Категории

        
Скачать fb2   mobi   epub  

Великий покаянный канон и проповеди

Великий покаянный канон

В понедельник первой седмицы Великого поста

Ирмос: Помощник и Покровитель бысть мне во спасение, Сей мой Бог, и прославлю Его, Бог Отца моего, и вознесу Его: славно бо прославися.

[Помощник и Покровитель явился мне ко спасению, Он Бог мой, и прославлю Его, Бога отца моего, и восхвалю Его, ибо Он возвеличился во славе.] (Исх. 15:1-2)

Припев: Помилуй мя, Боже, помилуй мя.

Откуду начну плакати окаянного моего жития деяний? Кое ли положу начало, Христе, нынешнему рыданию? Но, яко благоутробен, даждь ми прегрешений оставление.

[С чего начну я оплакивать деяния злосчастной моей жизни? Какое начало положу, Христе, я нынешнему моему сетованию? Но Ты, как милосердный, даруй мне оставление прегрешений.]

Гряди, окаянная душе, с плотию твоею, Зиждителю всех исповеждься, и останися прочее преждняго безсловесия, и принеси Богу в покаянии слезы.

[Прииди, несчастная душа, с плотию своею, исповедайся Создателю всего, воздержись, наконец, от прежнего безрассудства и с раскаянием принеси Богу слезы.]

Первозданного Адама преступлению поревновав, познах себе обнажена от Бога и присносущного Царствия и сладости, грех ради моих.

[Подражая в преступлении первозданному Адаму, я сознаю себя лишенным Бога, вечного Царства и блаженства за мои грехи.] (Быт. 3:6-7)

Увы мне, окаянная душе, что уподобилася еси первей Еве? Видела бо еси зле, и уязвилася еси горце, и коснулася еси древа, и вкусила еси дерзостно безсловесныя снеди.

[Горе мне, моя несчастная душа, для чего ты уподобилась первосозданной Еве? Не с добром ты посмотрела и уязвилась жестоко, прикоснулась к дереву и дерзостно вкусила бессмысленного плода.] (Быт. 3:6)

Вместо Евы чувственныя, мысленная ми бысть Ева, во плоти страстный помысл, показуяй сладкая и вкушаяй присно горького напоения.

[Вместо чувственной Евы восстала во мне Ева мысленная — плотский страстный помысел, обольщающий приятным, но при вкушении всегда напояющий горечью.]

Достойно из Едема изгнан бысть, яко не сохранив едину Твою, Спасе, заповедь Адам; аз же что постражду, отметая всегда животная Твоя словеса?

[Достойно был изгнан из Едема Адам, как не сохранивший одной Твоей заповеди, Спаситель. Что же должен претерпеть я, всегда отвергающий Твои животворные повеления?] (Быт. 3:23)

Слава: Пресущная Троице, во Единице покланяемая, возми бремя от мене тяжкое греховное, и яко благоутробна, даждь ми слезы умиления.

[Пресущественная Троица, Которой мы поклоняемся в одном Существе, сними с меня тяжкое бремя греховное и по Своему милосердию, даруй мне слезы умиления.]

И ныне: Богородице, Надежде и Предстательство Тебе поющих, возми бремя от мене тяжкое греховное, и яко Владычица Чистая, кающася приими мя.

[Богородице, надежда и защита воспевающих Тебя, сними с меня тяжкое бремя греховное и, как Владычица Чистая, приими меня кающегося.]


Ирмос: Вонми, небо, и возглаголю, и воспою Христа, от Девы плотию пришедшого.

[Внемли, небо, я буду возвещать и воспевать Христа, пришедшего во плоти от Девы.]

Вонми, небо, и возглаголю, земле внушай глас, кающийся к Богу и воспевающий Его.

[Внемли, небо, я буду возвещать: земля, услышь голос, кающийся Богу и прославляющий Его]

Вонми ми, Боже, Спасе мой, милостивым Твоим оком, и приими мое теплое исповедание.

[Воззри на меня Боже, Спаситель мой, милостивым Твоим оком и прими мою пламенную исповедь.]

Согреших паче всех человек, един согреших Тебе; но ущедри яко Бог, Спасе, творение Твое.

[Согрешил я более всех людей, один я согрешил пред Тобою; но, как Бог, сжалься, Спаситель, над Твоим созданием.] (1 Тим. 1:15)

Вообразив моих страстей безобразие, любосластными стремленьми, погубих ума красоту.

[Отобразив в себе безобразие моих страстей, сластолюбивыми стремлениями исказил я красоту ума.]

Буря мя злых обдержит, благоутробне Господи; но яко Петру, и мне руку простри.

[Буря зла окружает меня, Милосердный Господи, но, как Петру, и мне Ты простри руку.] (Мф. 14:31)

Оскверних плоти моея ризу, и окалях еже по образу, Спасе, и по подобию.

[Осквернил я одежду плоти моей и очернил в себе, Спаситель, то, что было создано по Твоему образу и подобию.]

Омрачих душевную красоту страстей сластьми, и всячески весь ум персть сотворих.

[Помрачил я красоту души страстными удовольствиями и весь ум совершенно превратил в прах.]

Раздрах ныне одежду мою первую, юже ми изтка Зиждитель изначала, и оттуду лежу наг.

[Разодрал я первую одежду мою, которую вначале соткал мне Создатель, и оттого лежу обнаженным.]

Облекохся в раздранную ризу, юже изтка ми змий советом, и стыждуся.

[Облекся я в разодранную одежду, которую соткал мне змий коварством, и стыжусь.] (Быт. 3:21)

Слезы блудницы, Щедре, и аз предлагаю, очисти мя, Спасе, благоутробием Твоим.

[Как блудница, и я проливаю слезы, Милосердный; смилуйся надо мною, Спаситель, по благоснисхождению Твоему.] (Лк. 7:38)

Воззрех на садовную красоту, и прельстихся умом; и оттуду лежу наг и срамляюся.

[Взглянул я на красоту дерева и прельстился в уме; оттого лежу обнаженным и стыжусь.]

Делаша на хребте моем вси начальницы страстей, продолжающе на мя беззаконие их.

[На хребте моем пахали все вожди страстей, проводя вдоль по мне беззаконие свое.] (Пс. 128:3)

Слава: Единого Тя в триех Лицех, Бога всех пою, Отца и Сына и Духа Святого.

[Воспеваю Тебя, Единого в трех Лицах, Бога всех, Отца, Сына и Святого Духа]

И ныне: Пречистая Богородице Дево, Едина Всепетая, моли прилежно, во еже спастися нам.

[Пречистая Богородица Дева, Ты Одна, всеми воспеваемая, усердно моли о нашем спасении.]


Ирмос:На недвижимом, Христе, камени заповедей Твоих утверди мое помышление.

[На неподвижном камне заповедей Твоих, Христе, утверди мое помышление.]

Огнь от Господа иногда Господь одождив, землю содомскую прежде попали.

[Пролив дождем огонь от Господа, Господь попалил некогда землю содомлян.] (Быт. 19:24)

На горе спасайся душе, якоже Лот оный, и в Сигор угонзай.

[Спасайся на горе, душа, как праведный Лот и спеши укрыться в Сигор.] (Быт. 19:22-23)

Бегай запаления, о душе, бегай содомского горения, бегай тления Божественного пламене.

[Беги, душа, от пламени, беги от горящего Содома, беги от истребления Божественным огнем.]

Согреших Тебе един аз, согреших паче всех, Христе Спасе, да не презриши мене.

[Согрешил я один пред Тобою, согрешил более всех, Христос Спаситель — не презирай меня.]

Ты еси Пастырь Добрый, взыщи мене агнца, и заблуждшого да не презриши мене.

[Ты — Пастырь Добрый, отыщи меня — агнца, и не презирай меня, заблудившегося.] (Ин. 10:11-14)

Ты еси сладкий Иисусе, Ты еси Создателю мой, в Тебе, Спасе, оправдаюся.

[Ты — вожделенный Иисус; Ты — Создатель мой, Спаситель, Тобою я оправдаюсь]

Исповедаюся Тебе, Спасе, согреших, согреших Ти, но ослаби, остави ми, яко благоутробен.

[Исповедуюсь Тебе, Спаситель; согрешил я, согрешил пред Тобою, но отпусти, прости меня, как Милосердный.]

Слава: О Троице Единице Боже, спаси нас от прелести, и искушений, и обстояний.

[О, Троица, Единица, Боже, спаси нас от обольщений, от искушений и опасностей.]

И ныне: Радуйся, Богоприятная утробо, радуйся, престоле Господень, радуйся, Мати Жизни нашея.

[Радуйся, чрево, вместившее Бога; радуйся, Престол Господень; радуйся, Матерь Жизни нашей.]


Ирмос: Услыша пророк пришествие Твое, Господи, и убояся, яко хощеши от Девы родитися и человеком явитися, и глаголаше: услышах слух Твой и убояхся, слава силе Твоей, Господи.

[Услышал пророк о пришествии Твоем, Господи, и устрашился, что Тебе угодно родиться от Девы и явиться людям, и сказал: услышал я весть о Тебе и устрашился; слава силе Твоей, Господи.]

Дел Твоих да не презриши, создания Твоего да не оставиши, Правосуде. Аще и един согреших яко человек, паче всякого человека, Человеколюбче; но имаши, яко Господь всех, власть оставляти грехи.

[Не презри творений Твоих, не оставь создания Твоего, Праведный Судия, ибо хотя я, как человек, один согрешил более всякого человека, но Ты, Человеколюбец, как Господь всего мира, имеешь власть отпускать грехи.] (Мф. 9:6; Мк. 2:10)

Приближается, душе, конец, приближается, и нерадиши, ни готовишися, время сокращается, востани, близ при дверех Судия есть. Яко соние, яко цвет, время жития течет: что всуе мятемся?

[Конец приближается, душа, приближается, и ты не заботишься, не готовишься; время сокращается — восстань: Судия уже близко — при дверях; время жизни проходит, как сновиденье, как цвет. Для чего мы напрасно суетимся?] (Мф. 24:33; Мк. 13:29.Лк. 21:31)

Воспряни, о душе моя, деяния твоя яже соделала еси помышляй, и сия пред лице твое принеси, и капли испусти слез твоих; рцы со дерзновением деяния и помышления Христу, и оправдайся.

[Пробудись, душа моя, размысли о делах своих, которые ты сделала, представь их пред своими очами, и пролей капли слез твоих, безбоязненно открой Христу дела и помышления твои и оправдайся.]

Не бысть в житии греха, ни деяния, ни злобы, еяже аз, Спасе, не согреших, умом и словом, и произволением, и предложением, и мыслию, и деянием согрешив, яко ин никтоже когда.

[Нет в жизни ни греха, ни деяния, ни зла, в которых я не был бы виновен, Спаситель, умом, и словом, и произволением, согрешив и намерением, и мыслью, и делом так, как никто другой никогда.]

Отсюду и осужден бых, отсюду препрен бых аз окаянный от своея совести, еяже ничтоже в мире нужнейше; Судие, Избавителю мой и Ведче, пощади и избави, и спаси мя раба Твоего.

[Потому и обвиняюсь, потому и осуждаюсь я, несчастный, своею совестью, строже которой нет ничего в мире; Судия, Искупитель мой и Испытатель, пощади, избавь и спаси меня, раба Твоего.]

Лествица, юже виде древле великий в патриарсех, указание есть, душе моя, деятельного восхождения, разумного возшествия; аще хощеши убо деянием, и разумом, и зрением пожити, обновися.

[Лестница, которую в древности видел великий из патриархов, служит указанием, душа моя, на восхождение делами, на возвышение разумом; поэтому, если хочешь жить в деятельности и в разумении и созерцании, то обновляйся.] (Быт. 28:12)

Зной дневный претерпе лишения ради патриарх, и мраз нощный понесе, на всяк день снабдения творя, пасый, труждаяйся, работаяй, да две жене сочетает.

[Патриарх по нужде терпел дневной зной и переносил ночной холод, ежедневно сокращая время, пася стада, трудясь и служа, чтобы получить себе две жены.] (Быт. 31; 7:40)

Жены ми две разумей, деяние же и разум в зрении, Лию убо деяние, яко многочадную, Рахиль же разум, яко многотрудную; ибо кроме трудов, ни деяние, ни зрение, душе, исправится.

[Под двумя женами понимай деятельность и разумение в созерцании: под Лиею, как многочадною, — деятельность, а под Рахилью, как полученной через многие труды, — разумение, ибо без трудов, душа, ни деятельность, ни созерцание не усовершенствуются.]

Слава: Нераздельное Существом, Неслитное Лицы богословлю Тя, Троическое Едино Божество, яко Единоцарственное и Сопрестольное, вопию Ти песнь великую, в вышних трегубо песнословимую.

[Нераздельным по существу, неслиянным по Лицам богословски исповедую Тебя, Троичное Единое Божество, Соцарственное и Сопрестольное; возглашаю Тебе великую песнь, в небесных обителях троекратно воспеваемую.] (Ис. 6:1-3)

И ныне: И раждаеши, и девствуеши, и пребываеши обоюду естеством Дева, Рождейся обновляет законы естества, утроба же раждает нераждающая. Бог идеже хощет, побеждается естества чин: творит бо, елика хощет.

[И рождаешь Ты, и остаешься Девою, в обоих случаях сохраняя по естеству девство. Рожденный Тобою обновляет закон природы, а девственное чрево рождает; когда пожелает Бог, то нарушается порядок природы, ибо Он творит, что хочет.]


Ирмос: От нощи утренююща, Человеколюбче, просвети, молюся, и настави и мене на повеления Твоя, и научи мя Спасе, творити волю Твою.

[От ночи бодрствующего, просвети меня, молю, Человеколюбец, путеводи меня в повелениях Твоих и научи меня, Спаситель, исполнять Твою волю.] (Пс. 62:2; 118:35)

В нощи житие мое преидох присно, тьма бо бысть, и глубока мне мгла, нощь греха, но яко дне сына, Спасе, покажи мя.

[Жизнь свою я постоянно проводил в ночи, ибо мраком и глубокою мглою была для меня ночь греха; но покажи меня сыном дня, Спаситель.] (Еф. 5:8)

Рувима подражая окаянный аз, содеях беззаконный и законопреступный совет на Бога Вышняго, осквернив ложе мое, яко отчее он.

[Подобно Рувиму я, несчастный, совершил преступное и беззаконное дело пред Всевышним Богом, осквернив ложе мое, как тот — отчее.] (Быт. 35:22; 49:3-4)

Исповедаюся Тебе Христе Царю: согреших, согреших, яко прежде Иосифа братия продавшии, чистоты плод и целомудрия.

[Исповедаюсь Тебе, Христос-Царь: согрешил я, согрешил, как некогда братья, продавшие Иосифа, — плод чистоты и целомудрия.] (Быт. 37:28)

От сродников праведная душа связася, продася в работу сладкий, во образ Господень; ты же вся, душе, продалася еси злыми твоими.

[Сродниками предана была душа праведная; возлюбленный продан в рабство, прообразуя Господа; ты же, душа, сама всю продала себя своим порокам.]

Иосифа праведного и целомудренного ума подражай, окаянная и неискусная душе, и не оскверняйся безсловесными стремленьми, присно беззаконнующи.

[Подражай праведному Иосифу и уму его целомудренному, несчастная и невоздержанная душа, не оскверняйся и не беззаконствуй всегда безрассудными стремлениями.]

Аще и в рове поживе иногда Иосиф, Владыко Господи, но во образ погребения и востания Твоего, аз же что Тебе когда сицевое принесу?

[Владыко Господи, Иосиф был некогда во рву, но в прообраз Твоего погребения и воскресения; принесу ли когда-либо что подобное Тебе я?]

Слава: Тя, Троице, славим Единого Бога: Свят, Свят, Свят еси, Отче, Сыне и Душе, Простое Существо, Единице присно покланяемая.

[Тебя, Пресвятая Троица, прославляем за Единого Бога: Свят, Свят, Свят Ты, Отец, Сын и Дух — простая Сущность, Единица вечно поклоняемая.]

И ныне: Из Тебе облечеся в мое смешение, нетленная, безмужная Мати Дево, Бог создавый веки, и соедини Себе человеческое естество.

[В Тебе, нетленная, не познавшая мужа Матерь-Дева, сотворивший мир Бог облекся в мой состав и соединил с Собою человеческую природу.]


Ирмос: Возопих всем сердцем моим к щедрому Богу, и услыша мя от ада преисподняго, и возведе от тли живот мой.

[От всего сердца моего я воззвал к милосердному Богу, и Он услышал меня из ада преисподнего и воззвал жизнь мою от погибели.]

Слезы, Спасе, очию моею и из глубины воздыхания чисте приношу, вопиющу сердцу: Боже, согреших Ти, очисти мя.

[Искренно приношу Тебе, Спаситель, слезы очей моих и воздыхания из глубины сердца, взывающего: Боже, согрешил я пред Тобою, умилосердись надо мною.]

Уклонилася еси, душе, от Господа твоего, якоже Дафан и Авирон, но пощади, воззови из ада преисподняго, да не пропасть земная тебе покрыет.

[Уклонилась ты, душа, от Господа своего, как Дафан и Авирон, но воззови из ада преисподнего: пощади!, чтобы пропасть земная не поглотила тебя. ] (Чис. 16:32)

Яко юница, душе, разсвирепевшая, уподобилася еси Ефрему, яко серна от тенет сохрани житие, вперивши деянием ум и зрением.

[Рассвирепев, как телица, ты, душа, уподобилась Ефрему, но как серна спасай от тенет свою жизнь, окрылив ум деятельностью и созерцанием.] (Иер. 31:18; Ос. 10:11)

Рука нас Моисеова да уверит душе, како может Бог прокаженное житие убелити и очистити, и не отчайся сама себе, аще и прокаженна еси.

[Моисеева рука да убедит нас, душа, как Бог может убелить и очистить прокаженную жизнь, и не отчаивайся сама за себя, хотя ты и поражена проказою.] (Исх. 4:6-7)

Слава: Троица есмь Проста, Нераздельна, Раздельна Личне, и Единица есмь естеством соединена, Отец глаголет, и Сын, и Божественный Дух.

[Я — Троица несоставная, нераздельная, раздельная в лицах, и Единица, соединенная по существу; свидетельствует Отец, Сын и Божественный Дух.]

И ныне: Утроба Твоя Бога нам роди, воображена по нам; Егоже, яко Создателя всех, моли, Богородице, да молитвами Твоими оправдимся.

[Чрево Твое родило нам Бога, принявшего наш образ; Его, как Создателя всего мира, моли, Богородица, чтобы по молитвам Твоим нам оправдаться.]

Господи, помилуй (трижды). Слава, и ныне:


Кондак, глас 6:

Душе моя, душе моя, востани, что спиши? конец приближается, и имаши смутитися: воспряни убо, да пощадит тя Христос Бог, везде сый и вся исполняяй.

[Душа моя, душа моя, восстань, что ты спишь? Конец приближается, и ты смутишься; пробудись же, чтобы пощадил тебя Христос Бог, Вездесущий и все наполняющий.]


Ирмос: Согрешихом, беззаконновахом, неправдовахом пред Тобою, ниже соблюдохом, ниже сотворихом, якоже заповедал еси нам; но не предаждь нас до конца, отцев Боже.

[Мы согрешили, жили беззаконно, неправо поступали пред Тобою, не сохранили, не исполнили, что Ты заповедал нам; но не оставь нас до конца, Боже отцов.] (Дан. 9:5-6)

Согреших, беззаконновах и отвергох заповедь Твою, яко во гресех произведохся, и приложих язвам струпы себе; но Сам мя помилуй, яко благоутробен, отцев Боже.

[Я согрешил, жил в беззакониях и нарушил заповедь Твою, ибо я рожден в грехах и к язвам своим приложил еще раны, но Сам Ты помилуй меня, как Милосердный Боже отцов.]

Тайная сердца моего исповедах Тебе, Судии моему, виждь мое смирение, виждь и скорбь мою, и вонми суду моему ныне, и Сам мя помилуй, яко благоутробен, отцев Боже.

[Тайны сердца моего я открыл пред Тобою, Судьей моим; воззри на смирение мое, воззри и на скорбь мою, обрати внимание на мое ныне осуждение и Сам помилуй меня, как Милосердный, Боже отцов.] (Пс. 37:19; 24:18; 34:23)

Саул иногда, яко погуби отца своего, душе, ослята, внезапу царство обрете к прослутию; но блюди, не забывай себе, скотския похоти твоя произволивши паче Царства Христова.

[Саул, некогда потеряв ослиц своего отца, неожиданно с известием о них получил царство; душа, не забывайся, предпочитая свои скотские стремления Христову Царству.] (1 Цар. 9:1-27; 10:1)

Давид иногда Богоотец, аще и согреши сугубо, душе моя, стрелою убо устрелен быв прелюбодейства, копием же пленен быв убийства томлением; но ты сама тяжчайшими делы недугуеши, самохотными стремленьми.

[Если богоотец Давид некогда и вдвойне согрешил, будучи уязвлен стрелою прелюбодеяния, сражен был копьем мщения за убийства; но ты, душа моя, сама страдаешь более тяжко, нежели этими делами, произвольными стремлениями.] (2 Цар. 11:14-15)

Совокупи убо Давид иногда беззаконию беззаконие, убийству же любодейство растворив, покаяние сугубое показа абие; но сама ты, лукавнейшая душе, соделала еси, не покаявшися Богу.

[Давид некогда присовокупил беззаконие к беззаконию, ибо с убийством соединил прелюбодеяние, но скоро принес и усиленное покаяние, а ты, коварнейшая душа, совершив бо́льшие грехи, не раскаялась пред Богом.]

Давид иногда вообрази, списав яко на иконе песнь, еюже деяние обличает, еже содея, зовый: помилуй мя, Тебе бо Единому согреших всех Богу, Сам очисти мя.

[Давид некогда, изображая как бы на картине, начертал песнь, которой обличает совершенный им проступок, взывая: помилуй мя, ибо согрешил я пред Тобою, Одним, Богом всех; Сам очисти меня.] (Пс. 50:3-6)

Слава: Троице Простая, Нераздельная, Единосущная и Естество Едино, Светове и Свет, и Свята Три, и Едино Свято поется Бог Троица; но воспой, прослави Живот и Животы, душе, всех Бога.

[Троица простая, нераздельная, единосущная, и одно Божество, Светы и Свет, три Святы и одно лицо Свято, Бог-Троица, воспеваемая в песнопениях; воспой же и ты, душа, прославь Жизнь и Жизни — Бога всех.]

И ныне: Поем Тя, благословим Тя, покланяемся Ти, Богородительнице, яко Нераздельныя Троицы породила еси Единого Христа Бога, и Сама отверзла еси нам, сущим на земли, Небесная.

[Воспеваем Тебя, благословляем Тебя, поклоняемся Тебе, Богородительница, ибо Ты родила Одного из Нераздельной Троицы, Христа Бога, и Сама открыла для нас, живущих на земле, небесные обители.]


Ирмос: Егоже воинства небесная славят, и трепещут Херувими и Серафими, всяко дыхание и тварь, пойте, благословите и превозносите во вся веки.

[Кого прославляют воинства небесные и пред Кем трепещут Херувимы и Серафимы, Того, все существа и творения, воспевайте, благословляйте и превозносите во все века.]

Согрешивша, Спасе, помилуй, воздвигни мой ум ко обращению, приими мя кающагося, ущедри вопиюща: согреших Ти, спаси, беззаконновах, помилуй мя.

[Помилуй меня, грешника, Спаситель, пробуди мой ум к обращению, приими кающегося, умилосердись над взывающим: я согрешил пред Тобою, спаси; я жил в беззакониях, помилуй меня.]

Колесничник Илиа колесницею добродетелей вшед, яко на небеса, ношашеся превыше иногда от земных; сего убо, душе моя, восход помышляй.

[Везомый на колеснице Илия, взойдя на колесницу добродетелей, некогда вознесся как бы на небеса, превыше всего земного; помышляй, душа моя, об его восходе.] (4 Цар. 2:11)

Елиссей иногда прием милоть Илиину, прият сугубую благодать от Бога; ты же, о душе моя, сея не причастилася еси благодати за невоздержание.

[Некогда Елисей, приняв милоть (плащ) Илии, получил сугубую благодать от Господа; но ты, душа моя, не получила этой благодати за невоздержание.] (4 Цар. 2:9, 12-13)

Иорданова струя первее милотию Илииною Елиссеем ста сюду и сюду; ты же, о душе моя, сея не причастилася еси благодати за невоздержание.

[Елисея милотию Илии некогда разделил поток Иордана на ту и другую сторону; но ты, душа моя, не получила этой благодати за невоздержание.] (4 Цар. 2:14)

Соманитида иногда праведного учреди о душе, нравом благим; ты же не ввела еси в дом ни странна, ни путника. Темже чертога изринешися вон, рыдающи.

[Соманитянка некогда угостила праведника с добрым усердием; а ты, душа, не приняла в свой дом ни странника, ни пришельца; за то будешь извержена вон из брачного чертога с рыданием.] (4 Цар. 4:8)

Гиезиев подражала еси окаянная разум скверный всегда, душе, егоже сребролюбие отложи поне на старость; бегай геенского огня, отступивши злых твоих.

[Ты, несчастная душа, непрестанно подражала нечистому нраву Гиезия; хотя в старости отвергни его сребролюбие и, оставив свои злодеяния, избегни огня геенского.] (4 Цар. 5:20-27)

Слава: Безначальне Отче, Сыне Собезначальне, Утешителю Благий, Душе Правый, Слова Божия Родителю, Отца Безначальна Слове, Душе Живый и Зиждяй, Троице Единице, помилуй мя.

[Безначальный Отче, Собезначальный Сын, Утешитель Благий, Дух Правый, Родитель Слова Божия, Безначальное Слово Отца, Дух, Животворящий и Созидающий, Троица Единая, помилуй меня.]

И ныне: Яко от оброщения червленицы Пречистая, умная багряница Еммануилева внутрь во чреве Твоем плоть исткася. Темже Богородицу воистинну Тя почитаем.

[Мысленная порфира — плоть Еммануила соткалась внутри Твоего чрева, Пречистая, как бы из вещества пурпурного; потому мы почитаем Тебя, Истинную Богородицу.]


Ирмос: Безсеменного зачатия рождество несказанное, Матере безмужныя нетленен Плод, Божие бо Рождение обновляет естества. Темже Тя вси роди, яко Богоневестную Матерь, православно величаем.

[Рождество от бессеменного зачатия неизъяснимо, безмужной Матери нетленен Плод, ибо рождение Бога обновляет природу. Поэтому Тебя, как Богоневесту-Матерь мы, все роды, православно величаем.]

Ум острупися, тело оболезнися, недугует дух, слово изнеможе, житие умертвися, конец при дверех. Темже, моя окаянная душе, что сотвориши, егда приидет Судия испытати твоя?

[Ум изранился, тело расслабилось, дух болезнует, слово потеряло силу, жизнь замерла, конец при дверях. Что же сделаешь ты, несчастная душа, когда придет Судия исследовать дела твои?]

Моисеово приведох ти, душе, миробытие, и от того все Заветное Писание, поведающее тебе праведныя и неправедныя; от нихже вторыя, о душе, подражала еси, а не первыя, в Бога согрешивши.

[Я воспроизвел пред тобою, душа, сказание Моисея о бытии мира и затем все Заветное Писание, повествующее о праведных и неправедных; из них ты, душа, подражала последним, а не первым, согрешая пред Богом.]

Закон изнеможе, празднует Евангелие, Писание же все в тебе небрежено бысть, пророцы изнемогоша и все праведное слово; струпи твои, о душе, умножишася, не сущу врачу, исцеляющему тя.

[Ослабел закон, не воздействует Евангелие, пренебрежено все Писание тобою, пророки и всякое слово праведника потеряли силу; язвы твои, душа, умножились, без Врача, исцеляющего тебя.]

Нового привожду ти Писания указания, вводящая тя, душе, ко умилению; праведным убо поревнуй, грешных же отвращайся и умилостиви Христа молитвами же и пощеньми, и чистотою, и говением.

[Из Новозаветного Писания привожу тебе примеры, душа, возбуждающие в тебе умиление; так подражай праведным и отвращайся примера грешных и умилостивляй Христа молитвою, постом, чистотою и непорочностью.]

Христос вочеловечися, призвав к покаянию разбойники и блудницы; душе, покайся, дверь отверзеся Царствия уже, и предвосхищают е фарисее и мытари и прелюбодеи кающиися.

[Христос, сделавшись человеком, призвал к покаянию разбойников и блудниц; покайся, душа, дверь Царства уже открылась, и прежде тебя входят в нее кающиеся фарисеи, мытари и прелюбодеи.] (Мф. 11:12, 21:31; Лк. 16:16)

Христос вочеловечися, плоти приобщився ми и вся елика суть естества хотением исполни, греха кроме, подобие тебе, о душе, и образ предпоказуя Своего снисхождения.

[Христос сделался человеком, приобщившись ко мне плотию, и добровольно испытал все, что свойственно природе, за исключением греха, показывая тебе, душа, пример и образец Своего снисхождения.]

Христос волхвы спасе, пастыри созва, младенец множества показа мученики, старцы прослави и старыя вдовицы, ихже не поревновала еси, душе, ни деянием, ни житию, но горе тебе внегда будеши судитися.

[Христос спас волхвов, призвал к Себе пастухов, множество младенцев сделал мучениками, прославил старца и престарелую вдовицу; их деяниям и жизни ты не подражала, душа, но горе тебе, когда будешь судима!] (Мф. 2:1-16. Лк. 2:4-8 и след.; Лк. 2:25-26 и след.; Лк. 2:36-38)

Постився Господь дний четыредесять в пустыни, последи взалка, показуя человеческое; душе, да не разленишися, аще тебе приложится враг, молитвою же и постом от ног твоих да отразится.

[Господь, постившись сорок дней в пустыне, наконец взалкал, обнаруживая в Себе человеческую природу. Не унывай, душа, если враг устремится на тебя, но да отразится он от ног твоих молитвами и постом.] (Исх. 34:28; Мф. 4:2; Лк. 4:2; Мк. 1:13)

Слава: Отца прославим, Сына превознесем, Божественному Духу верно поклонимся, Троице Нераздельней, Единице по существу, яко Свету, и Светом, и Животу, и Животом, животворящему и просвещающему концы.

[Прославим Отца, превознесем Сына, с верою поклонимся Божественному Духу, Нераздельной Троице, Единой по существу, как Свету и Светам, Жизни и Жизням, животворящему и просвещающему пределы вселенной.]

И ныне: Град Твой сохраняй, Богородительнице Пречистая, в Тебе бо сей верно царствуяй, в Тебе и утверждается, и Тобою побеждаяй, побеждает всякое искушение, и пленяет ратники, и проходит послушание.

[Сохраняй град Свой, Пречистая Богородительница. Под Твоею защитою он царствует с верою, и от Тебя получает крепость, и при Твоем содействии неотразимо побеждает всякое бедствие, берет в плен врагов и держит их в подчинении.]

Припев: Преподобне отче Андрее, моли Бога о нас.

Андрее честный и отче преблаженнейший, пастырю Критский, не престай моляся о воспевающих тя: да избавимся вси гнева и скорби, и тления, и прегрешений безмерных, чтущии твою память верно.

[Андрей досточтимый, отец преблаженный, пастырь Критский, не переставай молиться за воспевающих тебя, чтобы избавиться от гнева, скорби, погибели и бесчисленных прегрешений нам всем, искренно почитающим память твою.]


Во вторник первой седмицы Великого поста


Ирмос: Помощник и Покровитель бысть мне во спасение, Сей мой Бог, и прославлю Его, Бог отца моего, и вознесу Его: славно бо прославися.

[Помощник и Покровитель явился мне ко спасению, Он Бог мой, и прославлю Его, Бога отца моего, и превознесу Его, ибо Он торжественно прославился.] (Исх. 15:1-2)

Припев: Помилуй мя, Боже, помилуй мя.

Каиново прешед убийство, произволением бых убийца совести душевней, оживив плоть и воевав на ню лукавыми моими деяньми.

[Превзойдя Каиново убийство, сознательным произволением, через оживление греховной плоти, я сделался убийцею души, вооружившись против нее злыми моими делами.] (Быт. 4:3-8)

Авелеве, Иисусе, не уподобихся правде, дара Тебе приятна не принесох когда, ни деяния Божественна, ни жертвы чистыя, ни жития непорочного.

[Авелевой праведности, Иисусе, я не подражал, никогда не приносил Тебе приятных даров, ни дел богоугодных, ни жертвы чистой, ни жизни непорочной.] (Быт. 4:4)

Яко Каин и мы, душе окаянная, всех Содетелю деяния скверная, и жертву порочную, и непотребное житие принесохом вкупе: темже и осудихомся.

[Как Каин, так и мы, несчастная душа, принесли Создателю всего жертву порочную — дела нечестивые и жизнь невоздержанную: поэтому мы и осуждены.] (Быт. 4:3-5)

Брение Здатель живосоздав, вложил еси мне плоть и кости, и дыхание, и жизнь; но, о Творче мой, Избавителю мой и Судие, кающася приими мя.

[Оживотворивший земной прах, Скудельник, Ты даровал мне плоть и кости, дыхание и жизнь; но, Творец мой, Искупитель мой и Судия, приими меня кающегося!] (Быт. 2:7)

Извещаю Ти, Спасе, грехи, яже содеях, и души и тела моего язвы, яже внутрь убийственнии помыслы разбойнически на мя возложиша.

[Пред Тобою, Спаситель, открываю грехи, сделанные мною, и раны души и тела моего, которые разбойнически нанесли мне внутренние убийственные помыслы.] (Лк. 10:30)

Аще и согреших, Спасе, но вем, яко Человеколюбец еси, наказуеши милостивно и милосердствуеши тепле, слезяща зриши и притекаеши, яко отец, призывая блудного.

[Хотя я и согрешил, Спаситель, но знаю, что Ты человеколюбив; наказываешь с состраданием и милуешь с любовью, взираешь на плачущего и спешишь, как Отец, призвать блудного.] (Лк. 15:20)

Слава: Пресущная Троице, во Единице покланяемая, возми бремя от мене тяжкое греховное и, яко благоутробна, даждь ми слезы умиления.

[Пресущественная Троица, Которой мы поклоняемся как Единому существу, сними с меня тяжелое бремя греховное и, как Милосердная, даруй мне слезы умиления.]

И ныне: Богородице, Надежде и Предстательство Тебе поющих, возми бремя от мене тяжкое греховное и, яко Владычица Чистая, кающася приими мя.

[Богородице, Надежда и Помощь всем воспевающих Тебя, сними с меня тяжелое бремя греховное и, как Владычица Непорочная, прими меня кающегося.]



Ирмос: Вонми, Небо, и возглаголю, и воспою Христа, от Девы плотию пришедшого.

[Внемли, небо, я буду возвещать и воспевать Христа, пришедшего во плоти от Девы.]

Сшиваше кожныя ризы грех мне, обнаживый мя первыя боготканныя одежды.

[«Кожаные ризы» сшил мне грех, сняв с меня прежнюю Богом сотканную одежду.]

Обложен есмь одеянием студа, якоже листвием смоковным, во обличение моих самовластных страстей.

[Облекся я одеянием стыда, как листьями смоковницы, во обличение самовольных страстей моих.] (Быт. 3:7)

Одеяхся в срамную ризу и окровавленную студно течением страстного и любосластного живота.

[Оделся я в одежду, постыдно запятнанную и окровавленную нечистотой страстной и сластолюбивой жизни.]

Впадох в страстную пагубу и в вещественную тлю, и оттоле до ныне враг мне досаждает.

[Подвергся я мучению страстей и вещественному тлению, и оттого ныне враг угнетает меня.]

Любовещное и любоименное житие невоздержанием, Спасе, предпочет, ныне тяжким бременем обложен есмь.

[Предпочтя нестяжательности жизнь, привязанную к земным вещам и любостяжательную, Спаситель, я теперь нахожусь под тяжким бременем.]

Украсих плотский образ скверных помышлений различным обложением, и осуждаюся.

[Украсил я кумир плоти разноцветным одеянием гнусных помыслов и подвергаюсь осуждению.]

Внешним прилежно благоукрашением единем попекохся, внутреннюю презрев Богообразную скинию.

[Усердно заботясь об одном внешнем благолепии, я пренебрег внутренней скинией, устроенной по образу Божию.]

Погребох первого образа доброту, Спасе, страстьми, юже яко иногда драхму взыскав, обрящи.

[Засыпал страстями красоту первобытного образа, Спаситель; ее, как некогда драхму, Ты взыщи и найди.] (Лк. 15:8)

Согреших, якоже блудница вопию Ти: един согреших Тебе, яко миро, приими, Спасе, и моя слезы.

[Согрешил, и, как блудница, взываю к Тебе: один я согрешил пред Тобою, приими, Спаситель, и от меня слезы вместо мира.] (Лк. 7:37-38)

Очисти, якоже мытарь вопию Ти, Спасе, очисти мя: никтоже бо сущих из Адама, якоже аз, согреших Тебе.

[Умилостивись, как мытарь, взываю к Тебе, Спаситель, смилуйся надо мною: ибо как никто из потомков Адамовых я согрешил пред Тобою.] (Лк. 18:13)

Слава: Единого Тя в Триех Лицех, Бога всех пою, Отца и Сына и Духа Святого.

[Воспеваю Тебя, Одного в трех Лицах Бога всех, Отца, Сына и Святого Духа.]

И ныне: Пречистая Богородице Дево, Едина Всепетая, моли прилежно, во еже спастися нам.

[Пречистая Богородице Дево, Ты Одна всеми воспеваемая, усердно моли о нашем спасении.]


Ирмос: Утверди, Господи, на камени заповедей Твоих подвигшееся сердце мое, яко Един Свят еси и Господь.

[Утверди, Господи, на камне Твоих заповедей поколебавшееся сердце мое, ибо Ты один свят и Господь.]

Источник живота стяжах Тебе, смерти Низложителя, и вопию Ти от сердца моего прежде конца: согреших, очисти и спаси мя.

[Источник жизни нашел я в Тебе, Разрушитель смерти, и прежде кончины взываю к Тебе от сердца моего: согрешил я, умилостивись, спаси меня.]

Согреших, Господи, согреших Тебе, очисти мя: несть бо иже кто согреши в человецех, егоже не превзыдох прегрешеньми.

[Согрешил я, Господи, согрешил пред Тобою, смилуйся надо мною, ибо нет грешника между людьми, которого я не превзошел бы прегрешениями.]

При Нои, Спасе, блудствовавшыя подражах, онех наследовах осуждение в потопе погружения.

[Я подражал, Спаситель, развращенным современникам Ноя и наследовал осуждение их на потопление в потопе.] (Быт. 6:1-17)

Хама оного душе, отцеубийца подражавши, срама не покрыла еси искренняго, вспять зря возвратившися.

[Подражая отцеубийце Хаму, ты, душа, не прикрыла срамоты ближнего с лицом, обращенным назад.] (Быт. 9:22-23)

Запаления, якоже Лот, бегай, душе моя, греха бегай Содомы и Гоморры, бегай пламене всякого безсловесного желания.

[Беги, душа моя, от пламени греха; как Лот; беги от Содома и Гоморры; беги от огня всякого безрассудного пожелания.] (Быт. 19:15-17)

Помилуй, Господи, помилуй мя, вопию Ти, егда приидеши со Ангелы Твоими воздати всем по достоянию деяний.

[Помилуй, Господи, взываю к Тебе, помилуй меня, когда придешь с Ангелами Своими воздать всем по достоинству их дел.]

Слава: Троице Простая, Несозданная, Безначальное Естество, в Троице певаемая Ипостасей, спаси ны верою покланяющыяся державе Твоей.

[Троица несоставная, несозданная, Существо Безначальная, в троичности лиц воспеваемая, спаси нас, с верою поклоняющихся силе Твоей.]

И ныне: От Отца безлетна Сына в лето, Богородительнице, неискусомужно родила еси, странное чудо, пребывши Дева доящи.

[Ты, Богородительница, не испытавши мужа, во времени родила Сына от Отца вне времени и — дивное чудо: питая молоком, пребыла Девою.]


Ирмос: Услыша пророк пришествие Твое, Господи, и убояся, яко хощеши от Девы родитися и человеком явитися, и глаголаше: услышах слух Твой и убояхся, слава силе Твоей, Господи.

