мученики; тогда же просияете как солнце в царстве Христовом, как Сам Он предвозвестил и подал пример, воссияв ярче солнца на горе Фавор. И ныне избивают вас безбожные, угнетают вас как порабощённых, а страшное и спасительное имя Христа и Бога нашего поносят; тогда же увидят Его сходящего с небес со славой, устрашатся и придут в ужас великий и преклонят колено, и против своей воли поклонятся Ему, сущему над всеми Богу и Он, обличив, рассудит каждого по делам его. И воскресшие нечестивцы тотчас будут преданы наказанию, как сказал пророк Давид: низложу нечестивца, чтобы не видел славы Господа (Ис 26:10) и: не устоят нечестивые на суде (Пс 1:5), то есть, никаким словом они не оправдаются. Вы же, верующие, явитесь наследниками славы небесной и царства, уготованного от создания мира (Мф 25:34), по милости Христа.

3. Поэтому стойко держитесь со многой любовью и радостью в безупречной вере Христовой, и с большой откровенностью исповедуйте её перед людьми, чтобы и Он исповедовал вас перед Отцом Своим, как сказал: всякого, кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцем Моим Небесным (Мф 10:32), и всеми святыми ангелами. И блаженны вы, если сохраните чистое исповедание Его. Также и другое благое должен иметь каждый христианин, как ученик единой истины Христа, освящённый, просвещённый и очищенный святым крещением, помазанием божественного мира и причастием всесвятого и животворящего Тела и Крови Христовой; и должен подражать Ему и согласно поведению (polite…a) Его поступать, ибо и Христос прошёл через божественное крещение, так и все, говорит [апостол], во Христа крестившиеся, во Христа облеклись (Гал 3:27); и благодать Святого Духа нося и святое благоухание Христово, как истинное и благовоннейшее миро, должен христианин через дела благие умащивать себя и покрывать благовониями, ибо мы есть Христово благоухание (2 Кор 2:15), как говорит божественный Павел. И ставшие Телом Христовым причастием таинств Его и членами Христа, как снова говорит Павел: вы есть Тело Христово, а порознь — члены (1 Кор 12:27), и после: вы есть храм Бога живого (2 Кор 6:16), и: разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас? (1 Кор 3:16), и единые со Христом, как сказал Сам Господь: ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь во Мне пребывает и Я в нём (Ин 6:56). [Потому] должен каждый христианин собственное своё тело и члены как Тело и Члены и храм Христа сохранять чистыми Самому Господу. Если же не делает этого, то как Господь Иисус, будучи пречистейшим, как Слово Божие и всесвятой Сын и свет истинный от света, восхощет обитать или вообще оставаться в нечистой и замаранной душе? Но если это — необходимость, и по необходимости мы должны творить Христовы заповеди, то подобным образом прежде всего самое необходимейшее [есть] хранить чистым и непоколебимым исповедание Его. Ибо отдельно [от него] всё — мертво. И как невозможно без краеугольного камня построить дом, ни растение вырастить или произрасти без земли, в которой оно могло бы пустить корни, также без исповедания веры не имеет [человек] никакой пользы, как говорит брат Господень: вера без дел мертва (Иак 2:26), также и дела без веры. Поэтому, если некто творит благие дела, но не исповедует истинную веру Христову, тот далёк от Бога и Христос отрекается от него, как и в Евангелии говорит: всякого, кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцем Моим Небесным; а кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцем Моим Небесным (Мф 10:32–33). Не хорошо думать, будто неверный может творить благое, [ведь] наибольшее зло есть заблуждение (paralЪphsin) о Боге. Ибо если он отвергает Благого, то какое другое дело может сотворить благое? И если страх человеческий или стремление к наживе пошатнёт веру человека из благочестивых, и не будет он смело исповедовать Триединого Бога, как он сделает что–нибудь благое? Таковой уже более не сможет творить ничего доброго. Ибо как рождённый матерью выкидыш мёртв есть, и не имеет никакого движения, так и отвергшийся Жизни и не исповедующий явно веру — мёртв есть и не имеет силы творить добро. Кто же полагает, [что может] действовать, тот имеет плод заблуждения и обман диавола.

4. Поэтому, братия, призываю Вас: стойте в вере, будьте тверды, оставайтесь недвижимы и непоколебимы вплоть до слова и [малейшего] знака. Потому что истина — Христос Бог наш, как Сам Он сказал: Я есмь истина (Ин 14:6), и требует от нас в делах и словах всецело и верно исповедовать истину перед всеми людьми, разумеется, и перед благочестивыми, и нечестивыми (т. е. мусульманами — пер.), и всеми еретичествующими. Итак, когда спрашивают у кого–нибудь из вас нечестивые: «за кого почитаешь Иисуса Христа?», тотчас исповедуй Его, как исповедовал блаженный апостол Петр, что Христос есть Сын Бога Живого (Мф 16:16), чтобы и тебя ублажил Христос, как и Петра. И совершенно не бойся, брат, если побои или тюремное заключение или убыток имению придёт к тебе из–за этого, ибо всего себя ты погубишь, если не будешь исповедовать Христа Сына Божия и проповедовать истинное и доброе исповедание. Ибо если не исповедуешь, то тогда ты быстрее умрёшь. Ибо ты умертвишь душу и разлучишься со Христом, а это есть подлинная смерть — разлучение от Бога. Итак какой страх больший: перед Богом или перед людьми? И какое наказание большее: временное наказание или невыносимый вечный огонь и геенна неугасимая, червь неусыпающий и то, что называется тартаром, скрежет зубов и тьма внешняя и вообще всякое тамошнее наказание и отмщение? Посему обратимся, братия, к словам Господа, говорящего: не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более Того, Кто, по убиении может ввергнуть в геенну, Который и добавляет, говоря, и объявляет с силой: ей, говорю вам, Того бойтесь (Мф 10:28, Лк 12:4–5). Итак, если боитесь Его и от сердца исповедуете, то я уповаю, что не только не найдёт на вас, защищаемых Богом, наказание и отмщение со стороны нечестивых, более того, нечестивые будут дивиться вам и почитать, как оказавшихся незыблемыми в святой вере нашей. Если же и случиться кому–нибудь из вас наказание за Христа, блажен сей, пострадавший Христа ради. Если же и смерть [доведётся принять], то много более [блажен тот], ибо явится новым мучеником и удостоен будет от Христа наисветлейшего [венца].

5. Итак, призываю вас, братия, ради любви Христовой, храните веру вверенную вам на попечение невредимой и не униженной. Ибо там надлежит вам вернуть её, и если будете иметь печать Царствия чистой и невредимой, с Ним прославитесь, если же изуродуете каким–либо образом печать Христову или растопчите падениями, то Он выбросит и изгонит вас вовне вместе с демонами и неверными. А что вообще может быть мучительнее этого? Или что может быть страшнее чем быть разлучённым от Христа и соединённым с демонами? Итак, защищайте веру и сражайтесь за неё, чтобы и вам увенчаться с блаженным Павлом, говорящим: подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил; а теперь готовится мне венец правды, который даст мне Господь, праведный Судия, в день оный; и добавляет, говоря: и не только мне, но и всем, возлюбившим явление Его (2 Тим 4:7–8), то есть, всем верующим в пришествие и явление по плоти Христа Сына Божиего. Таким образом не только Павел, но и все верующие во Христа и хранящие исповедание Его и веру, увенчаются. Посему увещаю: берегите веру, вверенную вам на попечение. А если некто из братьев наиболее слаб, тот пусть отделяется и всеми силами своими удаляется от нечестивых, чтобы через общение с ними душу свою не погубить. Те же, которые сильны, со смелостью да живут [среди них]: ибо им надлежит иметь награду исповедников и мучеников, [поскольку] в случае, когда окажутся вопрошаемы, будут проповедовать истину и с дерзновением исповедовать Христа, Сына Божия. Они подлинно победят мир, как сказал возлюбленный апостол: кто побеждает мир, как не тот, кто верует, что Иисус есть Сын Божий? (1 Ин 5:5). Исповедующие Сына Божия — суть от Бога, как снова говорит он: всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но это дух антихриста (1 Ин 4:3). Итак, антихристы суть те, которые, как и отец их, не исповедуют Христа Сына Божия.

6. Поэтому если какой благочестивый, путешествуя в [некое] место, встретится с какими–нибудь нечестивыми и будет спрошен от них, какой он веры, пусть не помышляет о том, [как бы] утаиться ему, но скорее обнаружит себя, сказав: «я христианин». И если снова спросят: «как ты исповедуешь Христа Иисуса?», пусть отвечает со смелостью: «как принял, исповедую Христа Сыном и Словом Божиим, в последние века ради нас воплотившимся». И если они, будучи нечестивыми, станут хулить это, сам благочестивый не будет иметь осуждения за эту хулу, но хула эта обратится на главу хулителя. Если же и ударят и оскорбят благочестивого, то это хоть и печально, но полезно. И блажен тот, кто через это окажется прославлен, подобно тому как почитаемы страдания учеников Христовых и Самого Владыки. Ибо и Христос был ударяем и поношения терпел, доброе исповедание исповедуя. Будучи спрошен от иудеев: Ты ли Христос, Сын Благословенного, ответил: Я (Мк 14:61–62), как написано в Евангелии от Марка; и тотчас схватили Его и подвергли избиению и бичевали. Что же иное может быть более благим, чем это — пострадать и совместно терпеть поношения с [Самим] Владыкой?

7. Проповедуем же мы самого Сына Божия, не телесно рождённого; потому что у Бога нет тела, но как Отец бестелесный, невещественный, вечно сущий и живой, [так] и Сын Его и Слово бесстрастный, нетелесный, вечно сущий и живой и совершенный от совершенного, как свет от огня. Поэтому мы и не говорим, будто Бог имел жену, как неразумно говорят нечестивые , будучи лишь плотскими, и как бессловесные животные грубые умом и неразумные, но свято и бесстрастно, неизреченно и неплотски и превыше всякого ума, и ангельского и человеческого, рождает невещественный Бог и Отец невещественное Слово и Сына Своего.

8. Чтобы тайну [сию] вам, насколько это возможно, мы объяснили, как и от отцов мы приняли, мы расскажем всё на примерах. Как солнце лучи свои и свет порождает бесстрастно, светит же вообще [всегда], и страсти в нём нет никакой, так и бесплотный и святой Бог и Отец, будучи бесстрастен и невещественен и свет истинный и жизнь, порождает Свой живой личностный (™nupТstatoj) луч — Слово, и изводит Духа Святого, и страсти в Нём нет совершенно никакой. И как источник бьёт ключом и реки истекают бесстрастно и неотделимо от источника, так и Бог и Отец как неких два живых потока бесстрастно из Себя Самого порождает Слово и изводит Духа Святого. И как растение благородное из одного своего корня испускает две ветви, таковы, думается мне, две отрасли живые из Отца — Сын и Дух Святой. И как ветвь распускается душистыми цветами, так понимается и в Боге произрастание Слова и Духа Святого.

9. И как ещё очевиднейший ты можешь видеть пример мысли. Так как душою мы — [созданные] по образу и подобию Божию и это сказал Бог Своему Слову и Духу: сотворим человека по образу Нашему и по подобию (Быт 1:26) и это восприняли мы, чтобы мы вместили в самих себе, насколько это возможно, что Бог как устроитель создал нас, и мы образ Его в себе имеем и прославляем. Поэтому, по подобию Богу и Отцу ум имеем невещественный и бесстрастный. И этот ум наш всё обдумывает, всё постигает, всё рассматривает, стремится [во всё] проникнуть и то, что вне тела, и то, что в небесах представляет, и то, что на земле исследует; он быстр и свободен, неопределён, тонок, неуловим и бестелесен. Итак, этот ум рождает согласно с собой и в себе самом собственное слово; слово есть премудрость и сила ума. И через слово проявляется снова сам ум, и если мудр, [это] обнаруживается; и согласно ему самому через собственное слово он действует, отдельно же без слова совершенно не может действовать. Ещё же и имеет животворящий дух; ибо душа разумная жива и бессмертна, и собою она движет и животворит тело. Итак, сам ум есть вещь истинная, подобно этому и слово и оживотворяющая его сила. Так мне думается и о Боге. Ибо не ниже нас Творец наш Бог. Таким образом, если душа наша разумна, словесна и животворяща, разве Сам Бог существует без Слова и животворящего Духа? Более того, мы, будучи Божиими созданиями, точно так же, как из не бытия в бытие приведены были, и в небытие отправимся и по плоти умрём, а душою останемся живы, и ум наш будем иметь изменённым и переделанным, и слово наше останется живым и неодолимым во многом, а жизнь же нашу мы имеем живою и погибаемой. Бог же, будучи вечен, безначален и бесконечен, есть ум святой, неизменный, личностный и живой; всё помыслил и из ничего сотворил, вместе всё созерцает, управляет и содержит. Подобно же и Слово имеет не [как] в воздухе распространяющееся (ибо Бог не есть тело, как [уже] было сказано), но живое Слово, Премудрость безначальную и личностную; через это Слово Он всё сотворил и через Него всем управляет, ибо ничто из сущих не могло бы быть словесным и мудрым без [Него]. И Духа [Бог] имеет из Него исходящего, как написано (Ин 15:26), безначального и вечного, всё оживотворяющего, всё сохраняющего и направляющего, ибо ничто из сущих не могло бы ни двигаться, ни оставаться неподвижным без Духа. И это свидетельствует всё творение: ибо как един есть Бог Отец, и это свидетельствует единое небо, одна земля, один воздух, один огонь, одна вода, и одно перемещение и движение всего, так и единородное Его Слово истинно есть одно, и Дух Святой един есть, и о Них свидетельствует одно творение.

10. Ибо что из сущего не Словом и Премудростью устроено? И небо Словом возникло и словом управляется, Словом верхнее пространство занимает и Словом движется, Словом же звёзды есть и Словом они сходятся, отдаляются, многообразно движутся и по небу вращаются как [некие] тела; и наибольшие [из них] солнце и луна, и времён и плодов и тел наших управление и устроение согласно Слову и порядку ведёт Он. Словом же и ветер дует, и вода бежит, и огонь стремится вверх, являясь легчайшим веществом; Словом произрастает земля траву и [всё] живое рождается, получает пищу и живёт, и ничто из сотворённого без Слова и Премудрости Божией не существует. А что же сохраняет и движет творение? Не оживотворяющий ли всё Святой Дух? Ибо мы Им живем и движемся и существуем (Деян 17:28). Но и творение Божие подобно Производящему его, само подражает Творцу. Ибо как Бог сам бесстрастно родил Слово, единосущее, единоприродное, и Духа Святого извёл, так и всякое творение подражает Ему, уподобляясь в этом Премудрому, Невещественному и Чистейшему, воспринимая [это] плотски и вещественно, по рождению чувственно.

11. По этой причине и Святую Троицу пречисто изъясняют в небесах ангелы, умы совершенные и словесные, и духи живые, сущие же и призываемые. И умны они от безначального ума Отца, словесны же от живого Слова, через Которое принимают большее божественное знание, вечно же живы они от оживотворяющего всё Духа, и святы они в Нём — Святом и оживотворяющем всё божественном Духе. Поэтому, будучи более чисты, чем мы, разумом, познают в самих себе совершающуюся божественную [тайну и] животворящей силой постигают, и пречисто святую Троицу в самих себе представляют. Они и пресветлым тройческим светом нас осиявают, и трисвятою песнью непрерывно возвещают единого в Троице Бога, говоря: свят, свят, свят Господь Сафаоф (Ис 6:3). И через троекратное повторение «свят» троичность божественных Ипостасей воспевают; а через единократное произнесение «Господь Саваоф» единство неделимой божественной сущности проповедуют. И ещё, будучи порядком три по три, числом оказываются девять раз, и это отчётливо сообщают. И таким образом ангелов невещественное естество невещественно Троицу проповедует.

12. Нас же, людей [природа] вдвойне изображает единого в Троице Бога, как из двух естеств сложенная. А именно, бестелесной душою разумною: ибо она, как мы говорили, сходным образом с ангелами, имеет разумную силу и собственный ум. Через неё проявляется безначальный ум Бога Отца, также и слово [душа] имеет в себе, от ума рождённое, как и из Отца является безначальное Слово; [душа есть] живая, доставляет телу оживотворяющую силу, как и из Бога совершенно очевидно является животворящий Дух. И таким образом по душе невещественно уподобляется человек Троице. Ещё же человек, рассматривая, каким образом един есть Бог всех — Троица, и как Сам является един по сущности, троичен же в Лицах, и как Слово от Отца и как Дух от Отца свидетельствует и через эти вопросы, мысли и слова [отчасти постигает] в Троице Бога. Ибо если человек не имел бы разумную душу, не смог бы о невещественном и безначальном уме размышлять; и если бы не имел слова, не смог бы помыслить слова о Боге и о Слове Божием; и если бы не имел человек оживотворяющей разумной души, то не имел бы это вещественное тело живым и движимым, и не приобрёл бы [способность] разумного естества его представлять и узнавать о невещественном. И просто в [способности] человека проникать [мыслью], исследовать о Боге, и заниматься словопрениями, ты отчётливо поймёшь, насколько это человеку возможно, вечное бесстрастное и безначальное рождение Слова Божия от Бога Отца. И от [такой] необходимости человеческого ума, который сам производит слово, представь божественный плод Духа Святого, чтобы говорить божественную истину. Ибо и Дух, как истинно живущий, выходит из Отца, говорят некоторые, и на Сыне почивает и в нас это же [можно] видеть. Ведь в то время, как ум наш порождает слово подходящее и благое, он словно им наслаждается, и любит бесстрастно и великой любовью от него происходящее слово его, наслаждается же и почивает; и чувствует отвращение к отвергающим слово его, радуется же принимающим его. Таким вот образом и в нас отображается единство в Троице Бога, и таким образом благой Господь, Который и для ангелов непостижим, восхотел дать нам, как тяжестью облечённым телами, некое отображение славы Его и несовершенные образы, чтобы это, как доступное [нам], мы понимали и стремились к тому, чтобы исследовать о Нём.

13. Итак, согласно с разумом человек свидетельствует божественное рождение Слова, а исхождение Духа согласно же вещественному, плотскому и чувственному естеству, как имеющий тело, из стихий составленное, непостоянное же и плотское. Ибо тело рождает подобное, согласно истечению и делению, как и прочее живое; природное влечение и любовь приводит к рождению из него, считающегося образом и самого живущего и другого после него. И хотя различается тот от него, как слабое тело продолжает оставаться в теле [родительницы], но по естеству разделяется. И побег также появляется, подобным произвдощему [его], и земля из себя даёт росток, и травы и все семена, столь великую силу порождать подобное имеет живое; и особенно те, кто двигаются, перемещаясь в пространстве. И пусть же кто–нибудь поймёт, как это удивительно, что каким–то образом причастное чувству, живое наполнено живительной силой, вследствие чего устрицы, побеги и травы порождают подобное самим себе, чтобы о они свидетельствовали нерождённого Отца, единородного Сына, причину всего, и исходящего Духа, животворящего и всесвятого. Поскольку не имеет дающую жизнь силу, ни подобное рождать не может, пока явится укрепляющая Троица, жо тех пор нет жизни в них, во свидетельство Духа божественного. Но однако и эти творения всемогущей Троицы, таинство Её указывают, насколько это возможно. Ибо сказал Бог Отец через Слово Моисею: Аз есмь Сущий (Исх 3:14), вследствии чего и Сам Отец, будучи беспричинным, и бесчувственная тварь свидетельствует, что из небытия в бытие произвёл Он сущее. А Слово и Сын является из [способности] слова рождаться и словом становиться: ибо всякий камень бездушный и подобное этому некое другое естество, и они суть сущие, и различие имеет одно от другого и слово обитающее в сущности же и свойстве, по каковой причине и Бог Отец свидетельствует Сына, как мы сказали. Опять же, из [способности] каждого сохранять прежнее положение и действовать согласно естеству, [все] указывают и являют по силе животворящего всесвятого Духа: ибо чему–либо иметь возможность оставаться на месте и двигаться, есть от животворящего Духа, Который из Отца.