[Услышал пророк о пришествии Твоем, Господи, и устрашился, что Тебе угодно родиться от Девы и явиться людям, и сказал: услышал я весть о Тебе и устрашился; слава силе Твоей, Господи.]

Бди, о душе моя, изрядствуй якоже древле великий в патриарсех, да стяжеши деяние с разумом, да будеши ум, зряй Бога, и достигнеши незаходящий мрак в видении, и будеши великий купец.

[Бодрствуй, душа моя, будь мужественна, как великий из патриархов, чтобы приобрести себе дело по разуму, чтобы обогатиться умом, видящим Бога, и проникнуть в неприступный мрак в созерцании и получить великое сокровище.] (Быт. 32:28)

Дванадесять патриархов великий в патриарсех детотворив, тайно утверди тебе лествицу деятельного, душе моя, восхождения: дети, яко основания, степени яко восхождения, премудренно подложив.

[Великий из патриархов, родив двенадцать патриархов, таинственно представил тебе, душа моя, лестницу деятельного восхождения, премудро расположив детей как ступени, а свои шаги, как восхождения вверх.]

Исава возненавиденного подражала еси, душе, отдала еси прелестнику твоему первыя доброты первенство и отеческия молитвы отпала еси, и дважды поползнулася еси, окаянная, деянием и разумом: темже ныне покайся.

[Подражая ненавиденному Исаву, душа, ты отдала соблазнителю своему первенство первоначальной красоты и лишилась отеческого благословения и, несчастная, пала дважды, деятельностью и разумением, поэтому ныне покайся.] (Быт. 25:32; 27:37. Мал. 1:2-3)

Едом Исав наречеся, крайняго ради женонеистовного смешения: невоздержанием бо присно разжигаемь и сластьми оскверняемь, Едом именовася, еже глаголется разжжение души любогреховныя.

[Исав был назван Едомом за крайнее пристрастие к женолюбию; он непрестанно разжигаясь невоздержанием и оскверняясь любострастием, назван Едомом, что значит: «распаление души грехолюбивой».] (Быт. 25:30)

 Иова на гноищи слышавши, о душе моя, оправдавшагося, того мужеству не поревновала еси, твердого не имела еси предложения во всех, яже веси, и имиже искусилася еси, но явилася еси нетерпелива.

[Слышав об Иове, сидевшем на гноище, ты, душа моя, не подражала ему в мужестве, не имела твердой воли во всем, что узнала, что видела, что испытала, но оказалась нетерпеливою.] (Иов. 1:1-22)

Иже первее на престоле, наг ныне на гноище гноен, многий в чадех и славный, безчаден и бездомок напрасно: палату убо гноище и бисерие струпы вменяше.

[Бывший прежде на престоле, теперь — на гноище, обнаженный и изъязвленный; имевший многих детей и знаменитый, внезапно стал бездетным и бездомным; гноище считал он своим чертогом и язвы — драгоценными камнями.] (Иов. 2:11-13)

Слава: Нераздельное существом, неслитное Лицы богословлю Тя, Троическое Едино Божество, яко Единоцарственное и Сопрестольное, вопию Ти песнь великую, в вышних трегубо песнословимую.

[Нераздельным по существу, неслиянным в Лицах богословски исповедую Тебя, Троичное Единое Божество, Соцарственное и Сопрестольное; возглашаю Тебе великую песнь, в небесных обителях троекратно воспеваемую.] (Ис. 6:1-3)

И ныне: И раждаеши, и девствуеши, и пребываеши обоюду естеством Дева, Рождейся обновляет законы естества, утроба же раждает нераждающая. Бог идеже хощет, побеждается естества чин: творит бо, елика хощет.

[И рождаешь Ты, и остаешься Девою, в обоих случаях сохраняя по естеству девство. Рожденный Тобою обновляет законы природы, а девственное чрево рождает; когда хочет Бог, то нарушается порядок природы, ибо Он творит, что хочет.]


Ирмос: От нощи утренююща, Человеколюбче, просвети, молюся, и настави и мене на повеления Твоя, и научи мя, Спасе, творити волю Твою.

[От ночи бодрствующего, просвети меня, молю, Человеколюбец, путеводи меня в повелениях Твоих и научи меня, Спаситель, исполнять Твою волю.] (Пс. 62:2; Пс. 118:35)

 Моисеов слышала еси ковчежец, душе, водами, волнами носимь речными, яко в чертозе древле бегающий дела, горького совета фараонитска.

[Ты слышала, душа, о корзинке с Моисеем, в древности носимом водами в волнах реки, как в чертоге, избегшем горестного последствия замысла фараонова.] (Исх. 2:3)

Аще бабы слышала еси, убивающыя иногда безвозрастное мужеское, душе окаянная, целомудрия деяние, ныне, яко великий Моисей, сси премудрость.

[Если ты слышала, несчастная душа, о повивальных бабках, некогда умерщвлявших новорожденных младенцев мужского пола, то теперь, подобно Моисею, млекопитайся мудростью.] (Исх. 1:8-22)

Яко Моисей великий египтянина, ума уязвивши окаянная, не убила еси, душе; и како вселишися, глаголи, в пустыню страстей покаянием?

[Подобно великому Моисею, поразившему египтянина, ты, не умертвила, несчастная душа, гордого ума; как же, скажи, вселишься ты в пустыню от страстей через покаяние?] (Исх. 2:11-12)

В пустыню вселися великий Моисей; гряди убо, подражай того житие, да и в купине Богоявления, душе, в видении будеши.

[Великий Моисей поселился в пустыне; иди и ты, душа, подражай его жизни, чтобы и тебе увидеть в терновом кусте явление Бога.] (Исх. 3:2-3)

Моисеов жезл воображай, душе, ударяющий море и огустевающий глубину, во образ Креста Божественнаго: имже можеши и ты великая совершити.

[Изобрази, душа, Моисеев жезл, поражающий море и огустевающий глубину, в знамение Божественного Креста, которым и ты можешь совершить великое.] (Исх. 14:21-22)

Аарон приношаше огнь Богу непорочный, нелестный; но Офни и Финеес, яко ты душе, приношаху чуждее Богу, оскверненное житие.

[Аарон приносил Богу огонь чистый, беспримесный, но Офни и Финеес принесли, как ты, душа, отчужденную от Бога нечистую жизнь.] (1 Цар. 2:12-13)

Слава: Тя, Троице, славим, Единого Бога: Свят, Свят, Свят еси, Отче, Сыне и Душе, Простое Существо, Единице присно покланяемая.

[Тебя, Пресвятая Троица, прославляем за Единого Бога: Свят, Свят, Свят Отец, Сын и Дух, Простое Существо, Единица вечно поклоняемая.]

И ныне: Из Тебе облечеся в мое смешение, нетленная, безмужная Мати Дево, Бог, создавый веки, и соедини Себе человеческое естество.

[В Тебе, Нетленная, не познавшая мужа Матерь-Дево, облекся в мой состав сотворивший мир Бог и соединил с Собою человеческую природу.]


Ирмос: Возопих всем сердцем моим к щедрому Богу, и услыша мя от ада преисподняго, и возведе от тли живот мой.

[От всего сердца моего я воззвал к милосердному Богу, и Он услышал меня из ада преисподнего и воззвал жизнь мою от погибели.]

Волны, Спасе, прегрешений моих, яко в мори Чермнем возвращающеся, покрыша мя внезапу, яко египтяны иногда и тристаты.

[Волны грехов моих, Спаситель, обратившись, как в Чермном море, внезапно покрыли меня, как некогда египтян и их всадников.] (Исх. 14:26-28Исх. 15:4-5)

Неразумное, душе, произволение имела еси, яко прежде Израиль: Божественныя бо манны предсудила еси безсловесно любосластное страстей объядение.

[Нерассудителен твой выбор, душа, как у древнего Израиля, ибо ты безрассудно предпочла Божественной манне сластолюбивое пресыщение страстями.] (Чис. 21:5)

Кладенцы, душе, предпочла еси хананейских мыслей паче жилы камене, из негоже премудрости река, яко чаша проливает токи богословия.

[Колодцы хананейских помыслов ты, душа, предпочла камню с источником, из которого река премудрости, как чаша, изливает струи богословия.] (Быт. 21:25. Исх. 17:6)

Свиная мяса и котлы и египетскую пищу, паче Небесныя, предсудила еси, душе моя, якоже древле неразумнии людие в пустыни.

[Свиное мясо, котлы и египетскую пищу ты предпочла пище небесной, душа моя, как древний безрассудный народ в пустыне.] (Исх. 16:3)

Яко удари Моисей, раб Твой, жезлом камень, образно животворивая ребра Твоя прообразоваше, из нихже вси питие жизни, Спасе, почерпаем.

[Как Моисей, раб Твой, ударив жезлом о камень, таинственно предызобразил животворное ребро Твое, Спаситель, из которого все мы почерпаем питие жизни.]

Испытай, душе, и смотряй, якоже Иисус Навин, обетования землю, какова есть, и вселися в ню благозаконием.

[Исследуй, душа, подобно Иисусу Навину, и обозри обещанную землю, какова она, и поселись в ней путем исполнения закона.]

Слава: Троица есмь Проста, Нераздельна, раздельна Личне и Единица есмь естеством соединена, Отец глаголет, и Сын, и Божественный Дух.

[Я — Троица Простая, Нераздельная, раздельная в Лицах и Единица, соединенная по существу; свидетельствует Отец, Сын и Божественный Дух.]

И ныне: Утроба Твоя Бога нам роди, воображена по нам: Егоже, яко Создателя всех, моли, Богородице, да молитвами Твоими оправдимся.

[Чрево Твое родило нам Бога, принявшего наш образ; Его, как Создателя всего мира, моли, Богородица, чтобы по молитвам Твоим нам оправдаться.]

Господи, помилуй (Трижды). Слава, и ныне:


Кондак, глас 6:

Душе моя, душе моя, востани, что спиши? Конец приближается, и имаши смутитися: воспряни убо, да пощадит тя Христос Бог, везде сый и вся исполняяй.

[Душа моя, душа моя, восстань, что ты спишь? Конец приближается, и ты смутишься; пробудись же, чтобы пощадил тебя Христос Бог, Вездесущий и все наполняющий.]


Ирмос: Согрешихом, беззаконновахом, неправдовахом пред Тобою, ниже соблюдохом, ниже сотворихом, якоже заповедал еси нам; но не предаждь нас до конца, отцев Боже.

[Мы согрешили, жили беззаконно, неправо поступали пред Тобою, не сохранили, не исполнили, что Ты заповедал нам; но не оставь нас до конца, Боже отцов.] (Дан. 9:5-6)

Кивот яко ношашеся на колеснице, Зан оный, егда превращшуся тельцу, точию коснуся, Божиим искусися гневом; но того дерзновения убежавши, душе, почитай Божественная честне.

[Когда ковчег везли на колеснице, то Оза, когда вол свернул в сторону, лишь только прикоснулся, испытал на себе гнев Божий, но, душа, избегая его дерзости, благоговейно почитай Божественное.] (2 Цар. 6:6-7)

Слышала еси Авессалома, како на естество воста, познала еси того скверная деяния, имиже оскверни ложе Давида отца; но ты подражала еси того страстная и любосластная стремления.

[Ты слышала об Авессаломе, как он восстал на самую природу, знаешь гнусные его деяния, которыми он обесчестил ложе отца — Давида; но ты сама подражала его страстным и сластолюбивым порывам.] (2 Цар. 15:1-37; 16:21)

 Покорила еси неработное твое достоинство телу твоему, иного бо Ахитофела обретше врага, душе, снизшла еси сего советом; но сия разсыпа Сам Христос, да ты всяко спасешися.

[Свободное свое достоинство ты, душа, подчинила своему телу, ибо, нашедши другого Ахитофела-врага, ты склонилась на его советы, но их рассеял Сам Христос, чтобы ты спасена была.] (2 Цар. 16:20-21)

Соломон чудный и благодати премудрости исполненный, сей лукавое иногда пред Богом сотворив, отступи от Него; емуже ты проклятым твоим житием, душе, уподобилася еси.

[Чудный Соломон, будучи преисполнен дара премудрости, некогда, сотворив злое пред Богом, отступил от Него; ему ты уподобилась, душа, своей жизнью, достойной проклятия.] (3 Цар. 3:12; 11:4-6)

Сластьми влеком страстей своих, оскверняшеся, увы мне, рачитель премудрости, рачитель блудных жен, и странен от Бога; егоже ты подражала еси умом, о душе, сладострастьми скверными.

[Увлекшись сластолюбивыми страстями, осквернился, увы, ревнитель премудрости, возлюбив нечестивых женщин и отчуждившись от Бога; ему, душа, ты сама подражала в уме постыдным сладострастием.] (3 Цар. 11:6-8)

Ровоаму поревновала еси, не послушавшему совета отча, купно же и злейшему рабу Иеровоаму, прежнему отступнику, душе, но бегай подражания и зови Богу: согреших, ущедри мя.

[Ты поревновала, душа, Ровоаму, не послушавшему совета отеческого, и вместе злейшему рабу Иеровоаму, древнему мятежнику; избегай подражание им и взывай к Богу: согрешила я, умилосердись надо мною.] (З Цар. 12:13-14, 20)

Слава: Троице Простая, Нераздельная, Единосущная и Естество Едино, Светове и Свет, и Свята Три, и Едино Свято поется Бог Троица; но воспой, прослави Живот и Животы, душе, всех Бога.

[Троица Простая, Нераздельная, Единосущная, Единая Естеством, Светы и Свет и Три Святы и Едино (Лицо) Свято, Бог-Троица, воспеваемая в песнопениях; воспой же и ты, душа, прославь Жизнь и Жизни — Бога всех.]

И ныне: Поем Тя, благословим Тя, покланяемся Ти, Богородительнице, яко Неразлучныя Троицы породила еси Единого Христа Бога и Сама отверзла еси нам, сущим на земли, небесная.

[Воспеваем Тебя, благословляем Тебя, поклоняемся Тебе, Богородительница, ибо Ты родила Единого из Нераздельной Троицы Христа Бога и Сама открыла для нас, живущих на земле, небесные обители.]


Ирмос: Егоже воинства небесная славят, и трепещут Херувими и Серафими, всяко дыхание и тварь, пойте, благословите и превозносите во вся веки.

[Кого прославляют воинства небесные и пред Кем трепещут Херувимы и Серафимы, Того, все существа и творения, воспевайте, благословляйте и превозносите во все века.]

Ты Озии, душе, поревновавши, сего прокажение в себе стяжала еси сугубо: безместная бо мыслиши, беззаконная же дееши; остави, яже имаши, и притецы к покаянию.

[Соревновав Озии, душа, ты получила себе вдвойне его проказу, ибо помышляешь недолжное и делаешь беззаконное; оставь, что у тебя есть и приступи к покаянию.] (4 Цар. 15:5; 2 Парал. 26:19)

Ниневитяны, душе, слышала еси кающыяся Богу, вретищем и пепелом, сих не подражала еси, но явилася еси злейшая всех, прежде закона и по законе прегрешивших.

[Ты слышала, душа, о ниневитянах, в рубище и пепле каявшихся Богу; им ты не подражала, но оказалась упорнейшею всех, согрешивших до закона и после закона.] (Иона 3:5)

В рове блата слышала еси Иеремию, душе, града Сионя рыданьми вопиюща и слез ищуща: подражай сего плачевное житие и спасешися.

[Ты слышала, душа, как Иеремия, в нечистом рве с рыданиями взывал к городу Сиону и искал слез; подражай плачевной его жизни и спасешься.] (Иер. 38:6)

Иона в Фарсис побеже, проразумев обращение ниневитянов, разуме бо, яко пророк, Божие благоутробие: темже ревноваше пророчеству не солгатися.

[Иона побежал в Фарсис, предвидя обращение ниневитян, ибо он, как пророк, знал милосердие Божие и вместе ревновал, чтобы пророчество не оказалось ложным.] (Иона 1:3)

Даниила в рове слышала еси, како загради уста, о душе, зверей; уведела еси, како отроцы, иже о Азарии, погасиша верою пещи пламень горящий.

[Ты слышала, душа, как Даниил во рве заградил уста зверей; ты узнала, как юноши, бывшие с Азариею, верою угасили разожженный пламень печи.] (Дан. 14:31; 3:24)

Ветхого Завета вся приведох ти, душе, к подобию; подражай праведных боголюбивая деяния, избегни же паки лукавых грехов.

[Из Ветхого Завета всех я привел тебе в пример, душа; подражай богоугодным деяниям праведных, и избегай грехов людей порочных.]

Слава: Безначальне Отче, Сыне Собезначальне, Утешителю Благий, Душе Правый, Слова Божия Родителю, Отца Безначальна Слове, Душе Живый и Зиждяй, Троице Единице, помилуй мя.

[Безначальный Отче, Собезначальный Сын, Утешитель благий, Дух правды, Родитель Бога Слова, Слово Безначальное Отца, Дух Животворящий и Созидающий, Троица Единая, помилуй меня.]

И ныне: Яко от обращения червленицы, Пречистая, умная багряница Еммануилева внутрь во чреве Твоем плоть исткася. Темже Богородицу воистинну Тя почитаем.

[Мысленная порфира — плоть Еммануила соткалась внутри Твоего чрева, Пречистая, как бы из вещества пурпурного; потому мы почитаем Тебя, Истинную Богородицу.]


Ирмос: Безсеменного зачатия рождество несказанное, Матере безмужныя нетленен Плод, Божие бо Рождение обновляет естества. Темже Тя вси роди, яко Богоневестную Матерь, православно величаем.

[Рождество от бессеменного зачатия неизъяснимо, безмужной Матери нетленен Плод, ибо рождение Бога обновляет природу. Поэтому Тебя, как Богоневесту-Матерь мы, все роды, православно величаем.]

Христос искушашеся, диавол искушаше, показуя камение, да хлеби будут, на гору возведе видети вся царствия мира во мгновении; убойся, о душе, ловления, трезвися, молися на всякий час Богу.

[Христос был искушаем; диавол искушал, показывая камни, чтобы они обратились в хлебы; возвел Его на гору, чтобы видеть все царства мира в одно мгновение; бойся, душа, этого обольщения, бодрствуй и ежечасно молись Богу.] (Мф. 4:1-9. Мк. 1; 12-13; Лк. 4:1-12)

Горлица пустыннолюбная, глас вопиющого возгласи, Христов светильник, проповедуяй покаяние, Ирод беззаконнова со Иродиадою. Зри, душе моя, да не увязнеши в беззаконныя сети, но облобызай покаяние.

[Пустыннолюбивая горлица, голос вопиющего, Христов светильник взывал, проповедуя покаяние, а Ирод беззаконствовал с Иродиадою; смотри, душа моя, чтобы не впасть тебе в сети беззаконных, но возлюби покаяние.] (Песн. 2:12; Ис. 40:3; Мф. 3:8; Мф. 14:3; Мк. 6:17; Лк. 3:19 -20)

В пустыню вселися благодати Предтеча, и Иудея вся и Самария, слышавше, течаху и исповедаху грехи своя, крещающеся усердно: ихже ты не подражала еси, душе.

[Предтеча благодати обитал в пустыне и все иудеи и самаряне стекались слушать его и исповедовали грехи свои, с усердием принимая крещение. Но ты, душа, не подражала им.] (Мф. 3:1-6; Мк. 1:3-6)

Брак убо честный и ложе нескверно, обоя бо Христос прежде благослови, плотию ядый, и в Кане же на браце воду в вино совершая, и показуя первое чудо, да ты изменишися, о душе.

[Брак честен и ложе непорочно, ибо Христос благословил их некогда, в Кане на браке вкушая пищу плотию и претворяя воду в вино, совершая первое чудо, чтобы ты, душа, изменилась.] (Евр. 13:4; Ин. 2:1-11)

Разслабленного стягну Христос, одр вземша, и юношу умерша воздвиже, вдовиче рождение, и сотнича отрока, и самаряныне явися, в дусе службу тебе, душе, предживописа.

[Христос укрепил расслабленного, взявшего постель свою; воскресил умершего юного сына вдовы, исцелил слугу сотника и, открыв Себя самарянке, предначертал тебе, душа, служение Богу духом.] (Мф. 9:6; 8:13; Лк. 7:14; Ин. 4:7-24)

Кровоточивую исцели прикосновением края ризна Господь, прокаженныя очисти, слепыя и хромыя просветив исправи, глухия же, и немыя, и ничащия низу исцели словом: да ты спасешися, окаянная душе.

[Господь исцелил кровоточивую через прикосновение к одежде Его, очистил прокаженных, дал прозрение слепым, исправил хромых, глухих, немых и уврачевал словом скорченную, чтобы ты спаслась, несчастная душа.] (Мф. 9:20; 11:5; Лк. 13:11-13)

Слава: Отца прославим, Сына превознесем, Божественному Духу верно поклонимся, Троице Нераздельней, Единице по существу, яко Свету и Светом, и Животу и Животом, животворящему и просвещающему концы.

[Прославим Отца, превознесем Сына, с верою поклонимся Божественному Духу, Нераздельной Троице, Единой по существу, как Свету и Светам, Жизни и Жизням, животворящему и просвещающему пределы вселенной.]

И ныне: Град Твой сохраняй, Богородительнице Пречистая, в Тебе бо сей верно царствуяй, в Тебе и утверждается, и Тобою побеждаяй, побеждает всякое искушение, и пленяет ратники, и проходит послушание.

[Сохраняй град Свой, Пречистая Богородительница. Под Твоею защитою он царствует с верою, и от Тебя получает крепость, и при Твоем содействии неотразимо побеждает всякое бедствие, берет в плен врагов и держит их в подчинении.

Припев: Преподобне отче Андрее, моли Бога о нас.

Андрее честный и отче треблаженнейший, пастырю Критский, не престай моляся о воспевающих тя, да избавимся вси гнева и скорби, и тления, и прегрешений безмерных, чтущии твою память верно.

[Андрей досточтимый, отец преблаженный, пастырь Критский, не переставай молиться за воспевающих тебя, чтобы избавиться от гнева, скорби, погибели и бесчисленных прегрешений нам всем, искренно почитающим память твою.]



В среду первой седмицы Великого поста


Ирмос: Помощник и Покровитель бысть мне во спасение, Сей мой Бог, и прославлю Его, Бог отца моего, и вознесу Его, славно бо прославися.

[Помощник и Покровитель явился мне ко спасению, Он Бог мой, и прославлю Его, Бога отца моего, и превознесу Его, ибо Он торжественно прославился.] (Исх. 15:1-2)

Припев: Помилуй мя, Боже, помилуй мя.

От юности, Христе, заповеди Твоя преступих, всестрастно небрегий, унынием преидох житие. Темже зову Ти, Спасе: поне на конец спаси мя.

[С юности, Христе, я пренебрегал Твоими заповедями, всю жизнь провел в страстях, беспечности и нерадении. Поэтому и взываю к Тебе, Спаситель: хотя при кончине спаси меня.]

Повержена мя, Спасе, пред враты Твоими, поне на старость не отрини мене во ад тща, но прежде конца, яко Человеколюбец, даждь ми прегрешений оставление.

[Поверженного пред вратами Твоими, Спаситель, хотя в старости, не низринь меня в ад, как невоздержанного, но прежде кончины, как Человеколюбец, даруй мне оставление прегрешений.]

Богатство мое, Спасе, изнурив в блуде, пуст есмь плодов благочестивых, алчен же зову: Отче щедрот, предварив Ты мя ущедри.

[Расточив богатство мое в распутстве, Спаситель, я чужд плодов благочестия, но, чувствуя голод, взываю: Отец Милосердный, поспеши и умилосердись надо мною.]

 В разбойники впадый аз есмь помышленьми моими, весь от них уязвихся ныне и исполнихся ран, но, Сам ми представ, Христе Спасе, исцели.

[По помыслам моим я человек, попавшийся разбойникам; теперь я весь изранен ими, покрыт язвами, но Ты Сам, Христос Спаситель, приди и исцели меня.] (Лк. 10:30)

Священник, мя предвидев мимо иде, и левит, видев в лютых нага, презре, но из Марии возсиявый Иисусе, Ты, представ, ущедри мя.

[Священник, заметив меня, прошел мимо, и левит, видя меня в беде обнаженного, презрел; но Ты, воссиявший от Марии Иисусе, прииди и умилосердись надо мною.] (Лк. 10:31-32)

Припев: Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.

Ты ми даждь светозарную благодать от Божественного свыше Промышления избежати страстей омрачения и пети усердно Твоего, Марие, жития красная исправления.

[Даруй мне, Мария, ниспосланную тебе свыше Божественным Промыслом светозарную благодать — избежать мрака страстей и усердно воспеть прекрасные подвиги твоей жизни.]

Слава: Пресущная Троице, во Единице покланяемая, возми бремя от мене тяжкое греховное и, яко благоутробна, даждь ми слезы умиления.

[Пресущественная Троица, Которой мы поклоняемся как Единому Существу, сними с меня тяжелое бремя греховное и, как Милосердная, даруй мне слезы умиления.]

И ныне: Богородице, Надежде и Предстательство Тебе поющих, возми бремя от мене тяжкое греховное и, яко Владычица Чистая, кающася приими мя.

[Богородице, Надежда и Помощь всем воспевающих Тебя, сними с меня тяжелое бремя греховное и, как Владычица Непорочная, прими меня кающегося.]


Ирмос: Вонми небо, и возглаголю, и воспою Христа, от Девы плотию пришедшого.

[Внемли, небо, я буду возвещать и воспевать Христа, пришедшего во плоти от Девы.]

Поползохся, яко Давид, блудно и осквернихся, но омый и мене, Спасе, слезами.

[От невоздержания, как Давид, я пал и осквернился, но омой и меня, Спаситель, слезами.] (2 Цар. 11:4)

Ни слез, ниже покаяния имам, ниже умиления. Сам ми сия, Спасе, яко Бог, даруй.

[Ни слез, ни покаяния, ни умиления нет у меня; Сам Ты, Спаситель, как Бог, даруй мне это.]

Погубих первозданную доброту и благолепие мое и ныне лежу наг и стыждуся.

[Погубил я первозданную красоту и благообразие мое и теперь лежу обнаженным и стыжусь.]

Дверь Твою не затвори мне тогда, Господи, Господи, но отверзи ми сию, кающемуся Тебе.

[Не затвори предо мною теперь дверь Твою, Господи, Господи, но отвори ее для меня, кающегося Тебе.] (Мф. 7:21-23; 25:11)

Внуши воздыхания души моея и очию моею приими капли, Спасе, и спаси мя.

[Внемли, Спаситель, стенаниям души моей, прими слезы очей моих и спаси меня.]

Человеколюбче, хотяй всем спастися, Ты воззови мя и приими яко благ кающагося.

[Человеколюбец, желающий всем спасения, Ты призови меня и прими, как Благий, кающегося.] (1 Тим. 2:4)

Припев: Пресвятая Богородице, спаси нас.

Пречистая Богородице Дево, Едина Всепетая, моли прилежно во еже спастися нам.

[Пречистая Богородице Дева, Ты Одна, всеми воспеваемая, усердно моли о нашем спасении.]

Иный. Ирмос: Видите, видите, яко Аз есмь Бог, манну одождивый и воду из камене источивый древле в пустыни людем Моим, десницею единою и крепостию Моею.

[Видите, видите, что Я — Бог, в древности ниспославший манну и источивший воду из камня народу Моему в пустыне — одним Своим всемогуществом.] (Исх. 16:14; 17:6)

Видите, видите, яко Аз есмь Бог, внушай, душе моя, Господа вопиюща, и удалися прежняго греха, и бойся яко неумытного и яко Судии и Бога.

[Видите, видите, что Я — Бог. Внимай, душа моя, взывающему Господу, оставь прежний грех и убойся как праведного Судию и Бога.]

Кому уподобилася еси, многогрешная душе? Токмо первому Каину и Ламеху оному, каменовавшая тело злодействы и убившая ум безсловесными стремленьми.

[Кому уподобилась ты, многогрешная душа, как не первому Каину и тому Ламеху, жестоко окаменив тело злодеяниями и убив ум безрассудными стремлениями.] (Быт. 4:1-26)

Вся прежде закона претекши, о душе, Сифу не уподобилася еси, ни Еноса подражала еси, ни Еноха преложением, ни Ноя, но явилася еси убога праведных жизни.

[Имея в виду всех, живших до закона, о душа, не уподобилась ты Сифу, не подражала ни Еносу, ни Еноху через преселение духовное, ни Ною, но оказалась чуждой жизни праведников.] (Быт. 5:1-32)

Едина отверзла еси хляби гнева Бога твоего, душе моя, и потопила еси всю, якоже землю, плоть, и деяния, и житие, и пребыла еси вне спасительного ковчега.

[Ты одна, душа моя, открыла бездны гнева Бога своего и потопила, как землю, всю плоть, и дела, и жизнь, и осталась вне спасительного ковчега.] (Быт. 7:1-24)

Припев: Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.

Всем усердием и любовию притекла еси Христу, первый греха путь отвращши, и в пустынях непроходимых питающися, и Того чисте совершающи Божественныя заповеди.

[Оставив прежний путь греха, ты с всем усердием и любовью прибегла ко Христу, живя в непроходимых пустынях и в чистоте исполняя Божественные Его заповеди.]

Слава: Безначальная, Несозданная Троице, Нераздельная Единице, кающася мя приими, согрешивша спаси, Твое есмь создание, не презри, но пощади и избави мя огненного осуждения.

[Безначальная Несозданная Троица, Нераздельная Единица, прими меня кающегося, спаси согрешившего, я — Твое создание, не презри, но пощади и избавь меня от осуждения в огонь.]

И ныне: Пречистая Владычице, Богородительнице, Надеждо к Тебе притекающих и пристанище сущих в бури, Милостивого и Создателя и Сына Твоего умилостиви и мне молитвами Твоими.

[Пречистая Владычица, Богородительница, Надежда прибегающих к Тебе и пристанище для застигнутых бурей, Твоими молитвами приклони на милость и ко мне Милостивого Творца и Сына Твоего.]


Ирмос: Утверди, Господи, на камени заповедей Твоих подвигшееся сердце мое, яко Един Свят еси и Господь.

[Утверди, Господи, на камне Твоих заповедей поколебавшееся сердце мое, ибо Ты один Свят и Господь.]

Благословения Симова не наследовала еси, душе окаянная, ни пространное одержание, якоже Иафеф, имела еси на земли оставления.

[Симова благословения не наследовала ты, несчастная душа, и не получила, подобно Иафету, обширного владения на земле — отпущения грехов.]

От земли Харран изыди от греха, душе моя, гряди в землю, точащую присноживотное нетление, еже Авраам наследствова.

[Удались, душа моя, от земли Харран — от греха; иди в землю, источающую вечно живое нетление, которую наследовал Авраам.] (Быт. 12:1-7)

Авраама слышала еси, душе моя, древле оставльша землю отечества и бывша пришельца, сего произволению подражай.

[Ты слышала, душа моя, как в древности Авраам оставил землю отеческую и сделался странником; подражай его решимости.] (Быт. 12:1-7)

У дуба Мамврийского учредив патриарх Ангелы, наследствова по старости обетования ловитву.

[Угостив Ангелов под дубом Маврийским, патриарх на старости получил, как добычу, обещанное.] (Быт. 18:1)

Исаака, окаянная душе моя, разумевши новую жертву, тайно всесожженную Господеви, подражай его произволению.

[Зная, бедная душа моя, как Исаак принесен таинственно в новую жертву всесожжения Господу, подражай его решимости.] (Быт. 22:2)

Исмаила слышала еси, трезвися, душе моя, изгнана, яко рабынино отрождение, виждь, да не како подобно что постраждеши, ласкосердствующи.

[Ты слышала, душа моя, что Измаил был изгнан, как рожденный рабыней, бодрствуй, смотри, чтобы и тебе не потерпеть бы чего-либо подобного за сладострастие.] (Быт. 21:10-11)

Припев: Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.

Содержимь есмь бурею и треволнением согрешений, но сама мя, мати, ныне спаси и к пристанищу Божественного покаяния возведи.

[Окружен я, матерь, бурей и сильным волнением согрешений, но ты сама ныне спаси меня и приведи к пристанищу Божественного покаяния.]

Припев: Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.

Рабское моление и ныне, преподобная, принесши ко благоутробней молитвами твоими Богородице, отверзи ми Божественныя входы.

[Усердное моление и ныне, преподобная, принеся к умилостивленной твоими молитвами Богородице, открой и для меня Божественные входы.]

Слава: Троице Простая, Несозданная, Безначальное Естество, в Троице певаемая Ипостасей, спаси ны, верою покланяющияся державе Твоей.

[Троица Несоставная, Несозданная, Существо Безначальная, в троичности Лиц воспеваемая, спаси нас, с верою поклоняющихся силе Твоей.]

И ныне: От Отца безлетна Сына в лето, Богородительнице, неискусомужно родила еси, странное чудо, пребывши Дева доящи.

[Ты, Богородительница, не испытавши мужа, во времени родила Сына от Отца вне времени и — дивное чудо: питая молоком, пребыла Девою.]


Ирмос: Услыша пророк пришествие Твое, Господи, и убояся, яко хощеши от Девы родитися и человеком явитися, и глаголаше: услышах слух Твой и убояхся, слава силе Твоей, Господи.

[Услышал пророк о пришествии Твоем, Господи, и устрашился, что Тебе угодно родиться от Девы и явиться людям, и сказал: услышал я весть о Тебе и устрашился; слава силе Твоей, Господи.]

 Тело осквернися, дух окаляся, весь острупихся, но яко врач, Христе, обоя покаянием моим уврачуй, омый, очисти, покажи, Спасе мой, паче снега чистейша.

[Тело мое осквернено, дух грязен, весь я покрыт струпами, но Ты, Христе, как врач, уврачуй и то и другое моим покаянием, омой, очисти, яви меня чище снега, Спаситель мой.]

Тело Твое и кровь Распинаемый о всех положил еси, Слове: тело убо, да мя обновиши, кровь, да омыеши мя. Дух же предал еси, да мя приведеши, Христе, Твоему Родителю.

[Твое тело и Кровь, Слово, Ты принес в жертву за всех при распятии; Тело — чтобы воссоздать меня, Кровь — чтобы омыть меня, и Дух Ты, Христе, предал, чтобы привести меня к Твоему Отцу.]

Соделал еси спасение посреде земли, Щедре, да спасемся. Волею на древе распялся еси, Едем затворенный отверзеся, горняя и дольняя тварь, языцы вси, спасени, покланяются Тебе.

[Посреди земли Ты устроил спасение, Милосердный, чтобы мы спаслись; Ты добровольно распялся на древе; Едем затворенный открылся; Тебе поклоняются небесные и земные и все спасенные Тобою народы.] (Пс. 73:12)

Да будет ми купель кровь из ребр Твоих, вкупе и питие, источившее воду оставления, да обоюду очищаюся, помазуяся и пия, яко помазание и питие, Слове, животочная Твоя словеса.

[Да будет мне омовением Кровь из ребр Твоих и вместе питием, источившая оставление грехов, чтобы мне и тем и другим очищаться, Слове, помазуясь и напояясь животворными Твоими словами, как мазью и питием.] (Ин. 19:34)

Чашу Церковь стяжа, ребра Твоя живоносная, из нихже сугубыя нам источи токи оставления и разума во образ Древняго и Нового, двоих вкупе Заветов, Спасе наш.

[Церковь приобрела себе Чашу в живоносном ребре Твоем, из которого проистек нам двойной поток оставления грехов и разумения, Спаситель наш, в образ обоих Заветов, Ветхого и Нового.]

Наг есмь чертога, наг есмь и брака, купно и вечери; светильник угасе, яко безъелейный, чертог заключися мне спящу, вечеря снедеся, аз же по руку и ногу связан, вон низвержен есмь.

[Я лишен брачного чертога, лишен и брака, и вечери; светильник, как без елея, погас; чертог закрылся во время моего сна, вечеря окончена, а я, связанный по рукам и ногам, извержен вон.] (Мф. 25:1-13; Лк. 12:35-37; 13:24-27; 14:7-24)

Слава: Нераздельное существом, неслитное Лицы богословлю Тя, Троическое Едино Божество, яко Единоцарственное и Сопрестольное, вопию Ти песнь великую, в вышних трегубо песнословимую.

[Нераздельным по существу, неслиянным в Лицах богословски исповедую Тебя, Троичное Единое Божество, Соцарственное и Сопрестольное; возглашаю Тебе великую песнь, в небесных обителях троекратно воспеваемую.] (Ис. 6:1-3)

И ныне: И раждаеши, и девствуеши, и пребываеши обоюду естеством Дева, Рождейся обновляет законы естества, утроба же раждает нераждающая. Бог идеже хощет, побеждается естества чин: творит бо, елика хощет.

[И рождаешь Ты, и остаешься Девою, в обоих случаях сохраняя по естеству девство. Рожденный Тобою обновляет законы природы, а девственное чрево рождает; когда хочет Бог, то нарушается порядок природы, ибо Он творит, что хочет.]


Ирмос: От нощи утренююща, Человеколюбче, просвети, молюся, и настави и мене на повеления Твоя, и научи мя, Спасе, творити волю Твою.

[От ночи бодрствующего, просвети меня, молю, Человеколюбец, путеводи меня в повелениях Твоих и научи меня, Спаситель, исполнять Твою волю.] (Пс. 62:2; 118:35)

Яко тяжкий нравом, фараону горькому бых, Владыко, Ианни и Иамври, душею и телом, и погружен умом, но помози ми.

[По упорству я стал как жестокий нравом фараон, Владыко, по душе и телу я — Ианний и Иамврий, и по уму погрязший, но помоги мне.] (Исх. 7:11; 2 Тим. 3:8)

Калу примесихся, окаянный, умом, омый мя, Владыко, банею моих слез, молю Тя, плоти моея одежду убелив яко снег.

[Загрязнил я, несчастный, свой ум, но омой меня, Владыко, в купели слез моих молю Тебя, и убели, как снег, одежду плоти моей.]

Аще испытаю моя дела, Спасе, всякого человека превозшедша грехами себе зрю, яко разумом мудрствуяй согреших, не неведением.

[Когда исследую свои дела, Спаситель, то вижу, что превзошел я грехами всех людей, ибо я грешил с разумным сознанием, а не по неведению.]

Пощади, пощади, Господи, создание Твое, согреших, ослаби ми, яко естеством чистый Сам сый Един, и ин разве Тебе никтоже есть кроме скверны.

[Пощади, Господи, пощади, создание Твое: я согрешил, прости мне, ибо только Ты один чист по природе, и никто, кроме Тебя, не чужд нечистоты.]

Мене ради Бог сый, вообразился еси в мя, показал еси чудеса, исцелив прокаженныя и разслабленного стягнув, кровоточивыя ток уставил еси, Спасе, прикосновением риз.

[Ради меня, будучи Богом, Ты принял мой образ, Спаситель, и, совершая чудеса, исцелял прокаженных, укреплял расслабленных, остановил кровотечение у кровоточивой прикосновением одежды.] (Мф. 9:20; Мк. 5:25-27; Лк. 8:43-44)

Припев: Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.

Струи Иорданския прешедши, обрела еси покой безболезненный, плоти сласти избежавши, еяже и нас изми твоими молитвами, преподобная.

[Ты перешла поток Иорданский и приобрела покой безболезненный, оставив плотское удовольствие, от которого избавь и нас твоими молитвами, преподобная.]

Слава: Тя, Троице, славим Единого Бога: Свят, Свят, Свят еси, Отче, Сыне и Душе, Простое Существо, Единице присно покланяемая.

[Тебя, Пресвятая Троица, прославляем за Единого Бога: Свят, Свят, Свят Отец, Сын и Дух, Простое Существо, Единица вечно поклоняемая.]

И ныне: Из Тебе облечеся в мое смешение, нетленная, безмужная Мати Дево, Бог, создавый веки, и соедини Себе человеческое естество.

[В Тебе, Нетленная, не познавшая мужа Матерь-Дево, облекся в мой состав сотворивший мир Бог и соединил с Собою человеческую природу.]


Ирмос: Возопих всем сердцем моим к щедрому Богу, и услыша мя от ада преисподняго, и возведе от тли живот мой.

[От всего сердца моего я воззвал к милосердному Богу, и Он услышал меня из ада преисподнего и воззвал жизнь мою от погибели.]

Востани и побори, яко Иисус Амалика, плотския страсти, и гаваониты, лестныя помыслы, присно побеждающи.

[Восстань и побеждай плотские страсти, как Иисус Амалика, всегда побеждая и гаваонитян — обольстительные помыслы.] (Исх. 17:8; Нав. 8:21)

Прейди, времене текущее естество, яко прежде ковчег, и земли оныя буди во одержании обетования, душе, Бог повелевает.

[Душа, Бог повелевает: перейди, как некогда ковчег Иордан, текущее по своему существу время и сделайся обладательницею обещанной земли.] (Нав. 3:17)

Яко спасл еси Петра, возопивша спаси, предварив мя, Спасе, от зверя избави, простер Твою руку, и возведи из глубины греховныя.

[Подобно тому как Ты спас Петра, воззвавшего, поспеши, Спаситель, спасти и меня, избавь меня от чудовища, простерши Свою руку, и выведи из глубины греха.] (Мф. 14:31)

Пристанище Тя вем утишное, Владыко, Владыко Христе, но от незаходимых глубин греха и отчаяния мя, предварив, избави.

[Тихое пристанище вижу в Тебе, Владыка, Владыка Христе, поспеши же избавить меня от непроходимых глубин греха и отчаяния.]

Слава: Троица есмь Проста, Нераздельна, раздельна Личне, и Единица есмь естеством соединена, Отец глаголет, и Сын, и Божественный Дух.

[Я — Троица Несоставная, Нераздельная, раздельная в лицах, и Единица, соединенная по существу; свидетельствует Отец, Сын и Божественный Дух.]

И ныне: Утроба Твоя Бога нам роди, воображена по нам, Егоже, яко Создателя всех, моли, Богородице, да молитвами Твоими оправдимся.

[Чрево Твое родило нам Бога, принявшего наш образ; Его, как Создателя всего мира, моли, Богородица, чтобы по молитвам Твоим нам оправдаться.]

Господи, помилуй (трижды). Слава, и ныне:


Кондак, глас 6:

Душе моя, душе моя, востани, что спиши? Конец приближается, и имаши смутитися: воспряни убо, да пощадит тя Христос Бог, везде сый и вся исполняяй.

[Душа моя, душа моя, восстань, что ты спишь? Конец приближается, и ты смутишься; пробудись же, чтобы пощадил тебя Христос Бог, Вездесущий и все наполняющий.]


Ирмос: Согрешихом, беззаконновахом, неправдовахом пред Тобою, ниже соблюдохом, ниже сотворихом, якоже заповедал еси нам; но не предаждь нас до конца, отцев Боже.

[Мы согрешили, жили беззаконно, неправо поступали пред Тобою, не сохранили, не исполнили, что Ты заповедал нам; но не оставь нас до конца, Боже отцов.] (Дан. 9:5-6)

Манассиева собрала еси согрешения изволением, поставльши яко мерзости страсти и умноживши, душе, негодования, но того покаянию ревнующи тепле, стяжи умиление.

[Ты, душа, добровольно вместила преступления Манассии, поставив вместо идолов страсти и умножив мерзости; но усердно подражай и его покаянию с чувством умиления.] (4 Цар. 21:1-2)

Ахаавовым поревновала еси сквернам, душе моя, увы мне, была еси плотских скверн пребывалище и сосуд срамлен страстей, но из глубины твоея воздохни и глаголи Богу грехи твоя.

[Ты подражала Ахаву в мерзостях, душа моя; увы, ты сделалась жилищем плотских нечистот и постыдным сосудом страстей; но воздохни из глубины своей и поведай Богу грехи свои.] (З Цар. 16:30)

 Заключися тебе небо, душе, и глад Божий постиже тя, егда Илии Фесвитянина, якоже Ахаав, не покорися словесем иногда, но Сараффии уподобився, напитай пророчу душу.

[Заключилось небо для тебя, душа, и голод от Бога послан на тебя, как некогда на Ахава за то, что он не послушал слов Илии Фесфитянина; но ты подражай вдове Сарептской, напитай душу пророка.] (З Цар. 17:8-9)

Попали Илиа иногда дващи пятьдесят Иезавелиных, егда студныя пророки погуби, во обличение Ахаавово, но бегай подражания двою, душе, и укрепляйся.

[Илия попалил некогда дважды по пятьдесят служителей Иезавели, когда истреблял гнусных пророков ее в обличение Ахава; но ты, душа, избегай подражания обоим им и крепись в воздержании.] (4 Цар. 1:10-15)

Слава: Троице Простая, Нераздельная, Единосущная, и Естество Едино, Светове и Свет, и Свята Три, и Едино Свято поется Бог Троица; но воспой, прослави Живот и Животы, душе, всех Бога.

[Троица Простая, Нераздельная, Единосущная, и одно Божество, Светы и Свет, Три Святы и Одно Лицо Свято, Бог-Троица, воспеваемая в песнопениях; воспой же и ты, душа, прославь Жизнь и Жизни — Бога всех.]

И ныне: Поем Тя, благословим Тя, покланяемся Ти, Богородительнице, яко Нераздельныя Троицы породила еси Единого Христа Бога и Сама отверзла еси нам, сущим на земли, Небесная.

[Воспеваем Тебя, благословляем Тебя, поклоняемся Тебе, Богородительница, ибо Ты родила Одного из Нераздельной Троицы, Христа Бога, и Сама открыла для нас, живущих на земле, небесные обители.]


Ирмос: Егоже воинства небесная славят, и трепещут Херувими и Серафими, всяко дыхание и тварь, пойте, благословите и превозносите во вся веки.

[Кого прославляют воинства небесные и пред Кем трепещут Херувимы и Серафимы, Того, все существа и творения, воспевайте, благословляйте и превозносите во все века.]

Правосуде Спасе, помилуй и избави мя огня и прещения, еже имам на суде праведно претерпети; ослаби ми прежде конца добродетелию и покаянием.

[Правосудный Спаситель, помилуй и избавь меня от огня и наказания, которому я должен справедливо подвергнуться на суде; прости меня прежде кончины, дав мне добродетель и покаяние.]

Яко разбойник вопию Ти: помяни мя; яко Петр, плачу горце: ослаби ми, Спасе; зову, яко мытарь, слезю, яко блудница; приими мое рыдание, якоже иногда хананеино.

[Как разбойник взываю к Тебе: вспомни меня; как Петр, горько плачу, Спаситель; как мытарь, издаю вопль: будь милостив ко мне; проливаю слезы, как блудница; прими мое рыдание, как некогда от жены Хананейской.] (Лк. 7:37-38; 18:13; 23:42; 22:62; Мф. 15:22)

Гноение, Спасе, исцели смиренныя моея души, Едине Врачу, пластырь мне наложи, и елей, и вино, дела покаяния, умиление со слезами.

[Один Врач — Спаситель, исцели гниение моей смиренной души; приложи мне пластырь, елей и вино — дела покаяния, умиление со слезами.]

Хананею и аз подражая, помилуй мя, вопию, Сыне Давидов; касаюся края ризы, яко кровоточивая, плачу, яко Марфа и Мария над Лазарем.

[Подражая жене Хананейской, и я взываю к Сыну Давидову: помилуй меня; касаюсь одежды Его, как кровоточивая, плачу, как Марфа и Мария над Лазарем.] (Мф. 9:20; 15:22; Ин. 11:33)

Слава: Безначальне Отче, Сыне Собезначальне, Утешителю Благий, Душе Правый, Слова Божия Родителю, Отца Безначальна Слове, Душе Живый и Зиждяй, Троице Единице, помилуй мя.

[Безначальный Отче, Собезначальный Сын, Утешитель Благий, Дух Правый, Родитель Слова Божия, Безначальное Слово Отца, Дух, Животворящий и Созидающий, Троица Единая, помилуй меня.]

И ныне: Яко от оброщения червленицы, Пречистая, умная багряница Еммануилева внутрь во чреве Твоем плоть исткася. Темже Богородицу воистинну Тя почитаем.

[Мысленная порфира — плоть Еммануила соткалась внутри Твоего чрева. Пречистая, как бы из вещества пурпурного; потому мы почитаем Тебя, Истинную Богородицу.]


Ирмос: Безсеменного зачатия Рождество несказанное, Матере безмужныя нетленен Плод, Божие бо Рождение обновляет естества. Темже Тя вси роди, яко Богоневестную Матерь, православно величаем.

[Рождество от бессеменного зачатия неизъяснимо, безмужной Матери нетленен Плод, ибо рождение Бога обновляет природу. Поэтому Тебя, как Богоневесту-Матерь мы, все роды, православно величаем.]

Недуги исцеляя, нищим благовествоваше Христос Слово, вредныя уврачева, с мытари ядяше, со грешники беседоваше, Иаировы дщере душу предумершую возврати осязанием руки.

[Врачуя болезни, Христос-Слово, благовествовал нищим, исцелял увечных, вкушал с мытарями, беседовал с грешниками и прикосновением руки возвратил вышедшую из тела душу Иаировой дочери.] (Мф. 4:23; 9:10-11; Мк. 5:41-42)

Мытарь спасашеся, и блудница целомудрствоваше, и фарисей, хваляся, осуждашеся. Ов убо, очисти мя; ова же, помилуй мя; сей же величашеся вопия: Боже, благодарю Тя, и прочыя безумныя глаголы.

[Мытарь спасся и блудница сделалась целомудренною, а гордый фарисей подвергся осуждению, ибо первый взывал: «Будь милостив ко мне»; другая: «Помилуй меня»; а последний тщеславно возглашал: «Боже, благодарю Тебя…» и прочие безумные речи.] (Лк. 7:46-47; 18:14)

Закхей мытарь бе, но обаче спасашеся, и фарисей Симон соблажняшеся, и блудница приимаше оставительная разрешения от Имущого крепость оставляти грехи, юже, душе, потщися подражати.

[Закхей был мытарь, однако спасся; Симон фарисей соблазнялся, а блудница получила решительное прощение от Имеющего власть отпускать грехи; спеши, душа, и ты подражать ей.] (Лк. 7:39; 19:9; Ин. 8:3-11)

Блуднице, о окаянная душе моя, не поревновала еси, яже приимши мира алавастр, со слезами мазаше нозе Спасове, отре же власы, древних согрешений рукописание Раздирающого ея.

[Бедная душа моя, ты не подражала блуднице, которая, взяв сосуд с миром, мазала со слезами и отирала волосами ноги Спасителя, разорвавшего запись прежних ее прегрешений.] (Лк. 7:37-38)

Грады, имже даде Христос благовестие, душе моя, уведала еси, како прокляти быша. Убойся указания, да не будеши якоже оны, ихже содомляном Владыка уподобив, даже до ада осуди.

[Ты знаешь, душа моя, как прокляты города, которым Христос благовестил Евангелие; страшись этого примера, чтобы и тебе не быть, как они, ибо Владыка, уподобив их содомлянам, присудил их к аду.] (Лк. 10:12-15)

Да не горшая, о душе моя, явишися отчаянием, хананеи веру слышавшая, еяже дщи словом Божиим исцелися; Сыне Давидов, спаси и мене, воззови из глубины сердца, якоже она Христу.

[Не окажись, душа моя, по отчаянию хуже хананеянки, слышавшей о вере, по которой Божиим словом исцелена дочь ее; взывай, как она, Христу из глубины сердца: «Сын Давидов, спаси и меня».] (Мф. 15:22)

Слава: Отца прославим, Сына превознесем, Божественному Духу верно поклонимся, Троице Нераздельней, Единице по Существу, яко Свету и Светом, и Животу и Животом, Животворящему и Просвещающему концы.

[Прославим Отца, превознесем Сына, с верою поклонимся Божественному Духу, Нераздельной Троице, Единой по существу, как Свету и Светам, Жизни и Жизням, Животворящему и Просвещающему пределы вселенной.]

И ныне: Град Твой сохраняй, Богородительнице Пречистая, в Тебе бо сей верно царствуяй, в Тебе и утверждается, и Тобою побеждаяй, побеждает всякое искушение, и пленяет ратники, и проходит послушание.

[Сохраняй град Свой, Пречистая Богородительница. Под Твоею защитою он царствует с верою, и от Тебя получает крепость, и при Твоем содействии неотразимо побеждает всякое бедствие, берет в плен врагов и держит их в подчинении.]

Припев: Преподобне отче Андрее, моли Бога о нас.

Андрее честный и отче треблаженнейший, пастырю Критский, не престай моляся о воспевающих тя, да избавимся вси гнева, и скорби, и тления, и прегрешений безмерных, чтущии твою память верно.

[Андрей досточтимый, отец преблаженный, пастырь Критский, не переставай молиться за воспевающих тебя, чтобы избавиться от гнева, скорби, погибели и бесчисленных прегрешений нам всем, искренно почитающим память твою.]


В четверг первой седмицы Великого поста


Ирмос: Помощник и Покровитель бысть мне во спасение, Сей мой Бог, и прославлю Его, Бог отца моего, и вознесу Его, славно бо прославися.

[Помощник и Покровитель явился мне ко спасению, Он Бог мой, и прославлю Его, Бога отца моего, и превознесу Его, ибо Он торжественно прославился.] (Исх. 15:1-2)

Припев: Помилуй мя, Боже, помилуй мя.

Агнче Божий, вземляй грехи всех, возми бремя от мене тяжкое греховное, и яко благоутробен, даждь ми слезы умиления.

[Агнец Божий, взявший грехи всех, сними с меня тяжкое бремя греховное и, как Милосердный, даруй мне слезы умиления.] (Ин. 1:29)

Тебе припадаю, Иисусе, согреших Ти, очисти мя, возми бремя от мене тяжкое греховное и яко благоутробен, даждь ми слезы умиления.

[К Тебе припадаю, Иисусе, согрешил я пред Тобою, умилосердись надо мною, сними с меня тяжкое бремя греховное и, как Милосердный, даруй мне слезы умиления.]

Не вниди со мною в суд, нося моя деяния, словеса изыскуя и исправляя стремления. Но в щедротах Твоих презирая моя лютая, спаси мя, Всесильне.

[Не входи со мною в суд, взвешивая мои дела, исследуя слова и обличая стремления, но по Твоим щедротам презирая мои злодеяния, спаси меня, Всесильный.]

Покаяния время, прихожду Ти, Создателю моему: возми бремя от мене тяжкое греховное и яко благоутробен, даждь ми слезы умиления.

[Время покаяния: к Тебе прихожу, моему Создателю, сними с меня тяжкое бремя греховное и, как Милосердный, даруй мне слезы умиления.]

Богатство душевное иждив грехом, пуст есмь добродетелей благочестивых, гладствуя же зову: милости подателю Господи, спаси мя.

[Расточив в грехе духовное богатство, я чужд святых добродетелей, но, испытывая голод, взываю: Источник милости, Господи , спаси меня.]

Припев: Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.

Приклоньшися Христовым Божественным законом, к Сему приступила еси, сладостей неудержимая стремления оставивши, и всякую добродетель всеблагоговейно, яко едину, исправила еси.

[Покорившись перед Божественными заповедями Христа, ты предалась Ему, оставив необузданные стремления к удовольствиям, и все добродетели, как одну, исполнила со всем благоговением.]

Слава: Пресущественная Троице, во Единице покланяемая, возми бремя от мене тяжкое греховное и, яко благоутробна, даждь ми слезы умиления.

[Пресущественная Троица, Которой мы поклоняемся как Единому Существу, сними с меня тяжелое бремя греховное и, как Милосердная, даруй мне слезы умиления.]

И ныне: Богородице, Надеждо и Предстательство Тебе поющих, возми бремя от мене тяжкое греховное и, яко Владычица Чистая, кающася приими мя.

[Богородице, Надежда и Помощь всем воспевающих Тебя, сними с меня тяжелое бремя греховное и, как Владычица Непорочная, прими меня кающегося.]


Ирмос: Видите, видите, яко Аз есмь Бог, манну одождивый и воду из камене источивый древле в пустыни людем Моим, десницею единою и крепостию Моею.

[Видите, видите, что Я — Бог, в древности ниспославший манну и источивший воду из камня народу Моему в пустыне — одним Своим всемогуществом.] (Исх. 16:14; 17:6)

Мужа убих, глаголет, в язву мне и юношу в струп, Ламех, рыдая вопияше; ты же не трепещеши, о душе моя, окалявши плоть и ум осквернивши.

[Мужа убил я, сказал Ламех, в язву себе, и юношу — в рану себе, взывал он, рыдая; ты же, душа моя, не трепещешь, осквернив тело и помрачив ум.] (Быт. 4:23)

Столп умудрила еси создати, о душе, и утверждение водрузити твоими похотьми, аще не бы Зиждитель удержал советы твоя и низвергл на землю ухищрения твоя.

[Ты умудрилась, душа, устроить столп и воздвигнуть твердыню своими вожделениями, но Творец обуздал замыслы твои и поверг на землю твои построения.] (Быт. 11:3-4)

 О како поревновах Ламеху, первому убийце, душу яко мужа, ум яко юношу, яко брата же моего, тело убив, яко Каин убийца, любосластными стремленьми.

[О, как уподобился я древнему убийце Ламеху, убив душу, как мужа, ум — как юношу, и подобно убийце Каину — тело мое, как брата, сластолюбивыми стремлениями.]

Одожди Господь от Господа огнь иногда на беззаконие гневающее, сожег содомляны; ты же огнь вжегла еси геенский, в немже имаши, о душе, сожещися.

[Господь некогда пролил дождем огонь от Господа, попалив неистовое беззаконие содомлян; ты же, душа, разожгла огонь геенский, в котором должна будешь гореть.] (Быт. 19:24)

Уязвихся, уранихся, се стрелы вражия уязвившыя мою душу и тело, се струпи, гноения, омрачения вопиют, раны самовольных моих страстей.

[Изранен я, изъявлен; вот стрелы врага, пронзившие душу мою и тело; вот раны, язвы и струпы вопиют об ударах самопроизвольных моих страстей.]

Припев: Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.

Простерла еси руце твои к щедрому Богу, Марие, в бездне зол погружаемая; и якоже Петру человеколюбно руку Божественную простре, твое обращение всячески Иский.

[Утопая в бездне зла, ты простерла, Мария, руки свои к Милосердному Богу, и Он, всячески ища твоего обращения, человеколюбиво подал тебе, как Петру, Божественную руку.] (Мф. 14:31)

Слава: Безначальная, Несозданная Троице, Нераздельная Единице, кающася мя приими, согрешивша спаси, Твое есмь создание, не презри, но пощади и избави мя огненного осуждения.

[Безначальная Несозданная Троица, Нераздельная Единица, прими меня кающегося, спаси согрешившего, я — Твое создание, не презри, но пощади и избавь меня от осуждения в огонь.]

И ныне: Пречистая Владычице, Богородительнице, Надеждо к Тебе притекающих и пристанище сущих в бури, Милостивого и Создателя и Сына Твоего умилостиви и мне молитвами Твоими.

[Пречистая Владычица, Богородительница, Надежда прибегающих к Тебе и пристанище для застигнутых бурей, Твоими молитвами приклони на милость и ко мне Милостивого Творца и Сына Твоего.].


Ирмос: Утверди, Господи, на камени заповедей Твоих подвигшееся сердце мое, яко Един Свят еси и Господь.

[Утверди, Господи, на камне Твоих заповедей поколебавшееся сердце мое, ибо Ты Один Свят и Господь.]

Агаре древле, душе, египтяныне уподобилася еси, поработившися произволением и рождши нового Исмаила, презорство.

[Древней Агари египтянке уподобилась ты, душа, порабощенная своим произволом и родив нового Измаила — дерзость.] (Быт. 16:16)

Иаковлю лествицу разумела еси, душе моя, являемую от земли к небесем: почто не имела еси восхода тверда, благочестия.

[Ты знаешь, душа моя, о лестнице с земли до небес, показанной Иакову; почему же ты не избрала безопасного восхода — благочестия?] (Быт. 28:12)

Священника Божия и царя уединена, Христово подобие в мире жития, в человецех подражай.

[Подражай священнику Божию и царю одинокому Мелхиседеку, образу жизни Христа среди людей в мире.] (Быт. 14:18. Евр. 7:1-3)

Обратися, постени, душе окаянная, прежде даже не приимет конец жития торжество, прежде даже дверь не заключит чертога Господь.

[Обратись и воздыхай, несчастная душа, прежде нежели кончится торжество жизни, прежде чем Господь затворит дверь брачного чертога.]

Не буди столп сланый, душе, возвратившися вспять, образ да устрашит тя содомский, горе в Сигор спасайся.

[Не сделайся соляным столпом, душа, обратившись назад, да устрашит тебя пример содомлян; спасайся на гору в Сигор.] (Быт. 19:19-23; 19:26)

Моления, Владыко, Тебе поющих не отвержи, но ущедри, Человеколюбче, и подаждь верою просящим оставление.

[Не отвергни, Владыко, моления воспевающих Тебя, но умилосердись Человеколюбец, и просящим с верою даруй прощение.]

Слава: Троица Простая, Несозданная, Безначальное Естество, в Троице певаемая Ипостасей, спаси ны, верою покланяющыяся державе Твоей.

[Троица Несоставная, Несозданная, Существо Безначальная, в троичности Лиц воспеваемая, спаси нас, с верою поклоняющихся силе Твоей.]

И ныне: От Отца безлетна Сына в лето, Богородительнице, неискусомужно родила еси, странное чудо, пребывши Дева доящи.

[Ты, Богородителъница, не испытавши мужа, во времени родила Сына от Отца вне времени и — дивное чудо: питая молоком, пребыла Девою.].


Ирмос: Услыша пророк пришествие Твое, Господи, и убояся, яко хощеши от Девы родитися и человеком явитися, и глаголаше: услышах слух Твой и убояхся, слава силе Твоей, Господи.

[Услышал пророк о пришествии Твоем, Господи, и устрашился, что Тебе угодно родиться от Девы и явиться людям, и сказал: услышал я весть о Тебе и устрашился; слава силе Твоей, Господи.]

Время живота моего мало и исполнено болезней и лукавства, но в покаянии мя приими и в разум призови, да не буду стяжание ни брашно чуждему, Спасе, Сам мя ущедри.

[Время жизни моей кратко и исполнено огорчений и пороков, но прими меня в покаянии и призови к познанию истины, чтобы не сделаться мне добычею и пищею врага, Спаситель, умилосердись надо мною.] (Быт. 47:9)

Царским достоинством, венцем и багряницею одеян, многоименный человек и праведный, богатством кипя и стады, внезапу богатства, славы царства, обнищав, лишися.

[Человек, облеченный царским достоинством, венцом и багряницею, много имевший и праведный, изобиловавший богатством и стадами, внезапно обнищав, лишился богатства, славы и царства.] (Иов. 1:1-22)

Аще праведен бяше он и непорочен паче всех, и не убеже ловления льстивого и сети; ты же, грехолюбива сущи, окаянная душе, что сотвориши, аще чесому от недоведомых случится наити тебе?

[Если он, будучи праведным и безукоризненным более всех, не избежал козней и сетей обольстителя диавола, то что сделаешь, ты, грехолюбивая несчастная душа, если что-нибудь неожиданное постигнет тебя?]

Высокоглаголив ныне есмь, жесток же и сердцем, вотще и всуе, да не с фарисеем осудиши мя. Паче же мытарево смирение подаждь ми, Едине Щедре, Правосуде, и сему мя сочисли.

[Высокомерен я ныне на словах, дерзок и в сердце, напрасно и тщетно; не осуди меня с фарисеем, но даруй мне смирение мытаря и к нему причисли, Один Милосердный и Правосудный.]

Согреших, досадив сосуду плоти моея, вем, Щедре, но в покаянии мя приими и в разум призови, да не буду стяжание ни брашно чуждему, Спасе, Сам мя ущедри.

[Знаю, Милосердный, согрешил я, осквернив сосуд моей плоти, но прими меня в покаянии и призови к познанию истины, чтобы не сделаться мне добычею и пищею врага; Сам, Ты, Спаситель, умилосердись надо мною.]

Самоистукан бых страстьми, душу мою вредя, Щедре, но в покаянии мя приими и в разум призови, да не буду стяжание ни брашно чуждему, Спасе, Сам мя ущедри.

[Истуканом я сделал сам себя, исказив душу свою страстями, Милосердный; но прими меня в покаянии и призови к познанию истины, чтобы не сделаться мне добычею и пищею врага; Сам, Ты, Спаситель, умилосердись надо мною.]

Не послушах гласа Твоего, преслушах Писание Твое, Законоположника, но в покаянии мя приими и в разум призови, да не буду стяжание ни брашно чуждему, Спасе, Сам мя ущедри.

[Не послушал я голоса Твоего, нарушил Писание Твое, Законодатель; но прими меня в покаянии и призови к познанию истины, чтобы не сделаться мне добычею и пищею врага; Сам, Ты, Спаситель, умилосердись надо мною.]

Припев: Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.

Великих безместий во глубину низведшися, неодержима была еси; но востекла еси помыслом лучшим к крайней деяньми яве добродетели преславно, ангельское естество, Марие, удививши.

[Увлекшись в глубину великих пороков, ты, Мария, не погрязла в ней, но высшим помыслом через деятельность явно поднялась до совершенной добродетели, дивно изумив ангельскую природу.]

Слава: Нераздельное существом, неслитное Лицы богословлю Тя, Троическое Едино Божество, яко Единоцарственное и Сопрестольное, вопию Ти песнь великую, в вышних трегубо песнословимую.

[Нераздельным по существу, неслиянным в Лицах богословски исповедую Тебя, Троичное Единое Божество, Соцарственное и Сопрестольное; возглашаю Тебе великую песнь, в небесных обителях троекратно воспеваемую.] (Ис. 6:1-3)

И ныне: И раждаеши, и девствуеши, и пребываеши обоюду естеством Дева, Рождейся обновляет законы естества, утроба же раждает нераждающая. Бог идеже хощет, побеждается естества чин: творит бо елика хощет.

[И рождаешь Ты, и остаешься Девою, в обоих случаях сохраняя по естеству девство. Рожденный Тобою обновляет законы природы, а девственное чрево рождает; когда хочет Бог, то нарушается порядок природы, ибо Он творит, что хочет.].



Ирмос: От нощи утренююща, Человеколюбче, просвети, молюся, и настави и мене на повеления Твоя, и научи мя, Спасе, творити волю Твою.

[От ночи бодрствующего, просвети меня, молю, Человеколюбец, путеводи меня в повелениях Твоих и научи меня, Спаситель, исполнять Твою волю.] (Пс. 62:2; 118:35)

Низу сничащую подражай, о душе, прииди, припади к ногама Иисусовыма, да тя исправит, и да ходиши право стези Господни.

[Подражай, душа, скорченной жене, приди, припади к ногам Иисуса, чтобы Он исправил тебя и ты могла ходить прямо по стезям Господним.] (Лк. 13:11-13)

Аще и кладязь еси глубокий, Владыко, источи ми воду из пречистых Твоих жил, да, яко самаряныня, не ктому пияй, жажду жизни бо струи источаеши.

[Если Ты — и глубокий колодец, Владыко, то источи мне струи из пречистых ребр Своих, чтобы я, как самарянка, испив, уже не жаждал, ибо Ты источаешь потоки жизни.] (Ин. 4:11-15)

Силоам да будут ми слезы моя, Владыко Господи, да умыю и аз зеницы сердца, и вижду Тя, умна Света превечна.

[Силоамом да будут мне слезы мои, Владыко Господи, чтобы и мне омыть очи сердца и умственно созерцать Тебя, Предвечный Свет.] (Ин. 9:7)

Припев: Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.

Несравненным желанием, всебогатая, древу возжелевши поклонитися животному, сподобилася еси желания, сподоби убо и мене улучити вышния славы.

[С чистой любовию возжелав поклониться Древу Жизни, всеблаженная, ты удостоилась желаемого; удостой же и меня достигнуть высшей славы.]

Слава: Тя, Троице, славим Единого Бога: Свят, Свят, Свят еси, Отче, Сыне и Душе, Простое Существо, Единице присно покланяемая.

[Тебя, Пресвятая Троица, прославляем за Единого Бога: Свят, Свят, Свят Отец, Сын и Дух, Простое Существо, Единица вечно поклоняемая.]

И ныне: Из Тебе облечеся в мое смешение, нетленная, безмужная Мати Дево, Бог, создавый веки, и соедини Себе человеческое естество.

[В Тебе, Нетленная, не познавшая мужа Матерь-Дево, облекся в мой состав сотворивший мир Бог и соединил с Собою человеческую природу.].



Ирмос: Возопих всем сердцем моим к щедрому Богу, и услыша мя от ада преисподняго, и возведе от тли живот мой.

[От всего сердца моего я воззвал к милосердному Богу, и Он услышал меня из ада преисподнего и воззвал жизнь мою от погибели.]

Аз есмь, Спасе, юже погубил еси древле царскую драхму; но вжег светильник, Предтечу Твоего, Слове, взыщи и обрящи Твой образ.

[Я — та драхма с царским изображением, которая с древности потеряна у Тебя, Спаситель, но, засветив светильник — Предтечу Своего, Слове, поищи и найди Свой образ.]

Востани и побори, яко Иисус Амалика, плотския страсти, и гаваониты, лестныя помыслы, присно побеждающи.

[Восстань и низложи плотские страсти, как Иисус Амалика, всегда побеждая и гаваонитян — обольстительные помыслы.] (Исх. 17:8; Нав. 8:21)

Припев: Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.

Да страстей пламень угасиши, слез капли источила еси присно, Марие, душею распаляема, ихже благодать подаждь и мне, твоему рабу.

[Чтобы угасить пламень страстей, ты, Мария, пылая душой, непрестанно проливала потоки слез, преизобилие которых даруй и мне, рабу твоему.]

Припев: Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.

Безстрастие небесное стяжала еси крайним на земли житием, Мати. Темже тебе поющым страстей избавитися молитвами твоими молися.

[Возвышеннейшим образом жизни на земле, ты, матерь, приобрела небесное бесстрастие; поэтому ходатайствуй, чтобы воспевающие тебя избавились от страстей по твоим молитвам.]

Слава: Троица есмь Проста, Нераздельна, раздельна Личне и Единица есмь естеством соединена, Отец глаголет, и Сын, и Божественный Дух.

[Я — Троица Несоставная, Нераздельная, раздельная в Лицах, и Единица, соединенная по существу; свидетельствует Отец, Сын и Божественный Дух.]

И ныне: Утроба Твоя Бога нам роди, воображенна по нам: Егоже, яко Создателя всех, моли, Богородице, да Твоими молитвами оправдимся.

[Чрево Твое родило нам Бога, принявшего наш образ; Его, как Создателя всего мира, моли, Богородица, чтобы по молитвам Твоим нам оправдаться.

Господи, помилуй (трижды). Слава, и ныне:


Кондак, глас 6:

Душе моя, душе моя, востани, что спиши? Конец приближается, и имаши смутитися: воспряни убо, да пощадит тя Христос Бог, везде сый и вся исполняяй.

[Душа моя, душа моя, восстань, что ты спишь? Конец приближается, и ты смутишься; пробудись же, чтобы пощадил тебя Христос Бог, Вездесущий и все наполняющий.].


Ирмос: Согрешихом, беззаконновахом, неправдовахом пред Тобою, ниже соблюдохом, ниже сотворихом, якоже заповедал еси нам; но не предаждь нас до конца, отцев Боже.

[Мы согрешили, жили беззаконно, неправо поступали пред Тобою, не сохранили, не исполнили, что Ты заповедал нам; но не оставь нас до конца, Боже отцов.] (Дан. 9:5-6)

Исчезоша дние мои, яко соние востающаго; темже, яко Езекиа, слезю на ложи моем, приложитися мне летом живота. Но кий Исаия предстанет тебе, душе, аще не всех Бог?

[Дни мои прошли как сновидение пробуждающегося; поэтому, подобно Езекии, я плачу на ложе моем, чтобы продлились годы жизни моей; но какой Исаия посетит тебя, душа, если не Бог всех?] (4 Цар. 20:3; Ис. 38:2-6)

Припадаю Ти и приношу Тебе, якоже слезы, глаголы моя: согреших, яко не согреши блудница, и беззаконновах, яко иный никтоже на земли. Но ущедри, Владыко, творение Твое и воззови мя.

[Припадаю к Тебе и приношу Тебе со слезами слова мои: согрешил я, как не согрешила блудница, и жил в беззакониях, как никто другой на земле; но умилосердись, Владыка, над созданием Своим и восстанови меня.]

Погребох образ Твой и растлих заповедь Твою, вся помрачися доброта, и страстьми угасися, Спасе, свеща. Но ущедрив, воздаждь ми, якоже поет Давид, радование.

[Затмил я образ Твой и нарушил заповедь Твою; вся красота помрачилась во мне, и светильник погас от страстей; но умилосердись, Спаситель, и возврати мне, как поет Давид, веселие.] (Пс. 50:14)

Обратися, покайся, открый сокровенная, глаголи Богу, вся ведущему: Ты веси моя тайная, Едине Спасе. Но Сам мя помилуй, якоже поет Давид, по милости Твоей.

[Обратись, покайся, открой сокровенное, скажи Богу Всеведущему: Спаситель, Ты Один знаешь мои тайны, но Сам помилуй меня, как поет Давид, по Твоей милости.] (Пс. 50:3)

Припев: Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.

Возопивши к Пречистей Богоматери, первее отринула еси неистовство страстей, нужно стужающих, и посрамила еси врага запеншого. Но даждь ныне помощь от скорби и мне, рабу твоему.

[Воззвавши к Пречистой Богоматери, ты обуздала неистовство страстей, прежде жестоко свирепствовавших, и посрамила врага-обольстителя; даруй же ныне помощь в скорби и мне, рабу твоему.] (Пс. 59:13)

Припев: Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.

Егоже возлюбила еси, Егоже возжелела еси, Егоже ради плоть изнурила еси, преподобная, моли ныне Христа о рабех: яко да милостив быв всем нам, мирное состояние дарует почитающим Его.

[Кого ты возлюбила, Кого избрала, для Кого изнуряла плоть, Преподобная, моли ныне Христа о рабах твоих, чтобы Он по Своей милости ко всем даровал мирное состояние почитающим Его.]

Слава: Троице Простая, Нераздельная, Единосущная и Естество Едино, Светове и Свет, и Свята Три, и Едино Свято поется Бог Троица; но воспой, прослави Живот и Животы, душе, всех Бога.

[Троица Простая, Нераздельная, Единосущная, и Одно Божество, Светы и Свет, Три Святы и Одно Лицо Свято, Бог-Троица, воспеваемая в песнопениях; воспой же и ты, душа, прославь Жизнь и Жизни — Бога всех.]

И ныне: Поем Тя, благословим Тя, покланяемся Ти, Богородительнице, яко Неразлучныя Троицы породила еси Единого Христа Бога и Сама отверзла еси нам, сущим на земли, Небесная.

[Воспеваем Тебя, благословляем Тебя, поклоняемся Тебе, Богородительница, ибо Ты родила Одного из Нераздельной Троицы, Христа Бога, и Сама открыла для нас, живущих на земле, небесные обители.].


Ирмос: Егоже воинства небесная славят, и трепещут Херувими и Серафими, всяко дыхание и тварь, пойте, благословите и превозносите во вся веки.

[Кого прославляют воинства небесные и пред Кем трепещут Херувимы и Серафимы, Того, все существа и творения, воспевайте, благословляйте и превозносите во все века.]

Слезную, Спасе, сткляницу яко миро истощавая на главу, зову Ти, якоже блудница, милости ищущая, мольбу приношу и оставление прошу прияти.

[Изливая сосуд слез, как миро на голову, Спаситель, взываю к Тебе, как ищущая милости блудница, приношу моление и прошу о получении мне прощения.] (Мф. 26:6-7; Мк. 14:3; Лк. 7:37-38)

Аще и никтоже, якоже аз, согреши Тебе, но обаче приими и мене, благоутробне Спасе, страхом кающася и любовию зовуща: согреших Тебе Единому, помилуй мя, Милостиве.

[Хотя никто не согрешил пред Тобою, как я, но, Милосердный Спаситель, приими меня, кающегося со страхом и с любовию взывающего: я согрешил пред Тобою Одним, помилуй меня, Милосердный!

Пощади, Спасе, Твое создание и взыщи, яко Пастырь, погибшее, предвари заблуждшого, восхити от волка, сотвори мя овча на пастве Твоих овец.

[Пощади, Спаситель, создание Свое и, как Пастырь, отыщи потерянного, возврати заблудшего, отними у волка и сделай меня агнцем на пастбище Твоих овец.] (Пс. 118:176)

Егда Судие сядеши, яко благоутробен, и покажеши страшную славу Твою, Спасе, о каковый страх тогда пещи горящей, всем боящимся нестерпимого судища Твоего.

[Когда Ты, Милосердный, воссядешь, как Судия и откроешь грозное величие Свое, Спаситель, о, какой ужас тогда: печь будет гореть, и все трепетать пред неумолимым судом Твоим.] (Мф. 25:31, 41, 46)

Припев: Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.

Света незаходимого Мати, тя просветивши, от омрачения страстей разреши. Темже вшедши в духовную благодать, просвети, Марие, тя верно восхваляющыя.

[Матерь незаходимого Света — Христа, просветив тебя, освободила от мрака страстей; поэтому, приняв благодать Духа, просвети, Мария, искренно прославляющих тебя.)

Припев: Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.

Чудо ново видев, ужасашеся божественный в тебе воистинну, мати, Зосима: ангела бо зряше во плоти и ужасом весь исполняшеся, Христа поя во веки.

[Увидев в тебе, матерь, поистине новое чудо, святой Зосима удивился, ибо он увидел Ангела во плоти, и весь преисполнился изумлением, воспевая Христа вовеки.]

Слава: Безначальне Отче, Сыне Собезначальне, Утешителю Благий, Душе Правый, Слова Божия Родителю, Отца Безначальна Слове, Душе Живый и Зиждяй, Троице Единице, помилуй мя.

[Безначальный Отче, Собезначальный Сын, Утешитель Благий, Дух Правый, Родитель Слова Божия, Безначальное Слово Отца, Дух, Животворящий и Созидающий, Троица Единая, помилуй меня.]

И ныне: Яко от оброщения червленицы, Пречистая, умная багряница Еммануилева внутрь во чреве Твоем плоть исткася. Темже Богородицу воистинну Тя почитаем.

[Мысленная порфира — плоть Еммануила соткалась внутри Твоего чрева. Пречистая, как бы из вещества пурпурного; потому мы почитаем Тебя, Истинную Богородицу.].


Ирмос: Безсеменного зачатия Рождество несказанное, Матере безмужныя нетленен Плод, Божие бо рождение обновляет естества. Темже Тя вси роди, яко Богоневестную Матерь, православно величаем.

[Рождество от бессеменного зачатия неизъяснимо, безмужной Матери нетленен Плод, ибо рождение Бога обновляет природу. Поэтому Тебя, как Богоневесту-Матерь мы, все роды, православно величаем.]

Умилосердися, спаси мя, Сыне Давидов, помилуй, беснующыяся словом исцеливый, глас же благоутробный, яко разбойнику, мне рцы: аминь, глаголю тебе, со Мною будеши в раи, егда прииду во славе Моей.

[Умилосердись, спаси и помилуй меня, Сын Давидов, словом исцелявший беснующихся, и скажи, как разбойнику, милостивые слова: истинно говорю тебе, со Мною будешь в раю, когда приду Я в славе Моей.] (Лк. 23:43)

Разбойник оглаголоваше Тя, разбойник богословяше Тя, оба бо на кресте свисяста. Но, о Благоутробне, яко верному разбойнику Твоему, познавшему Тя Бога, и мне отверзи дверь славного Царствия Твоего.

[Разбойник поносил Тебя, разбойник же и Богом исповедал Тебя, вися оба на кресте; но, Милосердный, как уверовавшему разбойнику, познавшему в Тебе Бога, открой и мне, дверь славного Твоего Царства.]

Тварь содрогашеся, распинаема Тя видящи, горы и камения страхом распадахуся, и земля сотрясашеся, и ад обнажашеся, и соомрачашеся свет во дни, зря Тебе, Иисусе, пригвождена ко Кресту.

[Тварь содрогалась, видя Тебя распинаемым, горы и камни от ужаса распадались и колебалась земля, преисподняя пустела, и свет среди дня помрачался, взирая на Тебя, Иисус, плотию ко кресту пригвожденного.] (Мф. 27:51-52; Мк. 15:38; Лк. 23:45)

Достойных покаяния плодов не истяжи от мене, ибо крепость моя во мне оскуде; сердце мне даруй присно сокрушенное, нищету же духовную: да сия Тебе принесу, яко приятную жертву, Едине Спасе.