14. И просто: всё творение, разумное же и бесчувственное, как Троицей сотворённое, Троицу [собою] представляет. Её и мы, братия, будучи по душе и уму разумные, и живущие в духе, благородно и чисто вместе с ангелами прославляем, поклоняясь безначальному и нерождённому Богу и причине всего Отцу, единородному Его и единосущному Сыну, устроившему всё Слову, и от самого Отца исходящему совечному и начальнику жизни и всесвятому Духу, исповедуя неслитную и нераздельную Троицу и веруя во единого в Трёх Бога, [в Котором] единая сила, власть и начало, воля же и движение (k…nhsij) — трёх Ипостасей, и [снова] единое естество, единое божество и действие (™nљrgeia). Ибо ни Бог Отец не действует без Слова и Духа, ни Слово без Отца и Духа, ни Дух без Отца и Сына. Ведь так, чтобы каждому раздельно действовать, происходит у ангелов и людей, отделённых друг от друга как творения; и более же [это свойственно] людям, как наделённым телом, которые и характером и действием и знанием и выбором и умом и тысячами других [вещей] друг от друга отличаются. То же и у ангелов, как мы сказали, оказывается, поскольку и они суть творения; хотя и не разделённые телесно, но каждый из них согласно с собственным бытием и личным движением и выбором и преуспеянием, восхождением же и сиянием великое отличие имеет от других ангелов. Ибо как и среди нас есть люди умные, и одни мудрые, другие же неучёные, а именно, [различающиеся] по знанию, умению и действию; но и среди мудрых каждый имеет различный ум, подобно же и среди неучёных. Ибо как творения мы особым образом являемся каждым в отдельности и отличаемся друг от друга. Однако не так у Бога: но как нет в Троице начала, но вместе Отец, Сын и Святой Дух, так и конца нет в Ней. Ибо Троица безначальна и бесконечна, и никогда Отец не был без Слова и Духа. Троица неделима, самодвижна и единовластна. И во всём Отце Сын и Дух, и во всём Сыне Отец и Дух, и во всём Духе Отец и Сын. И Отец действует не отдельно, но вместе с Сыном и Духом, ни Сын Сам по себе, но с Отцом и Духом, подобно и Дух действует со Отцом и Сыном. Поэтому единое божество Трёх и единая воля и сила и действие. И истинно Три есть единый Бог, и единое служение, прославление и поклонение Троице от нас, и единое знание и истокование. И не только нас, но и самих ангелов. Потому что не отдельно воспевают они Отца, и отдельно Сына и отдельно Духа Святого, но вместе возносят песнь, глаголя: свят, свят, свят Господь Сафаоф, как мы уже говорили, и мы вместе с ними взываем, глаголя исполнь небо и земля славы Твоея (Ис 6:3), с ними, живущими на небе и мы, сущие на земле, побуждаемся воспевать единого в Троице Бога. Посему вместе с ангелами прославляем Отца, Сына и Святого Духа, единого и истинного Бога.

15. Ибо Бог Отец не бессловеcен (Ґlogon) и не бездушен (Ґpnoun) , мы считаем, что если Бог не является Отцом, то Он не премудр и чужд святости. Но Он имеет Слово всемогущее и живое, как свидетельствуют писания: Слово Твоё, Господи, утверждено на небесах; на веки, в род и род (Пс 118:89–90) , и Духа Святого и живого, как свидетельствуют все писания. И мы знаем бесстрастного, мудрого и сильного Бога Отца, имеющего Премудрость воипостасную и силу — невещественного Сына Его и Слово собезначальное, через Которого и веки сотворил (Евр 1:2). Сей есть сияние славы Его, то есть, порождение сущности Его, и образ ипостаси Его (Евр 1:3), образ совечный и живой, Которым небеса утверждены. И веруем, что святой по естеству Сын, имеет источник освящения в Себе Самом силою собезначального Отцу Духа Святого, от Отца происходящего. Он же и ангелов освящает и всё творение содержит, ибо Словом Господа утверждены небеса, как говорит Давид, а Духом уст Его — все воинство их (Пс 32:6). И в книге Премудрости написано: Боже отцов, сотворивший все Словом Твоим и Премудростию Твоею устроивший человека (Прем 9:1–2). Иов же говорит: Дух Господень создал меня, и дыхание Вседержителя содержит меня (Иов 33:4) . Ибо совместно сотворение и промышление Отца, Сына и Духа, как и единое божество Троих. И опять в книге Притч написано: Я — Премудрость обитающая, волей, помышлением и знанием Я призываюсь (Притч 8:12) и Мною царствуют цари и властители правят землёй (Притч 8:16) , Она приготовляет друзей Божиих и пророков (Прем 7:27) и ко [всему] этому говорит, что есть в Ней, конечно, Премудрости, Которая есть Сын, Дух разумный Святой (Прем 7:22), сияние света вечного, разумеется [здесь] Отец, и образ благости Бога (Прем 7:26). Видишь ли, что и Премудрость Божия, единородный Сын и Слово, есть живое сияние и ипостасный образ Бога, подобно же и Дух? Ибо Павел о Сыне говорит: Сей есть сияние славы и образ ипостаси Его (Евр 1:3), это же и в книге притч о Духе записано. Потому что Сын есть сияние вечного света — Отца, и Давид воспевает, говоря: во свете Твоём узрим свет (Пс 35:9), имеется в виду: в Духе Твоём — Сына. И снова о Сыне говорит: всё Премудростию сотворил еси (Пс 103:24) и: Слово Твоё, Господи, утверждено на небесах; на веки, в род и род (Пс 118:89–90). И о Духе Святом: пошлешь Дух Твой — созидаются, и Ты обновляешь лице земли (Пс 103:30) и дух правый обнови внутри меня и Духа Твоего Святаго не отними от меня (Пс 50:12–13), Дух Твой благий да ведет меня в землю правды (Пс 142:10). И что же ещё более можно сказать? И Моисей и все пророки возвещают Слово и Дух Божий.

16. Но [кроме того нам] необходимо громогласно исповедовать и то, что в дальнейшем Слово Божие воплотилось ради нас в последние веки, и по силе пытаться из пророков и закона доказать, что об этом все от начала возвещали. Ибо когда Слово и Дух Святой от начала существовали в Боге, умопостигаемое и чувственное творение из небытия в бытие было приведено Богом ради благости [Его], тотчас научил его, что Сотворивший действительно любит всё это, и даровал им бытие, и общается с ними из–за чрезмерной благости [Его], так что к бытию, и благобытию направлял их, пока наконец воплотилось Слово Его, через Которое Он всё сотворил в Духе Святом, для исправления их по Его благости, ибо как Словом порождены они, так Словом и направляются. Ибо Само [Слово] из небытия произвело тварей, чтобы имели бытие и жизнь и общение с Богом. Однако то, что Он не только [сообразно] собственному Его бестелесному естеству, соделал ангелов Словом Его, но и чувственный, видимый сей мир, хотя Бог невещественен, яснейшим образом доказывает в Духе Святом бесплотного Слова воплощение. Хотя прежде создал Он умопостигаемое творение (т. е. ангельский мир — пер.), потом же в определённое время чувственное [творение создал] Бог Словом Своим; научая из этого, как впоследствии Само совечное Ему и бесплотное Слово, через Которое всё сотворил, по благоволению Его в Духе Святом воплотится для восстановления и освящения всех. Но именно человек, Словом Божиим и Духом последним из [всего] творения вылеплен был из перстного тела и души разумной, которая [также] была знамением воплощения в последние веки единородного Сына Божия, для того, чтобы человек через естество (fЪsij) Сына усыновлён был Богу. Ещё же через то, что в перстном теле обитает невещественная душа, свидетельствуется, что невещественное Слово Всевышнего некогда во плоти возможет родиться и [одновременно] содержать всё. Ещё же и дуновением Божественным, которым в теле человеческом возникла душа, [прообразуется], что от [действия] Духа Святого в Деву надлежит быть воплощению Слова Божия. И то, что разумная душа руководит человеческим телом, устроено из–за впоследствии ставшего ради нас человеком Слова Божия. И ещё же то, что во всё теле и вне тела движется разумная душа, [предуказывало], что и в человеке всецело будет пребывать Слово воплощённое, и всецело во всём, и [одновременно] нераздельно пребывая всецело в Отеческом лоне. И вот, таким образом и человеческое устройство провозвещает воплощение Слова. И тварное солнце, возникший прежде него и распространявшийся повсюду свет впоследствии вместившее в [свой] диск и через [этот] диск светящее миру, также ясно проповедует, что сияние Отца, свет истинный, во плоти явится. И в том, что Бог беседовал с первозданным в Едеме, ясно показал, указав воплощение Слова, и после преступления и изгнания первозданных предначертал это через многие знамения. И прежде, беседуя с людьми праведными и безгрешными, Бог это очевидно предуказал: через лицезрение, беседу, схождение и общение [их] с Богом. Вот, Он говорит с Адамом и Авелем, Сифом и Енохом, Ноем и Каином согрешившим, Ламехом и прочими [произошедшими] от них. Итак, схождением для беседы ясно предсказал воплощение Слова Его. И одни принимали беседы, другие же угрозы и наказания, предвозвещая через воплощение Слова спасение боголюбиво живущим, а живущим неверно и неправедно — наказание. Но и показывая некие ясные [указания] праведникам и пророкам, Слово Божие предвозвещает Своё Собственное по плоти явление; вследствие чего и преисполненным [благодати], которым Он являлся, в человеческом образе был созерцаем, через это [показывая], что всеистинно надлежит Ему Самому стать человеком. Ведь и Аврааму во время [явления у] скинии, он был видим как человек, и когда на горе хотел он принести в жертву Исаака. Ибо Слово Божие есть великого совета Ангел, Который и сказал: не пожалел ты сына Твоего возлюбленного для Меня (Быт 22:12) , очевидно [прообразуя] Сына Божия. И по справедливости сына и единородного Авраам был принуждаем [принести в жертву], ибо он служил прообразом воплощения единородного Сына возлюбленного, через крест ставшего жертвою, принесённою за всех. И Иаков также как человека видел говорящего с ним и боровшегося с ним узнал как человека, Который и поверг Иакова и поразил в бедро, [прообразуя то], что Слово воспринятой плотью сокрушило плоть непокорную и противоборствующую Богу, и ранами на кресте Он нас исцелил; ибо ранами Его, говорит Исайя, мы исцелились (Ис 53:5). И Моисей также человекообразного ангела видел на горящем и несгораемом кусте; который истинно [тайну] соединения в нас божества Слова показал, не в смерть, но в нетление, очищение и просвещение естества нашего, указывая [на это] через неопаляющий огонь. И сказал ангел Божий, Который был Слово, волю Отца возвещающее: Аз есмь Бог Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова (Исх 3:6), свидетельствуя одновременно и собственное воплощение Слова и через воплощение Его — возвещение всесвятой Троицы: ибо трижды сказал: «Бог», свидетельствуя вместе с Собой Отца и Духа; ибо Троица нераздельна и едина божеством, как мы уже говорили, если даже одно Слово воплотилось. Сам же Моисей задняя видел Бога на горе, ясно показуя впоследствии явление по плоти Бога: когда, поспешив пасть ниц, поклонился Богу, через повиновение человеческое возвещая, что в образе человеческом явится Слово Божие. Но и то, что получил он отпечатанные на скрижали слова Божии, что другое [может яснее] предсказать воплощение Слова живого? А то, что в скинии, когда [находился] ковчег, жезл и стол, и Бог среди них являлся и говороил, разве не очевидно, что эти знаменовало от Девы Слова воплощение? И то, что [животные], закалаемые за людей, святую Его жертву на кресте и животекущую кровь указывали, через которую всё человечество, обновившись, было освящено; ибо кровь бессловесных животных не может очистить разумных людей, ни [кровь] простого человека, — ни одного, ни всех, ибо все являются грешниками; вот почему [было необходимо] воплощение безгрешного всесвятого Слова, Которое от начала образовывало, восстанавливало и освящало [человека]. И древние [события] предображали это.

17. Что же касается того, что Он давал законы и доставлял некоторое освящение, производил знамения и многое предсказывал, то это, хотя и не имели те [люди] совершенства, было для того, чтобы так или иначе знание Бога всецело среди людей было получено, и [чтобы] явление истины через обращение первых произошло. По этой причине были они без благодати Божией, хотя и были [у них] образы истинных, всё–таки уступали они долю освящения [как бы] берущим взаймы, ибо если и [имели его, то] частичное и покрытое тенью, и не могущее всецело очистить не только всего естества [человеческого], но даже и одного человека, так как все подлежали смерти, от утробы подотчётные прародительскому греху, и через смерть все были порабощены аду, даже если и были наиправеднейшими. Ибо никогда не была [никем] уничтожена смерть, и не было [никого столь] чистого из нас, чтобы по естеству принести [такую] жертву; и не было на земле безгрешного, посему и не было это возможно, когда все были под бременем грехов. Одно лишь святое тело Слова Божия явилось безгрешным, так как Сам Он образовав его, воспринял пречисто, как Всесвятой, из пречистейшей девы, без соединения с мужем, чтобы грех через наслаждение не захватил всецело место [то], и чтобы началом Сего всесвятого Тела не стала струя некой плотской ипостаси и, [через это, не стал] подлежащим греху и смерти. Само Слово для собственной ипостаси приняв, усилило святое Своё [тело], и когда Он всецело устремился, будучи живым, соделал его животворящим. Вот почему, будучи един безгрешен и соединён [с человеческой] жизнью, принесён был за всех грешников, всех, подверженных смерти, омыл и безгрешною кровию от грехов освободил; и будучи жизнью и подателем жизни, как живое Слово Божие неразделим был от собственного тела, и было воскрешено [оно] Им, [став] нетленным и живым, а уверовавшим, что Он есть Спаситель и омывшимся Кровию Его, дал Он нетление и воскресение. И только одна эта святая жертва искупила весь мир даже доныне. Она предображалась и предзнаменовалась, как мы уже говорили, через жертвы убиваемых животных, которые приносили Авель, Ной и Авраам, Моисей и Илия и все, которые до Закона и под Законом были; но жертвы эти не могли быть совершенными, как было нами прежде сказано, поскольку по естеству они были не от нас. Подобно все те [жертвы] прикровенно указывали на Пришедшего ради нас, и древними животными Предвещаемого, и пророками тайнозрителями Прообразуемого. Ибо и Исайя (Ис 6:1) и Иезекииль (Иез 1:5) видели Бога в образе человека. Пречистейший же Даниил видел Сына Человеческого, зря на облаках грядущего, и дошел до Ветхого днями (Дан 7:13), то есть, Отца, и дано Ему всякое почитание и Царство Его вечное. Очевидно, что он предвещал Сына, впоследствии воплотившегося, вновь на небеса взятого и одесную Отца сидящего, и в последние дни собирающегося прийти со славою судить вселенную по справедливости, как Владыка всех, Царство Которого не имеет конца, как написано . Но и многие прежде упомянутые праведники предсказывали воплощение Единородного: так, патриарх Иаков говорил: не отойдёт правящий от Иуды (Быт 49:10) , и Исайя: Сей есть Бог наш, и никто другой не сравнится с Ним, после того Он явился на земле и обращался между людьми (Вар 3:36, 38) , и Моисей же: Пророка воздвигнет тебе Господь Бог из среды братьев наших, как меня, и всякая душа, которая не послушает Пророка того, истребится (Втор 18:15,19) , и Давид: грядет Бог наш (Пс 49:3), и: Господи! Приклони небеса Твои и сойди (Пс 143:5), и: наклонил Он небеса и сошел (Пс 17:10), и: Он сойдет, как дождь на скошенный луг (Пс 71:6), и: Бог Господь и явился нам (Пс 117:27) , и: сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня (Пс 109:1), и: от плода чрева твоего посажу на престоле Моём (Пс 131:11) . И снова Исайя [говорит]: се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил (Ис 7:4), и: младенец родился нам — Сын дан нам; владычество на раменах Его, и миру его нет предела, имя Ему: Чудный Советник, Бог крепкий, Властитель (Ис 9:6,7) и так далее. И не только о воплощении, но и об общественной деятельности и чудесах Его, делах, кресте, смерти, тридневном воскресении, вознесении, ниспослании Духа и втором [Его] пришествии ясно предсказали; что мы не пренебрегли отчасти кратко выписать для нуждающихся; Божественное же Евангелие о всех [этих событиях] отчётливо повествует, и это же свидетельствуют писания апостолов.

18. К тому же проповедь божественного Евангелия установила истину во всей вселенной без меча , как предсказал Христос, и при многих гонениях — победу креста, — демонов изгнание, идолов ниспровержение. Ещё же пламенное рвение апостолов, [претерпевших] за Христа тысячи страданий, дорог, трудов и врагов, гонимые даже до смерти. И величайшее из чудес — то, что никоим образом проповедь не умолкла, когда их убивали и преследовали, когда они были бедны, необразованны и слабы, но всё более [при этом удавалось им] преуспевать, преумножать [труды] и руководить множеством верующих, и те подобным образом желали умереть за Христа, каковы есть мученики. Но и другие открыто возвещали веру во Христа, тайну Троицы и Его божественное воплощение, через которое всем людям освящение прибыло. Не во время же [гонений] искавшие смерти за Христа, девством, аскезой и многими другими путями этого достигали: избегая мира, умирали для мира, возлюбив Христа больше родителей, больше жены и детей, как были научены, надеясь не на эту жизнь преходящую, но иметь вечное наследство [в Царстве Небесном]. Это же и до ныне можно видеть действуемое: ибо многие и в настоящее [время], по любви Божией удаляясь от мирских [дел], юноши вместе со старцами, добровольно принимают крест, и, оставляя отечество и дома, одни в горы, другие в обители, идут, повинуясь Христу. И более предпочли они нищету богатству на земле; а девство и воздержание — браку и наслаждению, умеренность и умение довольствоваться своим — разнообразию пищи и попечениям, более [предпочли] не заботиться о жизни, чем иметь многие заботы и страх за неё; но думать о Божием; и пребывать как не–сущие, чем как мирские. Они — вторые мученики, добровольно умершие для мира; если даже немного их, так как много званных, но мало избранных (Мф 20:16), а ныне совсем [мало], когда наступает последнее время, и хотя избранные пребывают боримы, добродетель же пренебрегаема, любовь охладеваема, а ревность по благочестию угашаема; и вера Христова весьма сильно ныне от диавола и тех, которые его, преследуема, и гораздо меньше подвизающихся за Христа.

19. Потому–то более всего да храним самих себя в настоящем веке, и никто из благочестивых да не заблуждается, видя благоденствующих нечестивцев, плотских и страстных и наслаждающихся в мире, угнетающих и порабощающих благочестивых, захватывающих их в плен и по–разбойничьи собирающих богатство, наслаждающихся всеми удовольствиями и бесчинствами, и при всём этом хвалящихся, радующихся и думающих о себе как о праведных, которые намерены эту порочную и беспутнейшую жизнь точно так же продолжать, и помимо преследования и убийства благочестивых поносят они веру нашу. Но всякий верный знает, что согласно изречению Господа, широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими (Мф 7:13), а именно, наслаждающиеся удовольствиями, распутствами, богатством и убийствами, тесны же врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их (Мф 7:14), а именно, любящие быть стеснёнными, гонимыми и страдать за Христа, посему возлюбим лучше гонение в мире этом, как Христос сказал, что в мире этом будете иметь скорбь (Ин 16:33), чтобы жизнью мы были [как] дети, а не удовольствиями и распущенностью стремились наслаждаться, чтобы не стали мы сынами погибели. Услышим же Господа, говорящего: блаженны алчущие ныне, ибо насытитесь, блаженны плачущие ныне, ибо воссмеетесь (Лк 6:21), блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить и прочее делать за Меня, и о этом радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах (Мф 5:11–12). Отныне должны мы радоваться, страдая, ибо так мы научены, поскольку не имеем мы здесь надежды. Если кто любит мир и то, что в мире, в том нет любви Отчей, как говорит Иоанн, который и призывает, говоря: не любите мира, ни того, что в мире, ибо всё, что в мире, проходит, и похоть его (1 Ин 2:15–17) . Итак, кто из любящих придаёт большое значение распущенности нечестивых, и о богатстве их помышляет как о благе, тот есть сын погибели, ибо широкий путь ведёт в погибель, и, увы, есть наследник [её], ибо сказано: горе вам, пресыщенные ныне! ибо взалчете, горе вам, смеющиеся ныне! ибо восплачете и возрыдаете (Лк 6:25). Нам же не следует стремиться к миру сему, ибо мы не от мира, но наше жительство — на небесах (Фил 3:20), как сказал Павел. Поэтому надлежит нам стремиться к небесам, куда взошёл Христос, с которых и придёт Он [во второй раз], как мы уповаем; и мы, томившиеся по Нём от тех, кто здесь, и, насколько возможно, подражающие [Ему], тогда узрим Его со славою приходящего и возрадуемся, и так всегда с Господом будем (1 Фес 4:17), как предвещает Павел. Итак, не будем удивляться, братия, в страдании, но лучше возрадуемся, страдая, имея в самих себе надежду спасения; ибо, чем если роскошествуем здесь, бояться, как бы не погрешили мы против Христа; лучше нам потерпеть, чтобы соцарствовать со Христом, как и Павел снова говорит: если терпим, то с Ним и царствовать будем (2 Тим 2:12) и после: Христос претерпел крест, пренебрегши посрамление (Евр 12:2) и Сам пострадал за нас, как говорит Петр, оставив нам пример, дабы мы шли по следам Его (1 Пет 2:21), и [сказано также]: терпением вашим спасайте души ваши (Лк 21:19), как говорит Господь. Посему, если хотим иметь и не погубить души наши, да переносим всякое искушение, как брат Господень говорит, написав: блажен человек, который переносит искушение, потому что, быв испытан, он получит венец жизни, который обещал Господь любящим Его (Иак 1:12). Таков знак любви к Богу: страдать за Него, посему и Пётр снова говорит: блаженны вы, если страдаете за Христа (1 Пет 3:14) .