[Достойных плодов покаяния не требуй от меня, Единый Спаситель, ибо сила моя истощилась во мне; даруй мне всегда сокрушенное сердце и духовную нищету, чтобы я принес их Тебе, как благоприятную жертву.]

Судие мой и Ведче мой, хотяй паки приити со ангелы, судити миру всему, милостивным Твоим оком тогда видев мя, пощади и ущедри мя, Иисусе, паче всякого естества человеча согрешивша.

[Судия мой, знающий меня, когда опять придешь Ты с Ангелами, чтобы судить весь мир, тогда, обратив на меня милостивый взор, пощади, Иисусе, и помилуй меня, согрешившего более всего человеческого рода.]

Припев: Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.

Удивила еси всех странным житием твоим, ангелов чины и человеков соборы, невещественно поживши и естество прешедши: имже, яко невещественныма ногама вшедши, Марие, Иордан прешла еси.

[Ты удивила необычайною своею жизнью всех, как чины ангельские, так и человеческие сонмы, духовно пожив и превзошедши природу; поэтому, Мария, ты, как бесплотная, шествуя стопами, перешла Иордан.]

Припев: Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.

Умилостиви Создателя о хвалящих тя, преподобная мати, избавитися озлоблений и скорбей, окрест нападающих, да избавившеся от напастей, возвеличим непрестанно прославльшого тя Господа.

[Склони Творца на милость к восхваляющим тебя, преподобная матерь, чтобы нам избавиться от огорчений и скорбей, отовсюду нападающих на нас, чтобы, избавившись от искушений, мы непрестанно величали прославившего тебя Господа.]

Припев: Преподобне отче Андрее, моли Бога о нас.

Андрее честный и отче треблаженнейший, пастырю Критский, не престай моляся о воспевающих тя: да избавимся вси гнева, и скорби, и тления, и прегрешений безмерных, чтущии твою память верно.

[Андрей досточтимый, отец преблаженный, пастырь Критский, не переставай молиться за воспевающих тебя, чтобы избавиться от гнева, скорби, погибели и бесчисленных прегрешений нам всем, искренно почитающим память твою.]

Слава: Отца прославим, Сына превознесем, Божественному Духу верно поклонимся, Троице Нераздельней, Единице по существу, яко Свету и Светом, и Животу и Животом, животворящему и просвещающему концы.

[Прославим Отца, превознесем Сына, с верою поклонимся Божественному Духу, Нераздельной Троице, Единой по существу, как Свету и Светам, Жизни и Жизням, животворящему и просвещающему пределы вселенной.]

И ныне: Град Твой сохраняй, Богородительнице Пречистая, в Тебе бо сей верно царствуяй, в Тебе и утверждается, и Тобою побеждаяй, побеждает всякое искушение, и пленяет ратники, и проходит послушание.

[Сохраняй град Свой, Пречистая Богородительница. Под Твоею защитою он царствует с верою, и от Тебя получает крепость, и при Твоем содействии неотразимо побеждает всякое бедствие, берет в плен врагов и держит их в подчинении.].



В четверг пятой седмицы Великого поста


Ирмос: Помощник и Покровитель бысть мне во спасение, Сей мой Бог, и прославлю Его, Бог Отца моего, и вознесу Его: славно бо прославися.

[Помощник и Покровитель явился мне ко спасению, Он Бог мой, и прославлю Его, Бога отца моего, и восхвалю Его, ибо Он возвеличился во славе.]

Припев: Помилуй мя, Боже, помилуй мя.

Откуду начну плакати окаянного моего жития деяний? кое ли положу начало, Христе, нынешнему рыданию? но яко благоутробен, даждь ми прегрешений оставление.

[Откуда начну оплакивать окаянной моей жизни деяния? Какое начало положу, Христе, нынешнему рыданию? Но, как милосердный, даруй мне прегрешений оставление.]

Гряди, окаянная душе, с плотию твоею, Зиждителю всех исповеждься, и останися прочее преждняго безсловесия, и принеси Богу в покаянии слезы.

[Прииди, окаянная душа, с плотию твоею, создателю всех исповедайся, воздержись, наконец, от прежнего неразумия и принеси Богу в покаянии слезы.]

Первозданного Адама преступлению поревновав, познах себе обнажена от Бога и присносущного Царствия и сладости, грех ради моих.

[Первозданному Адаму в преступлении поревновав, познал я себя отчужденным от Бога, от вечного Царства и блаженства, грехов ради моих.]

Увы мне, окаянная душе, что уподобилася еси первей Еве, видела бо еси зле, и уязвилася еси горце, и коснулася еси древа, и вкусила еси дерзостно безсловесныя снеди.

[Увы, несчастная душа моя, для чего уподобилась ты первозданной Еве? Ибо видела ты зло и уязвилась ты горько, прикоснулась ты к древу и вкусила ты дерзостно пагубной пищи.]

Вместо Евы чувственныя мысленная ми бысть Ева, во плоти страстный помысл, показуяй сладкая и вкушаяй присно горького напоения.

[Вместо чувственной Евы восстала во мне Ева мысленная, во плоти страстный помысл, показующий сладкое, и при вкушении всегда напаяющий горечью.]

Достойно из Едема изгнан бысть, яко не сохранив едину Твою, Спасе, заповедь Адам: аз же что постражду, отметая всегда животная Твоя словеса?

[Достойно изгнан был из Едема Адам, как не сохранивший одну твою заповедь, о Спаситель; я же что должен буду претерпеть, отметая всегда Твои животворные слова.]

Каиново прешед убийство, произволением бых убийца совести душевней, оживив плоть и воевав на ню лукавыми моими деяньми.

[Каиново превзошед убийство, произволением соделался я убийцею совести душевной, оставил живою плоть, и вооружился против нее моими злыми делами.]

Авелеве, Иисусе, не уподобихся правде, дара Тебе приятна не принесох когда, ни деяния божественна, ни жертвы чистыя, ни жития непорочного.

[Авелю, Иисусе, я не уподобился в праведности; дара приятного не принес Тебе никогда, ни дел Богоугодных, ни жертвы чистой, ни жизни непорочной.]

Яко Каин и мы, душе окаянная, всех Содетелю деяния скверная, и жертву порочную, и непотребное житие принесохом вкупе: темже и осудихомся.

[Как Каин, и мы, душа окаянная, принесли Создателю всех жертву порочную — дела нечистыя и жизнь непотребную; посему и подверглись осуждению.]

Брение Здатель живосоздав, вложил еси мне плоть, и кости, и дыхание, и жизнь; но, о Творче мой, Избавителю мой и Судие, кающася приими мя.

[Брение Создатель оживотворив, Ты даровал мне плоть и кости, и дыхание, и жизнь; но Творец мой, Избавитель мой и Судия, кающагося приими меня.]

Извещаю Ти, Спасе, грехи, яже содеях, и души и тела моего язвы, яже внутрь убийственнии помыслы разбойнически на мя возложиша.

[Пред Тобою, Спаситель, открываю грехи, которые я сотворил, и язвы души и тела моего, которые внутренние убийственные помыслы злодейственно нанесли мне. ]

Аще и согреших, Спасе, но вем, яко Человеколюбец еси, наказуеши милостивно и милосердствуеши тепле: слезяща зриши и притекаеши, яко отец, призывая блудного.

[Согрешил я, Спаситель, но знаю, что Ты человеколюбив, наказуешь с состраданием и милуешь с пламенною любовию, взираешь на плачущого и поспешаешь, как Отец, воззвать /сына блудного.]

Повержена мя, Спасе, пред враты Твоими, поне на старость не отрини мене во ад тща, но прежде конца, яко Человеколюбец, даждь ми прегрешений оставление.

[Поверженного меня, Спасителю, пред вратами Твоими, хотя в старости не низринь во ад меня, непотребного; но прежде конца, как Человеколюбец, даруй мне прегрешений оставление.]

В разбойники впадый аз есмь помышленьми моими, весь от них уязвихся ныне и исполнихся ран, но, Сам ми представ, Христе Спасе, исцели.

[В руки разбойников впал я помыслами моими, ныне весь изъязвлен и исполнен ран, но Ты Сам мне представ, Христе Спасителю, исцели.]

Священник, мя предвидев, мимо иде, и левит, видя в лютых нага, презре, но, из Марии возсиявый, Иисусе, Ты, представ, ущедри мя.

[Священник, увидев меня, мимо прошел; и левит, видя страждущого и нага, презрел; но от Марии воссиявший Иисусе, Ты, представ, умилосердись надо мной.]

Агнче Божий, вземляй грехи всех, возьми бремя от мене тяжкое греховное и, яко благоутробен, даждь ми слезы умиления.

[Агнче Божий, вземлющий грехи всех, возьми от меня бремя тяжкое греховное и, как милосердный, дай мне слезы умиления.]

Покаяния время, прихожду Ти, Создателю моему: возьми бремя от мене тяжкое греховное и, яко благоутробен, даждь ми слезы умиления.

[Покаяния время, прихожу к тебе, Создателю моему, возьми от меня бремя тяжкое греховное и, как милосердный, дай мне слезы умиления.]

Не возгнушайся мене, Спасе, не отрини от Твоего лица, возьми бремя от мене тяжкое греховное и, яко благоутробен, даждь мне грехопадений оставление.

[Не возгнушайся меня, о Спаситель, не отринь от Твоего лица, возьми от меня бремя тяжкое греховное и, как милосердный, дай мне прощение согрешений.]

Вольная, Спасе, и невольная прегрешения моя, явленная и сокровенная и ведомая и неведомая, вся простив, яко Бог, очисти и спаси мя.

[Вольные и невольные согрешения мои, о Спаситель, и сокровенные, знаемые и незнаемые, все простив, как Бог, очисти и спаси меня.]

От юности, Христе, заповеди Твоя преступих, всестрастно небрегий, унынием преидох житие. Темже зову Ти, Спасе: поне на конец спаси мя.

[От юности, о Спаситель, заповеди Твои преступил; вся жизнь прошла небрежно в страстях и унынии; посему взываю к Тебе, Спасителю: хотя при конце, спаси меня.]

Богатство мое, Спасе, изнурив в блуде, пуст есмь плодов благочестивых, алчен же зову: Отче щедрот, предварив, Ты мя ущедри.

[Богатство мое, о Спаситель, расточив в распутстве, пуст я плодов благочестия, голодный взываю, Отче щедрый, Ты предвари меня и умилосердись.]

Тебе припадаю, Иисусе, согреших Ти, очисти мя, возьми бремя от мене тяжкое греховное и, яко благоутробен, даждь ми слезы умиления.

[Тебе припадаю, Иисусе; согрешил Тебе, очисти меня; возьми от меня бремя тяжкое греховное и, как милосердный, даруй мне слезы умиления.]

Не вниди со мною в суд, нося моя деяния, словеса изыскуя и исправляя стремления. Но в щедротах Твоих презирая моя лютая, спаси мя, Всесильне.

[Не войди со мною в суд, принося мои деяния, исследуя слова и обличая стремления; но по щедротам Твоим, презирая мое злое, спаси меня, Всесильный.]


Другой канон, преподобной Марии Египетской, глас 6:

Припев: Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.

Ты ми даждь светозарную благодать от Божественного свыше промышления избежати страстей омрачения и пети усердно твоего, Марие, жития красная исправления.

[Ты мне даруй светозарную благодать от Божественного свыше промышления избежать страстей омрачения и воспевать усердно твоей, Марие, жизни прекрасные подвиги.]

Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.

Приклоньшися Христовым Божественным законом, к сему приступила еси, сладостей неудержимая стремления оставивши, и всякую добродетель всеблагоговейно, яко едину, исправила еси.

[Преклонившись Божественным законам Христа, к этому ты приступила, сладострастия неудержимые стремления оставив, и всякую добродетель как одну исполнила ты.]

Припев: Преподобне отче Андрее, моли Бога о нас.

Молитвами твоими нас, Андрее, избави страстей безчестных и Царствия ныне Христова общники верою и любовию воспевающия тя, славне, покажи, молимся.

[Молитвами твоими, Андрее, от бесчисленных страстей избави, и Царствия Христова общники покажи, верою и любовию воспевающих тебя, славне, молимся.]

Слава: Пресущественная Троице, во Единице покланяемая, возьми бремя от мене тяжкое греховное и, яко благоутробна, даждь ми слезы умиления.

[Пресущественная Троица во Единице Покланяемая, возьми от меня бремя тяжкое греховное и, как Милосердная, даруй мне слезы умиления.]

И ныне: Богородице, Надежде и Предстательство Тебе поющих, возьми бремя от мене тяжкое греховное и, яко Владычица Чистая, кающася приими мя.

[Богородице, Надеждо и Предстательство Тебя воспевающих, возьми от меня бремя тяжкое греховное и, как Владычица Чистая, кающагося приими меня.].


Ирмос: Вонми, Небо, и возглаголю, и воспою Христа, от Девы плотию пришедшого.

[Внемли, небо, я буду возвещать и воспевать Христа, пришедшего во плоти от Девы.]

Вонми, Небо, и возглаголю, земле, внушай глас, кающийся к Богу и воспевающий Его.

[Внемли, небо, и возвещу: земля, слушай голос, кающийся Богу и воспевающий Его.]

Вонми ми, Боже, Спасе мой, милостивным Твоим оком и приими мое теплое исповедание.

[Внемли мне, Боже Спасителю мой, милостивым Твоим оком, и прими мое пламенное исповедание.]

Согреших паче всех человек, един согреших Тебе; но ущедри, яко Бог, Спасе, творение Твое.

[Согрешил я более всех людей, один я согрешил пред тобою; но как Бог, о Спаситель, помилуй создание Твое.]

Буря мя злых обдержит, благоутробне Господи; но яко Петру и мне руку простри.

[Буря зол окружает меня, милосердный Господи, но, как Петру, и мне руку простри.]

Слезы блудницы, Щедре, и аз предлагаю, очисти мя, Спасе, благоутробием Твоим.

[Слезы блудницы, Щедрый, и я приношу, помилуй меня, о Спаситель, снисхождением Твоим.]

Омрачих душевную красоту страстей сластьми и всячески весь ум персть сотворих.

[Помрачил я красоту души страстными удовольствиями, и всячески весь ум прах сотворил.]

Раздрах ныне одежду мою первую, юже ми изтка Зиждитель из начала, и оттуду лежу наг.

[Раздрал я одежду мою первую, которую в начале изткал мне Создатель, и оттого лежу наг.]

Облекохся в раздранную ризу, юже изтка ми змий советом, и стыждуся.

[Облеклся я в раздранную ризу, которую исткал мне змий коварством, и стыжуся. ]

Воззрех на садовную красоту и прельстихся умом: и оттуду лежу наг и срамляюся.

[Воззрел я на красоту сада, и прельстился умом; оттого лежу наг и стыжуся.]

Делаша на хребте моем вси начальницы страстей, продолжающе на мя беззаконие их.

[На хребте моем делали все виновники страстей, умножая против меня беззакония свои.]

Погубих первозданную доброту и благолепие мое и ныне лежу наг и стыждуся.

[Погубил я первозданную красоту и благообразие мое, и ныне лежу наг и стыжуся.]

Сшиваше кожныя ризы грех мне, обнаживый мя первыя боготканныя одежды.

[Сшивал кожаные ризы грех мне, обнажив меня первой Боготканной одежды.]

Обложен есмь одеянием студа, якоже листвием смоковным, во обличение моих самовластных страстей.

[Облекся я одеянием стыда, как листьями смоковницы, в обличение моих самовластных страстей.]

Одеяхся в срамную ризу и окровавленную студно течением страстного и любосластного живота.

[Оделся я в срамную ризу, окровавленную нечистотою страстной и сластолюбивой жизни.]

Оскверних плоти моея ризу и окалях еже по образу, Спасе, и по подобию.

[Осквернил я одежду плоти моей и осквернил в себе, о Спаситель, Твой образ и подобие.]

Впадох в страстную пагубу и в вещественную тлю, и оттоле до ныне враг мне досаждает.

[Впал я в пагубу страстей и вещественное тление, и оттого ныне враг меня угнетает.]

Любовещное и любоименное житие, невоздержанием, Спасе, предпочет ныне, тяжким бременем обложен есмь.

[Предпочел я жизнь привязанную к земным вещам и любостяжательную, ныне тяжкое бремя лежит на мне.]

Украсих плотский образ скверных помышлений различным обложением и осуждаюся.

[Украсил я образ плоти разноцветным одеянием скверных помыслов и подвергаюсь осуждению.]

Внешним прилежно благоукрашением единем попекохся, внутреннюю презрев Богообразную скинию.

[Усердно я озаботился одним внешним благоукрашением, пренебрег внутреннюю по образу Божию устроенную скинию.]

Вообразив моих страстей безобразие, любосластными стремленьми погубих ума красоту.

[Вообразив моих страстей безобразие, любострастными стремлениями исказил я ума красоту.]

Погребох первого образа доброту, Спасе, страстьми, юже, яко иногда драхму, взыскав, обрящи.

[Погребенна красота первообраза страстями, но, о Спаситель, как некогда драхму взыщи и найди её.]

Согреших, якоже блудница, вопию Ти: един согреших Тебе; яко миро, приими, Спасе, и моя слезы.

[Согрешил, как блудница взываю к Тебе, один согрешил пред тобою; приими, о Спаситель, вместо мира и мои слезы.]

Поползохся, яко Давид, блудно и осквернихся, но омый и мене, Спасе, слезами.

[Пал, как Давид, блудно и осквернился; но омой и меня, о Спаситель, слезами. ]

Очисти, якоже мытарь, вопию Ти, Спасе, очисти мя: никтоже бо сущих из Адама, якоже аз, согреших Тебе.

[Очисти, как мытарь взываю к тебе, о Спаситель, очисти меня, ибо никто из происходящих из Адама, как я, не согрешил пред тобою.]

Ни слез, ниже покаяния имам, ниже умиления. Сам ми сия, Спасе, яко Бог, даруй.

[Ни слез, ни покаяния не имею, ни умиления, Сам мне их, о Спаситель, как Бог, даруй.]

Дверь Твою не затвори мне тогда, Господи, Господи, но отверзи ми сию, кающемуся Тебе.

[Дверь Твою не затвори предо мною в то время, Господи, Господи; но отверзи ее мне, кающемуся Тебе.]

Человеколюбче, хотяй всем спастися, Ты воззови мя и приими, яко благ, кающагося.

[О, Человеколюбец, хотящий всем спастися, Ты воззови меня и приими, как Благий, кающагося.]

Внуши воздыхания души моея и очию моею приими капли, Спасе, и спаси мя.

[Внемли воздыханиям души моей, и очей моих приими слезы, о Спаситель, и спаси меня.]

Припев: Пресвятая Богородице, спаси нас.

Пречистая Богородице Дево, Едина Всепетая, моли прилежно, во еже спастися нам.

[Пречистая Богородица Дева, Едина Всепетая, моли усердно, чтобы спастись нам.]

Иной Ирмос: Видите, видите, яко Аз есмь Бог, манну одождивый и воду из камене источивый древле в пустыни людем Моим, десницею единою и крепостию Моею.

[Видите, видите, что Я — Бог, в древности ниспославший манну и источивший воду из камня народу Моему в пустыне — одним Своим всемогуществом.]

Видите, видите, яко Аз есмь Бог, внушай, душе моя, Господа вопиюща, и удалися прежняго греха, и бойся, яко неумытного и яко Судии и Бога.

[Видите, видите, что Я — Бог. Внимай, душа моя, взывающему Господу, оставь прежний грех и убойся как праведного Судию и Бога.]

Кому уподобилася еси, многогрешная душе? токмо первому Каину и Ламеху оному, каменовавшая тело злодействы и убившая ум безсловесными стремленьми.

[Кому уподобилась ты, многогрешная душа, только первому Каину и Ламеху тому, как камнями поразившая тело злодеяниями, и убившая ум безрассудными стремлениями?]

Вся прежде закона претекши, о душе, Сифу не уподобилася еси, ни Еноса подражала еси, ни Еноха преложением, ни Ноя, но явилася еси убога праведных жизни.

[Всем, жившим прежде закона, о душа, ты не уподобилась Сифу, не подражала Еносу, ни Еноху, преселением /к Богу/, ни Ною, но явилась чуждой жизни праведных.]

Едина отверзла еси хляби гнева Бога Твоего, душе моя, и потопила еси всю, якоже землю, плоть, и деяния, и житие, и пребыла еси вне спасительного ковчега.

[Одна ты отверзла бездны гнева твоего, душа моя, и потопила ты всю, как землю, плоть и деяния и жизнь, и пребыла ты вне спасительного ковчега.]

Мужа убих, глаголет, в язву мне и юношу в струп, Ламех рыдая вопияше; ты же не трепещеши, о душе моя, окалявши плоть и ум осквернивши.

[Мужа убил я, говорит, в язву себе, и юношу — в рану, Ламех, рыдая, восклицал; ты же не трепещешь, душа моя, помрачивши тело и ум осквернивши.]

О како поревновах Ламеху, первому убийце, душу, яко мужа, ум, яко юношу, яко брата же моего, тело убив, яко Каинубийца, любосластными стремленьми.

[О как подражал я Ламеху, древнему убийце, душу как мужа, ум как юношу, как брата, тело мое убил, как Каин убийца, сластолюбивыми стремлениями!]

Столп умудрила еси создати, о душе, и утверждение водрузити твоими похотьми, аще не бы Зиждитель удержал советы твоя и низвергл на землю ухищрения твоя.

[Столп умыслила ты, о душа, создать и твердыню водрузить твоими вожделениями; если бы Творец не обуздал замышления твои и поверг на землю ухищрения твои.]

Уязвихся, уранихся, се стрелы вражия, уязвившия мою душу и тело; се струпи, гноения, омрачения вопиют, раны самовольных моих страстей.

[Изъязвлен, изранен; вот стрелы вражии, пронзившие мою душу и тело; вот струпы, гноения и язвы, о душа, взывают раны самовольных моих страстей.]

Одожди Господь от Господа огнь иногда на беззаконие гневающее, сожег содомляны; ты же огнь вжегла еси геенский, в немже имаши, о душе, сожещися.

[От Господа одождил Господь некогда огнь на беззаконие, влекущее гнев, сжег содомлян; ты же огонь зажгла геенский, в котором будешь сожигаться.]

Разумейте и видите, яко Аз есмь Бог, испытаяй сердца и умучаяй мысли, обличаяй деяния, и попаляяй грехи, и судяй сиру, и смирену, и нищу

[Разумейте и видите, ибо Я — Бог, испытающий сердца, и умучаяй мысли, обличаяй деяния, и попаляяй грехи, и судяй сиру, и смиренному, и нищему.]

Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.

Простерла еси руце твои к щедрому Богу, Марие, в бездне зол погружаемая, и якоже Петру человеколюбно руку Божественную простре твое обращение всячески Иский.

[Простерла ты руки твои к щедрому Богу, Мария. В бездне зол погружаемая, и, как Петру, человеколюбиво Он простер Божественную руку, всячески ищущий твое обращение.]

Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.

Всем усердием и любовию притекла еси Христу, первый греха путь отвращши, и в пустынях непроходимых питающися, и Того чисте совершающи Божественныя заповеди.

[Всем усердием и любовию прибегла ты ко Христу, прежнего пути греховного отвратившись, в пустынях непроходимых пребывая, в чистоте совершая Его Божественные заповеди.]

Преподобне отче Андрее, моли Бога о нас.

Видим, видим человеколюбие, о душе, Бога и Владыки; сего ради прежде конца тому со слезами припадем вопиюще: Андрея молитвами, Спасе, помилуй нас.

[Видим, видим человеколюбие, о душе, Бога и Владыки: сего ради прежде конца, Тому со слезами припадем вопиюще: Андреа молитвами, Спасе, помилуй нас.]

Слава: Безначальная, Несозданная Троице, Нераздельная Единице, кающася мя приими, согрешивша спаси, Твое есмь создание, не презри, но пощади и избави мя огненного осуждения.

[Безначальная Несозданная Троица, Нераздельная Единица, кающагося меня приими, согрешившого спаси, Твое я создание, не презри, но пощади и избавь меня огненного осуждения.]

И ныне: Пречистая Владычице, Богородительнице, Надеждо к Тебе притекающих и пристанище сущих в бури, Милостивого и Создателя и Сына Твоего умилостиви и мне молитвами Твоими

[Пречистая Владычица Богородительница, Надежда к Тебе прибегающих и пристанище обуреваемых, Милостивого и Создателя и Сына Твоего преклони на милость и ко мне молитвами Твоими.].


Ирмос: На недвижимом, Христе, камени заповедей Твоих утверди мое помышление.

[На неподвижном камне заповедей Твоих, Христе, утверди мое помышление.]

Огнь от Господа иногда Господь одождив, землю содомскую прежде попали.

[Когда огнь от Господа Господь одождил, попалил некогда землю содомскую.]

На горе спасайся, душе, якоже Лот оный, и в Сигор угонзай.

[На горе спасайся, душа, как Лот, и устремляйся в Сигор.]

Бегай запаления, о душе, бегай содомского горения, бегай тления Божественного пламене.

[Беги, душа, от горения; беги от горящего Содома, беги от погубляющего божественного пламени.]

Исповедаюся Тебе, Спасе, согреших, согреших Ти, но ослаби, остави ми, яко благоутробен.

[Исповедаюсь тебе, о Спаситель: согрешил я, согрешил пред Тобою; но разреши и прости меня, как милосердный.]

Согреших Тебе един аз, согреших паче всех, Христе Спасе, да не презриши мене.

[Согрешил я один пред Тобою, согрешил более всех, о Христос Спаситель, не презри меня.]

Ты еси Пастырь добрый, взыщи мене, агнца, и заблуждшого да не презриши мене.

[Ты — Пастырь добрый; найди меня, агнца, и заблудившагося не презри меня.]

Ты еси сладкий Иисусе, Ты еси Создателю мой, в Тебе, Спасе, оправдаюся.

[Ты — вожделенный Иисус; Ты — Создатель мой; Тобою, о Спаситель, оправдаюся.]

Слава: О Троице Единице Боже, спаси нас от прелести, и искушений, и обстояний.

[О Троица, Единица, Боже! Спаси нас от обольщения, от искушений и опасностей.]

И ныне: Радуйся, Богоприятная утробо, радуйся, престоле Господень, радуйся, Мати Жизни нашея.

[Радуйся, Бога вместившее чрево; радуйся, престол Господень; радуйся, Матерь Жизни нашей.]

Иной ирмос: Утверди, Господи, на камени заповедей Твоих подвигшееся сердце мое, яко Един Свят еси и Господь.

Источник живота стяжах Тебе, смерти Низложителя, и вопию Ти от сердца моего прежде конца: согреших, очисти, спаси мя.

[Источник жизни и Разрушитель смерти обрел я Тебя, и взываю к Тебе от сердца прежде кончины моей: согрешил я, очисти и спаси меня.]

При Нои, Спасе, блудствовавшия подражах, онех наследствовав осуждение в потопе погружения.

[Блудствовавшим при Ное я подражал, о Спаситель, и наследовал осуждение их — утопление в потопе.]

Согреших, Господи, согреших Тебе, очисти мя: несть бо иже кто согреши в человецех, егоже не превзыдох прегрешеньми.

[Согрешил я, Господи, согрешил пред Тобою, очисти меня, ибо никто не согрешил среди человеков, которого бы я не превзошел прегрешениями.]

Хама оного, душе, отцеубийца подражавши, срама не покрыла еси искренняго, вспять зря возвратившися.

[Хаму тому подражая отцеубийце, душа, не прикрыла ты срамоты ближнего, с лицем обращенным назад.]

Благословения Симоване наследовала еси, душе окаянная, ни пространное одержание, якоже Иафеф, имела еси на земли оставления.

[Благословения Симова не наследовала ты, душа окаянная, и пространное владение, подобно Иафету, не имела ты на земле успокоения.]

От земли Харран изыди от греха, душе моя, гряди в землю, точащую присноживотное нетление, еже Авраам наследствова.

[От земли Харран удались — от греха, душа моя; иди в землю, источающую вечножизненное нетление, которое Авраам наследовал.]

Авраама слышала еси, душе моя, древле оставльша землю отечества и бывша пришельца, сего произволению подражай.

[Авраама слышала ты, душа моя, в древности оставившего землю отеческую и бывшего пришельцем; подражай решимости его.]

У дуба Мамврийского учредив патриарх ангелы, наследствова по старости обетования ловитву.

[У дуба мамврийского патриарх, угостив ангелов, на старости наследовал исполнение обетования.]

Исаака, окаянная душе моя, разумевши новую жертву, тайно всесожженную Господеви, подражай его произволению.

[Исаака, окаянная душа моя, разумела как новую жертву, таинственно всесожженную Господу, подражай его решимости.]

Исмаила слышала еси, трезвися, душе моя, изгнана, яко рабынино отрождение, виждь, да не како подобно что постраждеши, ласкосердствующи.

[Измаила слышала ты, душа моя, изгнанного как рабынино порождение, смотри, да и ты не потерпишь что-либо подобное за сладострастие.]

Агаре древле, душе, египтяныне уподобилася еси, поработившися произволением и рождши нового Исмаила, презорство.

[Агари древней, душа, египтянке уподобилась ты, поработившись добровольно и родивши нового Измаила — дерзость.]

Иаковлю лествицу разумела еси, душе моя, являемую от земли к Небесем: почто не имела еси восхода тверда, благочестия.

[Иакова лестницу разумела ты, душа моя, показуемую от земли до небес, почто не имела ты восхода твердого благочестия?]

Священника Божия и царя уединена, Христово подобие в мире жития, в человецех подражай.

[Священнику Божию и царю уединенному, Христову подобию, в мире жизни в людях подражай.]

Не буди столп сланый, душе, возвратившися вспять, образ да устрашит тя содомский, горе в Сигор спасайся.

[Не будь столпом соляным, душа, обратившись назад, пример да устрашит тебя содомлян, на горе в Сигор спасайся.]

Запаления, якоже Лот, бегай, душе моя, греха, бегай Содомы и Гоморры, бегай пламене всякого безсловесного желания.

[От пламени греха убегай, душа моя, как Лот, убегай от Содома и Гоморры, беги от огня всякого безрассудного желания.]

Помилуй, Господи, помилуй мя, вопию Ти, егда приидеши со ангелы Твоими воздати всем по достоянию деяний.

[Помилуй, Господи, помилуй меня, взываю к Тебе, когда придешь со ангелами своими воздать всем по достоинству дел их.]

Моления, Владыко, Тебе поющих не отвержи, но ущедри, Человеколюбче, и подаждь верою просящим оставление.

[Моления, Владыка, Тебя воспевающих не отвергни; но будь щедрым, Человеколюбче, и даруй просящим с верою оставление.]

Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.

Содержим есмь бурею и треволнением согрешений, но сама мя, мати, ныне спаси и к пристанищу Божественного покаяния возведи.

[Одержим я бурею и треволнением согрешений, но сама меня, матерь, ныне спаси и к пристанищу Божественного покаяния приведи.]

Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.

Рабское моление и ныне, преподобная, принесши ко благоутробней молитвами твоими Богородице, отверзи ми Божественныя входы.

[Усердное моление и ныне, преподобная, принесши к милосердной Богородице, и твоими молитвами отверзи мне божественные входы.]

Преподобне отче Андрее, моли Бога о нас.

Твоими молитвами даруй и мне оставление долгов, о Андрее, Критский председателю, покаяния бо ты таинник преизрядный.

[Твоими молитвами даруй и мне оставление долгов, о Андрее, критский председателю, ибо покаяния ты таинник преизрядный.]

Слава: Троице Простая, Несозданная, Безначальное Естество, в Троице певаемая Ипостасей, спаси ны, верою покланяющияся державе Твоей.

[Троица Простая, Несозданная, Существо Безначальное, в троичности Лиц воспеваемое, спаси нас с верою покланяющихся Державе Твоей.]

И ныне: От Отца безлетна Сына в лето, Богородительнице, неискусомужно родила еси, странное чудо, пребывши Дева доящи.

[От Отца безлетна Сына, в лето Богородительнице неискусомужно Ты родила, странное чудо, пребывши Девой, млеком питающей.]

Катавасия: Утверди, Господи, на камени заповедей Твоих подвигшееся сердце мое, яко Един Свят еси и Господь.


Седален, глас 8:

Светила богозрачная, Спасовы апостоли, просветите нас во тьме жития, яко да во дни ныне благообразно ходим, светом воздержания нощных страстей отбегающе, и светлыя страсти Христовы узрим, радующеся.


Слава, другой седален, глас тот же:

Апостольская двоенадесятице Богоизбранная, мольбу Христу ныне принеси, постное поприще всем прейти, совершающим во умилении молитвы, творящим усердно добродетели, яко да сице предварим видети Христа Бога славное Воскресение, славу и хвалу приносяще.


И ныне:

Непостижимого Бога, Сына и Слово, несказанно паче ума из Тебе рождшееся, моли, Богородице, со апостолы, мир вселенней чистый подати, и согрешений дати нам прежде конца прощение, и Царствия Небесного крайния ради благости сподобити рабы Твоя.


Трипеснец, без поклонов, глас 8

Ирмос: Услышах, Господи, смотрения Твоего таинство, разумех дела Твоя и прославих Твое Божество.

[Услышал я, Господи, о таинстве Твоего промысла, уразумел дела Твои, и прославил Твое Божество.]

Святии апостоли, молите Бога о нас.

Воздержанием поживше, просвещеннии Христовы апостоли, воздержания время нам ходатайствы Божественными утишают.

[В воздержании жизнь проведшие просвещенные Христовы Апостолы богодухновенным своим посредничеством делают для нас время воздержания нетрудным.]

Святии апостоли, молите Бога о нас.

Двоенадесятострунный орган песнь воспе спасительную, учеников лик Божественный, лукавая возмущая гласования.

[Двенадцатиструнный орган, / хор учеников божественный, песнь спасительную воспел, расстраивая злые напевы.]

Святии апостоли, молите Бога о нас.

Одождением духовным всю подсолнечную напоисте, сушу отгнавше многобожия, всеблаженнии.

[Ливнями Духа вы все под солнцем оросили, засуху многобожия прогнав, всеблаженные.]

Пресвятая Богородице, спаси нас.

Смирившася спаси мя, высокомудренно пожившого, рождшая Вознесшого смиренное естество, Дево Всечистая.

[Смирив, спаси меня, жизнь в высокомерии прожившего, родившая Вознесшего униженное естество, (Дева) Всечистая.]

Святии апостоли, молите Бога о нас.

Апостольское всечестное ликостояние, Зиждителя всех молящее, проси помиловати ны, восхваляющия тя.

[Апостолов многочтимое собрание! Молитвенно всех Создателя упроси помиловать нас, тебя восхваляющих.]

Святии апостоли, молите Бога о нас.

Яко делателе суще, Христовы апостоли, во всем мире Божественным словом возделавшии, приносите плоды Ему всегда.

[Как работники Христовы, весь мир словом божественным возделавшие, вы, Апостолы, всегда плоды Ему приносите.]

Святии апостоли, молите Бога о нас.

Виноград бысте Христов воистинну возлюбленный, вино бо духовное источисте миру, апостоли.

[Виноградником вы сделались Христа, воистину возлюбленного, ибо вино Духа источили миру, Апостолы.]

Пресвятая Троице, Боже наш, слава Тебе.

Преначальная, Сообразная, Всесильнейшая Троице Святая, Отче, Слове и Душе Святый, Боже, Свете и Животе, сохрани стадо Твое.

[Сверхначальная, сходная во всем, всесильная Троица святая, Отец, Слово и Дух Святой, Боже, Свет и Жизнь, сохраняй стадо Твое.]

Пресвятая Богородице, спаси нас.

Радуйся, престоле огнезрачный, радуйся, светильниче свещеносный, радуйся, горо освящения, ковчеже Жизни, святых святая сене.

[Радуйся, Престол огневидный; радуйся, Светильник, носящий Светоч; радуйся, Гора освящения, Жизни Ковчег, из святых святая Скиния!


Великий канон

Ирмос: Услыша пророк пришествие Твое, Господи, и убояся, яко хощеши от Девы родитися и человеком явитися, и глаголаше: услышах слух Твой и убояхся, слава силе Твоей, Господи.

[Услышал пророк о пришествии Твоем, Господи, и устрашился, что Тебе угодно родиться от Девы и явиться людям, и сказал: услышал я весть о Тебе и устрашился; слава силе Твоей, Господи.]

Дел Твоих да не презриши, создания Твоего да не оставиши, Правосуде. Аще и един согреших, яко человек, паче всякого человека, Человеколюбче; но имаши, яко Господь всех, власть оставляти грехи.

[Дел Твоих не презри, создания Твоего не оставь, Судие праведный, ибо если я один согрешил, как человек, более всякого человека, но Ты, Человеколюбче, как Господь всех, имеешь власть отпускать грехи.]

Приближается, душе, конец, приближается, и нерадиши, ни готовишися, время сокращается: востани, близ при дверех Судия есть. Яко соние, яко цвет, время жития течет: что всуе мятемся?

[Приближается конец, душа, приближается, и не заботишься, не готовишься, время сокращается, востань, близ при дверях Судия; как сновидение, как цветок, время жизни течет; что мы суетимся напрасно?]

Воспряни, о душе моя, деяния твоя, яже соделала еси, помышляй, и сия пред лице твое принеси, и капли испусти слез твоих; рцы со дерзновением деяния и помышления Христу и оправдайся.

[Пробудись, о душа моя, помышляй о делах твоих, которые сделала ты, представь их пред лицем твоим и пролей капли слез твоих, поведай с дерзновением дела и помышления Христу и оправдайся.]

Не бысть в житии греха, ни деяния, ни злобы, еяже аз, Спасе, не согреших, умом, и словом, и произволением, и предложением, и мыслию, и деянием согрешив, яко ин никтоже когда.

[В жизни нет ни греха, ни деяния, ни злобы, которыми не погрешил я, о Спаситель, умом и словом, и желанием согрешив, и намерением, и мыслию, и делом, как никто другой никогда.]

Отсюду осужден бых, отсюду и препрен бых аз, окаянный, от своея совести, еяже ничтоже в мире нужнейше: Судие, Избавителю мой и Ведче, пощади, и избави, и спаси мя, раба Твоего.

[Потому и осужден я, потому и побежден я собственною совестию, окаянный, которой строже в мире нет ничего; Судия и Избавитель мой всеведущий, пощади, избавь и спаси меня раба Твоего.]

Лествица, юже виде древле великий в патриарсех, указание есть, душе моя, деятельного восхождения, разумного возшествия: аще хощеши убо деянием, и разумом, и зрением пожити, обновися.

[Лествица, которую в древности видел великий в патриархах, изображает восхождение делами, представляет возвышение разумом. Душа моя, хочешь ли жить деянием, разумением и созерцанием, обновися.]

Зной дневный претерпе лишения ради патриарх и мраз нощный понесе, на всяк день снабдения творя, пасый, труждаяйся, работаяй, да две жене сочетает.

[Зной дневной претерпел по нужде патриарх, перенес и холод ночной, ежедневно укрываясь, пасущий стадо, труждаясь и работая, да две жены сочетает. ]

Жены ми две разумей, деяние же и разум в зрении, Лию убо деяние, яко многочадную, Рахиль же разум, яко многотрудную; ибо кроме трудов ни деяние, ни зрение, душе, исправится.

[Жены мне две разумей деяние и разумение в созерцании: Лию, деяние как многочадную, Рахиль же — разумение, как многотрудную, ибо без трудов ни деяние, ни созерцание, душа, не совершатся.]

Бди, о душе моя, изрядствуй, якоже древле великий в патриарсех, да стяжеши деяние с разумом, да будеши ум, зряй Бога, и достигнеши незаходящий мрак в видении, и будеши великий купец.

[Бодрствуй, душа моя; будь мужественна, как великий из патриархов, приобретая себе деяние с разумением, да будешь умом, видящим Бога, и достигнешь неприступный мрак в созерцании, и получишь великое сокровище.]

Дванадесяте патриархов великий в патриарсех детотворив, тайно утверди тебе лествицу деятельного, душе моя, восхождения: дети, яко основания, степени, яко восхождения, премудренно подложив.