20. Отныне вы, братия, радуйтесь, страдая и претерпевая гонения за Христа и, братия, видя, как мы притесняемы, не соблазняйтесь, но ещё более укрепляйтесь и других укрепляйте, когда кто–нибудь из благочестивых и праведных страдает. Поддерживайте гонимых силою голоса, словами о стойкости и делами милосердия, ради любви их ведите к надежде колеблющихся, чтобы и вам быть наследниками вместе с ними, как говорит апостол: не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его (1 Кор 2:9). Нечестивых же жалейте, ибо надлежит и к ним быть милостивыми, и молиться Богу за них, борющихся против [нас], ибо таково есть дело благочестивых: молиться за гонящих и избивающих. И всегда оплакивайте в мире сем наслаждающегося и благоденствующего, потому что как тот богач [из притчи], если не покается и не станет верным, там же будет гореть; и если будет нечестив и распутен, совершенно не увидит Бога, ибо сказано: истреблю нечестивого, чтобы не видел он славы Господней (Ис 26:10) , и не помышляйте, что если, может быть, некие благие [дела] они имеют, назову я [это] благодеянием и милостью, ибо все дела без веры мертвы. В равной степени и наслаждение земными [благами] есть воздаяние ему, ибо говорит [Писание]: ты получил уже доброе твое в жизни твоей (Лк 16:25), ведь и о верных согрешающих это написано, ибо верный там был богат. И всё же [следует] полагать, доверяя Богу, что хотя некто, умерший нечестивым, представ на Праведном Суде, будет лишён Бога, однако он будет наказан меньше неправедного и распущенного нечестивца; ибо если [неверующий], поступающий справедливо, как нечестивый будет наказан, то намного более будет наказуем и помещён с демонами в одно место тот, кто сверх [своего] неверия явится гонителем благочестивых, окажется распутным, убийцей и несправедливым. Поэтому жалейте безбожных и особенно когда роскошествуют они, ибо тем большее они примут осуждение; и ненавидьте богатство их и кратковременную сию славу, ибо им это [будет] причина непреходящего наказания. И всякий раз, когда вас они поносят, насмехаясь как могут над нами и [всеми], кто на земле, больше жалейте их и с дерзновением во Христе отвечайте, что мы больше радуемся о том, и веруем, что мы — рабы Божии, потому что мы гонимы в этом мире, потому что ненавидимы язычниками и страдаем за Христа, — ибо этому Он Сам нас научил, [говоря], что будете ненавидимы всеми за имя Моё (Мк 13:13), и этим терпением и перенесением надеемся спастись, ибо говорит [Господь]: претерпевший же до конца спасется (Мф 10:22), — и что мы не имеем наследия на земле, ибо всё здешнее, и небо и земля, прейдут, но мы стремимся к жизни вечной, чистой, освящённой, которую указал Христос, этой жизнью живущий и ей принадлежащий; которую и все праведные возлюбив, через муки и многократное терпение проводя жизнь, Богом были прославлены. Укрепляя друг друга таковыми словами, братия, стойте в единой истинной вере Христивой, и таким образом в терпении боритесь, чтобы до конца пройти благое состязание, чтобы унаследовать вам венец жизни неувядающей.

21. Итак, прежде всего печать благочестия, то есть, исповедание Троицы во едином божестве, подобно и воплощение Слова проповедуйте, православно мысля, как вы приняли, и всюду ясно исповедуйте сердцем и устами; затем же, на этом основании веры устрояйте и другие обродетели, по–христиански живя и по закону Церкви следуя. И девство и брак по закону христианскому совершайте. Принимающий девство нескверным себя пусть соблюдает и телом и душой, и если желает быть совершенным девственником, пусть посвящает свободное время молитвам, как если бы имел сотрудника, который [совершенно] подражал бы всесвятому Господу, и пусть упражняется в воздержании, словно другая Ева сдерживая плоть. И пусть избегает общения с женщинами, приводящего к дурному, препятствующего тому, чтобы стойко выдержать божественное состязание, чтобы в самом деле девственному телом не быть замаранным душою. И пусть хранит всю внимательность к себе, чтобы после состязания не рисковать чистотою [своею], и не утратить светлого сияния чистейшего венца. Потому что диавол, родитель зависти, не хочет, чтобы кто–либо из людей, обладающих телами, был незамаран, дабы не стал он равен ему, который бесплотен, или большую победу [одержал бы] человек с телом, сам сохранив чистоту; [будто] не зная, жалкий, что нечист пред Господом всякий надменный сердцем, точно так же, как и сам он. Поэтому–то и не вооружается он столько ни против чего другого, как против девства, и против монахов и дев восстаёт до изнеможения, и никакому другому прегрешению столько не радуется, как быть сильным осквернить кого–нибудь девствующего. И напротив, [более всего] желает этого Господь, любящий девство, так как Сам чист естеством, и прежде всех [добродетелей] одобряет Он девство. Ибо девство есть подобие Божие, поскольку Бог девственен, будучи одним. И сияние из Него — Сын и Слово Его, девственный от девственного Отца, а также и по природе святой, освящающий и всесвятой Дух. Поэтому избирающий девство подражает [Самому] святому Господу, единому бесстрастному, единому нетленному, единому нескверному, а также святейшим ангелам, живущих девственно по подобию Божиему, и освящение и чистоту имеющих как врождённое свойство. Итак, любящий девство есть подражатель пресвятому Богу, говорящему через пророка: будьте святы, ибо Я свят (Лев 11:44). И блажен тот, кто достигнет истинного девства; ибо он тот, кто имеет лучшее, разумеется тело и душу, и ежедневно приносит бесплотную жертву Богу. И ангелом его называет Сам Господь, говоря о тех, кто в предстоящем [веке]: ни женятся, ни выходят замуж, но пребывают, как Ангелы Божии на небесах (Мф 22:30); поэтому тот, кто ни в брак, ни в скверну не приходит, тот есть ангел Божий во плоти. И [писание] называет девствующих наследниками Царства Небесного: ибо есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для Царства Небесного (Мф 19:12), говоря о девствующих, и к этому побуждается и избирается всякий, по учению [Господа], кто может вместить, да вместит (Мф 19:12). Таков богоподражательный и боголюбивый [подвиг] девства. И свидетельствует [Писание], что от начала такое бытие и образ жизни был установлен в раю: ибо девственным был сотворён Адам и девственной из него произошла Ева, образованная из ребра его; и чисто и девственно в раю жили, и будучи наги не знали друг друга, защищаемые благодатью Божией, после же грехопадения и изгнания из рая, тогда уже вне Адам, сказано, познал жену свою (Быт 4:1).

22. И поэтому девство есть дело богоподражательное и небесное благо. Однако и целомудрие в браке есть второе после девства и боголюбивое дело; и к этому всякий верующий подвизается, хотя и Павел выше естественного призывает всех быть незнающими [брака], говоря: желаю, чтобы все были как и я (1 Кор 7:7), и через пророка Бог: будьте святы, ибо Я свят (Лев 19:22). Итак, будем очищать себя [каждый] по силе. Ибо так узрим мы святого Господа вместе с Павлом, говорящим снова: старайтесь иметь мир со всеми, прилагайте попечение и о святости, то есть, чистоте и непорочности, без которой никто не увидит Господа (Евр 12:14), и снова Сам Господь [говорит]: блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят (Мф 5:8). Кто же не желает девствовать, бери жену по закону Церкви, согласно изначально переданному порядку устроения Божия, то есть один муж и одна жена, ибо от начала [были созданы] один муж и одна жена, и они — единое естество. Ибо безрассудно языческое и порочное порождение [о многожёнстве]. И Павел говорит, что мужу надлежит иметь одну жену: во избежание блуда, каждый имей свою жену (1 Кор 7:2), а не многих. Это пишу из–за преступной, нечистой и осквернённой жизни язычников, на множество женщин разжигающихся и живущих хуже нечистых животных, поэтому удаляйтесь от этой гнусной жизни — больше, чем от смерти. Ибо смерть есть причина мерзости и тления, лучше же [сказать], они взаимно порождающие друг друга: через непослушание смерть, через смерть тление, чтобы прекращалось живущее: и до тех пор, пока есть тление, будет и смерть. Кроме того, смерть есть скверна и уничтожение естества, и из–за этого она гнушаема и ненавидима Богом. Поэтому и о бесчинствующих сказал Он Ною: не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками сими, потому что они плоть (Быт 6:3); которых и потопом утопил. Тем же, которые от естества суть преступники и сквернные, какой вынес Он приговор? Не огонь ли и дождь серный с небес покрыл их? И не только их, но и города, в которых обитали, и землю, которую они, ходя по ней, оскверняли, и саму воду попалил Бог, и свидетельствует это о Содоме и Гоморре место и [находящееся] там озеро, называемое мёртвым.

23. Поэтому никоим образом не подражайте делам язычников, ибо вы святые и избранные и облечённые во Христа, и крещением и причастием члены Христовы суть; итак, берегите святые члены всесвятого Христа. И все имейте попечение о чистоте; и в особенности столь великие девы и монашествующие, обещавшие это Богу и освятившие ум, и ангельским образом тела и души свои в дар Христу принесшие, которые после договора совершенно не имеют возможности общаться с миром. Ибо они освящены, [чтобы] оставаться чистыми Христу, и святотатец и чуждый Христу есть тот, кто расторгает обещание, и становится преступником обязательства. Те же, кто в браке, и они время от времени пусть очищаются молитвой, и особенно во время причастия таинств. Ибо если иудеи, чтобы только услышать на горе тот особый трубный глас, были научены три дня не приближаться к жёнам, и Давид, когда бежал от Саула не был бы достоин есть хлебы предложения вместе с [другими] алчущими с ним, если бы прежде не признал, что не приближались они к женщинам, то намного более всякому верующему следует очищать себя, когда намеревается причащаться даже ангелам страшного [таинства] Тела и Крови Христовой. И в эти святые дни всем благочестивым надлежит очищаться, чтобы чистому встретиться с пречистым Владыкой. Поэтому и предписано законом мужу жена и жене муж: ни в блуд не впадая, ни в прелюбодеяние не вводясь, ибо это неприемлемо Церковью. И через [незаконное] сношение с женой приобретается возмущение крови, скверна духовная, и великая злоба против Бога. Ибо все должны быть чистые чистому Христу. Поэтому и кто имеет жену, не прелюбодействуй: ибо [таковой] на весьма многое будет осуждён, и как осквернивший святые члены, и как не имеющий над собой власти. Ибо дал [Бог Адаму] его жену и двое, как написано, плоть едина (Мф 19:5–6); по каковой причине тот, кто в другую жену входит, став грабителем и вором естества, неправедным и прелюбодеем, не принят от Бога и не соединён с Церковью как член Его. Но и тот, кто не имеет жены и проводит распутную жизнь, гнушаем от Господа и истребляется для святой жизни, ибо говорит [Писание]: Возлюбленный, Ты истребляешь всякого прелюбодействующего от Тебя (Пс 72:27) .

24. Свят Бог наш. Поэтому если желает кто иметь обитающим [в себе] Бога, избегай блуда и всякой другой нечистоты и бери законную жену, оставаясь целомудренным. И жена укрепляйся, — если так останешься [после смерти мужа], с девами будешь причислена, будь предана вдовству благому, которое и апостол ублажает. И это не только по благодати, но и по закону многие мужи, равно как и жёны и честь свою сохраняли и чистоту до брака блюли. Первый [брак] именуется незапятнанным, второй же — порицаемым и не нескверным; ибо осуждается, и [входящий в него] от причастия на время отлучается. А третий же — почти многожёнство, то есть блуд, и называется нечистотой и [лишь] слабым волею по многому снисхождению прощается, не по всякому возрасту, но только до сорока лет, если детей не имеет желающий прийти в такой брак; если же детей имеет, не сочетается брак такой. Если же и не имеет детей, но достиг сорокалетнего возраста, не может иметь права войти в третий брак, ибо он есть заслуживающий презрения и отлучённый от Церкви, как любитель бесчинства. Это говорят божественные законы, посему и я привожу это в напоминание, так как я знаю, что многие, и особенно живущие среди язычников, преступают [эти законы], и из–за их преступления великий гнев Божий пришёл [на нас]. Ибо, увы, многие, называемые христианами, усердствуют в образе жизни язычников, живя как неверные, и против учителей благочестия, если те порицают их, восстают. Таковые пусть знают, что подобны тем блудившим иудеям, которые, как написано, уничтожаемы были губителем, и если бы Финеес открыто не пронзил [копьём] согрешавших, не было бы избавления.

25. Живите по–христиански, братия! Храните освящение ваше. Избегайте всякой нечистоты, скверны, блуда, распутного мужевлечения, всякой нечистоты и скверных помыслов; ещё же страсти, гнева, злопамятства, убийства, зависти, злословия, диавола, лжи, ссор, несправедливости, жадности, грабежа, сребролюбия и идолослужения, лихвы, обмана, хитрости, чревоугодия, пьянства — причины неспасения, высокомерия, самонадеянности и всех дел порочного [диавола], чтобы наступили вы на аспида и василиска, то есть, действия его, и попрали его, как льва бросающегося и стремящегося всех пожрать. Но вы мужайтесь и укрепляйтесь во Христе, приняв власть наступать на змей и скорпионов и на всю силу вражью (Лк 10:19), как написано. И будьте сострадательны, уподобляясь Богу, милосердны, великодушны, сочуствующи, прощающие ошибки другим, братолюбивы, гостеприимны, щедры, миротворцы, исполненные любви, благодарные, восхваляющие [Бога]; не наглые, не самодовольные, но добрые, скромные и кроткие по подобию Владыки. Все вместе — мужи с жёнами и детьми — [будьте] чисты, святы, устремлённые к Богу, непрестанно молящиеся, подающие от того, что имеете, о всём кающиеся, в чём согрешили и спешащие к исповеди, ибо без покаяния и исповеди нет спасения. Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное (Мф 4:17). Его же и все мы да удостоимся во Христе Иисусе, Господе нашем, Которому подобает всякая слава, честь и поклонение, со Отцом и Святым Духом, ныне и присно и во веки веков, аминь.

Перевод с древнегреческого — Юрия Максимова

Против язычников, или магометан

Виновником [этой ереси] у называемых язычниками явился нечестивый Несторий . Прежде они поклонялись утренней звёзде. Впоследствии же, введённые в заблуждение одним нечестивейшим и бесноватым варваром, единоплеменным им, нечистым и беспутым, целиком [бывшим] жилищем диавола, а именно, Магометом, признали Бога, [но и в этом] явились подобными совершенно безбожным, какими они и были прежде; после того, как, узнав нечто об истинном Боге, не признали безначального Отца живого Слова, нерождённого, причины всего, от века сущего, Родителя живой Премудрости, единородного и неплотского Сына, и Святого Духа.

Отвергнув, безумные, неплотского Сына и Слова Божия и животворящего Духа, и соделав все [свои] порочные и общеизвестные дела, совершенно впали в ещё более безобразнейшее, как в согласное с законом их, — разумеется противоестественное и мерзостное дело содомитян, множество женщин брали и наполняли [землю] убийствами и грабежом; вследствии чего [постоянно] жили с луком и кинжалом и развязывали войны против всех народов, изгоняя, убивая и захватывая, как разбойники, чужие страны, разлучая отцов от детей, жён от мужей, терзая разделением единое по естеству. Помешанные на деньгах, помешанные на наслаждениях и распутном образе жизни, [сии] заблудшие веруют, будто эти [вещи] они получают как праведные и верные. Не помыслят, жалкие, что мир сей прейдет и [потому всё] то, что имеют люди, подобно одному пребыванию на чужбине, и изгнанию, и что в таком мире больше всех грешные, разбойные и неправедные наслаждаются и роскошествуют чрезмерно. Так как и Давид был чужестранец. И Авраам ради Бога чрезмерно возлюбил пребывание на чужбине, и Исаак и Иаков и Моисей, и все пророки в мире этом нищету и страдание снискали.

Утверждают они при [всём] этом, что имеют и закон, который преисполнен беззакониями и всякими видами нечестия, безбожия и бесчинства. [Утверждают это] жалкие, будучи введёнными в заблуждение человеком порочным и варварским, который, находясь во власти демонического заблуждения, назвал самого себя посланником Божиим, и [сказал], что восходил на небо, чтобы через [таковое] уничижение (о горе!) вознесения Христа и Бога моего, и осмелился [сей] нечестивый назвать самого себя более высшим, чем Христос; и [сказал он], что видел Бога подобным кристаллу (кристаллическим), целиком сферическим, а кроме того своим сторонникам [обещал] предоставить райские сады, исполненные всякой распущенностью.

Это безбожие ненавистник добра, как неразумнейший из всех заблудших привёл в качестве противовеса против нас христиан и против благочестия нашего; делает посредством этого нечестивого народа [дела], которые божественные писания прорекают об Антихристе, и нападает на истинную веру Христову. Когда же придёт [Он] Сам со славою в последний день, мы восхотим быть вечно вместе с Ним, и со ангелами; нечестивые же осуждены будут навечно в геенну вместе с порочным диаволом, потому что подражали убийству его, безбожию, нечистоте, хищничеству, безумию, враждебности, жестокости, лжи и клятвопреступлению.

Послушай же, на основании чего считается, что в этом нечестии повинен Несторий. Сей скверный восхотел признать Господа нашего Иисуса Христа, Сына Божия и Слова совечного воплотившегося, но отдельно учил о Слове и отдельно о Христе; и Христос, говорил он, [лишь] оболочка Слова (то есть, человеческая плоть, которую Он воспринял) и называл [Его] человеком, осенённым благодатью, из–за чего и всесвятую Деву Богородицу нечестиво называл христородицей.

После этого нечестивого Нестория (который выехал в Оазис), в дальнейшем в этом месте обитал преступнейший глава учения язычников, и после бесед там, назвал Христа величайшим из всех пророков, и [говорил], что Он взят на небо, и находится там; подобно [тому, как] исповедовал нечестивец [Несторий].

Но излишним было бы нам распространяться и говорить более о нечестии этих безбожных, которое [вполне] описано и исследовано вместе с нечестием иудеев .

«Послание в поддержку благочестия, против Агарян»

Св. Симеон пишет послание в Анатолию, Кесарию, Анкиру и Гангры, к христианам, «обитающим в среде безбожнейших народов». Цель послания — укрепить в вере православных, оказавшихся под властью турок. «За это наименование (т. е., христиан) претерпеваете в настоящее время скорби от неверных, ненавидящих вас». Говоря о скорбях, переносимых христианами от мусульман св. Симеон ссылается на слова Господа о том, что Его ученики будут преследуемы (Мф 10:22) и на пример апостола Павла, много пострадавшего за Христа, говоря о притеснениях от мусульманских начальников, святитель напоминает о мучениках первых веков христианства, которым также приходилось жить под начальством иноверных. Св. Симеон ободряет их, убеждает не скрывать своей веры, смело исповедуя Христа «перед людьми, чтобы и Христос исповедовал его пред Отцом Своим».

«Каждый из верующих должен сохранять чистым и непоколебимым своё исповедание». Св. Симеон предостерегает от отступничества даже в самых малых формах: «А если страх человеческий пошатнёт кого–нибудь из верных, и не будет он смело исповедовать Триединого Бога, таковой уже более не сможет творить ничего доброго. Ибо не исповедующий веру свою мёртв есть и не имеет силы творить добро».

«Поэтому, братия, призываю Вас: стойте в вере», исповедуя «истину, что Христос есть Бог наш». «Итак, когда спрашивают у кого–нибудь из вас нечестивые: «за кого почитаешь Иисуса Христа?», тотчас исповедуй Его, как исповедовал блаженный апостол Петр, что Христос есть Сын Бога Живого (Мф 16:16), чтобы и тебя ублажил Христос, как и Петра. И не бойся, брат, если побои или тюремное заключение или убыток имению придёт к тебе из–за этого, ибо всего себя ты погубишь, если не будешь исповедовать Христа Сына Божия и проповедовать истинное и доброе исповедание». «Ибо разлучение от Бога истинно есть смерть. Итак какой страх больший: перед Богом или перед людьми? И какое наказание большее: временное наказание или огонь вечный?» Святитель говорит, что если пострадает кто–нибудь из христиан за такое исповедание, тот блаженный, а если кто примет смерть за это, тот мученик. «Итак защищайте веру и сражайтесь за неё, чтобы и вам увенчаться с блаженным Павлом». Приводя цитату из ап. Иоанна о том, что дух, не исповедующий Господа Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не от Бога, но антихристов (1 Ин 4:2), святитель говорит, что и мусульмане «которые не исповедуют Христа Сына Божия, антихристы суть, как и отец их».

Св. Симеон увещевает не скрывать, но «если спрашивают нечестивые», отвечать: «я христианин» и отвечать прямо на все вопросы о вере христианской, и если будет мусульманин хулить после этого благочестие, то хула эта на его же голову обратится.

Святитель знаком с трудностями проповеди мусульманам и разъяснения им христианского учения, с их неадекватным его восприятием. И он даёт прямые рекомендации, как именно нужно объяснять, что Христос — Сын Божий: «Мы проповедуем самого Сына Божия, не телесно рождённого; потому что у Бога нет тела, но как Отец бестелесный, невещественный, вечно сущий и живой, [так] и Сын Его и Слово бесстрастный, нетелесный, вечно сущий и живой и совершенный от совершенного, как свет от огня. Поэтому мы и не говорим, будто Бог имел жену, как неразумно говорят нечестивые, будучи лишь плотскими, и от животной жизни глупые умом и неразумные, но свято и бесстрастно, неизреченно и неплотски и превыше всякого ума и ангельского и человеческого, рождает невещественный Бог и Отец невещественное Слово и Сына Своего».