[Двенадцать патриархов великий из патриархов родив, таинственно представил тебе, душа моя, лестницу деятельного восхождения, премудро расположив детей, как основания, как по ступеням.]

Исава возненавиденного подражала еси, душе, отдала еси прелестнику твоему первыя доброты первенство, и отеческия молитвы отпала еси, и дважды поползнулася еси, окаянная, деянием и разумом: темже ныне покайся.

[Исаву возненавиденному подражала ты, душа, отдала обольстителю твоему первородство первоначальной красоты и лишилась отеческого благословения, и дважды пала ты, окаянная, деянием и разумением, посему ныне покайся.]

Едом Исав наречеся, крайняго ради женонеистовного смешения: невоздержанием бо присно разжигаем и сластьми оскверняем, Едом именовася, еже глаголется разжжение души любогреховныя.

[Едомом назван Исав крайнего ради пристрастия женолюбию; невоздержанием непрестанно разжигался и осквернялся сластолюбием, Потому и назван Едомом, что значит: распадение души грехолюбивой.]

Иова на гноищи слышавши, о душе моя, оправдавшагося, того мужеству не поревновала еси, твердого не имела еси предложения во всех, яже веси, и имиже искусилася еси, но явилася еси нетерпелива.

[Об Иове, сидящем на гноище и оправданном, слышав, душа моя, ты в мужестве не поревновала ему, не имела твердого духа во всем, что узнала, что видела, что испытала, но оказалась нетерпеливою.]

Иже первее на престоле, наг ныне на гноище гноен, многий в чадех и славный, безчаден и бездомок напрасно: палату убо гноище и бисерие струпы вменяше.

[Бывший прежде на престоле — ныне на гноище, обнаженный и изъязвленный; имевший многих детей и знаменитый — вдруг остался без детей и без крова; гноище считал он своим чертогом и язвы — драгоценными камнями.]

Царским достоинством, венцем и багряницею одеян, многоименный человек и праведный, богатством кипя и стады, внезапу богатства, славы царства, обнищав, лишися.

[Царским достоинством, венцом и пурпуром одетый богатый человек и праведный, изобиловавший богатством и стадами, внезапно богатство потеряв, обнищав, царства лишился.]

Аще праведен бяше он и непорочен паче всех, и не убеже ловления льстивого и сети; ты же грехолюбива сущи, окаянная душе, что сотвориши, аще чесому от недоведомых случится наити тебе?

[Если праведным был он и непорочным больше всех, и не избежал ловления и сетей обольстителя, ты же, грехолюбивая, окаянная душе, что сотворишь, если что-то неожиданное постигнет тебя?]

Тело осквернися, дух окаляся, весь острупихся, но яко врач, Христе, обоя покаянием моим уврачуй, омый, очисти, покажи, Спасе мой, паче снега чистейша.

[Тело нечисто, дух осквернился, весь покрылся струпьями, но, как Врач, Христе, оба уврачуй покаянием моим, омой, очисти, яви, мой Спаситель, чистым белее снега.]

Тело Твое и кровь, распинаемый о всех, положил еси, Слове: тело убо, да мя обновиши, кровь, да омыеши мя. Дух же предал еси, да мя приведеши, Христе, Твоему Родителю.

[Тело Твое и Кровь распинаемый за всех Ты положил, Слове: Тело, да меня обновишь; и Кровь да омоешь меня; дух же Ты предал, чтобы меня привести, Христе, к Твоему Родителю.]

Соделал еси спасение посреде земли, Щедре, да спасемся. Волею на древе распялся еси, Едем затворенный отверзеся, горняя и дольняя тварь, языцы вси спасени покланяются Тебе.

[Устроил Ты спасение посреди земли, Щедрый, да спасемся; вольно на древе распялся Ты, и Едем затворенный открылся; высшие и низшие создания, народы, и все спасенные поклоняются Тебе.]

Да будет ми купель кровь из ребр Твоих, вкупе и питие, источившее воду оставления, да обоюду очищаюся, помазуяся и пия, яко помазание и питие, Слове, животочная Твоя словеса.

[Да будет мне купелью кровь из ребр Твоих и вместе питием, источившим воду прощения, чтобы мне всецело очиститься, умащаясь и напояясь как помазанием и питием, Слово, животворными Твоими словами.]

Наг есмь чертога, наг есмь и брака, купно и вечери, светильник угасе, яко безъелейный, чертог заключися мне спящу, вечеря снедеся, аз же по руку и ногу связан, вон низвержен есмь.

[Лишен я чертога, лишен и брака, а вместе и вечери; светильник погас, ибо нет в нем елея,  чертог, пока я спал, затворился, вечеря окончена, а я по рукам и ногам связан и извержен вон.]

Чашу Церковь стяжа, ребра Твоя живоносная, из нихже сугубыя нам источи токи оставления и разума, во образ древняго и нового, двоих вкупе заветов, Спасе наш.

[Чашей Церковь восприняла Твои живоносные ребра, из которых сугубый источник источил нам — оставления /грехов и разумения, во образ древнего и нового, обоих заветов, о Спаситель наш.]

Время живота моего мало и исполнено болезней и лукавства, но в покаянии мя приими и в разум призови, да не буду стяжание, ни брашно чуждему, Спасе, Сам мя ущедри.

[Время жизни моей малое и исполнено болезней и лукавства, но в покаянии меня приими и в разумение призови, да не буду приобретением и снедию противника, о Спаситель, Сам умилосердись надо мною.]

Высокоглаголив ныне есмь, жесток же и сердцем, вотще и всуе, да не с фарисеем осудиши мя. Паче же мытарево смирение подаждь ми, Едине Щедре, Правосуде, и сему мя сочисли.

[Высокомерен ныне я на словах, жесток же и сердцем, напрасно и тщетно, да не с фарисеем осудишь меня, более же мытарево смирение дай мне, единый Милосердный, праведный Судия и к нему меня причисли.]

Согреших, досадив сосуду плоти моея, вем, Щедре, но в покаянии мя приими и в разум призови, да не буду стяжание ни брашно чуждему, Спасе, Сам мя ущедри.

[Согрешил, осквернив сосуд плоти моей, знаю, Милосердный, но в покаянии приими меня, и в разумение призови, да не буду приобретением ни снедию противника, о Спаситель, Сам умилосердись надо мною.]

Самоистукан бых страстьми, душу мою вредя, Щедре, но в покаянии мя приими и в разум призови, да не буду стяжание ни брашно чуждему, Спасе, Сам мя ущедри.

[Истуканом сам себя я сотворил, страстями душе моей повредил, Милосердный, но в покаянии меня приими и в разумение призови, да не буду приобретением ни снедью противника, о Спаситель, Сам умилосердись надо мною.]

Не послушах гласа Твоего, преслушах Писание Твое, Законоположника, но в покаянии мя приими и в разум призови, да не буду стяжание ни брашно чуждему, Спасе, Сам мя ущедри.

[Не послушал голоса твоего, преступил Писание твое, Законоподателя, но в покаянии меня приими и в разумение призови, да не буду приобретением ни снедью противника, о Спаситель, Сам умилосердись надо мною.]

Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.

Безплотных жительство в плоти преходящи, благодать, преподобная, к Богу велию воистинну прияла еси, верно о чтущих тя предстательствуй. Темже молим тя, от всяких напастей и нас молитвами твоими избави.

[Имея во плоти образ жизни бесплотных, преподобная, ты воистину получила величайшую благодать от Бога; за почитающих тебя ты верно ходатайствуешь; посему молим тебя, молитвами твоими избавь нас от всяких искушений.]

Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.

Великих безместий во глубину низведшися, неодержима была еси, но востекла еси помыслом лучшим к крайней деяньми яве добродетели преславно, ангельское естество, Марие, удививши.

[В глубину великих пороков впавши, неудержима была ты, но востекла ты мыслию лучшею к совершенной деяниями являемой добродетели, преславно ангельское естество, Марие, удививши.]

Преподобне отче Андрее, моли Бога о нас.

Андрее, отеческая похвало, молитвами твоими не престай, моляся, предстоя Троице Пребожественней, яко да избавимся мучения, любовию предстателя тя Божественного, всеблаженне, призывающии, Криту удобрение.

[Андрее, отеческая похвало, молитвами твоими не престай моляся, предстоя Троице Пребожественней, яко да избавимся мучения, любовию тя Божественного Всеблаженне призывающи, Криту удобрение.]

Слава: Нераздельное Существом, Неслитное Лицы богословлю Тя, Троическое Едино Божество, яко Единоцарственное и Сопрестольное, вопию Ти песнь великую, в вышних трегубо песнословимую.

[Нераздельным по существу, неслитным по Лицам богословлю Тебя, Троическое Единое Божество, соцарственное и сопрестольное, возглашаю Тебе песнь великую, в вышних троекратно песнословимую.]

И ныне: И раждаеши, и девствуеши, и пребываеши обоюду естеством Дева, Рождейся обновляет законы естества, утроба же раждает нераждающая. Бог идеже хощет, побеждается естества чин: творит бо, елика хощет.

[И раждаешь, и девствуешь, и пребываешь вместе с естеством Дева: рожденный /Тобою обновляет законы естества, утроба же раждает нераждающая, там, где хочет Бог, побеждается естества чин: ибо творит что хочет.].


Ирмос: От нощи утренююща, Человеколюбче, просвети, молюся, и настави и мене на повеления Твоя, и научи мя, Спасе, творити волю Твою.

[От ночи бодрствующего, просвети меня, молю, Человеколюбец, путеводи меня в повелениях Твоих и научи меня, Спаситель, исполнять Твою волю.]

В нощи житие мое преидох присно, тьма бо бысть, и глубока мне мгла, нощь греха, но яко дне сына, Спасе, покажи мя.

[В нощи жизнь мою проходил постоянно, ибо тьмой и глубокой мглой была для меня ночь греха, но как сына дня, Спаситель, покажи меня.]

Рувима подражая, окаянный аз содеях беззаконный и законопреступный совет на Бога Вышняго, осквернив ложе мое, яко отчее он.

[Рувиму подражая окаянный, содеял я беззаконное и преступное дело пред Богом Всевышним, осквернив ложе мое, как отчее он.]

Исповедаюся Тебе, Христе Царю: согреших, согреших, яко прежде Иосифа братия продавшии, чистоты плод и целомудрия.

[Исповедаюсь тебе, Христе царю; согрешил я, согрешил, как прежде братья, продавшие Иосифа — плод чистоты и целомудрия.]

От сродников праведная душа связася, продася в работу сладкий во образ Господень; ты же вся, душе, продалася еси злыми твоими.

[От сродников праведная душа связалась, вожделенный продан в рабство, прообразуя Господа, ты же, душа, сама всю продала себя твоими пороками.]

Иосифа праведного и целомудренного ума подражай, окаянная и неискусная душе, и не оскверняйся безсловесными стремленьми, присно беззаконнующи.

[Подражай праведному Иосифу и /его целомудренному нраву, несчастная и непотребная душа, не оскверняйся безрассудными стремлениями, всегда беззаконнуя.]

Аще и в рове поживе иногда Иосиф, Владыко Господи, но во образ погребения и востания Твоего: аз же что Тебе когда сицевое принесу?

[Иосиф был некогда в рове, Владыка Господи, но как прообраз Твоего погребения и воскресения, а я когда что подобное Тебе принесу?]

Моисеов слышала еси ковчежец, душе, водами, волнами носим речными, яко в чертозе древле бегающий дела, горького совета фараонитска.

[Моисея слышала ты, душа, в ковчежце, как в чертоге, в древности он был носим водами, волнами реки, и избег горестной участи умысла фараонова. ]

Аще бабы слышала еси, убивающия иногда безвозрастное мужеское, душе окаянная, целомудрия деяние, ныне, яко великий Моисей, сси премудрость.

[Ты слышала, несчастная душа, как повивальные бабки умерщвляли некогда новорожденных младенцев мужеского пола — плод целомудрия, но ты, как великий Моисей, напитайся премудрости.]

Яко Моисей великий египтянина, ума, уязвивши, окаянная, не убила еси, душе; и како вселишися, глаголи, в пустыню страстей покаянием?

[Как великий Моисей, поразивший египтянина, ты не умертвила, окаянная душе, нрава /греховного/, как же, скажи, ты вселишься в пустыню от страстей посредством покаяния?]

В пустыню вселися великий Моисей; гряди убо, подражай того житие, да и в купине Богоявления, душе, в видении будеши.

[В пустыню вселился великий Моисей; иди и ты, душа, подражай его жизни, чтобы и тебе узреть в купине Бога явление.]

Моисеов жезл воображай, душе, ударяющий море и огустевающий глубину во образ Креста Божественнаго: имже можеши и ты великая совершити.

[Моисеев жезл воображай, душе, ударяющий море и открывающий глубину, во образ креста Божественного, которым и ты можешь великое совершать.]

Аарон приношаше огнь Богу непорочный, нелестный; но Офни и Финеес, яко ты, душе, приношаху чуждее Богу, оскверненное житие.

[Аарон приносил Богу огонь непорочный чистый; но Офни и Финеес приносили, как ты, душа, Богу чуждую — нечистую жизнь.]

Яко тяжкий нравом, фараону горькому бых, Владыко, Ианни и Иамври, душею и телом, и погружен умом, но помози ми.

[Как жестокий фараон, жестоким я стал, с нравом как Ианний и Мамврий, душею и телом, и погублен умом; но помоги мне.]

Калу примесихся, окаянный, умом, омый мя, Владыко, банею моих слез, молю Тя, плоти моея одежду убелив яко снег.

[Осквернил я, несчастный, мой ум, омой меня, Владыка, в купели слез моих, молю Тебя, одежду плоти моей убели как снег.]

Аще испытаю моя дела, Спасе, всякого человека превозшедша грехами себе зрю, яко разумом мудрствуяй, согреших не неведением.

[Если испытаю мои дела, о Спаситель, вижу себя превзошедшим грехами всех людей, ибо с разумным я согрешил сознанием, а не неведением.]

Пощади, пощади, Господи, создание Твое, согреших, ослаби ми, яко естеством чистый Сам сый Един, и ин разве Тебе никтоже есть кроме скверны.

[Пощади, пощади, Господи, создание Твое: согрешил я, прости мне, ибо естеством чист Ты один, и никто другой, кроме Тебя, не чужд скверны /греха/.]

Мене ради Бог сый, вообразился еси в мя, показал еси чудеса, исцелив прокаженныя и разслабленного стягнув, кровоточивыя ток уставил еси, Спасе, прикосновением риз.

[Ради меня Бог Сущий принял мой образ и показал чудеса, исцелил прокаженных, разслабленных укрепил, остановил течение крови у кровоточивой прикосновением к ризе /Твоей/, о Спаситель.]

Кровоточивую подражай, окаянная душе, притецы, удержи ометы Христовы, да избавишися ран и услышиши от Него: вера твоя спасе тя.

[Кровоточивой подражай, несчастная душа, приди, прикоснись одежде Христовой, чтобы избавиться ран и услышать от Него: вера твоя спасла тебя.]

Низу сничащую подражай, о душе, прииди, припади к ногама Иисусовыма, да тя исправит, и да ходиши право стези Господни.

[Согбенной подражай, о душа; прииди, припади к ногам Иисусовым, да тебя исправит и да ходишь ты прямо путями Господними.]

Аще и кладязь еси глубокий, Владыко, источи ми воду из пречистых Твоих жил, да, яко самаряныня, не ктому, пияй, жажду: жизни бо струи источаеши.

[Если и кладезь глубокий Ты, Владыко, источи мне воду из пречистых ребр Своих, да, как самарянка, пью и больше не жажду, ибо Ты источаешь жизни струи. ]

Силоам да будут ми слезы моя, Владыко Господи, да умыю и аз зеницы сердца и вижду Тя умно, Света превечна.

[Силоамом да будут мне слезы мои, Владыка Господи, да омыю и я зеницы сердца и вижу Тебя мысленно, Света предвечного.]

Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.

Несравненным желанием, всебогатая, древу возжелевши поклонитися животному, сподобилася еси желания, сподоби убо и мене улучити вышния славы.

[Несравненным желанием, всебогатая, Древу жизненному возжелав поклониться, сподобилась желаемого, удостой и меня получить вышнюю славу.]

Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.

Струи Иорданския прешедши, обрела еси покой безболезненный, плоти сласти избежавши, еяже и нас изми твоими молитвами, преподобная.

[Ты перешла поток Иорданский и обрела покой безболезненный, оставив плотское удовольствие, от которого избавь и нас твоими молитвами, преподобная.]

Преподобный отче Андрее, моли Бога о нас.

Яко пастырей изряднейша, Андрее премудре, избранна суща тя, любовию велиею и страхом молю, твоими молитвами спасение улучити и жизнь вечную.

[Как пастыря превосходнейшего и истинного избранника, тебя, Андрей премудрый, с любовию великою и страхом молю, да спасение получу по твоим ходатайствам и жизнь вечную.]

Слава: Тя, Троице, славим, Единого Бога: Свят, Свят, Свят еси, Отче, Сыне и Душе, Простое Существо, Единице присно покланяемая.

[Тебя Троице славим, Единого Бога: Свят, Свят, Свят Ты Отче, Сыне и Душе, Простое Существо, Единица всегда покланяемая.]

И ныне: Из Тебе облечеся в мое смешение, нетленная, безмужная Мати Дево, Бог, создавый веки, и соедини Себе человеческое естество.

[Из Тебя облечен в мой состав Непорочная безмужная Матерь-Дева Бог, создавший веки, и соединил с Собою человеческое естество.].


Ирмос: Возопих всем сердцем моим к щедрому Богу, и услыша мя от ада преисподняго, и возведе от тли живот мой.

[От всего сердца моего я воззвал к милосердному Богу, и Он услышал меня из ада преисподнего и воззвал жизнь мою от погибели.]

Слезы, Спасе, очию моею и из глубины воздыхания чисте приношу, вопиющу сердцу: Боже, согреших Ти, очисти мя.

[Приношу Тебе, о Спаситель, слезы чистые очей моих и воздыхания из глубины сердца, взывающаго: Боже, согрешил я Тебе, очисти меня.]

Уклонилася еси, душе, от Господа твоего, якоже Дафан и Авирон, но пощади, воззови из ада преисподняго, да не пропасть земная тебе покрыет.

[Уклонилась ты, душа, от Господа своего, как Дафан и Авирон; но воззови /к Нему из глубины преисподней: пощади! — да пропасть земная не покроет тебя.]

Яко юница, душе, разсвирепевшая, уподобилася еси Ефрему, яко серна от тенет сохрани житие, вперивши деянием ум и зрением.

[Рассвирепев, как юница, душа, ты уподобилась Ефрему; как серна от сетей, спасай жизнь, окрылив ум деянием и созерцанием.]

Рука нас Моисеова да уверит, душе, како может Бог прокаженное житие убелити и очистити, и не отчайся сама себе, аще и прокаженна еси.

[Моисеева рука да уверит нас, душа, как Бог может убелить и очистить прокаженное житие, и не отчайся сама себя, если ты и прокажена.]

Волны, Спасе, прегрешений моих, яко в мори Чермнем возвращающеся, покрыша мя внезапу, яко египтяны иногда и тристаты.

[О Спаситель, волны прегрешений моих, обратившись, как в море Чермном, внезапно покрыли меня, как некогда египтян и /их всадников.]

Неразумное, душе, произволение имела еси, яко прежде Израиль: Божественныя бо манны предсудила еси безсловесно любосластное страстей объядение.

[Неразумное произволение имела ты, душа, как древний Израиль; ибо Божественной манне ты безрассудно предпочла сластолюбивое пресыщение страстей.]

Кладенцы, душе, предпочла еси хананейских мыслей паче жилы камене, из негоже премудрости река, яко чаша, проливает токи богословия.

[Кладези, душа, ханаанских мыслей ты предпочла камню с жилою воды, из которого река премудрости, как чаша, изливает токи Богословия.]

Свиная мяса и котлы и египетскую пищу паче Небесныя предсудила еси, душе моя, якоже древле неразумнии людие в пустыни.

[Свиное мясо, котлы и египетскую пищу более небесной предпочла ты, душа моя, как древние безрассудные люди в пустыне. ]

Яко удари Моисей, раб Твой, жезлом камень, образно животворивая ребра Твоя прообразоваше, из нихже вси питие жизни, Спасе, почерпаем.

[Ударив Моисей, раб Твой, жезлом в камень, таинственно прообразовал животворные ребра Твои, из которых все мы почерпаем питие жизни, о Спаситель.]

Испытай, душе, и смотряй, якоже Иисус Навин, обетования землю, какова есть, и вселися в ню благозаконием.

[Исследуй, душа, и изведай, как Иисус Навин землю обетования, какова есть, и вселися в нее благозаконием.]

Востани и побори, яко Иисус Амалика, плотския страсти, и гаваониты, лестныя помыслы, присно побеждающи.

[Восстань и победи, как Иисус Амалика, плотские страсти, и /как гаваонитян обольстительные помыслы, всегда побеждая.]

Прейди времене текущее естество, яко прежде ковчег, и земли оныя буди во одержании обетования, душе, Бог повелевает.

[Перейди поток скоротечного времени, как прежде ковчег, и землей обетованной обладай душе: Бог повелевает.]

Яко спасл еси Петра, возопивша, спаси, предварив мя, Спасе, от зверя избави, простер Твою руку, и возведи из глубины греховныя.

[Как спас Ты Петра, воззвавшаго: спаси и меня, не умедлив, о Спаситель, от зверя избавь, простри руку Твою и изведи из глубины греховной.]

Пристанище Тя вем утишное, Владыко, Владыко Христе, но от незаходимых глубин греха и отчаяния мя, предварив, избави.

[Пристанище знаю Тебя тихое, Владыка, Владыка Христе; но от неизмеримых глубин греха и отчаяния, предварив, избавь меня.]

Аз есмь, Спасе, юже погубил еси древле царскую драхму; но вжег светильник, Предтечу Твоего, Слове, взыщи и обрящи Твой образ.

[Я — драхма, о Спаситель, с царским изображением, которая в древности потеряна у Тебя, но возжег светильник, и Предтечу Твоего, Слове, взыщи и найди Твой образ.]

Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.

Да страстей пламень угасиши, слез капли источала еси присно, Марие, душею распалаема, ихже благодать подаждь и мне, твоему рабу.

[Да угасишь пламень страстей, капли слез источала всегда ты, Марие, душой пламенея, их благодать подай и мне, твоему рабу.]

Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.

Безстрастие Небесное стяжала еси крайним на земли житием, мати. Темже тебе поющим, от страстей избавитися молитвами твоими молися.

[Бесстрастие небесное приобрела ты жизнью высокою, матерь; ходатайствуй, да воспевающие тебя избавятся от страстей молитвами твоими.]

Преподобный отче Андрее, моли Бога о нас.

Критского тя пастыря и председателя и вселенныя молитвенника ведый, притекаю, Андрее, и вопию ти: изми мя, отче, из глубины греха.

[Тебя, как Критского пастыря и предстоятеля, и ходатая за вселенную зная, прибегаю, к тебе, Андрей, и взываю тебе: "Избавь меня, отче, из глубины греха!".]

Слава: Троица есмь Проста, Нераздельна, раздельна Личне и Единица есмь естеством соединена, Отец глаголет, и Сын, и Божественный Дух.

[Троица есмь Проста, Нераздельная, Раздельная в Лицах и Единица соединенная в существе, Отец вещает и Сын и Божественный Дух.]

И ныне: Утроба Твоя Бога нам роди, воображена по нам: Егоже, яко Создателя всех, моли, Богородице, да молитвами Твоими оправдимся.

[Утроба Твоя Бога нам роди, принявшего образ наш, Его, как Создателя всех, моли, Богородица, да молитвами Твоими оправдаемся.]

Катавасия: Возопих всем сердцем моим к щедрому Богу, и услыша мя от ада преисподняго, и возведе от тли живот мой.

[От всего сердца моего я воззвал к милосердному Богу, и Он услышал меня из ада преисподнего и воззвал жизнь мою от погибели.]


Кондак, глас 6:

Душе моя, душе моя, востани, что спиши? конец приближается, и имаши смутитися: воспряни убо, да пощадит тя Христос Бог, везде сый и вся исполняяй.

[Душа моя, душа моя, восстань, что ты спишь? Конец приближается, и ты смутишься; пробудись же, чтобы пощадил тебя Христос Бог, Вездесущий и все наполняющий.]


Христово врачевство видя отверсто и от сего Адаму истекающее здравие, пострада, уязвися диавол и, яко бедствуя, рыдаше и своим другом возопи: что сотворю Сыну Мариину, убивает мя Вифлеемлянин, Иже везде сый и вся исполняяй.

[Видя Христову лечебницу отверстой и истекающее из нее Адаму здравие, стал мучиться, был поражен диавол, и, как терпящий бедствие, рыдал и своим друзьям возопил: "Что мне делать с Сыном Марии? убивает меня Вифлеемлянин, вездесущий и все наполняющий!"]


Во Царствии Твоем помяни нас, Господи.

Разбойника, Христе, рая жителя сотворил еси, на кресте Тебе возопивша: помяни мя; того покаянию сподоби и мене, недостойного.

[Разбойника, на кресте "Помяни меня!" Тебе возгласившего, Ты, Христе, прежде всех рая гражданином сделал. Покаяния его удостой и меня, недостойного.]

Блажени нищии духом, яко тех есть Царство Небесное.

Маноя слышавши древле, душе моя, Бога в явлении бывша и из неплодове тогда приемша плод обетования, того благочестие подражай.

[О Маное слышишь ты, душа моя, в древности при Богоявлении присутствовавшем и принявшем тогда от неплодной плод обетования; его благочестию будем подражать.]

Блажени плачущии, яко тии утешатся.

Сампсоновой поревновавши лености, главу остригла еси, душе, дел твоих, предавши иноплеменником любосластием целомудренную жизнь и блаженную.

[Подражая беспечности Самсона, ты остригла славу дел твоих, душа, ради сладострастия иноплеменникам предав жизнь целомудренную и блаженную.]

Блажени кротции, яко тии наследят землю.

Прежде челюстию ослею победивый иноплеменники, ныне пленение ласкосердству страстному обретеся; но избегни, душе моя, подражания, деяния и слабости.

[Прежде челюстью ослиною победивший иноплеменников, ныне жертвою напрасной оказался из-за распутства страстного; но избегни подражания, душа моя, этому его деянию и ослаблению.]

Блажени алчущии и жаждущии правды, яко тии насытятся.

Варак и Иеффай военачальницы, судии Израилевы предпочтени быша, с нимиже Деворра мужеумная; тех доблестьми, душе, вмужившися, укрепися.

[Варак и Иеффай, военачальники, судьями Израиля были избраны, с ними и Деворра, равная мужам умом; доблестями их, душа, мужество стяжав, укрепись.]

Блажени милостивии, яко тии помиловани будут.

Иаилино храбрство познала еси, душе моя, Сисара древле прободшую и спасение соделавшую древом острым, слышиши, имже тебе крест образуется.

О мужестве Иаили узнала ты, душа моя, Сисару в древности пронзившей, и спасение соделавшей древом острым, — слышишь, — которым для тебя Крест изображается.

Блажени чистии сердцем, яко тии Бога узрят.

Пожри, душе, жертву похвальную, деяние, яко дщерь, принеси от Иеффаевы чистейшую и заколи, яко жертву, страсти плотския Господеви твоему.

[Соверши делом жертву похвальную, душа, как дочь Иеффаева, чистейшую, и заколи, как жертву, страсти плоти Господу твоему.]

Блажени миротворцы, яко тии сынове Божии нарекутся.

Гедеоново руно помышляй, душе моя, с небесе росу подыми и приникни, якоже пес, и пий воду, от закона текущую, изгнетением письменным.

[О руне Гедеона помышляй, душа моя, с небес росу приими, и склонись и пей как пес струю, из Закона текущую, извлекаемую из буквы Писания.]

Блажени изгнани правды ради, яко тех есть Царство Небесное.

Илии священника осуждение, душе моя, восприяла еси, лишением ума приобретши страсти себе, якоже он чада, делати беззаконная.

[Илия священника осуждение, душа моя, навлекла ты на себя по недостатку разума, допустив страстям действовать в себе, как он чадам своим делать беззаконие.]

Блажени есте, егда поносят вам и изженут и рекут всяк зол глагол на вы лжуще, Мене ради.

В судиях левит небрежением свою жену дванадесятим коленом раздели, душе моя, да скверну обличит от Вениамина беззаконную.

[Во дни Судей левит во гневе жену свою двенадцати коленам разделил, душа моя, дабы над позором восторжествовать вышедшего от Вениамина беззакония.]

Радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша многа на Небесех.

Любомудренная Анна молящися, устне убо двизаше ко хвалению, глас же ея не слышашеся, но обаче неплодна сущи, сына молитвы раждает достойна.

[Премудрая Анна, молясь, лишь губами для хваления двигала, голос же ее не был слышен; но однако же, будучи неплодной, рождает сына, молитвы достойного.]

Помяни нас, Господи, егда приидеши во Царствии Твоем.

В судиях спричтеся Аннино порождение, великий Самуил, егоже воспитала Армафема в дому Господни; тому поревнуй, душе моя, и суди прежде инех дела твоя.

[К судьям было причтено Анны чадо, Самуил великий, которого она, Армафема жительница в дом Господень на воспитание отдала; ему ревнуй, душа моя, и суди прежде всего другого дела свои.]

Помяни нас, Владыко, егда приидеши во Царствии Твоем.

Давид на царство избран, царски помазася рогом Божественного мира; ты убо, душе моя, аще хощеши вышняго Царствия, миром помажися слезами.

[Давид, на царство избранный, был по царски помазан из рога мvром божественным; ты же, душа моя, если хочешь вышнего Царства, как мvром помажься слезами.]

Помяни нас, Святый, егда приидеши во Царствии Твоем.

Помилуй создание Твое, Милостиве, ущедри руку Твоею творение и пощади вся согрешившия, и мене паче всех, Твоих презревшого повелений.

Помилуй создание Твое, Милостивый, сжалься над творением рук Твоих, и пощади всех согрешивших, и меня, более всех презревшего Твои повеления.

Слава: Безначальну и рождению же и происхождению Отцу покланяюся рождшему, Сына славлю рожденного, пою сопросиявшого Отцу же и Сыну Духа Святого.

[Безначальность, и рождение, и исхождение исповедуя, поклоняюсь Отцу родившему, славлю Сына рожденного, воспеваю просиявшего со Отцом и Сыном / Духа Святого.]

И ныне: Преестественному Рождеству Твоему покланяемся, по естеству славы Младенца Твоего не разделяюще, Богородительнице: Иже бо Един Лицем, сугубыми исповедуется естествы.

[Сверхъестественному рождению от Тебя поклоняемся, славы Младенца Твоего, Божия Родительница, по естеству Ему присущей, не разделяя; ибо Тот, Кто един Лицом, исповедуется в двух естествах.]


Ирмос: Согрешихом, беззаконновахом, неправдовахом пред Тобою, ниже соблюдохом, ниже сотворихом, якоже заповедал еси нам; но не предаждь нас до конца, отцев Боже.

[Мы согрешили, жили беззаконно, неправо поступали пред Тобою, не сохранили, не исполнили, что Ты заповедал нам; но не оставь нас до конца, Боже отцов.]

Согреших, беззаконновах и отвергох заповедь Твою, яко во гресех произведохся, и приложих язвам струпы себе; но Сам мя помилуй, яко благоутробен, отцев Боже.

Тайная сердца моего исповедах Тебе, Судии моему, виждь мое смирение, виждь и скорбь мою, и вонми суду моему ныне, и Сам мя помилуй, яко благоутробен, отцев Боже.

[Тайны сердца моего я открыл Тебе, Судии моему: виждь смирение мое, виждь и скорбь мою, и вонми суду моему ныне и Сам помилуй меня, как Милосердный, отцев Боже.]

Саул иногда, яко погуби отца своего, душе, ослята, внезапу царство обрете к прослутию; но блюди, не забывай себе, скотския похоти твоя произволивши паче Царства Христова.

[Саул, когда потерял ослиц отца своего, внезапно получил царство с известием, но храни и не забывай себя, душа, скотские вожделения твои предпочитая более Царства Христова.]

Давид иногда Богоотец, аще и согреши сугубо, душе моя, стрелою убо устрелен быв прелюбодейства, копием же пленен быв убийства томлением; но ты сама тяжчайшими делы недугуеши, самохотными стремленьми.

[Давид некогда богоотец согрешил, душа моя, быв устрелен стрелою прелюбодейства и пленен копьем жестокого убийства; но ты, душа моя, сама страдаешь тягчайшими сих дел недугами — стремлениями собственного хотения.]

Совокупи убо Давид иногда беззаконию беззаконие, убийству же любодейство растворив, покаяние сугубое показа абие; но сама ты, лукавнейшая душе, соделала еси, не покаявшися Богу.

[Присовокупил некогда Давид беззаконие к беззаконию, с убийством соединив прелюбодеяние, покаяние сугубое показал тотчас, но сама ты, душа, бо́льшие совершив грехи, не покаялась Богу.]

Давид иногда вообрази, списав яко на иконе песнь, еюже деяние обличает, еже содея, зовый: помилуй мя, Тебе бо Единому согреших всех Богу, Сам очисти мя.

[Давид некогда, изображая образно, составил песнь, которой обличает содеянное, взывая: помилуй меня, ибо согрешил я пред Тобою единым, Богом всех; Сам очисти меня.]

Кивот яко ношашеся на колеснице, Зан оный, егда превращшуся тельцу, точию коснуся, Божиим искусися гневом; но того дерзновения убежавши, душе, почитай Божественная честне.

[Ковчег носим был на колеснице, когда телец преклонил его, Оза, только коснувшись, испытал Божий гнев; но его дерзости избегай душа и почитай Божественное благоговейно.]

Слышала еси Авессалома, како на естество воста, познала еси того скверная деяния, имиже оскверни ложе Давида отца; но ты подражала еси того страстная и любосластная стремления.

[Ты слышала об Авессаломе, как он восстал на природу; знаешь гнусныя его деяния, как он обесчестил ложе Давида— отца, но сама ты подражала его страстным и сластолюбивым стремлениям. ]

Покорила еси неработное твое достоинство телу твоему, иного бо Ахитофела обретши врага, душе, снизшла еси сего советом; но сия разсыпа Сам Христос, да ты всяко спасешися.

[Нерабственное достоинство твое покорила ты телу твоему, нашедши другого Ахитофела, врага, душа, склонившись на советы его, но Сам Христос низпроверг их, да ты всячески спасешься. ]

Соломон чудный и благодати премудрости исполненный, сей лукавое иногда пред Богом сотворив, отступи от Него; емуже ты проклятым твоим житием, душе, уподобилася еси.

[Соломон чудный и благодатью премудрости исполненный, он, некогда лукавое пред Богом сотворив, отступил от Него, и ты, душа, достойною проклятия жизнью уподобилась ему.]

Сластьми влеком страстей своих, оскверняшеся, увы мне, рачитель премудрости, рачитель блудных жен, и странен от Бога; егоже ты подражала еси умом, о душе, сладострастьми скверными.

[Сластолюбивыми страстями своими влекомый, увы, осквернялся любивший премудрость, возлюбив распутных жен и устранившись от Бога, и ты подражала ему в уме, душа, постыдным сладострастием.]

Ровоаму поревновала еси, не послушавшему совета отча, купно же и злейшему врагу Иеровоаму, прежнему отступнику, душе, но бегай подражания и зови Богу: согреших, ущедри мя.

[Ровоаму поревновала ты, непослушавшему совета отеческого, и вместе злейшему рабу Иеровоаму, древнему отступнику, но избегай, душа, подражания /им и взывай к Богу: согрешил я, умилосердись надо мною.]

Ахаавовым поревновала еси сквернам, душе моя, увы мне, была еси плотских скверн пребывалище и сосуд срамлен страстей, но из глубины твоея воздохни и глаголи Богу грехи твоя.

[Ахавовым подражала ты сквернам, душа моя, увы мне, ты была плотских скверн пребывалищем и постыдным сосудом страстей, но из глубины твоей воздохни и поведай Богу грехи твои. ]

Попали Илия иногда дващи пятьдесят Иезавелиных, егда студныя пророки погуби во обличение Ахаавово, но бегай подражания двою, душе, и укрепляйся.

[Попалил Илия некогда дважды по пятьдесят /служителей Иезавели, истребляя гнусных пророков во обличение Ахава, но избегай подражания обоим им, ты, душа, и укрепляйся.]

Заключися тебе небо, душе, и глад Божий постиже тя, егда Илии Фесвитянина, якоже Ахаав, не покорися словесем иногда, но Сараффии уподобися, напитай пророчу душу.

[Заключилось для тебя небо, душа, и голод от Бога постиг тебя, как некогда Ахава, не покорившегося словам Илии Фесвитянина: но ты, подражая Сарептской вдове, напитай душу пророка.]

Манассиева собрала еси согрешения изволением, поставльши, яко мерзости, страсти, и умноживши, душе, негодование, но того покаянию ревнующи тепле, стяжи умиление.

[Манассиевы усвоила ты преступления изволением, поставив, как идолов, страсти и умножив мерзости, душа; но усердно того подражай покаянию, обретай умиление.]

Припадаю Ти и приношу Тебе, якоже слезы, глаголы моя: согреших, яко не согреши блудница, и беззаконновах, яко иный никтоже на земли. Но ущедри, Владыко, творение Твое и воззови мя.

[Припадаю Тебе со слезами и приношу Тебе, как слезы, слова мои: согрешил я, как не согрешила блудница, и беззаконовал, как никто иной на земле, но умилосердись, Владыко, над созданием Твоим и воззови меня.]

Погребох образ Твой и растлих заповедь Твою, вся помрачися доброта, и страстьми угасися, Спасе, свеща. Но, ущедрив, воздаждь ми, якоже поет Давид, радование.

[Погребен во мне образ Твой, растлил я Твою заповедь, вся красота помрачилась /во мне/, и светильник погас от страстей, но умилосердись, о Спаситель, и дай мне радость, как поет Давид.]

Обратися, покайся, открый сокровенная, глаголи Богу, вся ведущему: Ты веси моя тайная, едине Спасе. Но Сам мя помилуй, якоже поет Давид, по милости Твоей.

[Обратись, покайся, открой сокровенное, скажи Богу всеведущему: Ты знаешь тайны мои, о единый Спаситель, и Сам помилуй меня, как поет Давид, по милости Твоей.]

Исчезоша дние мои, яко соние востающаго; темже, яко Езекия, слезю на ложи моем, приложитися мне летом живота. Но кий Исаия предстанет тебе, душе, аще не всех Бог?

[Исчезли дни мои, как сновидение встающего, посему, как Езекия, плачу на ложе моем, да продлятся годы жизни моей, но какой Исайя предстанет тебе, душа, если не всех Бог? ]

Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.

Возопивши к Пречистей Богоматери, первее отринула еси неистовство страстей, нужно стужающих, и посрамила еси врага запеншого. Но даждь ныне помощь от скорби и мне, рабу твоему.

[Воззвав к Пречистой Богоматери, прежде всего оставила ты неистовство страстей, жестоко свирепствующих /в тебе/, и посрамила ты врага обольстителя; но даруй ныне помощь от скорбей и мне, рабу твоему.]

Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.

Егоже возлюбила еси, Егоже возжелела еси, Егоже ради плоть изнурила еси, преподобная, моли ныне Христа о рабех: яко да милостив быв всем нам, мирное состояние дарует почитающим Его.

[Кого возлюбила ты, Кого желала ты, для Кого ты изнуряла плоть, преподобная, моли ныне Христа о рабах, да милостив будет ко всем нам, мирное состояние дарует почитающим Его.]

Преподобне отче Андрее, моли Бога о нас.

На камени мя веры молитвами твоими утверди, отче, страхом мя Божественным ограждая, и покаяние, Андрее, подаждь ми, молюся ти, и избави мя от сети врагов, ищущих мя.

[На камне веры меня молитвами твоими утверди, отче, страхом божественным ограждая, и покаяние, Андрее, подай мне, молюся тебе: и избавь меня от сети врагов, ищущих меня.]

Слава: Троице Простая, Нераздельная, Единосущная и Естество Едино, Светове и Свет, и Свята Три, и Едино Свято поется Бог Троица; но воспой, прослави Живот и Животы, душе, всех Бога.