Для объяснения этого таинства св. Симеон рекомендует прибегнуть к традиционным святоотеческим аналогиям: солнцу, реке, человеческому уму. Затем святитель достаточно подробно излагает православную триадологию, с особым акцентом на единстве божественных Лиц: «Ибо ни Бог Отец не действует без Слова и Духа, ги Слово без Отца и Духа, ни Дух без Отца и Сына». «Ибо Бог Отец не бессловеcен (Ґlogon) и не бездушен (Ґpnoun), мы считаем, что если Бог не является Отцом, то Он не премудр и чужд святости». Святитель приводит многочисленные цитаты из Писания, доказывая, что «и Моисей и все пророки возвещают Слово и Дух Божий».

Далее речь переходит к таинству Боговоплощения Слова Божия и к тому, из–за чего оно произошло — грехопадению первых людей. Вкратце излагается история патриархов и история спасения. Св. Симеон напоминает, что блага ожидают христианина в будущей жизни с Господом. «Потому–то более всего да храним самих себя в настоящем веке, и никто из благочестивых да не заблуждается, видя благоденствующих нечестивцев, плотских и страстных и наслаждающихся в мире, угнетающих и порабощающих благочестивых, захватывающих их в плен и по–разбойничьи собирающих богатство… и при всём том думающих о себе как о праведных».

Святитель приводит из Нового Завета обетования блаженства, обещанные тем, кто будет испытывать лишения и скорби за благочестие. «Отныне вы, братия, радуйтесь, страдая и претерпевая гонения за Христа и, братия, видя, как мы притесняемы, не соблазняйтесь, но ещё более укрепляйтесь и других укрепляйте». Что же касается нечестивых (т. е. мусульман), то в будущем веке многие из них будут «наказываемы вместе с демонами и [даже] более них»; это те, кто помимо исповедания своего нечестия, «гнали благочестивых и преуспели в беспутном, кровожадном и неправедном образе жизни».

«Итак, прежде всего печать благочестия, то есть, исповедание Троицы во едином божестве, подобно и воплощение Слова проповедуйте, православно мысля… по–христиански живя и по закону Церкви следуя. И девство и брак по закону христианскому совершайте». Далее святитель говорит о величии монашеского подвига, «ибо девство есть подобие Божие, поскольку Бог девственен, будучи одним. И сияние из Него — Сын и Слово Его, девственный от девственного Отца, а также и по природе святой, освящающий и всесвятой Дух».

«Кто же не желает девствовать, бери жену по закону Церкви, согласно изначально переданному порядку устроения Божия, то есть один муж и одна жена, от начала [были созданы] один муж и одна жена, и они — единое естество. Ибо безрассудно языческое и порочное порождение [о многожёнстве]. И Павел говорит, что мужу надлежит иметь одну жену: во избежание блуда, каждый имей свою жену (1 Кор 7:2), а не многих. Это пишу из–за преступной, нечистой и осквернённой жизни язычников, на множество женщин разжигающихся». Их жизнь ненавистна Богу, как «и о [древних] бесстыдниках сказал Бог Ною: не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками [сими], потому что они плоть (Быт 6:3)», и навёл на них потоп, а на Содом и Гоморру — огонь.

«Поэтому не подражайте делам язычников, будучи святыми и избранными и облечёнными во Христа». «Ибо дал [Бог Адаму] его жену и двое, как написано, плоть едина (Мф 19:5–6)». Святителю известно, что «многие, называемые христианами, усердствуют в образе жизни язычников, живя как неверные, и против учителей благочестия, если те порицают их, восстают». Таковым св. Симеон напоминает, как у иудеев за одно прелюбодеяние был поражаем от Бога весь народ, пока не остановил это Финеес.

В завершение святой отец наставляет: «Живите по–христиански, братия! Храните освящение ваше. Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное (Лк 10:19)».

Перевод с древнегреческого и изложение — Юрия Максимова

Совет и пожелание стоящим верно за отечество и напротив имущим порицание

1. Тогда благой и всеблагой Бог благостью единою создал всю тварь и напоследок человека, то от начала отступник и начальник зла диавол, позавидовав человеку, многими кознями воспользовался против него, сперва под видом дружбы прельстив, удалил от общего Божиего подчинения и благодати; и тотчас смерть пришла к нему, изгнанному от прежней красоты и первого отечества Едема и его божественной сладости. После же того, как удалил его от Бога — защитника в тысячах других несчастий, он стал ему врагом как всегда ненавидящий и клевещущий и (никогда) не удовлетворяющийся человеческими бедствиями. И побуждает его к убийству брата, нисколько не обидевшего [его], научает же его и подталкивает к убийству; затем он осквернил его всякими беззакониями, из–за которых людям пришли наводнения, пожары, потопления, пленения, голод и болезни и всякий гнев и скорбь; и не было ни одного помогающего, ни из праведников, ни из патриархов, ни закон, ни учения и страдания пророков.

2. Когда по великой (своей) благости Единородное Слово Божие пришло к нам и было видимо как один от нас и из –за превосходящей любви предало вместо нас Самого Себя оскорблениям и бесчестью, плетям и, наконец, приняло смерть на кресте и всесвятую Свою душу и тело через страдание и смерть принесло в дар Отцу, и Своим воскресением совершенную жизнь нам даровало и извлекло от рабства диаволу и лести идольской, и удаленных от Бога привело через Себя назад к Отцу, и прежде отчужденных человеколюбиво соделало Своими и сынами Божиими и богами по благодати, то от начала человекоубийца опять не перестал завидовать этим нашим благам; почему и беснуясь всяко против нашего спасения, по всяким разным удобным случаям многих против нас врагов восставлял и иногда начальников ересей, иногда же тиранов против благочестия воздвигал. Но ни один из них не одолел: ибо Самого Себя основанием положил Церкви Своей Иисус Христос, Бог крепкий, Живая Сила Отчая, и невредиму сию всегда сохранял и сохраняет, и «врата ада», как сказал, сию не одолели и не «одолеют» (Мф.16:18).

3. Однако Его и нас, сущих Его, враг, не прекращает всегда быть врагом, «яко лев рыкающий» на нас, как сказал Петр. И после многочисленных ужасных (деяний) против нас, как мы уже сказали, наконец воздвигнул во многом безумии более крепкую свою брань и, нашел нечестивый и скверный народ безбожных агарян, радующийся необузданности и в сквернословиях погрязший и поэтому соответствующий (ему) и достойный его безумия, кровожадного злочестия, воли и лукавства, над которым тот — добровольно ставший противным своей природе, поскольку пал с неба и через гордость отпал от божественной славы — несчастно издевается. Поэтому его, наслаждающегося разбоями, убийствами, грабежами и кровью сообразно самому первому человекоубийце, воздвиг он против нас. И теперь, в последние уже времена, когда, как написано, и любовь охладела, и умалился плод добродетели, более сильную войну…; и против нас, христиан, ежедневно и ежечастно дышит, порабощая нас, яростно убивая и преследуя, используя против нас всю свою ярость к Творцу, и почти всё уничтожает. Как Он оставил лукавым его, от начала не бывшего таковым, но добровольно обнаружившегося своеволием, чтобы только зло пребывало и славные выявились самоволием, против лукавого становясь, и чтобы действительно стали праведниками и справедливо были оправданы, так и теперь, чтобы избранные Христовы явились бы награжденными среди злочестивых, оказались бы и мучениками и по чину исповедниками.

4. Но и потому еще ему позволено, потому что (некоторые) из нас благочестивых и христиан прекрасных оставили все полезное и особенно мир и красоту любви и еще более ревность за Христа и людей Его. И теперь почти некому и встать за благочестие и веру Христа Бога нашего и нет смелого ни бороться, ни выдержать мучение или какие–либо плотские скорби, как изначально истинные и настоящие христиане, преследуемые, «скорбяще, озлоблени», как Павел сказал, гладом снедаеми и, терпяще ежедневно и почти убиваемые, радовались в гонениях им за Христа. Но вот теперь все возлюбили земное богатство и пищу плотскую, осквернения и мерзости, проклятую и гнушающуюся чистотой языческую жизнь, а ещё преходящее и мимотекущее благоденствие и сладость неверных. А хуже всего то, что ради этого послабления разрушающемуся и смертному телу, лучше же сказать, свирепому и тленному, они, о, безумие, совершенно безумные ублажают язычников, безбожников, скверных, и любят сих суть нечистой жизни и почитают самым наилучшим вкушать скотский их корм, и, о, горе! оказываются друзьями их, рабами и помощниками. И против единоплеменников действуют, наиболее же против самого благочестия, и Христа гонят называемые христианами, и не стыдятся, зовясь христианами, выступать против братьев–христиан и устремляться против святых Христовых и больше неверных беззаконновать и богоненавистное делать и священное и относящееся к вере оскорблять более, чем враги Христовы.

5. Поэтому мы умалились во всех и есмы несчастнейшие днесь на земле ради беззаконных наши дел и грехов сих и остальных прегрешений. И если бы не долготерпел всегда медлящий Бог, погибли бы совершенно и стали бы как Содом и Гоморра. Однако ещё ради одного правильного исповедания нашего соединяет нас Господь и ради нас сохраняет первосвященство и Царство благочестивое, ожидая ради одной нашей правой веры и некоего плода. Ибо не одна вера спасает, как нас учит Брат Божий, говоря, что «вера без дел мертва есть». Поэтому и два избранных града сами с малыми другими — я имею ввиду Константинополь и Фессалоники — были заключены нам в хранилище благочестия и доныне благодатью Божией сохраняются. И тот вообще врагам Христовым не покорялся, спасаемый Самой Всецарицей Приснодевой Богородицей; этот же в малом рабстве побывав вместе для воспитания и испытания [и в] уплату [за грехи наши], ибо мы согрешили, вновь горячими молениями великого хранителя его Димитрия рабство сбросил, и избегнув рук тиранов, свободный свет увидел и благочестие открыто провозгласил. И чудо об этом было великое. Ибо как прежде Бог израильтян чрез Моисея, так град сей чрез Димитрия спас.

6. И да сохранит он его до конца, хотя и всегда беснующийся против нас общий враг бушует против него и ужасно восстает и искушения воздвигает, поработить его желая и не вынося успеха нас — благочестивых и православного исповедания и нескверной жизни. Откуда тысячи несчастий пришли нам, от того враги наши от нас удалились, непрерывные нападения их и голод и болезни, стенания, заключения и мириады других несчастий попустил Бог, что мы благого Бога раздражаем и неблагодарны и благодетелю, превозносясь дарами и во зло употребляя данное нам Владыкой всяческих. Впрочем, братья мои, я прошу вас показать твердость нашу и крепость в вере, и выдержать болезни и тесноты нужды и любое оскорбление за Христа, как и первые (христиане) терпели за Него «разграбление имений ваших с радостью», как свидетельствует Павел. Поэтому и теперь с радостью терпите, ожидая, как опять Павел говорит, «иметь себе имение на небесех пребывающее и лучшее» божественных даров и харизм. «Не отлагайте убо дерзновения вашего» и похвалу во Христе и в нынешнем и в будущем. Ведь вы много раз на опыте перенесли непоколебимо многие скорби за благочестие и казались неподвижными, и доныне, я надеюсь, вы таковы силою Христовою.

7. Итак, все вы оставайтесь в той же мысли и будьте готовы, я прошу, в удобное время, если возможно, излить и кровь за благочестие наше и не попасть в рабство нечестивым врагам. И никто из вас не будет, я полагаюсь на Христа, думать что–нибудь другое кроме этого. Если же находятся некоторые, имеющие другое мнение, когда враг и клеветник воюет поношением — как я молюсь — и лукаво принимающие и считающие благом рабство христиан врагам Христа и Бога нашего, и сие множество столь великое и град столь великий и многолюдный, в котором столько священных храмов, столько же святых жилищ священников и монахов и христиан — мужей и женщин и младенцев неудобоисчислимое собрание, через который города и многие из порабощенных нечестивым освобождаются через мучение и дар приносятся Христу, многие от неверия к вере приходят и познают истинную веру и Христа признают Богом. Однако некоторые предательство сего града ещё и добром почитают и поработить град сей нечестивым желают и совершенно стремятся. Они не суть христиане, но отступники от Бога, хуже нечестивых и сквернее и лукавее самого предателя Иуды. Ведь Иуда телесно предал Спасителя, а страсть Господня и смерть стали нам спасением, и еще более прославился Спаситель и возвысился, в страдании победив за нас и дав нам воскресение; а предающие христиан нечестивым и безбожным врагам, души предают в погибель и нечестие, поступая хуже и Иуды. Ибо они из–за преданных братьев часто предают Христа и еще более опечаливают Его, не желающего погибнуть ни одному из малых. И они хуже всех безбожных тиранов, убивающих святых, потому что тираны мстят святым, не смогше склонить их к нечестию, и убивая мучеников исполняли должное; эти же христиан предают в рабство, а души порабощают безбожию и повинны в погубленных душах. А если предающий одного и соблазняющий одного столь важному наказанию повинен, то предающий город и столько душ нечестию, какого возмездия не достоин? Поэтому виновные в этом Христа отвергают и поступают против святых Его таинств и поносят всё христианское.

8. Поэтому и мерность наша, помышляя о благочестии и спасении христиан, и имея неизбежную заботу о граде сем и душах в нем, и горячо возревновав о всех святых его, призывает всех благородно переносить пришедшие мучения во славу Христову, и чтобы не обнаружился бы [среди вас] душепагубный предатель, бороться за каждого из вас самих и за свободу домов и за всех братьев по любви Христовой. Если же кто–нибудь будет найден предавшим себя врагу и ставшим его орудием, замыслив или замышляя в пользу нечестивых, власть и господство их почитая благом и желая град сей и верных в нем предать нечестивым, стараясь о сем или желая или способствуя, во граде сем ли найдется, или и вне, если и в каком–нибудь чине будет или положении или почетной степени, да будет анафема, и часть его да будет с предателем Иудой и распявшими Господа, и свыше да придет на него гнев и скорбь, ярость и возмездие великое и телесный бич и род его всегда презираем. Но и мерность наша во Святом Духе напоминает ему, кем бы он ни был, [что он будет] под бесконечным и ужасным отлучением от святой и единосущной Троицы как предатель душ, убийца и злоумышленник; и никогда не найдет сей избавление, если прежде не откажется от столь богомерзкой попытки.

9. Теперь мерность наша ради осторожности и внимания письменно (все это) изложила для священного сего Христова стада и повсюду верных, которых я призываю и прошу встать и быть стойкими за истину и единственную нашу христианскую веру защищать до смерти ради душ своих и домов чад и ради славы Христа, Который, я надеюсь, примет (вас) как мучеников и борцов Своих, и с исповедниками Своими увенчает и царства Своего наследниками покажет с боровшимися за Него, благодатью Его и милостью.

10. И на сем теперь окончилось.

Совет равно и о стоянии за Христа и отечество, и порицание мыслящим в пользу нечестивых

1. Все обитающие в сем христолюбивом граде Фессалоники, вернейшие рабы Христовы, возлюбленные чада в Господе нашей мерности, да будет благодать вам, мир и благословение, свобода от всякого искушения и избавление от всякой скорби и нужды и обстояния; и подаяние всякого блага вам да умножится от единосущной и нераздельной и неслиянной Троицы, единого Бога нашего, Отца и Сына и Святого Духа.

2. Благодарю за вас, братья, Самого единого в Троице Бога, видя ваше усердие и чистую веру во Христа Бога нашего и стойкость и терпение во многих обстояниях. Итак, радуйтесь и вы в Господе, радуйтесь и веселитесь, что все терпите и переносите за Христа и многое воздаяние приобретете за сие. И пусть никто в этом не подловит, ни обманывает вас кто–нибудь, что вы, остающиеся, не имеете воздаяния. Ибо я уверяю вас, что вы будете иметь то же воздаяние, что и мученики. Ведь как те боролись и неповиновались, чтобы не похулить Христа, так и вы свидетельствуете совестью и терпением скорбей, чтобы в граде сем вашем не хулилось имя Христово. И как многие из святых терпели бедствия, боролись, уча благочестию и многих из неверных сделали благочестивыми, так и вы боритесь, чтобы никто из благочестивых мужей или жен или детей не погиб и подвергся опасности из–за веры. И как многие из святых души свои за братьев положили и не выдали скрывающихся, другие же себя самих предали вместо преследуемых или подвергающихся опасности, так и вы за укрывающихся в граде сем христиан души полагайте, [ведь] многие из пленных освобождаются и многие получают ослабление, так как вы страдаете и скорбите. И многие из святых разрушали идольские храмы и тиранствующие не пожелали восстановить [их], ни потребовать на это обола, и неповиновались в этом и суть мученики; вы же сохранили и отечество ваше не разрушенным врагами Христа и Бога нашего и священные храмы и святые монастыри и всю святыню их храните неоскверненными от безбожных. И равное воздаяние вам и борцам, и с теми будете причтены; и блаженны вы, страдая за Христа.

3. А не так мыслящий жалок. Если кто–нибудь жизнь нечестивых и питание плоти почитает благом, отпадает от благ небесных. Нет наследия нам в настоящей жизни, братья, нет. Владыка наш распялся и был презираем за нас и невыразимые испытания перенес, поругания и скорби и неповинную смерть. И о нас говорит: «в мире сем скорбни будете» и «если Меня гонят, и вас гнать будут» и «будете ненавидимы всеми за имя Мое» и «терпением вашим спасайте души ваши». Итак, страдая, мы не удивляемся, ведь мы христиане, и как Христос пострадал, [так] и нам нужно страдать, чтобы мы сопрославились с Ним; как пишет божественный Павел, «понеже с Ним страждем, да и с Ним прославимся» и «недостойны страсти нынешняго времене к хотящей славе явитися в нас» и «радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша многа на небесех», сказал Господь.

4. И кто достоин сих? ибо мы большую часть терпим грехов ради наших и ещё более из–за малодушия, так как и из–за нерадения нашего терпим все сии скорби. Или не знаете, что из–за нерадения град сей едва не подвергся опасности нападения нечестивого Мусы и когда пришла нужда, из–за нерадения послали к безбожным послов, что и было ещё большей виной, почему мы теперь и злостраждем? Поэтому нерадение, малодушие и беспечные языки не останавливаются умножением печалей и дерзкими действиями наших врагов и отнимают от нас всякую надежду и препятствуют благу мира. Посмотрим же и таким образом. Ведь если малодушие или нерадение было бы в благочестивом Константинополе в тех величайших долговременных опасностях, где бы был [оплот] нашего благочестия? Не повреждена ли, не умалилась ли, не оставлена ли [крепость] нашего Православия? Не покорится ли [оплот] Церкви, как в Египте и Иерусалиме, и Антиохии и иных местах? Сколько теперь там христиан, сколько архиереев и иереев и монашествующих? Не умалились ли весьма и презираемы безбожными? Видим же и все восточные города, которые стали опустошенными и полностью христианами необитаемыми; и где некоторые христиане, осмеиваемые, презираемые каждый день и умалившиеся. И на Западе видим мало–по–малу исчезающие города. Ведь преследование продолжается, и нечестивый сей народ — воистину есть предтеча Антихриста и изображает змея того, Адама обманувшего. Он с одной стороны, прикидывается другом и ложно сладость и свободу обещает; с другой стороны, порабощает, умерщвляет и совершенно растлевает и, наконец, Бога хулить понуждает.

5. Поэтому благородно да встанем за Христа. Град сей от начала есть глава благочестия после первого и царствующего: он сохраняет христиан здесь, сохраняет их на Западе — ибо из–за некоторого ослабления они радуются — сохраняет их на островах, защищает и царицу городов, и есть рука Православия и добрый помощник. Поэтому будем беречь его всеми силами и положим за него души; и будем сражаться за себя самих и окружающих нас братьев.

6. Итак, теперь я уверен во Христе, как все вы в высшей степени правые, в том, чтобы пребывать вокруг отечества и блага непоколебимого и ни один из вас не пожелает, даже если бы кто–нибудь и по страсти, предать сей богоспасаемый и христолюбивый град ваш нечестивым и врагам Христовым. И так прекрасно стоящим я обещаю от преблагого Владыки земные и небесные блага. Если же кто злобой лживого и лукавого демона другое что о сем помыслит и пожелает или будет стараться град сей благочестивый и великий предать нечестивым, чуждый сей Богу и с нечестивыми да причтется. И мерность наша подвергает сего, кто бы он ни был, страшному и непроходимому отлучению от Святой Троицы, и участь его с предателем Иудой и распявшими Христа. И так говорю и объявляю, как от Христа поставленный милостью Его пастырь сего стада Его и имея нужду заботиться о нем и терпя ради него многие злострадания и скорби и не желая никому и малейшим из него повредиться каким–нибудь образом совершенно и никому другому из всяких и кажущихся ничтожнейшими или от вне сего [града] христиан — ибо что? — где бы только ни был. Ведь одной души весь мир не достоин. Поэтому все вы, братья, стойте в вере и защите отечества вашего благочестивого во Христе. Мужайтесь, укрепляйтесь, да придет на вас благословение Божие и милость, разрешение страхов и совершенное спасение.

7. Благодать Господа нашего Иисуса Христа и любовь и мир и богатая милость ради пресвятой Богородицы и Приснодевы Марии и защитника нашего и охранителя града, в мучении мироточивого и во святых избранного и великого в чудесах Димитрия, да будет со всеми вами. Аминь.


Комментарии для сайта Cackle

Тематические страницы