[Троица Простая, Нераздельная, Единосущная и Естество Единое, Светы и Свет, Святые Три и Единое Святое поется Бог Троица, но воспой, прославь, душа, Жизнь и Жизни, всех Бога.]

И ныне: Поем Тя, благословим Тя, покланяемся Ти, Богородительнице, яко Неразлучныя Троицы породила еси Единого Христа Бога и Сама отверзла еси нам, сущим на земли, Небесная.

[Воспеваем Тебя, благословляем Тебя, поклоняемся Тебе, Богородительница, ибо нераздельной Троицы родила Ты Единого Сына и Бога, и Сама открыла для нас, сущих на земле, /селения Небесные.]


Трипеснец, глас 8:

Ирмос: Безначального Царя славы, Егоже трепещут Небесныя силы, пойте, священницы, людие, превозносите во вся веки.

[Безначального Царя Славы, пред Которым трепещут Небесные Силы и содрогаются Ангелов полки, воспевайте священники, люди, превозносите во все века.]

Святии апостоли, молите Бога о нас.

Яко углие невещественного огня, попалите вещественныя страсти моя, возжизающе ныне во мне желание Божественныя любве, апостоли.

[Как угли невещественного Огня, попалите мои вещественные страсти, возжигая ныне во мне желание любви божественной, Апостолы.]

Святии апостоли, молите Бога о нас.

Трубы благогласныя Слова почтим, имиже падоша стены неутверждены вражия и богоразумия утвердишася забрала.

[Трубы благозвучные Слова почтим, благодаря которым пали стены непрочные врага, и укрепились богопознания твердыни.]

Святии апостоли, молите Бога о нас.

Кумиры страстныя души моея сокрушите, иже храмы и столпы сокрушисте врага, апостоли Господни, храмове освященнии.

[Кумиры страстные души моей сокрушите, сокрушившие храмы и столбы врага, Апостолы Господни, храмы освященные.]

Пресвятая Богородице, спаси нас.

Вместила еси Невместимого естеством, носила еси Носящого вся, доила еси, Чистая, питающого тварь Христа Жизнодавца.

[Вместила Ты Невместимого по естеству, носила все Носящего, молоком вскормила, Чистая, питающего все творение, Христа, жизни Подателя.]


Иной трипеснец:

Ирмос: Безначального Царя славы, Егоже трепещут Небесныя силы, пойте, священницы, людие, превозносите во вся веки.

[Безначального Царя Славы, пред Которым трепещут Небесные Силы и содрогаются Ангелов полки, воспевайте священники, люди, превозносите во все века.]

Святии апостоли, молите Бога о нас.

Духа началохитростием создавше всю Церковь, апостоли Христовы, в ней благословите Христа во веки.

[Зодчеством Духа всю Церковь воздвигшие Апостолы Христовы! Благословляйте в ней Христа вовеки.]

Святии апостоли, молите Бога о нас.

Вострубивше трубою учений, низвергоша апостоли всю лесть идольскую, Христа превозносяща во вся веки.

[Вострубив трубой учений, все обольщение идольское Апостолы низвергли, Христа превознося во все века.]

Святии апостоли, молите Бога о нас.

Апостоли, доброе преселение, назирателие мира и Небеснии жителие, вас присно восхваляющия избавите от бед.

[Апостолы, прекрасное сообщество, хранители мира и небесные граждане! Вас восхваляющих непрестанно избавьте от бед.]

Пресвятая Троице, Боже наш, слава Тебе.

Трисолнечное Всесветлое Богоначалие, Единославное и Единопрестольное Естеству, Отче Вседетелю, Сыне и Божественный Душе, пою Тя во веки.

[Трисолнечное всесветлое Боговластие, единое славой и престолом естество, Отец, всего Создатель, Сын и божественный Дух! Воспеваю Тебя вовеки.]

Пресвятая Богородице, спаси нас.

Яко честный и превышший престол, воспоим Божию Матерь непрестанно, людие, Едину по рождестве Матерь и Деву.

[Как досточтимый и высочайший престол, будем, люди, непрестанно воспевать Божию Матерь единственную после рождества Матерь и Деву.]


Великий канон

Ирмос: Егоже воинства Небесная славят, и трепещут херувими и серафими, всяко дыхание и тварь, пойте, благословите и превозносите во вся веки.

[Кого прославляют воинства небесные и пред Кем трепещут Херувимы и Серафимы, Того, все существа и творения, воспевайте, благословляйте и превозносите во все века.]

Согрешивша, Спасе, помилуй, воздвигни мой ум ко обращению, приими мя кающагося, ущедри вопиюща: согреших Ти, спаси, беззаконновах, помилуй мя.

[Согрешившего меня, о Спаситель, помилуй, воздвигни мой ум к обращению, приими меня кающагося, умилосердись к взывающему: согрешил Тебе — спаси, беззаконовал — помилуй меня.]

Колесничник Илия колесницею добродетелей вшед, яко на небеса, ношашеся превыше иногда от земных; сего убо, душе моя, восход помышляй.

[Колесничник Илия, возшед на колесницу добродетелей, как бы на небеса вознесся некогда превыше земнаго; итак по тому, душа моя, о его восходе размышляй.]

Иорданова струя первее милотию Илииною Елиссеем ста сюду и сюду; ты же, о душе моя, сея не причастилася еси благодати за невоздержание.

[Поток Иордана некогда милотию Илииной Елисей разделил на две стороны; ты же, душа моя, не получила этой благодати за невоздержание.]

Елиссей иногда прием милоть Илиину, прият сугубую благодать от Бога; ты же, о душе моя, сея не причастилася еси благодати за невоздержание.

[Елисейнекогда, приняв милоть Илии, принял сугубую благодать от Господа, ты же, душа моя, не получила этой благодати за невоздержание.]

Соманитида иногда праведного учреди, о душе, нравом благим; ты же не ввела еси в дом ни странна, ни путника. Темже чертога изринешися вон, рыдающи.

[Соманитянка некогда праведника угостила, о душа, с добрым усердием, ты же не ввела в дом твой ни странника, ни путника, потому будешь извержена вон из брачного чертога, рыдая.]

Гиезиев подражала еси, окаянная, разум скверный всегда, душе, егоже сребролюбие отложи поне на старость; бегай геенского огня, отступивши злых твоих.

[Гиезиеву подражала ты, злосчастная душа, скверному нраву, всегдашнее сребролюбие которого отложи хотя на старость, убегай геенского огня, отступив от твоих злых дел.]

Ты Озии, душе, поревновавши, сего прокажение в себе стяжала еси сугубо: безместная бо мыслиши, беззаконная же дееши; остави, яже имаши, и притецы к покаянию.

[Озии, душа, поревновав, его прокажение обрела ты сугубо: ибо мыслишь недолжное и делаешь беззаконное, оставь, что имеешь, и приступи к покаянию.]

Ниневитяны, душе, слышала еси кающияся Богу, вретищем и пепелом, сих не подражала еси, но явилася еси злейшая всех, прежде закона и по законе прегрешивших.

[О ниневитянах слышала ты, душа, каявшихся Богу в рубище и пепле, им не подражала ты, явилась злейшею всех, до закона и после закона согрешивших.]

В рове блата слышала еси Иеремию, душе, града Сионя рыданьми вопиюща и слез ищуща; подражай сего плачевное житие и спасешися.

[В нечистом рове слышала ты, душа, Иеремию, рыданиями взывающа о граде Сиона и ищущего слез, подражай плачевной его жизни и спасешься.]

Иона в Фарсис побеже, проразумев обращение ниневитянов, разуме бо, яко пророк, Божие благоутробие: темже ревноваше пророчеству не солгатися.

[Иона в Фарсис побежал, предвидя обращение ниневитян, ибо знал, как пророк, Божие милосердие, потому ревновал, да пророчеством /его не обманется.]

Даниила в рове слышала еси, како загради уста, о душе, зверей; уведела еси, како отроцы, иже о Азарии, погасиша верою пещи пламень горящий.

[Даниила в рове слышала ты, душа, как он заградил уста зверей, узнал, как отроки, бывшие с Азариею, угасили верою пламень пещи горящий.]

Ветхого Завета вся приведох ти, душе, к подобию; подражай праведных боголюбивая деяния, избегни же паки лукавых грехов.

[Из Ветхого завета всё привел я тебе, душа, как подобие, подражай праведных Богоугодным деяниям, избегни же лукавых грехов.]

Правосуде Спасе, помилуй и избави мя огня и прещения, еже имам на суде праведно претерпети; ослаби ми прежде конца, добродетелию и покаянием.

[О правосудный Спаситель, помилуй и избавь меня от огня и наказания, которое должен я на суде справедливо претерпеть, дай ослабу мне прежде кончины добродетелью и покаянием.]

Яко разбойник, вопию Ти: помяни мя; яко Петр, плачу горце: ослаби ми, Спасе; зову, яко мытарь, слезю, яко блудница; приими мое рыдание, якоже иногда хананеино.

[Как разбойник, взываю Тебе, помяни меня; как Петр, плачу горько, будь милостив ко мне, о Спаситель, взываю, как мытарь, проливаю слезы, как блудница, приими мое рыдание, как некогда хананеянки.]

Гноение, Спасе, исцели смиренныя моея души, Едине Врачу, пластырь мне наложи, и елей, и вино, дела покаяния, умиление со слезами.

[Гниение исцели смиренной моей души, о Спаситель, Единый Врач, пластырь наложи мне, елей и вино — дела покаяния, умиление со слезами.]

Хананею и аз подражая, помилуй мя, вопию, Сыне Давидов; касаюся края ризы, яко кровоточивая, плачу, яко Марфа и Мариянад Лазарем.

[Хананеянке и я, подражая, вопию, помилуй меня, Сын Давидов, касаяся края ризы, как кровоточивая, плачу, как Марфа и Мария, над Лазарем.]

Слезную, Спасе, сткляницу яко миро истощавая на главу, зову Ти, якоже блудница, милости ищущая, мольбу приношу и оставление прошу прияти.

[Сосуд слез, о Спаситель, как миро изливая на главу, взываю к Тебе, как блудница, милости ищущая, мольбу приношу и прощение мне прошу даровать.]

Аще и никтоже, якоже аз, согреши Тебе, но обаче приими и мене, благоутробне Спасе, страхом кающася и любовию зовуща: согреших Тебе Единому, помилуй мя, Милостиве.

[Хотя никто, как я, не согрешил пред Тобою; но приими и меня, милосердный Спаситель, со страхом кающагося и с любовью взывающаго: согрешил пред Тобою единым, помилуй меня, о Милостивый.]

Пощади, Спасе, Твое создание и взыщи, яко Пастырь, погибшее, предвари заблуждшого, восхити от волка, сотвори мя овча на пастве Твоих овец.

[Пощади, о Спаситель, Твое создание и отыщи, как Пастырь, потерянное, найди заблудившегося, отними у волка и устрой меня, /как агнца, на пастве овец Твоих.]

Егда, Судие, сядеши, яко благоутробен, и покажеши страшную славу Твою, Спасе, о каковый страх тогда, пещи горящей, всем боящимся нестерпимого судища Твоего.

[Когда, Судия, сядешь, как милосердный, и покажешь страшную славу Твою, о Спаситель; о, какой страх тогда: пещь будет гореть и все трепетать пред величием Суда Твоего!]

Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.

Света незаходимого Мати тя просветивши, от омрачения страстей разреши. Темже вшедши в духовную благодать, просвети, Марие, тя верно восхваляющия.

[Свет Незаходимый, матерь, тебя просветив, развязал от мрака страстей, поэтому, восприяв благодать Духа, просвети, Мария, тебя верно восхваляющих.]

Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.

Чудо ново видев, ужасашеся божественный в тебе воистинну, мати, Зосима: ангела бо зряше во плоти и ужасом весь исполняшеся, Христа поя во веки.

[Чудо новое видев и воистину Божественное, сущее в тебе, матерь, ужасался Зосима, Ангела видя во плоти, и удивлением весь исполнялся, Христа воспевая во веки.]

Преподобне отче Андрее, моли Бога о нас.

Яко дерзновение имый ко Господу, Андрее Критский, честная похвало, молю, молися разрешение от уз беззакония ныне обрести мне молитвами твоими, яко покаяния учитель и преподобных слава.

[Как дерзновение имея ко Господу, Андрее Критский, честная похвало, молю, молися разрешение от уз беззакония обрести мне молитвами твоими, ибо ты покаяния учитель и преподобных слава.]

Благословим Отца и Сына и Святого Духа Господа.

Безначальне Отче, Сыне Собезначальне, Утешителю Благий, Душе Правый, Слова Божия Родителю, Отца Безначальна Слове, Душе Живый и Зиждяй, Троице Единице, помилуй мя.

[О Безначальный Отец, Сын Собезначальный, о Утешитель Благой Дух правый, Слова Божия Родитель, Отца Безначального Слово, Дух, живущий и созидающий, Троице Единица, помилуй меня.]

И ныне:

Яко от оброщения червленицы, Пречистая, умная багряница Еммануилева внутрь во чреве Твоем плоть исткася. Темже Богородицу воистинну Тя почитаем.

[Как из пурпурового состава, Пречистая, мысленная багряница — плоть Эммануила во чреве Твоем соткалась, поэтому Тебя, как Богородицу, воистину почитаем.]

Хвалим, благословим, покланяемся Господеви, поюще и превозносяще во вся веки.

Катавасия: Егоже воинства Небесная славят, и трепещут херувими и серафими, всяко дыхание и тварь, пойте, благословите и превозносите во вся веки.

[Кого прославляют воинства небесные и пред Кем трепещут Херувимы и Серафимы, Того, все существа и творения, воспевайте, благословляйте и превозносите во все века.]

Затем поется "Честнейшую Херувим…"


Трипеснец, глас 8:

Ирмос: Воистинну Богородицу Тя исповедуем, спасеннии Тобою, Дево чистая, с безплотными лики Тя величающе.

[Истинно Богородицей Тебя исповедуем мы, спасенные Тобою, Дева чистая, с сонмами бесплотных Тебя величая.]

Святии апостоли, молите Бога о нас.

Источницы спасительныя воды явльшеся апостоли, истаявшую душу мою греховною жаждою оросите.

[Явившись источниками спасительного потока, душу мою, греховною жаждой истомленную, оросите, Апостолы!]

Святии апостоли, молите Бога о нас.

Плавающого в пучине погибели и в погружении уже бывша Твоею десницею, якоже Петра, Господи, спаси мя.

Плавающего в пучине погибели, и под водою уже оказавшегося, Своею десницею, Господи, как Петра меня спаси.

Святии апостоли, молите Бога о нас.

Яко соли, вкусных суще учений, гнильство ума моего изсушите и неведения тьму отжените.

[Вы, как бы солью приятных учений гниль ума моего иссушите, и неведения тьму отгоните.]

Пресвятая Богородице, спаси нас.

Радость яко родившая, плач мне подаждь, имже Божественное утешение, Владычице, в будущем дни обрести возмогу.

[Как родившая Радость, плач мне подай, Владычица, которым божественное утешение в День грядущий я смогу обрести.


Иной трипеснец

Ирмос: Тя, Небесе и земли Ходатаицу:

Святии апостоли, молите Бога о нас.

Тя, благославное апостольское собрание, песньми величаем: вселенней бо светила светлая явистеся, прелесть отгоняще.

[Cлавное Апостолов собрание мы песнопениями величаем: ибо явились вы вселенной светилами светлыми, заблуждение отгоняющими.]

Святии апостоли, молите Бога о нас.

Благовестною мрежею вашею словесныя рыбы уловивше, сия приносите всегда снедь Христу, апостоли блаженнии.

[Сетью вашего благовестия, вы, разумных рыб уловив, их всегда приносите как снедь Христу, Апостолы блаженные.]

Святии апостоли, молите Бога о нас.

К Богу вашим прошением помяните нас, апостоли, от всякого избавитися искушения, молимся, любовию воспевающия вас.

[В прошениях ваших к Богу помяните нас, Апостолы, молим вас, да избавимся от всякого искушения мы, с любовью вас воспевающие.]

Пресвятая Троице, Боже наш, слава Тебе.

Тя, Триипостасную Единицу, Отче, Сыне со Духом, Единого Бога Единосущна пою, Троицу Единосильную Безначальную.

[Тебя, Единство в Трех лицах, Отец и Сын с Духом, как единого Бога единосущного пою Троицу единую силой и безначальную.

Пресвятая Богородице, спаси нас.

Тя, Детородительницу и Деву, вси роди ублажаем, яко Тобою избавльшеся от клятвы: радость бо нам родила еси, Господа.

Тебя, Дитя родившую и Деву, мы, все роды, блаженной именуем, ибо чрез Тебя избавились от проклятия: ведь Ты нам на радость Господа родила.


Великий канон

Ирмос: Безсеменного зачатия Рождество несказанное, Матере безмужныя нетленен Плод, Божие бо Рождение обновляет естества. Темже Тя вси роди, яко Богоневестную Матерь, православно величаем.

[Рождество от бессеменного зачатия неизъяснимо, безмужной Матери нетленен Плод, ибо рождение Бога обновляет природу. Поэтому Тебя, как Богоневесту-Матерь мы, все роды, православно величаем.]

Ум острупися, тело оболезнися, недугует дух, слово изнеможе, житие умертвися, конец при дверех. Темже, моя окаянная душе, что сотвориши, егда приидет Судия испытати твоя?

[Ум острупился, тело в недуге, дух болезнует, слово изнемогло, жизнь умертвилась, конец при дверях: что сделаешь ты, несчастная душа моя, когда приидет Судия испытать /дела твои?]

Моисеово приведох ти, душе, миробытие и от того все заветное Писание, поведающее тебе праведныя и неправедныя; от нихже вторыя, о душе, подражала еси, а не первыя, в Бога согрешивши.

[Моисеево привел тебе, душа, миробытие и от него все Писание Завета, повествующее о праведных и неправедных; из них ты, душа, подражала вторым, а не первым, согрешив против Бога.]

Закон изнеможе, празднует Евангелие, Писание же все в тебе небрежено бысть, пророцы изнемогоша, и все праведное слово; струпи твои, о душе, умножишася, не сущу врачу, исцеляющему тя.

[Закон бессилен, Евангелие — праздно, все Писание у тебя в небрежности, пророки и всякое праведное слово напрасны, раны твои, душа, умножились без Врача, Который исцелил бы тебя.]

Нового привожду ти Писания указания, вводящая тя, душе, ко умилению: праведным убо поревнуй, грешных же отвращайся и умилостиви Христа молитвами же, и пощеньми, и чистотою, и говением.

[Нового Писания привожу тебе указания, вводящие тебя, душа, к умилению; праведным подражай, грешных же отвращайся, и умилостивляй Христа молитвами, пощением, чистотою и непорочностью.]

Христос вочеловечися, призвав к покаянию разбойники и блудницы; душе, покайся, дверь отверзеся Царствия уже, и предвосхищают е фарисее, и мытари, и прелюбодеи кающиися.

[Христос вочеловечился, призвав к покаянию разбойников и блудниц, душа, покайся, дверь Царствия уже отверста и прежде тебя входят в нее фарисеи и мытари и прелюбодеи кающиеся.]

Христос вочеловечися, плоти приобщився ми, и вся елика суть естества хотением исполни греха кроме, подобие тебе, о душе, и образ предпоказуя Своего снисхождения.

[Христос вочеловечился, восприняв плоть мою, и все свойственное естеству добровольно испытал, кроме греха, показуя тебе, душа, подобие и образ Своего снисхождения.]

Христос волхвы спасе, пастыри созва, младенец множества показа мученики, старцы прослави и старыя вдовицы, ихже не поревновала еси, душе, ни деянием, ни житию, но горе тебе, внегда будеши судитися.

[Христос волхвов спас, призвал пастырей, младенцев множество соделал мучениками, прославил старца и старую вдовицу; их деяниям и жизни ты не поревновала, душа, но горе тебе, когда будешь судиться!]

Постився Господь дний четыредесять в пустыни, последи взалка, показуя человеческое; душе, да не разленишися, аще тебе приложится враг, молитвою же и постом от ног твоих да отразится.

[Постившись Господь сорок дней в пустыне, после взалкал, показуя человеческое /естество/: душа, не унывай, не разленись, если враг устремится на тебя, но молитвами и постом да отразится он от ног твоих.]

Христос искушашеся, диавол искушаше, показуя камение, да хлеби будут, на гору возведе видети вся царствия мира во мгновении; убойся, о душе, ловления, трезвися, молися на всякий час Богу.

[Христос был искушаем, диавол искушал, показуя /Ему камни, да будут хлебы; на гору возвел /Его видеть все Царства мира в мгновение; бойся, о душа, обольщения, бодрствуй и молися всякий час Богу.]

Горлица пустыннолюбная, глас вопиющого возгласи, Христов светильник, проповедуяй покаяние, Ирод беззаконнова со Иродиадою. Зри, душе моя, да не увязнеши в беззаконныя сети, но облобызай покаяние.

[Горлица пустыннолюбивая, Глас Вопиющого, возгласил Христов Светильник, проповедующий покаяние: Ирод беззаконствовал с Иродиадою; смотри, душа моя, да не увязнешь в сети беззаконных, но возлюби покаяние.]

В пустыню вселися благодати Предтеча, и Иудея вся и Самария слышавше течаху и исповедаху грехи своя, крещающеся усердно: ихже ты не подражала еси, душе.

[В пустыню вселился Предтеча благодати, и Иудея и Самария стекались слушать его, исповедывали грехи свои и крестились с усердием, но им ты не подражала, душа.]

Брак убо честный и ложе нескверно, обоя бо Христос прежде благослови, плотию ядый, и в Кане же на браце воду в вино совершая, и показуя первое чудо, да ты изменишися, о душе.

[Брак честен и ложе непорочно; ибо оба Христос прежде благословил, пребывая во плоти, претворил в Кане на браке воду в вино, явив первое чудо, чтобы ты изменилась, о душа.]

Разслабленного стягну Христос, одр вземша, и юношу умерша воздвиже, вдовиче рождение, и сотнича отрока, и самаряныне явися, в дусе службу тебе, душе, предживописа.

[Христос укрепил расслабленного, взявшего одр свой, умершего юношу, сына вдовицы воздвиг от смерти, /исцелил слугу сотника, и, открыв Себя самарянке, изобразил тебе, душа, служение духом.]

Кровоточивую исцели прикосновением края ризна Господь, прокаженныя очисти, слепыя и хромыя просветив, исправи, глухия же и немыя и ничащия низу исцели словом: да ты спасешися, окаянная душе.

[Господь исцелил кровоточивую через прикосновение к одежде /Его/, очистил прокаженных, дал прозрение слепым, исправил хромых, глухих, немых и согбенную уврачевал словом, чтобы ты спаслась, несчастная душа.]

Недуги исцеляя, нищим благовествоваше Христос Слово, вредныя уврачева, с мытари ядяше, со грешники беседоваше, Иаировы дщере душу предумершую возврати осязанием руки.

[Недуги исцеляя, нищим благовествовал Христос-Слово, увечных исцелял, с мытарями вкушал, с грешниками беседовал, Иаировой дочери душу предумершую возвратил прикосновением руки.]

Мытарь спасашеся, и блудница целомудрствоваше, и фарисей, хваляся, осуждашеся. Ов убо: очисти мя; ова же: помилуй мя; сей же величашеся вопия: Боже, благодарю Тя, и прочия безумныя глаголы.

[Мытарь спасался, и блудница становилась целомудренной, и фарисей хвалившийся осуждался, один /взывал/: очисти меня, другая же — помилуй меня, а этот тщеславно восклицал: «Боже, благодарю Тебя», и прочие безумные слова.]

Закхей мытарь бе, но обаче спасашеся, и фарисей Симон соблажняшеся, и блудница приимаше оставительная разрешения от Имущого крепость оставляти грехи, юже, душе, потщися подражати.

[Закхей мытарь был, однако спасался, фарисей Симон соблазнялся, и блудница принимала разрешительное прощение от имеющого власть оставлять грехи, которой, душа, и ты старайся подражать.]

Блуднице, о окаянная душе моя, не поревновала еси, яже приимши мира алавастр, со слезами мазаше нозе Спасове, отре же власы, древних согрешений рукописание Раздирающого ея.

[Блуднице, о окаянная душа, ты не подражала, принявшая мира алавастр, со слезами мазала ноги Господа и отирал власами ноги Господа, раздравшого рукописание прежних ея согрешений]

Грады, имже даде Христос благовестие, душе моя, уведала еси, како прокляти быша. Убойся указания, да не будеши якоже оны, ихже содомляном Владыка уподобив, даже до ада осуди.

[Города, которым дал Христос благовестие, узнала, как были прокляты, убойся сравнения, да не будешь, как они — их, содомлянам Владыка уподобив, даже до ада осудил.]

Да не горшая, о душе моя, явишися отчаянием, хананеи веру слышавшая, еяже дщи словом Божиим исцелися; Сыне Давидов, спаси и мене, воззови из глубины сердца, якоже она Христу.

[Да не худшая, о душа моя, явишься отчаянием, слышавшая о вере хананеянки, которой дочь словом Божиим исцелилась: Сыне Давидов, спаси и меня, — взывай из глубины сердца, как она, Христу.]

Умилосердися, спаси мя, Сыне Давидов, помилуй, беснующияся словом исцеливый, глас же благоутробный, яко разбойнику, мне рцы: аминь, глаголю тебе, со Мною будеши в раи, егда прииду во славе Моей.

[Умилосердись, спаси меня, Сын Давидов, помилуй, беснующихся словом исцеливший, голосом же милостивым мне скажи: истинно говорю тебе, со Мною будешь в раю, когда прииду во славе Моей.]

Разбойник оглаголоваше Тя, разбойник богословяше Тя: оба бо на кресте свисяста. Но, о Благоутробне, яко верному разбойнику Твоему, познавшему Тя Бога, и мне отверзи дверь славного Царствия Твоего.

[Разбойник поносил Тебя, и разбойник богословил Тебя, ибо оба висели на кресте вместе, но, о Многомилостивый, как верному разбойнику Твоему, познавшему Тебя Богом, и мне открой дверь славного Царствия Твоего.]

Тварь содрогашеся, распинаема Тя видящи, горы и камения страхом распадахуся, и земля сотрясашеся, и ад обнажашеся, и соомрачашеся свет во дне, зря Тебе, Иисусе, пригвождена ко Кресту.

[Тварь содрогалась, распинаемым видя Тебя, горы и камни страхом распадались, и земля сотрясалась, ад обнажился, и свет омрачился среди дня, видя Тебя, о Иисусе, пригвожденного ко Кресту плотию.]

Достойных покаяния плодов не истяжи от мене, ибо крепость моя во мне оскуде; сердце мне даруй присно сокрушенное, нищету же духовную: да сия Тебе принесу яко приятную жертву, едине Спасе.

[Покаяния достойных плодов не взыщи от меня, ибо крепость моя оскудела во мне, сердце мне даруй всегда сокрушенное, нищету же духовную Тебе да принесу, как приятную жертву, о единый Спаситель.]

Судие мой и Ведче мой, хотяй паки приити со ангелы судити миру всему, милостивным Твоим оком тогда видев мя, пощади и ущедри мя, Иисусе, паче всякого естества человеча согрешивша.

[Судия мой, знающий меня, хотящий снова приидти с ангелами судить мир весь, тогда Твоим оком видев меня, пощади и помилуй меня, более всякого естества человеческого согрешившого.]

Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.

Удивила еси всех странным житием твоим, ангелов чины и человеков соборы, невещественно поживши и естество прешедши; имже, яко невещественныма ногама вшедши, Марие, Иордан прешла еси.

[Удивила ты всех необычайною жизнью твоею — чины ангелов и человеков соборы, невещественно пожив и победив природу, посему, Марие, ты перешла Иордан как бы бесплотными стопами.]

Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.

Умилостиви Создателя о хвалящих тя, преподобная мати, избавитися озлоблений и скорбей, окрест нападающих: да избавившеся от напастей, возвеличим непрестанно прославльшого тя Господа.

[Преклони на милость Творца к восхваляющим тебя, преподобная матерь, избавиться от огорчения и скорбей, кругом нападающих, да, избавившись от искушений, возвеличим непрестанно прославившего тебя Господа.]

Преподобне отче Андрее, моли Бога о нас.

Андрее честный и отче треблаженнейший, пастырю Критский, не престай моляся о воспевающих тя: да избавимся вси гнева, и скорби, и тления, и прегрешений безмерных, чтущии твою память верно.

[Андрее честный, отче треблаженнейший, пастырь Критский, не преставай молиться о воспевающих тебя, да избавимся все гнева и скорби, и тления, и прегрешений безмерных, чтущие твою память верно.]

Слава: Троице Единосущная, Единице Триипостасная, Тя воспеваем, Отца славяще, Сына величающе и Духу покланяющеся, Единому Естеству воистинну Богу, Жизни же и живущему Царству безконечному.

[Троице Единосущная, Единице Триипостасная, Тебя воспеваем, Отца прославляем, Сына величаем и Духу покланяемся, Единому Естеству воистину Богу, Жизни же и живущему Царству бесконечному.]

И ныне: Град Твой сохраняй, Богородительнице Пречистая, в Тебе бо сей верно царствуяй, в Тебе и утверждается, и Тобою побеждаяй, побеждает всякое искушение, и пленяет ратники, и проходит послушание.

[Град Твой сохраняй, Богородительнице Пречистая, Тобою верно царствуя, Тобою и утверждается, Тобою побеждая, побеждает всякое искушение, торжествует над врагами и имеет их в послушании.]

Затем оба хора вместе поют Ирмос:

Безсеменного зачатия Рождество несказанное, Матере безмужныя нетленен Плод, Божие бо Рождение обновляет естества. Темже Тя вси роди, яко Богоневестную Матерь, православно величаем.


Слова

Похвальное Слово Святителю и Чудотворцу Николаю

Человек Божий, верный раб, строитель таин Христовых, муж желаний духовных! Прими в дар приносимое тебе от нас слово. Вмени оное в благодарность за те милости, кои ты являешь нам в чудном и теплом своем предстательстве. Мы именуем тебя столпом и утверждением Церкви, светилом мира; ибо ты содержишь слово жизни (Фил. 2:16). Дела твои даровали тебе многие славные имена; никакая добродетель не была чуждою тебе, добрый из Пастырей, Николай! Ибо все преславные добродетели ты вложил в душу свою, как драгие бисеры в златую сокровищницу за что едва ли не все, живущие под солнцем, прославляют тебя. Не столько освещает внутренность храмины светильник, поставленный на высоком и златом свещнике: сколько ты, поставленный от Христа, истинного света, на Святительском престоле, просвещал в темной стране мира сего всех пасомых тобою, руководя их к немерцающему свету, и как бы с некоего возвышенного места осиявая чистым светом духовного познания, не только близких, но и дальних. Ангельская жизнь твоя соделала тебя поистине высоким. Чистота души и стремление к истинному соединению с Богом вознесли тебя превыше небесных кругов. Из сего то источника проистекают и многоразличные твои добродетели. Подобно пчеле, облетая вертоград жизни Святых, и собирая с них цветы добродетелей, ты обогатил себя деятельною мудростию. Какой добродетели Святых не поревновал ты? Кому из них не последовал ты с величайшим преуспеянием? Или лучше, с каким мужем добродетели ты не сравнился чрез подражание?

Праведный Авель заслужил похвалу за дары свои: а ты, праведнейший отец, всего себя посвятил в духовный дар Богу, Который не имеет нужды ни в каких вещественных дарах. Енос надеялся на Господа: но ты взирал ясно и на то, что приготовлено для надеющихся. Енох, угодивший Богу, был преселен: ты, устремляя все мысли души своей от земли на небо, и весь выходя из границ для Бога (2 Кор. 5:13), пременил преходящее на вечное. Праведный Ной сделался любезен Богу приношением Ему приятных жертв, посему и спас он в ковчеге не только дом свой, но и все роды животных от потопа, покрывшего всю землю: ты приносишь Богу словесные жертвы в таинственном служении, и в ковчеге Церкви Христовой, православным своим учением спасаешь от гибели сонмы еретиков, как некие роды животных. Авраам прославляется за принятие странных и любовь к Богу, и ублажается за то, что без заклания заклал Богу повеленную жертву — сына обетования: ты приемлешь и питаешь ежедневно самого Христа, приобщая духовной трапезе приходящих к Нему, и закалаешь не возлюбленного сына и не овча, которое указано, вместо сына, принесть в жертву, но предаешь всего себя Богу во всегдашнее всесожжение, и полагаешь, по слову Евангельскому, душу свою за овцы (Ин. 10:15). Исаак похваляется за правду: ты, как бы некое правило правды, повсюду водворяешь дух её, и с великим дерзновением удерживаешь стремящихся к неправде, ясно открываясь самым Царям в сновидениях. Иаков славится простотою нравов и многочадием; он видел лествицу, которая простиралась до небес, и предъизображала высокое таинство: ты не престаешь рождать Патриархов, Пастырей и овец Пастыреначальнику Христу, вверившему тебе стадо свое, и положив восхождения в сердце своем (Пс. 83:6), ты возвышаешься с степени на степень, преобразуешься от славы в славу, и возносишься от земли в горняя. Иов знаменит незлобием и терпением в несчастиях: ты не только не усомнился подражать ему, но и не поколебался от нападений еретических; пусть, думал ты, волны ударяются об утес, только бы сохранить мне сокровищницу от всякого хищения! Иосиф славен целомудрием и раздаянием хлеба: ты всего себя показал образцом чистоты и медоточным учением своим изобильно насыщал всю паству Ликийскую. Моисей прославленный за кротость и законодательство, именуется богом Фараона, и руководителем Израильского народа: ты, будучи кротчайшим для всех, строг только для грешников, уча их удаляться пороков, и восстающие на нас страсти, как другое Фараоново войско, погружаешь в море твоих подвигов. Мужественный Давид всеоружием духа сразил высокомерного Голиафа: ты, мужественнейший, ежедневно поражаешь мысленного тирана душ, отгоняя от словесного стада Христова еретиков, сих волков хищных. Кратко сказать, исполнением Божественных заповедей ты сопричислил себя к славному лику Праведников и Пророков, подражая одним из них в дерзновении, другим в ревности, одним в смирении, другим в милосердии, а иным в высоте жизни. И не только подражал ты Ветхозаветным Святым, но и ученикам Христовым, чрез которых благодать и истина открыла нам таинства истинного служения Богу, раздрав завесу пробразований закона. Ты явился точным последователем их, соделался оком Церкви, по причине неусыпной своей заботливости, и благозвучною её трубою. О тебе прилично сказать сии слова Писания: память праведных с похвалами (Притч. 10:7); и еще: в память вечную будет праведник (Пс. 111:6).

Поистине, похвала воздаваемая Праведнику веселит многие народы.

Но кто может восхвалить тебя, и достойно прославить величие дел твоих? Если мы и будем говорить о тебе, то наше слово не вполне выразит истину. Если мы вознамеримся сравнивать чьи либо подвиги с твоими, то, без сомнения, наши примеры далеко останутся назади.

Как же назовем тебя? земледельцем? Так! сие имя, взятое в духовном значении, прилично тебе. Ибо ты, истребив во всей области Ликийской плевелы неверия, удобрил умные пажити, посеял на них живое слово благочестия и собрал в души, как в некие житницы, духовную жатву. Назовем ли тебя Архитектоном? Не погрешим. Ибо орудием слова своего ты разрушил идольские жертвенники, эти гнездилища демонов, воздвиг Церкви Христу, устроил святые храмы в честь мучеников, и, как трудолюбивый земледелец, соделал плодоносным новонасажденный виноград сей, а зодчеством духа, как мудрый Архитектор Церкви, утвердил оную на основании истинной Веры. — Назовем ли тебя воином? Название будет справедливо. Ибо, сражаясь с невидимыми силами, ты, как некий Военачальник, приял всеоружие духовное: препоясал чресла свои истиною, облекся в броню праведности, и обул ноги в твердость Евангелия мира (Еф .6:14.15). Отражая шлемом спасения нападения страстей, ты оставался твердым и неподвижным, подобно камню. Защищаясь щитом веры и непоколебимой надежды от стрел вражеских, ты поражал противников своими ударами, и разрушая все их коварства, мужественно ограждал от них паству свою. Мечом глагола Божия ты посек до корня ересь разделения Ариева и соединения Савеллиева. Равно и всех тех, которые дерзали разделять Единого от Единой и Святой Троицы Христа, истинного Бога, принявшего плоть для нашего спасения, неправильно понимая таинство воплощения, — или осмеливались не признавать в лице единого Христа и Бога соединения двух естеств без смешения оных, или допускали в них разделение, — всех сих неправых умствователей, уклонявшихся либо на ту, либо на другую сторону, ты, как Финеес, поразил одним ударом меча, умилостивляя всемерно Бога всяческих. — Назвать ли тебя Ангелом? Подлинно, ты малым чем не достигаешь бестелесности Ангельской, будучи бестелесным в теле, как бы человеком воздушным, или земным Ангелом для живущих на земле. Ибо явиться во сне Царю, устрашить его, намеревавшегося в следующее утро совершить неправедную казнь, удержать его руку, простертую на умерщвление, вразумить его бичом, не нанесшим ран, и невинно осужденных мужей внезапным предстательством исхитить от смерти, — такие действия многим ли разнятся от Ангельского парения? Не быстрота ли это Ангела, который перенес Аввакума из Сиона в Мидийский град Вавилон, дабы доставить пищу Даниилу, сидевшему во рве со львами? — Назвать ли тебя кормчим? И это будет справедливо. Поелику твое ходатайство пред Богом служит вместо кормила для плывущих по пространному морю жизни, а неусыпные молитвы твои, прелагая бурю и волнение в тишину, верно руководствуют ко брегу бесстрастия прибегающих к тебе с верою. Не доказывает ли сего тот случай, когда ты в ясном сновидении открыл себя пловцам в виде морского путника? Пристань Адриатская знает сие событие. Когда голод тяготил твою Митрополию, и когда некоторые плаватели, имевшие на корабле своем запас хлеба, намеревались плыть мимо той пристани, ты заставил их войти в оную, дав им в залог три златницы (что тотчас сделалось для всех известным), и таким образом, доставив пищу алчущему народу, отвратил от него мучение глада. После сего, мог ли укрыться от жителей Ликийских покровитель их и питатель? Живя еще во плоти, прежде отшествия своего ко Христу, ты являлся к обремененным различными бедствиями, подавал им скорейшую помощь в нуждах, и исторгал жертвы смерти из самых её челюстей. Все это не показывает ли того, что ты достиг Ангельской бестелесности, и потому невозбранно совершаешь чудные дела?

Сверх сего, кто не удивится твоему великодушию? твоему тихому и кроткому нраву? твоему миролюбивому и смиренному духу? Некогда ты, как повествуют, осматривая лозы винограда Христова, и встретившись с мужем блаженной памяти Феогнием (он был тогда Маркианитским Епископом), словами Писания обличал его в заблуждении до тех пор, пока не обратил от лжи к истине. Но поелику в нем таилось раздражение, произшедшее от сего обличения, ты заметив это, возвышенным гласом произнес к нему сие Апостольское увещание: «Да не зайдет солнце во гневе нашем (Еф. 4:26). Брат мой! примиримся».

Но теперь, когда ты, Отец отцов, светильник вселенной, твердыня Церкви, ограждение верных, скорый заступник обидимых, соединился уже с нераздельною и достопокланяемою Троицею, теперь ты несравненно более промышляешь о благополучии нашем. Паря с ликами Ангельскими окрест престола славы, ты взираешь на нас свыше, о священная, и по дарованиям, Апостольская глава! Не преставай же укреплять и вооружать нас против греха. Ограждай истиною ревнителя святой жизни твоей, отдаленного от тебя многим временем, но близкого к тебе сединами. Сохраняй и сынов его, а твоих потомков. Духовным оружием слова своего прогоняй от возлюбленных тобою словесных овец нападающих на них врагов. Животворным и неложным учением благочестия исхищай от страха малое стадо, которого ты сам был Пастырем. Защищай священников и Христолюбивый народ величием твоих знамений. Ты имеешь великое дерзновение к Богу; ибо ты приблизился к Нему и освещаешься чистейшими лучами Троичного света.

Величаю тебя, Митрополия Ликийская! ты стяжала Пастыря чадолюбивого; ты прияла на главу свою драгой и нетленный венец. Кто это? — Николай, предстающий в нуждах с небесными утешениями, неукоснительный защитник в обидах, подающий собою пример Пастырям, великий в чудесах и страшный в явлениях, спасающий невинных от погибели, разрушающий сновидениями неправедные предприятия. Блажен ты из градов, Миры! ты вмещаешь в недрах своих столь великого благодетеля. Приидите, будем ходить во свете его (Ис. 2:5), и поживем в сени его (Плач. 4:20). Ты имеешь и трех сподвижников его: Крискента, Диоскорида и Никокла, озаренных светом Троицы, коих сам Триединый Бог достойно почтил наградами царствия, за их подвиги. Сей славный союз увенчан столь же славною главою! Ибо Николай совершил мужественно равный с ними подвиг, и был мученик своею готовностию. И что еще более, — его воодушевлением и ревностию оные Герои соплели себе мученический венец.

Итак, верующие слушатели, стекшиеся ныне во храм сей! Совершая благословенную память Богоносного Отца нашего, будем праздновать священный и торжественный сей праздник, отложив всякую мирскую пышность, всякое наружное украшение, и все, что носит на себе вид жалкого заблуждения языческого, что изобретено людьми, по внушению обманчивой плоти. Все это достойно посмеяния, а вместе и плача. Мы увенчаем Святого благоухающими розами добрых дел, и цветами духовных песнопений. Вот какое празднование любит Святой Отец наш, Николай! Сие–то торжество приятно ему, а не то, которым язычники хотели угодить ложным богам своим. Се, и тройственное сочетание мужественнейших сподвижников величит славу своего Наставника! С ними Николай водворяется в небесных селениях, с ними осиявается светом, с ними ликует духом, созерцая Бога, сколько сие возможно. Предстательством сих мучеников и твоими Богоприятными молитвами, Отче, да избавимся все мы от всякого еретического и демонского навета, от всяких болезней, как тех, кои общи людям, так и тех, коими неожиданно поражают нас люди, — да избавимся и от всех других бедствий, по благодати, милосердию и человеколюбию искупившего нас честною и жизнодательною, истекшею из ребра кровию Христа Иисуса Господа нашего, Коему подобает с Отцом и Святым Духом всякая честь и слава, держава и величие, ныне и всегда и во веки веков. Аминь.


Беседа на Четвертодневного Лазаря

Лазарь созвал настоящее собрание, и хочет приготовить из своего воскресения трапезу, достойную тех, которые любят прекрасные и чудные вещи. Или лучше, он уже приготовил ее, и зовет на пир всех тех, которые в страданиях своих изображают Христовы страдания. Как же он это делает? — Предлагая в снедь совершившееся над ним великое чудо. А сколь оно велико, о сем тотчас будет сказано. И так взяв теперь в руки Евангелие и вникнув в слова, постараемся открыть глубокий смысл их, остановясь на чуде, откуда рекою проливающиеся токи учения предложим желающим обильно почерпать из них. По сему пусть станет среди нас Боговидец Иоанн, сей самовидец и провозвестник неизреченных тайн, возлежавший на персях Того, кто есть жизнь всех, приложивший сердце свое, как удобоприемлемый сосуд, к живому источнику, и, посредством духовного некоторого сообщения, исполнившийся сокрытыми в сердце Господа животворными тайнами. Он, приступая к описанию страданий Господа, один только особливо описывает чудо, произведенное над Лазарем, и говорит:

Бе некто боля Лазарь от Вифании, от веси Марии и Марфы сестры ея. Посласте убо сестре его ко Иисусу, глаголюще: Господи, се его же любиши, болит. Слышав же Иисус, рече: сия болезнь несть к смерти, но о славе Божией, да прославится Сын Божий ея ради. (Ин. гл. 11). Что Лазарь был болен, это общая слабость человеческой природы. Ибо видимая часть человека, состоя из брения и земли, много имеет по природе своей недугов, возмущающих душу и обременяющих тело. — А что не к смерти, сказано, была у него болезнь, но к славе Божией, дабы Сын Божий прославился чрез нее, в сем без сомнения заключается таинственный смысл, который должно объяснить в настоящем исследовании.

Какую иную славу для Себя разумеет здесь Христос, как не славу Креста? — Слава Христова есть Крест; он был целию, предназначенною Им прежде веков. Ибо Иудеи, сотворившего толикое чудо имели пригвоздить ко кресту, для славы коего Он пренебрег поношение, как говорит богословствующий Апостол (Евр. 12:2). Ибо те, которые оставались нечувствительными при многократных чудесах Его, могли ли придти в чувство, видя и сие чудо? Несмотря на то, что воскресение и восстание из гроба четверодневного мертвеца, приходившего уже в согнитие, не маловажное было чудо, и ничем не меньшее других, которых они были свидетелями, — их не вразумило толикое чудо, а только более зажгло в них зависть. И так о сей славе Он говорит, о славе Креста, на котором вознамерился умереть за нас. Хотя Он еще прежде всех веков имел славу Отца, как Бог и Сын Божий, равносущный Отцу; но и святое страдание пречистой плоти своей вменяет Себе в славу, как причину всемирного спасения.

Но обратимся на путь, который показал истинный путь жизни — Христос, говоря: Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих. (Ин. 15:13). Ибо Он знал, что по произведении сего чуда, Иудеи будут возбуждать и возмущать против Него народ, Каиафа придет в бешенство, и что Сам Он претерпит крестную смерть. А что Лазарь был друг Его, это ясно видно. Любяше же, сказано, Иисус Марфу и сестру ея, и Лазаря. (Ин. 11:5). Кто столько блажен, что любим от Христа, который есть самая любовь? И что удивительного, если и жены, мужи по духу, любимы были Тем, который пришел всех призвать к Себе? Так много Он любил их, что и чудо, сотворенное над братом их, отличил пред прочими чудесами величием действия. Егда же услыша, яко болит, тогда пребысть, сказано, на немже бе месте два дни (Ин. 11:6). Для чего? — Ибо предвидел, что больной непременно умрет. И потому желая отклонить сомнения от людей подозрительных, отсрочивает на некоторое время путь свой, ожидая, пока он испустит дыхание и погребен будет; и также, дабы кто–нибудь не почел неприличным то, что Он по первому слуху спешит показать чудо. После этого сказал ученикам: пойдем опять в Иудею (Ин. 11:7). Божественное дерзновение! — душа, готовая подъять страдания и совершить таинство спасения! Глаголаша Ему ученицы: Равви, ныне искаху Тебе Иудее камением побити, и паки ли идеши тамо (Ин. 11:8)? Это слова малодушия, и еще более неведения! Ибо они не знали, к чему идет дело. Иначе не стали бы противоречить, не произнесли бы таких слов, которые показывают слабый и робкий дух. Притом же, имея еще и нетвердую веру, они не без причины страшились. По сему за нужное считали сказать: Ныне искаху Тебе Иудее камением побити, и паки ли идеши тамо? Отвеща Иисус: не дванадесять ли часов во дни? Аще кто ходит во дни, не поткнется, яко свет мира сего видит; аще же кто ходит во нощи, поткнется, яко несть света в нем (Ин. 11:9.10). Сею притчею означает время страдания, которое долженствовало скоро наступить.

Под днем разумей благодать и истину, освещаясь коими, путник Евангелия не претыкается о камень Иудейского претыкания, яко свет мира сего видит. Свет же мира есть Христос, который сказал: Аз свет в мир приидох. И еще: Аз есмь свет миру. Под светом можешь разуметь и проповедь Евангельскую, и возрождение посредством крещения, и жизнь благочестивую, по словам: Тако да просветится свет ваш пред человеки (Мф. 5:16). А под нощию — слепоту законную, по причине которой идущий по стезям прообразований и взирающий на одну тень письмени, претыкается о Христа, служащего камнем соблазна тому, у кого неверие ослепило очи. Почему же претыкается? Потому что не имеет в себе света благодати, который бы мог прогнать и рассеять тьму прообразовательной тени, так чтобы сияние духа осветило букву. Под днем можно еще разуметь и очевидность оного чуда, которое подобно солнцу облистало мрачные сердца, и вдруг всю Иудею. Ибо, не как при других чудесах, не заповедал не говорить никому о сем чуде, потому что не втайне сотворил его. Следовательно, под нощию можно разуметь и тот мрак, который покрывал душевные очи Иудеев, страдавших неведением и слепотою. Ибо не познаша, сказано о них, ниже уразумеша, во тме ходят (Пс. 81:5). Они не только не захотели смотреть на Свет, во тьме светящийся (Ин. 1:6), но не приняли в уважение, умалчивая о другом, и множества знамений. Посему справедливо они уподобляются ночи, и за неверие их справедливо Христос для них есть камень претыкания и соблазна.

Сия рече, и посем глагола: Лазарь друг наш успе (Ин. 11:11). Кажется, что слова сказаны невразумительно для учеников, впрочем они ясно выражают означаемую вещь. Посему представляя и причину, побуждающую идти к нему, говорит; Но иду, да возбужу его. Не тщеславясь Он говорит сие. Иначе не выразился бы так темно, что и самые ученики не поняли слов Его. Не сказал: иду, да оживлю или воскрешу его из мертвых, но да возбужу. Трудно было вдруг угадать. Реша убо ученицы: Господи, аще успе, спасен будет. Они разумели пробуждение от сна, Рече же Иисус о смерти его: они же мнеша, яко о успении сна глаголет (Ин. 11:12.13).  Видишь, каков язык не напыщенного высокомерием учения, так что и слышавшие не могли уразуметь слов, по причине скромности выражения? Посему Он не укорил их, как часто то делал, исправляя медлительность ума их, когда они не понимали того, что Он говорил им. Однако после того, снимая покров наводивший темноту, яснейшим образом открывает истину, и говорит прямо: Лазарь умре. Они не знали, что значили слова, и сие незнание тем более показали, что дали на оные вовсе несообразный ответ. Посему Господь, дабы изъяснить дело, весьма кстати прибавляет тотчас: Лазарь умре  (Ин. 11:14); как бы так говоря: заключайте же из сего объяснения, что воспоследует. Ибо иду, да возбужу его, — говорит без тщеславия. В словах своих не показывает ни честолюбия, ни бессилия или неведения, но открывает все вместе: мудрость и предведение и силу, каковые совершенства заключались в природе Его. Так верно предсказал Он событие, как будто бы будущее было уже настоящим.

Лазар умре: и радуюся вас ради, яко не бех тамо: но идем к нему  (Ин. 11:14.15): Видишь, как скромно выражается и с каким неполным объяснением предполагаемой цели идет показать чудо? Ибо, подобно как и там, где сказал: успе, не присоединил и здесь: иду, да воскрешу его; но умалчивая о том, радуюся, говорит, вас ради, да веруете, яко не бех тамо. Если б Я был там, то есть, как человек, то не превозмогла бы смерть. Но идем к нему. Для чего? Дабы вы поверили, что Я и мертвых могу воскрешать повелением Моим. Лазарь умре. Прежде, когда Он неясно предсказал о смерти его словом: успе; то другом назвал его, заменив смерть именем друга; но когда прямо говорит о смерти его, то другом не называет, дабы не подумали, что Он имел к нему особливую любовь. Ибо надлежало Ему не только показать свое снисхождение, но и свое достоинство. Первое позволяло плоти все, что свойственно человечеству и естественной слабости; а другое усвояло ей то, что прилично Божеству и власти Божественной. И так радуюся, говорит, вас ради, да веруете, яко не бех тамо. Видишь, как Он при всяком случае всевает в них веру? Дабы кто не подумал, что смерть была притворная; или что Он не допустил смерть овладеть другом, что отгнал болезни и восставил болящего. Ибо сие могло бы случиться, говорит Он, если б Я был там.

Не бех тамо: но идем к нему. Говорит по человечески. Видимою частию существа Он не был там. Ибо тело, имея троякую протяженность, и будучи ограниченно, переходит с места на место постепенно. Таково свойство его. И хотя соединясь с Божеством, оно получило много сверхъестественного, однако не уничтожилось в нем ни одно природное качество. Но невидимым Божеством своим в каком месте Он не присутствует, или какое место вмещает Его! Итак, радуюсь вас ради, да веруете, яко не бех тамо. Что Ты говоришь, Господи? Ты не был там, будучи везде, и все исполняя Божеством? Правда, говорит Он, Я был, но не плотию, а величеством славы Божественной. Но идем к нему. Время исполнить закон дружбы, время явить могущество силы, время воспретить словом смерти и гласом разрешить пелены мертвого.

Рече же Фома, глаголемый близнец, учеником: идем и мы, да умрем с Ним  (Ин. 11:16). Быстрая речь! Два в ней выражаются чувства: пламенная любовь, поелику он и других с заботливостию побуждает идти на смерть с Учителем; и робкое малодушие, поелику представляет как бы на деле то, чего еще не было. Но не будем думать, чтобы укрепивший нас в вере неверием своим пришел в такой страх. Положим, что неустрашимость, а не боязливость вдохнула ему слова сии. Ибо весьма вероятно, что от горячей и нежной любви к Учителю своему он почувствовал нечто достойное такового благорасположения к Нему. Если мы, говорит он, получили от Него силу творить знамения и другие дарования, которыми превосходим многих, то чего не должны будем потерпеть, если тогда, как Его поведут на смерть, мы оставим Его, — Того, кто возвел нас на такую славу, что мы можем и горы переставлять, и большее сего творить? Итак, последуем за Ним, чтобы и жить и умереть с Ним. Язык смелый! Намерение отважное! Идем и мы, да умрем с Ним. Что ты говоришь? Еще не видишь предающего, а возвещаешь смерть? Ищу вечери. Где умывальница? Где же стража, с которою идет изменник, дабы предать своего Благодетеля под лицемерным знаком любви? А народ где? Светильники, дреколия, мечи, с которыми вышли, как на разбойника? Еще не видно лобызания, взятия, приведения к Анне, осуждения у Каиафы, предстояния у судилища Пилатова, посмеяний, червленой ризы, тернового венца, трости, заушений, заплеваний, биений, ударов. Еще Пилат не умывает водою рук своих, и не обагряется кровию. Еще нет креста, нет гвоздей. А ты говоришь: идем и мы, да умрем с Ним! Так, говорит он, я предвижу будущее, как настоящее. Ибо знаю, что Он воскресит Лазаря, разжет зависть в Иудеях, и тогда сбудется это. Идем и мы, да умрем с Ним. Не о себе только говорит, но возбуждает дух и в других.

Так сие происходило. Между тем Лазарь был уже мертв, и истлевал, тогда как предстает Иисус, Христос и Бог, и жизни Дарователь. Прежде надлежало сокрушиться сосуду, и потом уже прийти скудельнику. Прежде надлежало разрушиться дому, и тогда уже явиться строителю. И так когда теперь Христос, Бог Слово, входит в Вифанию, последуем и мы туда за Ним словом своим. Что говорит Евангелие? Пришед же Иисус. Куда и откуда? — В Вифанию из–за Иордана. Но где нет Христа? Или какое место может быть без Него? Впрочем, здесь надобно разуметь о Нем, как о человеке, а не как о Боге. Бог есть существо беспредельное и невместимое, которое ничем ограничить нельзя. Пришед же Иисус, обрете его четыре дни уже имуща во гробе  (Ин. 11:17). И сие Он учинил с мудрою целию. Дабы стихии разрешились на свои части, и чудо соделалось тем славнее; для того он медлил в пути. Ибо во столько дней должен был уже повредиться лежащий во гробе, между трупами мертвых. Итак, обрете его четыре дни уже имуща во гробе. Дабы тридневно Воскресший наперед воскресил четверодневного и видели неразумные Иудеи, что начавший уже гнить и тлеть по одному слову вышел из гроба. Обрете его четыре дни уже имуща во гробе. Чем более прошло времени от погребения, тем удивительнее была сила Христова. Бе же Вифания близ Иерусалима, яко стадий пятьнадесят. Посему многие вышли для утешения Марии и Марфы. И мнози от Иудеи бяху пришли к Марфе и Марии, да утешат их о брате ею  (Ин. 11:18.19). И подлинно, город был неподалеку и неудивительно, что многие пошли к ним: или для того, чтобы иметь удовольствие видеть благочестивую жизнь сих двух жен, так как она всем была известна; или по причине сего печального и скорбного случая. Притом множество собравшегося народа могло засвидетельствовать чудо, а следовательно, такое собрание и небесполезно было.

Марфа убо егда услыша, яко Иисус грядет, срете Его. Мария же дома седяше  (Ин. 11:20). Мария не знала, что Иисус идет. Иначе, не сидела бы дома. Впрочем, если б и знала, то по благоприличию должна была оставаться дома, дабы принимать утешения от посетителей. Но Марфа была живее по характеру и простее, и по сердцу откровеннее. Почему и побежала к Нему на встречу, дабы показать важность Его присутствия и известить о смерти друга. Объявляет Ему то, как незнающему, хотя и признается, что мог бы Лазарь и не умереть, если б Он при нем был. Аще бы еси зде был, говорит, не бы, умерл брат мой. Но и ныне вем, яко елика аще просиши от Бога, даст тебе Бог (Ин. 11:21.22). Видишь веру? Видишь несомненный дух? В двух мыслях представляет Его и Богом, и жизни подателем, хотя несколько и погрешает по простоте своей. Аще бы еси зде был, говорит. Что ты говоришь, Марфа? Слова несправедливы. Ибо Он был и присутствовал, и присутствует всегда. Но дабы возвеличить чудо, Всеисполняющий Божеством немного замедлил, давая время смерти. Аще бы еси зде был, не бы, умерл брат мой. Видишь, как она уверовала в Него, что Он Бог, и что может повелевать смерти, и мертвых воскрешать властию своею? Если б Ты был здесь, говорит она, то знаю, что не победила бы смерть, и светильник рода нашего не угас бы. Не приспел бы предел жизни его, если б только Ты, полагающий всем пределы жизни, был здесь. Но и ныне вем, яко елика аще просиши от Бога, даст тебе Бог. Говорила, как к человеку. Однако смотри, как и здесь она сказала истину. Мудрая была жена, хотя и показывает легкомыслие. Будучи уверена, что если б Он был у них, то не умер бы Лазарь, не усомнилась в сем и на будущее время. Почему к первым словам своим при встрече, присовокупила и сии: Но и ныне вем, яко елика аще просиши от Бога, даст тебе Бог. Аще бы еси зде был, не бы умерл брат мой. Не потому, что люди умирают, он умер, но поелику Тебя не было здесь, смерти Победителя. Твердая вера, хотя речь и колеблется! Несколько, кажется, она и укоряла Его сим за то, что Он не тотчас пришел, как скоро они послали возвестить Ему и сказать: Се, его же любиши, болит.

Глагола ей Иисус: воскреснет брат твой  (Ин. 11:23). Приятные слова! Они двоякую приносят пользу. Не только исправляют погрешность, но и умеряют жесткость горести. Воскреснет брат твой. Для избежания тщеславия, Он не сказал: Я воскрешу брата твоего, но: воскреснет брат твой. Сказал: воскреснет, не определив времени, чтоб очистить её веру. Почему и она говорит: Вем, яко воскреснет в последний день. Если, говорит Он, будущему веришь воскресению, то не сомневайся и в настоящем. И того и другого — Я начальник. Воскреснет брат твой. Сие сказал и в опровержение её слов: Вем, яко елика аще просиши от Бога, даст тебе Богвоскреснет брат твой. Открывает ей силу владычества своего, и научает ее быть неспешною в речах, когда они до Бога касаются.

Иисус говорит: Веруяй в Мя, аще и умрет, оживет. И всяк живый и веруяй в Мя, не умрет во веки. Емлеши ли веру сему?   (Ин. 11:25.26). Вот что сие значит: хотя бы верующий в Меня и подлинно умер, то есть, смертию телесною, однако смерть не владеет им, как неверными. Емлеши ли веру сему? — А таковым мудрым уверением Он и привлек душу жены к вере в Него, как видно из ответа. Ибо что она говорит? Ей, Господи: аз веровах, яко Ты еси Христос, Сын Божий, иже в мир грядый  (Ин. 11:27). Чувствуешь ли силу слов? Видишь ли, в какую веру Он привлек ее? Та, которая недавно обманывалась по простоте своей, постигла высокие догматы. Что о Христе должно исповедовать, всё то в немногих словах сказала. Ей, Господи: аз веровах, яко Ты еси Христос, Сын Божий, иже в мир грядый. Сие проповедав ясно, заключила в один ответ все Богословие и все строительство спасения.

И сия рекши, иде и пригласи сестру свою, тай рекши: Учитель пришел есть, и глашает тя. Она же яко услыша, воста скоро и иде к Нему (Ин. 11:28.29). Столько обрадовалась Ему, сколько печалилась о брате. Ибо как скоро услышала, что Иисус идет, тотчас оставила печаль свою и показала, сколь горяча вера её. Но и Марфа хорошо сделала, что не обнародовала обещания Христова. Поелику видела, что в числе народа, окружавшего и утешавшего Марию, были люди, которые ненавидели Христа за Его чудеса. Учитель пришел есть, и глашает тя. Из настоящего присутствия, говорит, заключай, к чему клонится дело. Не для утешения, не для отрады нашей пришел. Если бы так, то Он прежде пришел бы. Пришел, дабы оживить, воскресить брата. Она же яко услыша, воста скоро, и иде к Нему. Не спрашивает, не медлит нимало; но, как будто бы она уже обнимала руками своими оживленного брата, поспешно встала и устремилась к Источнику жизни, мало или совершенно не заботясь о посетителях. Не уже бо бе пришел Иисус в весь, но бе на месте, идеже срете Его Марфа  (Ин. 11:30). Так поспешила, что еще застала Господа на прежнем месте. А Он шел медленнее, зная подозрительный дух Иудеев, да бы не показалось им, что Он Сам вызывается на чудо, но что идет по просьбе жен. Ибо и идти не хотел, разве по усердному приглашению, дабы не подумали, что дело наперед было вымышлено. — Иудеи же, бывшие с Мариею, когда увидели, что она поспешно встала, и скоро вышла из дома, то подумав, что она спешит на гроб брата своего, дабы там плакать и рыдать о нем, пошли за нею, с намерением отклонить ее от слез. То было дело Промысла, который хотел, чтобы и они присутствовали, дабы в глазах их совершившееся чудо не осталось не засвидетельствованным.

Мария же яко прииде, идеже бе Иисус, видевши Его, паде Ему на нозе, глаголющи: Господи, аще бы еси был зде, не бы умерл мой брат  (Ин. 11:32). Имея одинаковые чувства с сестрою, одинаковыми приветствует и словами. Смотри, как много в короткое время делает тогда Мария. Встречает как Бога, припадает дерзает, объявляет, что умер Лазарь. И не только сие, но и что в отсутствие только Его могла случиться преждевременная смерть, говоря, что Он тогда уже пришел, когда время сделало недействительным всякое врачевство, как бы отвергаемое смертию. Из сего можно заключать, что она приняла Его за Бога, и как с Богом говорила, хотя и погрешила в словах: Аще бы еси был зде. — Иисус убо, яко виде ю плачущуся, и пришедшыя с нею Иудеи плачущия, огорчися духом, и возмутися Сам, и рече: еде положисте его?  (Ин. 11:33.34). Не сказал: Пойдем ко гробу, дабы не показать прежде времени, что Он хочет произвести чудо. Где положисте его? Вас говорит, спрашиваю, которых хочу иметь свидетелями. Сами идите и покажите гроб. Где положисте его? Нарочно показываю незнание, дабы обличить вас в неведении. Где положисте его? Не потому Он спрашивал, что не знал, но поелику хотел более расположить к чуду присутствующих. Ибо мог ли не знать, где положен был Лазарь, Тот, кто знает Отца столько, сколько Отец знает Себя; в Ком сокрыты все сокровища премудрости и ведения? Не должно ли сказать, что здесь Он показывает Себя человеком, изображая в Себе наши несовершенства? Ибо незнание и от него происходящие ощущения нам принадлежат, а не Тому, кто знал всё прежде, нежели что–нибудь было. Ибо хотя Он принял на Себя все свойства нашей природы, однакож только те, которые были удалены от греховной нечистоты. Сквернам, приставшим к природе от чувственного вожделения, или испорченности её, Он не был причастен. Он был бессквернен и не подвержен страстям; принял на Себя всю природу нашу, не изменяясь в Божестве своем. Разве можно положить, что Слово приняло на Себя все несовершенства природы нашей по усвоению, будучи весьма удалено от них по существу своему. — Где положисте Его? Не от незнания вопрошает. Иначе как Он, будучи в дальнем расстоянии от места, мог бы сказать: Лазарь умре?Где положисте его? Для того, говорит Он, Я спрашиваю, дабы придать большую достоверность чуду. И думать надобно, что многие от радости спешили показать место, где положен Лазарь.

Глаголаша Ему: прииди и виждь. Прослезися Иисус (Ин. 11:35). Прослезился, как человек: жалея не о Лазаре, но об Иудеях. Ибо Он пришел воскресить первого, и потому бесполезно было бы плакать о том, кто должен воскреснуть. А об Иудеях по истине надлежало плакать, поелику Он предвидел, что и по соделании чуда они останутся в своем неверии. Прослезися Иисус. Показал нам пример, образ и меру, как мы должны плакать об умерших. Прослезился, видя повреждение природы нашей, и безобразный вид, какой дает человеку смерть. Глаголаша убо Жидове: виждь, како любляше его (Ин. 11:36). Смотри, и здесь зависть и враждебный дух. Виждь, како любляше его. Любимый любил. И справедливо. Аз, говорит, любящая Мя люблю. — Виждь, како любляше его. Сии слова некоторым образом происходили от удивления, но вместе и от зависти; так что некоторые сказали: Не можаше ли сей отверзый очи слепому, сотворити, да и сей не умрет? (Ин. 11:37). Но если Он отверз очи слепому, то почему же вы тогда не верили и поносили Его? Зачем предлагали беспрерывную цепь вопросов прозревшему, спрашивая, допрашивая, кто и откуда, и каков исцеливший, и чем отверз очи твои? Теперь как бы невольно признаетесь, что Он отверз очи слепому! И поелику одно чудо подтверждает другое, вы не принимаете ни того ни другого. Так свойственно поступать Иудеям! Ибо когда они не огорчали Христа? Когда оставляли свое неверие, видя столь великие и столь многие знамения?

Иисус же паки скорбя, прииде ко гробу. Бе же пещера — мрачное сердце Иудеев, и камень лежаше на ней — грубое и жестокое неверие. Глагола Иисус: возмите камень (Ин. 11:38.39). Тяжелый — непослушания — отвалите камень, дабы извлечь мертвенное из буквы Писания. Возмите камень — неудобоносимый ярем Закона, дабы могли принять животворное Слово благодати. Возмите камень — покрывающий и отягощающий ум. Я и Сам мог бы отнять камень, но чтобы вы почувствовали зловоние, Я препоручаю самим вам отвалить камень от гроба. Возмите камень. Дабы вы засвидетельствовали, что сами отвалили и камень гроба. Возмите камень вы, Иудеи, не Мои ученики; дабы не заговорили на другой день, как о слепце: Не сей ли есть? не он ли? — и не сказали, что Я вместо сего воскресил другого. Возмите камень, если хотите видеть великое чудо. Глагола Ему сестра умершого Марфа: Господи, уже смердит: четверодневен бо есть (Ин. 11:39). Ибо он четыре дня лежал во гробе, в продолжение которых надлежало повредиться умершему. Уже смердит: четверодневен бо есть. Слова неверия и сомнения. Впрочем, необыкновенным чудесам всегда почти предшествует неверие. Уже смердит. Сказала сие Марфа, ощутив запах, когда подняли камень. Хотя слова происходили не от веры, однако относились к достоверности чуда, дабы не оставалось никакого сомнения в том, что тело пришло в разрушение. Господи, уже смердит. Не приближайся, говорит, дабы не почувствовать Тебе смрада. Уже смердит. Миро благовонное, не приступай к трупу зловонному. Господи, уже смердит. Слова жены возвеличивают чудо. Глагола ей Иисус: не рех ли ти, яко аще веруеши, узриши славу Божию? (Ин. 11:40). Сие сказал Он, как бы укоряя ее. Ибо из неправильных возражений её видно, что она не совсем свободна была от сомнений.

Иисус возведе очи горе, и рече: Отче, хвалу Тебе воздаю, яко услышал еси Мя. Аз же ведех, яко всегда Мя послушаеши: но народа ради стоящого окрест рех, да веру имут, яко Ты, Мя послал еси (Ин. 11:41.42). Возвел Он очи к небу, откуда снизшел к ним. Благодарит Отца, не потому, чтобы что–нибудь получил от Него. Ибо не просил. Хвалу Тебе воздаю, говорит, яко услышал еси Мя. Но совсем не просил, не умолял. Посему излишними кажутся слова: яко услышал еси Мя. Впрочем так Он говорит для Иудеев, показывая, что Он пришел с неба, и что Он есть Сын Божий и Бог, и что все творит по намерению Отца, как имеющий с Ним одну волю и природу. И поелику был человек, то и говорит по-человечески, дабы не показалось несущественным вочеловечение. Сия рек, гласом великим воззва: Лазаре, гряди вон. И тотчас изыде умерый, обязан рукама и ногама пеленами, и лице его убрусом обязано (Ин. 11:43.44). Не молится здесь, не говорит: Отче, воскреси его. Ибо так говорить прилично только подвластным и в зависимости находящимся. Но Он взывает, и не просто взывает, но гласом великим. Для чего? Дабы предзнаменовать и последнюю трубу, которая воззовет великим гласом умерших. Лазаре, гряди вон. Владычний глас, царское воззвание, властительское повеление. Гряди вон. Оставив тление, приими плоть от нетления. Лазаре, гряди вон. Да знают Иудеи, что наступает время, когда сущие во гробах услышат глас Сына человеческого и, услышав, оживут. Гряди вон. Камень преткновения взят. Иди ко Мне; Я зову тебя. Гряди вон. Как друг, Я призываю тебя: как Господь, повелеваю. Гряди вон. Пусть уразумеют Иудеи, что Я, воскрешая четверодневного из гроба, кольми паче Сам воскресну после трех дней, если вкушу смерть. Лазаре, гряди вон. Выходи, обвитый пеленами, и облеченный в одежды погребальные, дабы Иудеи не почли тебя за притворно мертвого. Пусть увидят руки обвязанные и ноги, и лицо покрытое, дабы не могли не поверить чуду. Гряди вон. Пусть убедит в воскресении твоем зловоние от тела. Пусть сами развяжут пелены, и узнают того, кого положили во гробе. Гряди вон. Оживись, одушевись, и выйди из гробницы. Научи, как вся тварь во мгновение ока одушевится, когда глас трубы возвестит общее мертвых воскресение. Гряди вон. Дыхание является в ноздрях, кровь биется в жилах, открывается голос в гортани — человек слышит, видит, обоняет, ходит, словом, весь состав человека, когда одушевляется, получает употребление органов. Гряди вон. Сложи с себя пелены и прославь чудо. Оставь отвратительное зловоние и возвести могущество власти. Я к тебе взываю: гряди вон — Я, который сказал: да будет свет, да будет твердь. Я тебе повелеваю: гряди вон; чтобы ты мог видеть, как ученик предает Меня и продает Иудеям, как Я стою пред судилищем Пилатовым и иду охотно на страдания — чтобы ты мог видеть дерзость Иудеев, а Мою кротость. Гряди вон; чтобы ты мог видеть, как Меня с разбойниками распинают, напаяют оцтом и желчию, и прободают копием в ребро; чтобы ты мог видеть, как среди дня прогоняется свет и ночь помрачает солнце; как Иудеи богохульствуют и разбойник богословствует. Лазаре, гряди вон. И тотчас изыде умерый, обязан рукама и ногама пеленами, и лице его убрусом обязано. — И это по причине неверия Иудеев. Ибо если б на нем не было пелен, то, вероятно, сказали бы, что он не умирал, но его, притворившегося только умершим, положили во гроб. Посему–то он вышел обвитый пеленами, смердящий, перевязанный со главы до ног, дабы никакого не было повода к такому заключению.

Глагола им Иисус: разрешите его, и оставите ити (Ин. 11:44). Чтобы не могли ничего сказать коварные Иудеи, самих их заставляет развязать Лазаря, как бы так говоря: собственными руками вы развяжите его, и будьте свидетелями чуда. Разрешите его, и оставите ити. Поелику исхождение связанного не меньше удивительное есть дело, как и воскресение. Дабы совершаемое не принял кто–нибудь за призрак. Разрешите его: дабы и зрением и осязанием вы уверились, что это он самый есть. И оставите ити. Увидим, говорит, может ли действовать смерть против своей воли. Оставите ити. Ибо не требует руководителя теперь только получивший жизнь: сам может идти тот, который недавно пребывал в тлении. Разрешите его, и оставите ити. Пусть это будет образом общего воскресения, когда тление перейдет в нетление, и все восстанут от персти земной.

Мнози убо пришедшии к Марии видевше, яже сотвори Иисус, вероваша в Него (Ин. 11:45). Блажен, кто совершил сию благую куплю веры, кто не вышел из Вифании тщетно, без приобретения. Я разумею пост. Кто стяжал славные и изящные украшения его, воздержанием и смирением, кто истинно веруя во Христа, купил добрые маргариты Его учения, дав веру и получив познание. Блажен, кто исткал себе беспристрастием светлую брачную одежду соединения со Христом, дабы незазорно вкушать закланную Пасху, и сретить со славою исходящего из Вифании Господа, устилая Ему путь убеленными одеждами совести, и говоря: по мне, Господи, по мне да шествуют стопы животного, на которое Ты воссел. Это есть пресвятая плоть, в которую Он вышеестественно облекся для нас. Где столь благоразумный стяжатель, искупивший свое спасение сим образом? О, если бы и вы, люди Христовы, новое наследие, искупили оное в протекшие дни поста! Важная в сии дни производится купля для тех, кои знают цену вещей. Здесь чистое золото — воздержание, жемчуг — слезы, дорогие камни — добродетельные дела, сребро — девственность, чистые одежды — неповрежденные нравы, ароматы — слова Господни; здесь украшение выи — кротость, предписывающая послушание; а серьги, перевязи власов и златыя ожерелья — многоценные заповедей исполнения.

Но для чего описывать в частности богатые дары поста, когда самый опыт научает нас, что всё, от него происходящее, обращается во блого тому, кто стяжал его? — Кто же достойно совершил сей славный подвиг? Кто уподоблялся Марфе, кто подражал Марии, сестрам Лазаря? Кто, подобно им, стяжал добрые маргариты — слезы, и принес оные Христу, оплакивая свою умершую душу так, как они Лазаря? Кто приобрел драгой краеугольный камень — Христа, который повелел отвалить камень, чтобы воскресить Лазаря? Какая боголюбивая душа купила драгоценных ароматов; касии, ормуша, корицы, ониха, нарда, трости, и, приготовив благовонное миро, помазала вечеряющего Господа? — которая, пав к ногам Его, помазала неприкосновенную главу, омочила миром и слезами ноги Его? — которая удостоилась слышать милостивый сей глас: Отпускаются тебе грехи твои? Какая душа изобилует столько миром и слезами что помазала и Христа — миро неистощимое?

Но, может быть, слыша сие, кто–нибудь скажет: я подражаю жене грешнице, и приношу, если не миро, то слезы. Где же вечеря? Где Христос? Где оставление грехов? — Где? Слушай. Я тебе ясно скажу. В Церкви. Во внутренней храмине твоей. Что говорю, в Церкви? В сердце твоем. Там Христос. Там излей на Него миро. Там пролей слезы. Но не имею мира, говоришь, ни алавастрового сосуда. Не имеешь мира? — Нет, имеешь миро — благодать, алавастровый сосуд — сердце, слезы — исповедание, власы — кроткие воздыхания. Их принеси, их посвяти, и получишь прощение. Христос повсюду. Повсюду является на призывание. Только пусть не будет тут же Иуды; только зови с добрым намерением; пусть только вечеря твоя будет нелицемерная. Будь Симон, если хочешь. Пригласи Господа. Но не усомнись как фарисей. Призови Вездеприсущего. Но не призывай Иуды. Будь Лазарь, если желаешь, — умерший миру, смердящий от ран, молчание, как камень, на устах носящий. Но лучше сделайся наперед другом Господу. Имеешь и ты сестёр: душу и плоть. Подружи их со Христом, чтобы, когда ты почиешь, они, подобно Марфе и Марии, послали к Иисусу, одна — мысли, другая — дела, сказать: Господи, се, егоже любиши, болит. Дабы, если ты совершенно умрешь миру и всему мирскому, пришедший Христос воскресил тебя, и сказал Ангелам своим: Разрешите его, и оставите ити. Разрешите. От чего? От уз греха. А идти куда? В недра Авраамовы, в обители вечные, к нескончаемому Божественного покоя блаженству, которое да получим все мы благодатию и человеколюбием, всех нас призывающего в свое познание, Христа, истинного Бога нашего, с которым слава Отцу и Святому Духу во веки. Аминь.


Слово на Благовещение Пресвятой Богородицы

Слово на Благовещение Пресв. Богородицы, cв. Андрея Критского. Христ. Чт. 1829 г. ч. XXXIII. стр. 245–276. Поверено и исправлено по греческому тексту. Patrolog. tom. XCVII. col. 881–914.

Слово на Благовещение Пресв. Богородицы, cв. Андрея Критского. Христ. Чт. 1829 г. ч. XXXIII. стр. 245–276. Поверено и исправлено по греческому тексту. Patrolog. tom. XCVII. col. 881–914.

Ныне настала радость для всех, вознаграждающая прежнюю скорбь: предстал Вездесущий, чтобы все исполнить радости. Но как Он предстал? — Не с телохранителями, не в сопровождении воинств Ангельских, не с пышностью и шумом: но тихо и безмятежно, чтобы укрыть Свое шествие от князя тьмы и чтобы, благоразумною хитростию уловив змия и посмеявшись над бдительностию того Ассирийского дракона, который поработил себе благородство природы человеческой, — исхитить у него добычу. Неизреченное великое милосердие Его не хотело видеть потери такого творения, каков человек, для которого Он распростер свод небесный, утвердил землю, разлил воздух, образовал море, устроил все видимое создание. Поэтому является Бог на земле, Бог с небес, Бог между человеками, Бог во чреве Девы — Тот, которого не вмещает вся вселенная. Теперь природа человеческая начинает предвкушать радость и получает начало обожения; теперь отвергнув от себя обманчивое богатство греха, она уневещивается Творцу; теперь первоначальный состав наш принимает новый вид, и состарившийся мир отлагает ветхость — плод греха. Да радуется небо свыше, и облацы, да кропят правду (Ис. 45:8), да источают горы сладость и холмы веселие, яко помилова Бог люди Своя (Ис. 49:13). Ныне таинство, запечатленное прежде всех веков, открывается и все получает во Христе восстановление. Ныне всемогущая сила Зиждителя вселенной приводит в окончательное исполнение совет, держанный Им о сотворении мира, дабы разрушить совет, начальником злобы издревле против нас составленный. Посему–то ликуют Ангелы, сорадуются человеки и весь обновляемый мир приходит в себя. Какой ум, какой язык выразит все это? Ни слово изречь, ни слух принять это не в силах. Итак мы справедливо совершаем настоящее торжество с веселием и радостию, празднуя совершеннейшее воспринятие (Господом) нашего смешения.

Но что ж это за торжество и каково оно? Оно — радость всей твари и восстановление (нашего) рода. Ныне благовестие радости, свидетельство человеколюбия Божия, радостная проповедь о спасении всего мира. Откуда, от кого и кому? — С небес, от Бога, к Деве, обрученной мужу. Кто эта Дева? Кто этот муж? Какие им имена? Деве — Мария, а мужу — Иосиф: оба от рода Давидова. Кто исполнитель божественных повелений, и откуда он приходит? Архангел Гавриил, свыше посланный для служения чуду: таинство удивительнейшее в сравнении со всем, достойным удивления, возвестить должен был служитель Вышнего, слетев с горних стран на землю. Что же именно? Снисшествие Господа, несказанное явление Его смотрения о нас, обнаружение и подтверждение божественного совета и предведения, хотя от вечности сокровенного. Но где, когда и для чего? — В Назарете Галилейском городе, в месяц шестой после того, как Иоанн зачат, чтобы этот возвестил о воплощении грядущего Господа. Итак, Гавриил, слетев с горних обителей в земные страны, предстал в Назарете и, пришед к Деве, кротко объявил Ей о неизреченном смотрении Божием. В этом то и состоит таинство примирения Бога с человеками. Вот и предмет настоящего торжества — соединение Бога с человеками, обожение воспринятой Им природы, обновление образа нашего, перемена состояния нашего на лучшее, возвышение и восхождение наше на небеса. Посему всё ныне преисполнено радости, и все умные чины небесных сил вступают с нами в союз при нашем примирении с Богом: им приятны возвращение наше к Богу, переход и восхождение к лучшему состоянию, потому что они весьма сострадательны и любвеобильны, почему и посылаются на служение для тех, которые должны наследовать спасение (Евр. 1:14). Итак всё днесь да веселится, природа да взыграет! Ныне отверзается небо, и земля невидимо приемлет Царя всяческих. Назарет, соревнуя Едему, в недро свое приемлет насадителя Едема; Отец милосердия человеческую нищету обручает единственному и единородному Сыну Своему, Гавриил служит таинству и взывает к Деве: Радуйся! (Лк. 1:28), чтобы дщерь Адама, происшедшая от племени Давидова, возвратила собою ту радость, которую потеряла праматерь. Ныне Отец славы, сжалясь над родом человеческим, милостивым оком взирает на растленное в Адаме естество. Ныне Податель милосердия открывает нам бездну всеблагих щедрот Своих и изливает на естество наше Свою так обильную милость, как обильна вода, наполняющая моря. Тому, из Которого, чрез Которого и в Котором все существует, надлежало преложить на милость древний приговор проклятия против нас, славою своею прославить обесславленное в Адаме естество наше и истиною разрушить тот лукавый совет отца лжи, последствием которого было первое преступление, т. е. падение Адамова рода.

Об этом–то великий между царями Богоотец Давид пророчественно воспел: милость и истина сретостеся, правда и мир облобызастася (Пс. 84:11). Говоря так, не разумеет ли он милость, которую, по благоволению Отца, явил к нам Сын — Податель милости, из сожаления к нам сделавшийся подобным нам во всем, исключая грех, чтобы изгладить преступление наше, восставить нас от падения и разрушенное снова исправить? Что такое истина, как не то, что Его явление людям не было каким–либо призраком? Не вид только человеческий, как некоторые говорят, Он принял на Себя; но движимый человеколюбием и снисходя к человекам, Непостижимый, по самой истине, усвоил Себе существо человеческое и обожил в Себе воспринятую Им общую нашу природу. Его смотрение не было призраком: так как Он, при неизменяемости Своего Божества, имел истинное тело.

Поелику же милость и истина — по словам Пророка — сретостеся, то правда и мир, как и надлежало, облобызастася. Правда — это определение, произнесенное против обольстителя праотцов. Когда и кем? Ныне, Отцом всевышним. По этой правде, человеколюбивый по естеству, Он положил, чтобы единородный Сын Его, явясь в образе человека, осудил врага. Мир — это тот мир, который тотчас, при плотском рождении Начальника мира — Сына (Божия), единогласно воспел лик Ангелов, взывая: слава в вышних Богу и на земли мир, к человекам благоволение (Лк. 2:14), — та слава, которою прославился чрез Христа человеческий род, быв вознесен — как говорит великий Апостол — превыше круга небесного, превыше всякого начальства, и власти, и силы (Евр. 1. 21); тот мир, который Сам Он исходатайствовал нам, соединив небесное с земным и открыв земнородным новую стезю к восхождению на небеса, то благоволение, по которому угодно было Отцу послать к нам осужденным возлюбленного Сына Своего, чтобы — как имеющий одну волю с Отцом — совершил спасение, предназначенное нам от Отца чрез Него. Вот предмет нынешнего нашего торжества! Вот то важное поручение, которое ныне исполняет Гавриил и — как посредник между Божеством и человечеством — первый благовествует Деве залог совершенного примирения!

Милосердый Отец, с сожалением воззрев на род наш, уже растленный грехопадением, вспомнил о творении рук Своих и, не хотя видеть нас навсегда погибшими, сначала вручил Моисею письменный закон, начертанный на каменных досках. А так как писанный закон не производил спасительных действий, то Он посылал Духоносных мужей, т. е. прозорливых пророков, показывавших все правые пути к Богу. И после хотя те, к которым они были посылаемы, закрыв свои чувства, нимало не сделались лучшими; Творец однако ж не презрел нашего естества; но из преблагих и пренепорочных недр Своих послал к нам, недостойным, в конце веков, Сына Своего, равного Себе и по власти, и по силе, и по благости. Он восхотел лучше соделать спасение преступников воли Его, нежели оставить в презрении столь прекрасное и столь высокое Свое создание, каков человек. Поэтому, определив служить при таинстве одному из первейших Ангелов, Он манием Своего величия дал — думаю — Ангелу такое повеление: «Гавриил! иди в Назарет, город Галилейский, в коем живет Отроковица Дева, обрученная мужу, именем Иосифу: имя Деве — Мария». Для чего в Назарет? Для того, чтобы там Вседержителю избрать для Себя богоблагодатное украшение девства, как розу в тернистом месте, также для исполнения пророчества, что Он назовется Назореем. Кто? Тот, которого Нафанаил впоследствии называет Сыном Божиим и Царем Израильским (Ин. 1:49). Что же касается до Гавриила, то он обыкновенно служит при совершении божественных таинств, как мы знаем это из Даниила. «Итак иди — глаголет Бог Архангелу — в Назарет, город Галилейский; там немедленно и прежде всего скажи Деве то благовестие радости, которого лишилась некогда Ева, и не смущай души Её: это благовестие радости, а не печали: это приветствие веселия, а не уныния». В самом деле, была ли и будет ли для рода человеческого какая–нибудь радость более той, как быть причастником Божественного естества, быть в соединении с Богом, быть с Ним едино по причине соединения, и притом ипостасного? Что может быть удивительнее того, когда Бог видимо снисходит на землю и даже носится в чреве жены? Неслыханное дело! Бог, которому престол — небо и подножие — земля (Ис. 66:1) — в женской утробе! Всевышний Бог, сопрестольный с Отчею вечностию — во чреве! И есть ли что необыкновеннее, как Богу явиться в образе человека, не разлучаясь с Своим Божеством, как нам видеть все естество человеческое соединенным с Творцом для того, чтобы обоготворился весь человек — первая жертва греха?

Что же Гавриил? Выслушав это и узнав повеление, изреченное ему гласом Божиим, но превышающее силы его, он находился между страхом и радостию: не дерзал тотчас исполнить его, но остерегался и отрицаться от него. Впрочем, повинуясь Божию велению, полетел к Деве и, по прибытии в Назарет, предстал в Её дом; потом, как бы погрузившись в размышление и недоумевая в себе, колебался в мыслях, рассуждая — думаю — сам с собою так: «С чего начать мне исполнение воли Божией? Мгновенно ли явиться в чертоге? Но таким появлением я устрашу душу Девы. Или взойти не вдруг? Но Отроковица почтет вход мой тайным. Постучать ли в дверь? Но каким образом? Ангелам это не свойственно, потому что никакой предмет, ни содержащий, ни содержимый, не может препятствовать существу бестелесному. Или просто отворить дверь? Но и тогда, как она заперта, я могу пройти сквозь нее. Назвать ли Деву по имени? Но этим я приведу в трепет Отроковицу. Итак вот что сделаю: по воле Пославшего меня, укрощу мое стремление; намерение Его — спасти род человеческий; воля Его, хотя необыкновенная, исполнена милосердия и служит залогом примирения. Но опять, каким образом мне приступить к Деве? О чем прежде всего с Нею говорить? О благовестии ли радости, или о вселении в Нее Господа моего? О наитии ли Духа Святого, или об осенении Всевышнего? Сделаю к Деве обращение, возвещу Ей о чуде, приближусь к Ней, сделаю Ей приветствие и кротко воззову: Радуйся! Приветствие будет для меня счастливым вступлением в свободный с Нею разговор. Слово радуйся! послужит мне залогом позволения беседовать с Нею; только глас радуйся ни мало не устрашит, но усладит Её душу. Итак, возвещая Ей радостное веление, я начну воззванием: Радуйся! На самом деле, прилично приветствовать Царицу благовестием радости. Радостен дух! Восхитительно это время! Утешительно повеление! Это воля Божия о спасении и начало радости безмерной!»

Приняв такое решение, Архангел предстал в доме Девы и, приступив к чертогу, в котором Она находилась, тихо приблизился к двери и, вошед в нее, кротким голосом воззвал к Деве: Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою (Лк. 1:28), Господь, который был прежде Тебя, который ныне с Тобою, который, спустя немного, от Тебя родится. Одно рождение Его было вечное, другое будет временное. О, безмерное человеколюбие и благость! Ангел не только объявляет радость, но указывает и на Виновника радости, во чреве Девы; потому что слова: Господь с Тобою — ясно означают, что присутствует сам Царь, всецело воплощающийся в Ней и не оставляющий Своей славы. Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою. Радуйся, орудие радости, которым упразднен приговор клятвы и возвращено право на радость. Радуйся, истинно благословенная; радуйся, препрославленная; радуйся преукрашенное святилище славы Божией; радуйся, священное жилище Царя. Радуйся, чертог, в котором Христос обручил Себе человечество. Радуйся, избранная Богом прежде рождения; радуйся, орудие примирения Бога с человеками; радуйся, сокровище бессмертной жизни; радуйся, небо — пренебесное жилище солнца славы; радуйся, пространное селение Бога нигде невместимого, в Тебе одной вместившегося; радуйся, святая девственная земля, из которой неизреченным действием Божиим образовался новый Адам, чтобы спасти древнего; радуйся, священный, достойный Бога квас, который проник весь род человеческий, так что составилось одно удивительное смешение, наподобие хлеба, происшедшее из единого тела Христова. Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою, Тот, который сказал: да будет твердь (Быт. 1:6), и все прочие дела Творческого величия Его; радуйся, родительница безмерной радости; радуйся, новый ковчег славы, в котором почил сошедший Дух Божий, — ковчег, в котором Святой по естеству, чрез воплощение, чудным образом устроил Себе святыню новой славы в девической утробе, не престав быть тем, чем был (ибо Он непременен), но сделавшись тем, чем не был (ибо Он человеколюбив). Радуйся, сосуд златой, носящий Того, который усладил манну и источил неблагодарному Израилю мед из камня; радуйся, серафимская клеща таинственного угля; радуйся умное зеркало созерцательного познания, чрез которое пророки, просвещенные Духом Святым, таинственно видели бесконечное к нам снисхождение Божие; радуйся, труба зрительная, сквозь которую осеняемые унылою тьмою греха, увидев восхождение грядущего свыше со славою солнца правды, озарились чудным светом; радуйся, украшение всех пророков и патриархов, и истиннейшее проповедание непостижимых предопределений Божиих.

Благословенна Ты в женах, и благословен плод чрева Твоего (Лук. 1:2). И поистине благословенна, потому что Бог избрал Тебя в жилище Себе, потому что Ты непостижимо носила в утробе Своей исполненного славы Отчей Иисуса Христа — человека и вместе Бога, имеющего вместе свойства той и другой природы. Благословенна Ты в женах, нетесно вместившая в священном хранилище девства Своего то небесное сокровище, в котором сокрыты все сокровища премудрости и ведения (Кол. 2:3). Ты истинно благословенна: Твое чрево есть как стог на гумне (Песн. 7:2); Ты без семени, без возделания произрастила плод благословения и клас нетления — Христа и принесла обильнейшую, тысячекратную жатву, приведя тысячи радующихся к Делателю нашего спасения. Ты истинно благословенна: потому что одна из всех матерей, будучи предуготована быть материю Создателя Своего, не испытала матерям свойственного; матернее рождение не повредило чистоты Твоего девства; девственный плод Твой сохранил печать Твоей непорочности. Ты истинно благословенна: Ты одна, не познав мужа, носила во чреве Своем Того, который распростер небеса и чудным образом землю девства Твоего сделал небом. Благословенна Ты в женах, одна наследовавшая то благословение, которое Бог чрез Авраама обещал народам. Ты истинно благословенна, — одна наименовавшаяся Материю благословенного Сына — Иисуса Христа и Спасителя нашего, чрез которую народы взывают: благословен грядый во имя Господне (Мф. 21:9), и благословенно имя славы Его во век, исполнится славы Его вся земля: буди, буди! (Пс. 71:19). Благословенна Ты в женах, которую ублажают поколения и прославляют цари, которой покланяются владыки и служат богатейшие из людей, которую девы среди сонма своего вводят во храм Царя. Благословенна Ты в женах, которую Исаия, увидя прозорливыми очами, наименовал пророчицею, девою, плинфою, местом, видением, главою книги и притом запечатленной. Ты истинно благословенна, которую Иезекииль… (Здесь в подлиннике пропуск. — Ред.) назвал востоком, вратами заключенными, отверстыми только Богом и опять заключенными. Ты одна истинно благословенна, которая Даниилу, мужу желаний, казалась горою великою, а чудному Аввакуму горою приосененною (Авв. 3:3), которую царь Твой праотец пророчески воспел горою Божиею, горою тучною, горою преусыренною, на которой благоволил обитать Бог. Благословенна Ты в женах, которую Богопрозорливейший Захария провидел в золотом светильнике, украшенном семью лампадами, т. е. сияющем семью дарами Божественного Духа. Ты истинно благословенна; — Ты умный рай, в котором живоносное дерево спасения; в Тебе таинственно зрится и Сам насадитель Эдема — Христос, который неизреченною силою исходя из утробы Твоей, подобно живоносному источнику, посредством Евангелия, как бы четырьмя потоками, напояет вселенную. Благословенна Ты в женах, и благословен плод чрева Твоего, — плод, которого вкусив Адам первосозданный изверг из себя древний яд, принятый им, по обольщению, — плод, который услаждает горький вкус древа, очищая естество человеческое, который странствующему в пустыне Израилю источал реки воды, услаждал Мерру и дождил хлеб чудный, несеянный. Благословен плод, который бесплодную и горькую воду, посредством всыпанной в нее Елисеем соли, соделал приятною и плодотворною. Благословен плод, который из неповрежденной отрасли девического чрева прозяб, подобно грозду, полному и совершенно зрелому. Благословен плод, из которого истекают источники воды, текущей в жизнь вечную, — плод, из которого происходит хлеб животный — тело Христово и спасительное питие — чаша бессмертия. Благословен плод, который славит всякий язык небесных, земных и преисподних, в Троице святого Божества, исповедуя Его тождественным в существе, но различая в Нем личные начальные свойства. Благословенна Ты в женах и благословен плод чрева, Твоего: Она же — как говорит Священное Писание — смутилась от слова сего и размышляла Сама с Собою, говоря, что бы это было за приветствие? (Лк. 1:29). Смутилась, — сказано. Не неверие какое–нибудь поколебало Её душу, — нет; но скорее удивление к необычайному вещанию, так как в явлении представлялось предвестие. Она не была подобна Захарии, обнаружившему свое неверие во святилище, который, хотя и приобрел способность к деторождению, но, в наказание, лишился орудий слова и, перестав быть бесчадным, сделался немым. Она почувствовала в душе смущение от сделанного Ей приветствия, как Дева совершенно непорочная, не имевшая не только смешения, но и обращения с мужем, и привыкшая непрестанно устремлять ум Свой к созерцанию вещей небесных. Быв, как и естественно, стыдливою, Она должна была сначала прийти в недоумение, потом, предавшись размышлению о сказанном Ей, слушать говорящего, так сказать, не без внимания и рассуждения. Поэтому Евангелист мудро заметил, что Она размышляла (как бы поверяя мысль судом чистого разума, чтобы сказанного Ей не понять превратно), говоря: что бы это было за приветствие? Происходя от благородного племени и будучи дщерию Давида, Она, конечно, знала божественные повествования, заключающиеся в Писании, и потому тотчас могла обратить ум Свой к падению праматери, представляя Себе прельщение её и другие такие же события, переданные древними. Итак, не без причины Евангелист написал, что Она размышляла; но этим показал Её ум и то, что Она любила иметь познание о предметах не поверхностное, а твердое и основательное. В самом деле, Ей не надлежало принимать приветствия, не поверив мыслей Своих о (возвещаемом) благе созерцанием разума. Стараясь успокоить смущенный дух Свой, Она не произносила слов, но только одним взором показывая некоторое недоумение, вместо голоса обнаруживала состояние Своей души выражением внешнего Своего вида. «Что это за приветствие? — говорит Она. — Неужели Я одна из женщин дам природе новые законы? Неужели Я одна могу понести в чреве плод, не имев сообщения с мужем? Что бы это было за приветствие? Кто принес такую весть, и откуда он пришел? Почитать ли вещающего человеком? Но он представляется бестелесным. Ангелом ли его назвать? Но он говорит, как человек. Я не понимаю того, что вижу, недоумеваю о том, что слышу».

Что же делает тогда Гавриил? Приметив смущение Отроковицы и не размышляя более ни о чем, тотчас взывает, говоря: «Не бойся, Мария! Ты обрела благодать у Бога» (Лк. 1:30). Итак, Он прежде устранил страх Её, потом внушил бодрость, сказав: «Не бойся! Ты обрела благодать у Бога, которую потеряла Ева». Словом благодать он ясно определил свою мысль и рассеял все кажущиеся сомнения, а присовокупив: обрела благодать у Бога, совершенно отогнал страх от Девы. Не бойся, Мария! Это — не обманчивая речь, не обольстить тебя пришел я; не змий лукавый опять говорит с Тобою: не земной вестник предстоит Тебе: с неба несу Тебе благовестие, и притом не простое, но благовестие радости. Не бойся, Мария! Не тщетно это приветствие и не печаль оно Тебе предвещает! Господь с Тобою, податель всякой радости, Спаситель всего мира, — с Тобою Тот, который, не отлучаясь Отческих недр, вместился в Твоей утробе. Я назвал Тебя Благодатною, чтобы выразить радость сокрываемого в Тебе таинства. Я назвал Тебя благодатною, потому что всю эту радость Ты вмещаешь во чреве Твоем; потому что Ты одежда благолепная по красоте божественных даров. Господь с Тобою! — воззвал я, чтобы выразить могущество в Тебя вселившегося. Он Господь и Бог, властитель, начальник мира, отец будущего века. — Твой Сын, о Дева, и Спаситель всех (Ис. 8:6). Господь с Тобою: с Тобою благодать и истина, Господь закона, но Отец благодати и источник истины. Не бойся, Мария! Господь с Тобою, Властитель всякого начальства, Сын Отца светов, который в вечности родился от Него, но во времени воплотился от Тебя, который на небе весь в недрах Отца, а на земле весь с Тобою во чреве Он с Тобою и в Тебе. Невместимый по естеству, вселившись в Твою утробу, вместился в Тебе. Не бойся, Мария! Ты обрела благодать у Бога, — благодать, которой не получила Сарра, которой не испытала Ревекка, которой не познала Рахиль; Ты обрела благодать, которой не удостоилась ни славная Анна, ни Фенанна, её соперница. Ибо хотя они из бесчадных сделались матерями, — но вместе с бесчадием потеряли девство; а Ты, став Матерью, сохранила и девство Свое невредимым. Итак, не бойся; Ты обрела благодать у Бога, — благодать, какой никто, кроме Тебя, не обретал от вечности.

В чем же состоит это преимущество благодати у Бога? Ты обрела благодать у Бога; и се, зачнешь во чреве, и родишь Сына и наречешь имя Ему Иисус (Лк. 1:30–31). О чудо! Сперва Ангел разрешает Её сомнение, а после объясняет самое дело. И смотри, что производит его краткая речь: прогоняет страх, предвозвещает благодать, объясняет зачатие, предсказывает рождение и назначает имя рождаемому. Но здесь еще не конец словам его. Чтобы показать великое могущество Младенца, он тотчас присовокупил: Он будет велик, и наречется Сыном Вышнего, — и даст Ему Господь Бог престол Давида отца Его, — и воцарится над домом Иаковлевым во веки и царству Его не будет конца (Лк. 1:32–33). Видишь, как он изгнал из Девы страх? Как ободрил дух Её? Назвав имеющего родиться Сыном Всевышнего и наименовав Давида Его отцом, Он вдруг возвысил ум Её, как видно из последующего.

Смотри, какой разум имеет Дева! Она, услышав сие и зная непреложность высочайшей власти воли Божией, сказала Ангелу: Как это будет, когда Я не знаю мужа? Ты обещаешь Мне, — говорит Она, — что–то странное; ты возвещаешь Мне то, что превосходит естество: Я браку не причастна, Я обручилась жениху, но браком не сочеталась; Я знаю в Иосифе только обрученника, но не мужа; со Мною живет жених, но не разделяя брачного ложа. Как будет сие, когда Я не знаю мужа? Неужели природа одну Меня сделает Материю без брака? Не ужели Я одна, вопреки природе, покажу новый для неё образ рождения? Бракосочетания не было; сообщения с мужем Я не имела; Иосифа Я не познала; Я признавала в нем Своего защитника, но не мужа. Итак каким образом это будет со Мною?

Гавриил тотчас ответствует и высоким ответом своим утончает простой Её вопрос, говоря: Почему Ты, всеблаженная, говоришь это? Почему произносишь эти слова? Я с неба пришел возвестить Тебе о новом образе зачатия: не земнородный говорит с Тобою. Я сказал: Господь с Тобою; а Ты с сомнением говоришь: как это будет со Мною? Я благовествую Тебе о Том, который был прежде моего пришествия и который вошел во чрево Твое, — а Ты говоришь мне о муже, о земном рождении, спрашивая: как это будет с Тобою? Размысли, — как процвел жезл (Числ. 17:8), как камень источил воду и откуда он исполнился ею (Исх. 17:6), как огонь купины обнял кустарник, не сожигая его? (Исх. 3:2) Если ты веришь этим событиям, то верь и мне. Виновник чудес, и тех, и этих, один и тот же, которого Ты во чреве носишь; Ты особенным образом будешь питать носимого Тобою Младенца — не так, как Елисавета, или Анна, мать Твоя. Они сделались матерями по обыкновенному закону природы; Ты родишь Сына, без мужа и без семени в Тебе зачатого. Если ты хочешь знать самый образ события, то я объясню Тебе и его.

Дух Святой найдет на Тебя и сила Всевышнего осенит Тебя (Лк. 1:31). Имеющий родиться произойдет не от хотения плоти (Ин. 1:12). Хотение плоти не будет иметь места при рождении Богоматерию, — потому что оно выше пределов естества. И если оно вовсе не имеет ничего естественного, — то и самый способ его выше и превосходнее естественного. Итак, никакая страсть не примешалась к земному зачатию Её, как бывает у людей, не сопровождала и небесное рождение Господа. Дух Святой найдет на Тебя, и Сила Всевышнего осенит Тебя. Смотри, как открывается здесь таинство Троицы. Говоря о Святом Духе, Архангел не иного кого–либо разумел, как Утешителя. Силою Всевышнего он явно назвал Сына, а словом: Всевышний — означил лицо Отца. Выражением же: осенит Тебя — он говорит, кажется, то же, что — по моему мнению — сказал Аввакум, когда, взирая прозорливыми очами, назвал Деву горою приосененною (Авв. 3:3), как бы изображая силу Духа, Ее осеняющую, и неизреченную скинию, в Ней самодействующую способом воплощения, по которому в утробе Девы, свободной от страстей и чистой от всякой вещественной привязанности, воздвиг нерукотворенный храм тела (Спасителя), как видно из последующего.

Посему рождаемое будет свято и наречется Сын Божий: тот предвечный Младенец, который от Святого Духа, чрез Святого Отца, непостижимо образовался, поистине будет Святым и назовется Сыном Всевышнего, как Слово, совечное Всевышнему. Таким образом ясно показано Деве, — кто, от кого и каким образом зачался в Её чреве, — показано и то, что имеющий родиться от Неё будет Сын Божий.

Но чтобы яснее и точнее показать силу своих слов, Ангел указывает на зачатие Елисаветы, как бы так говоря: кто мог разрешить (неплодную) утробу в старости, сверх чаяния, тот, без сомнения, может сделать и Деву чревоносящею. Потом присоединяет: потому что нет ничего невозможного для Бога (Лк. 1:37). Дева, услышав это, особенно же будучи озарена в уме светом обитающего в Ней и проникнута радостию о благовестии, совершенно успокоилась и, как Писание говорит о Давиде, явилась радостною в душе с красотою очей; потому что радовалась чуду и приняла приветствие с удовольствием. Да и сказанное Ей исполнено было неизреченной радости. Гавриил весьма удобно и весьма ясно убедил Деву принять чудо, сказав: нет ничего невозможного для Бога.

Но что говорит Евангелие? Мария же сказала: Се раба Господня; да будет мне по слову Твоему (Лк. 1:38). Видишь ли разум Её? видишь ли превосходство скромности, облекающей Её? Узнав о зачатии и рождении от Неё, также о том, кто родится и чьим будет Сыном, как Он назовется и чей займет престол, над кем будет царствовать; наконец узнав и то, что имеющий от Неё родиться никогда не будет без царства, — Она ответила радостным гласом: се раба Господня; да будет Мне по слову твоему. Очевидно, Она выразила этими словами следующее: вот, Я в готовности, и препятствия не будет никакого: душа Моя желает, чрево Мое достойно, ибо оно неприкосновенно и сберегается для одного Создателя. Се раба Господня, беспрекословная к повиновению, способная к служению и готовая к принятию; да будет Мне по слову Твоему. После того, как ты все возвестил Мне, как дóлжно, оно ознаменовалось радостию и славою вышнею. Се раба Господня; да будет Мне по слову твоему. Какое неизреченное смотрение! Какая благодать! И еще более, какая вечная воля и предведение! Поистине, Дух Святой вселился в Деву и сила Всевышнего осенила Ее, по предопределенному совету и предведению Божию.

И отошел от Нее Ангел — сказано (Лк. 1:38) — то есть, по исполнении порученного ему дела. Отошел Ангел, но Господь не отступил от Нее. Тот ограничен, хотя и бестелесен, — а этот неограничен, хотя в теле и во чреве Девы; тот возвестил грядущего, рождаемого от Девы, для спасения людей; а этот, прияв существо наше, преобразил в Себя, возвратив природе нашей образ Божий и первое достоинство, непослушанием прародителей потерянное, и после сего воссел на небесах, превыше всякого начальства, и власти, и силы, и всякого имени, каким именуются в нынешнем веке и в будущем (Ефес. 1:21–22). Ему слава, держава, честь и поклонение, со безначальным Отцом и с пресвятым животворящим Духом, ныне, и всегда, и во веки веков. Аминь.


Печатается по изданию: Избранныя слова святых отцев в честь и славу Пресвятой Богородицы. — Изданiе Русского на Аѳоне Пантелеимонова Монастыря. — СПб.: В Типографiи А. И. Траншеля, 1869. — С. 96–114.


Слово на Рождество Пресвятой Богородицы

Нынешний праздник есть для нас начало праздников. Служа пределом закону и прообразованиям, он вместе служит дверью к благодати и истине. Возвещая славу девства, настоящий богоблагодатный день предлагает всей твари общую радость. Дерзайте, говорит он, се праздник рождества Девы, и с ним обновление человеческого рода. Дева рождается и готовится быть материю Царя всех — Бога. Дева становится посредницею между величием Божества и ничтожеством плоти.

Да веселится же ныне вся тварь, да торжествует вся природа. Да возрадуется небо свыше, и облацы да кропят правду (Ис. 45,8), да искапают горы сладость (Ам. 9,13), да отрыгнут холми веселие, яко помилова Бог люди своя (Ис. 49,13), и воздвиже рог спасения нам в дому Давида отрока своего (Лк. 1,69) — пренепорочную и непричастную мужу Деву, из которой родился Христос, чаяние и спасение языков. Да ликует ныне всякая благодарная душа и воззовет всю тварь на свое обновление и воссоздание. Ныне Создателю всего устроился созданный храм, и творение уготовляется в новое Божественное жилище Творцу. Ныне изгнанная из страны блаженства природа наша восприемлет начало обожения и персть стремится вознестись к высочайшей славе. Ныне Адам приносит от нас и за нас начатки Богу — Марию, в которой новый Адам бессеменно делается хлебом для восстановления человеческого рода. Ныне отверзается великое недро девства и церковь, по образу брачной, украшается чистым бисером истинной непорочности. Ныне сыны человеческие приемлют первобытный дар образа и подобия Божия: благолепие красоты, помраченное безобразием греха, возвращается человеку чрез союз природы человеческой с рожденною Материю красною добротою (Пс. 44,3), — и человек приемлет прежний богосозданный и богоподобный вид. Ныне неплодная, сверх ожидания, становится материю и родив Родившую без мужа, освящает естественное рождение. Ныне, по пророчеству, отрасль Давидова произросла из прозябшего жезла Ааронова, дабы возрастить нам жезл силы Христа. Ныне от Иуды и Давида происходит Дева Отроковица, изображая собою царское и священническое достоинство Того, Кто принял на Себя священство Аарона по чину Мельхиседекову (Евр. 7,15). Ныне благодать возвысила в достоинстве таинственный ефод Божественного священства, соделав оный из ткани царственного семени. Кратко сказать, ныне начинается восстановление природы нашей, и обветшавший мир, принимая Богоприличное образование, получает начало второго божественного творения.

Человек первоначально создан был совершенным: но природа его утратила прирожденное ей достоинство, лишившись благодати чрез грех преслушания. За это мы и были изгнаны из страны жизни и вместо райских наслаждений получили жизнь временную, как родовое наследие, а с нею смерть и растление рода нашего. Все возлюбили землю и стали предпочитать ее небу, так что не оставалось никакой надежды на спасение, кроме высшей помощи. Ни естественный, ни писанный закон, ни пламенные вещания пророков не сильны были уврачевать болезнь. Никто не знал, как исправить природу человеческую, и посредством чего удобнее было бы возвести ее к первому совершенству, доколе Творец не благоволил как бы снова создать стройный и прекрасный мир, уничтожить издревле вторгшуюся силу греха, породившего смерть, и даровать нам дивную, свободную и совершенно бесстрастную жизнь, чрез воссоздание наше в крещении божественного рождения. Но как сообщилось бы нам это великое и преславное благо, столь сообразное с законами Божественными, если бы Бог не явился нам во плоти, не подвергся законам природы и не благоволил вселиться и пожить с нами ведомым Ему образом. А как все это могло бы придти в исполнение, если бы прежде не послужила таинству чистая и непорочная Дева, которая вместила бы во утробе своей невместимого, по закону превышающему все законы естества? И могла ли послужить для сего таинства какая–либо другая дева, кроме той единой, которая прежде всех родов избрана была Творцом природы? Эта Дева есть Богородица Мария, Богопрославленная, из утробы коей изшел с плотию Пребожественный, и которую Сам Он устроил чудным для Себя храмом. Она зачала бессеменно и родила неистленно, потому что Сын ее был Бог, хотя и родился плотски, без смешения и болезней. Эта Матерь, поистине, не познала болезней рождения, свойственных рождающим и дивно питала млеком Сына, рожденного без мужа. Дева, родив бессеменно зачатого, пребыла непорочною девою. Посему непреложно эта Дева именуется Богородицею: девство Ее чтится и рождение ублажается. Бог, соединясь с человеками и являясь во плоти, дарует Матери Деве собственную Свою славу. Женское естество вдруг освобождается от первой клятвы, и как первое ввело грех, так первое же начинает спасение.

Кто же эта Дева и от каких родителей произошла? Скажем об этом кратко, воспомянув, по возможности, то, что повествуется о ней. Мария, слава всех, родилась от племени Давидова, а от семени Иоакима: Она происходила от Евы, а была чадом Анны. Иоаким был муж благочестивый, воспитанный в законе Божием, живя целомудренно и ходя пред Богом, он, впрочем, состарился бездетным. Равно и Анна была жена боголюбивая, жившая с мужем своим во всякой чистоте, но она оставалась бесплодною. Признавая первым и единственным долгом своим чтить заповеди Господни, Анна, однако же, ежедневно уязвлялась жалом бесчадства, печалилась и скорбела, нося поношение бесчадства. Так Иоаким и Анна сетовали о том, что не имели преемника рода своего, тем не менее искра надежды еще не погасала в них совершенно: оба они воссылали молитву к Богу о даровании им чада для продолжения семени их, — оба подражая услышанной некогда молитве Анны (1 Цар. 1,10), не отходили от храма, усердно прося Бога, дабы Он даровал плод бесчадным. И не оставляли они своих усилий, пока не получили желаемого. Действительно, Податель даров не презрел дара упования. Неумедляющая сила скоро предстала на помощь к изливавшим умиленные и горькие слезы пред Богом и состарившуюся чету соделала способною к произращению плода. Таким образом, от неплодных и иссохших родителей, как бы от орошенных дерев, произрос для нас преславный плод — пренепорочная Дева. Узы неплодства разрешились: молитва сверх ожидания оказалась плодоносною, бесчадная родила чадо, бездетная соделалась счастливейшею материю. Поелику же произрастившая из утробы своей клас нетления произошла от неплодной матери, то родители в первом цвете Ее возраста привели Ее во храм и посвятили Богу. Совершавший тогда чреду служения священник, узрев лик дев, предшествовавших и последовавших Деве, возрадовался и возвеселился, видя как бы действительное исполнение Божественных обетований. Он посвятил сию Деву Богу, как честный дар, как некую благоприятнейшую жертву, и, как великую сокровищницу спасения, укрыл Ее в самых внутренних частях храма. Здесь Отроковица ходила в оправданиях Господних, как в брачных чертогах, питаясь небесною пищею до времени обручения, которое было предопределено прежде всех веков Тем, Кто, по неизреченному милосердию, родился из Неё, и Тем, Кто прежде времени и пространства божественно родил Его, и вместе соестественным сопрестольным и спокланяемым Духом Его, а это и есть едино Божество нераздельное и неизменное и ни в чем не различное, кроме личных свойств. Итак, родившееся от Девы научило нас веровать во Святую Троицу: безначальное Слово — Сын устроил в Деве Свое воплощение, родивший Отец благоволил сие воплощение от Отроковицы, Дух Святой осенил и освятил утробу непостижимо заченшей.

Люди Божии, собрание священное! Почтим память богоотцов, возвеличим силу таинства. Каждый из нас, по данной ему благодати, да принесет достойный дар настоящему торжеству. Родители — благочадие, неплодные — неплодство греха. Если кто из вас отец, пусть подражает отцу Пресвятой Девы. Мать, питающая чад своих, пусть радуется вместе с Анною, воспитавшею чадо, дарованное ей по молитве. Лишенная благословенного плода, пусть приходит с верою к отрасли прозябшей от Анны, и ветвь неплодия оплодотворится. Дева, непорочно живущая, пусть будет материю слова, украшая словом благолепие души. Вкупе богат и убог, юноши и девы, старцы с юношами (Пс. 48:3; 148:12), да торжествуем в честь Отроковицы Матери Христа Бога. Поспешим за текущими девами, внидем во святые святых. Там зреет благоуханнейший цвет, там Бог уготовал чертог для Отроковицы. Посему–то девы — ближние Ее ликовствуют, предустрояя будущее: посему–то дщери Сионовы идут за Нею, как за царицею. Храм отверз священные врата, дабы восприять всецарственную славу, святое святых открылось, дабы заключить в свои недоступные недра Пресвятую Матерь Всесвятого. Там уготована для Девы пища чудная, небесные яства предлагает Ей Тот, Кто сам вскоре имел питаться млеком Ея. Питателем Отроковицы был Дух Святой до того времени, когда потомок Давида — Иосиф обручил себе Дщерь Давидову, и Она восприяла глас Гавриила вместо семени, после чего быв непричастна браку, явилась имущею во чреве и родила Сына, не потеряв девства, поелику Родившийся от Нее сохранил и по рождении невредимыми знамения девства. Он есть Христос Иисус, истинный Бог. Ему слава честь и поклонение со Отцем и Святым Духом, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Сокращено. Приб. к Церк. Вед. 1897 г. № 36.

Слово на Успение Пресвятой Владычицы нашей Богородицы

Когда–то мы возвеличили девственную скинию Богоматери, ныне же воспоем песнь погребальную. И пусть никто не упрекает меня за то, что принялся за дело, превышающее мои силы, ибо я составил это слово со смирением, по данному мною обещанию. Пусть также никто не удивляется, если слово будет заключать в себе нечто, известное лишь немногим. Итак, предстал ко гробу Божией Матери бесчисленный лик богоносцев; и все чины премирных Сил, невидимо слетев с высоты, собрались к дивному зрелищу. Богодухновенные души святых, которых книга Песнь Песней в духовном смысле именует девами (Песн. 1:2), были там же, составляя лики вокруг одра, — ибо прилично было, чтобы боговидные души усопших присутствовали при Царице естества, предваряли Ее исхождение, сопровождали Ее торжественным шествием и пели исходные песни.

Открыто лежало световидное и вместившее всю полноту Богоначального Слова тело Богородицы, которое, быв зримо на одре, объяло всю тварь благоуханием мира.

Избранные из богомудрых причастники Святого Духа, от преизобильной радости о богосладостном утешении, начали попеременно петь вдохновенные погребальные песнопения. Однако песни эти не были составлены ими: их научил произносить и давал слышать Дух Святой. Все, что говорили и слушали песнословившие, несравненно превосходя наше земное искусство, ничем не отличалось от звуков Ангелов, торжествующих на Небесах. Их высоту, глубину и бесконечную красоту описывать не нам, никогда не вкушавшим такой сладости: скорее, мы должны почтить их молчанием, как превосходящие наше разумение. Мы приступим только к тому, в чем и успех приятен, и погрешность не опасна, что не огорчит книжного, и не будет затруднительно для неведущего…

Такой конец положил Бог заветам с нами. Это — венец Божественных пророчеств, это — неизреченный Совет предвечного попечения о человеке. Это — благонаписанный образ Божественного первообраза, опора всякого восхождения к Божественному, Святейшая Скиния Творца всех, богоприятная Чаша премудрости, чистая Сокровищница жизни, неисчерпаемый Источник Божественных просвещений, непоколебимая Держава, — поскольку не была обладаема страстями Та, Которая превосходит всех чистотой. Воистину Она соделалась как бы жилищем всех чудес, бывших доселе, а последнее из них — празднуемое ныне событие (хотя все было предопределено прежде всякого времени, и, конечно, в Божественном совете каждому из нас давно назначен конец жизни).

Никто из земнородных не в состоянии постигнуть совершающееся ныне таинство. Как разорваны узы, связанные преступлением? Как разрушено умершим ранее Христом тление, посеянное прегрешением? Как избавлена от осуждения на смерть природа, получившая бессмертие?

О, дивная мена! О, божественная торговля! Когда–то преслушанием природа родила добровольно смерть; она же послушанием родила Отъявшего смерть. Вот — неистощимый Источник бессмертия. Придите, умерщвленные, почерпните! Вот — вечные реки Жизни: придите все, станьте бессмертными!

О, Дщерь Адамова и Матерь Божия! О, безмужняя Матерь и детородящая Дева! О, Создание временно Созданного в Тебе и не отступившего от Своей незримости! О Тебе пели все провозвестники Духа.

Первый Моисей, увидев Тебя — Купину, сказал: мимошед увижду видение великое сие (Исх. 3:3). О Тебе Богоотец Давид молил Христа, говоря: воскресни, Господи, Ты и Кивот святыни Твоея (Пс. 131:8). О Тебе же он пел, предобразуя исход Твой: лицу Твоему помолятся богатии людстии: ибо вот, говорит, вся слава Дщере Царевы внутрь: рясны златыми одеяна и преиспещрена (Пс. 44:13–14). Предызображая Тебя, святая книга Песнь Песней таинственно указала: Кто Сия, восходящая от пустыни, яко стебло дыма, кадящее смирну и ливан от всех благовоний мироварца (Песн. 3:6). О Тебе опять преднаписала та же книга: се одр Соломонь… столпы его сотвори сребряны, и восклонение его злато; восход его багрян, внутрь его камение постлано, любовь от дщерей иерусалимских (Песн. 3:7–10); и еще: дщери Сиони, изыдите и видите в царе Соломоне, в венце, имже венча его мати его, в день обручения его, и в день веселия сердца его… видеша Ю дщери и ублажиша Ю, царицы и наложницы, и восхвалиша Ю: ибо воня риз Ее паче всех аромат (Песн. 3:11; 6:8; 4:10). Провидя Тебя, Исаия боговдохновенно воскликнул: се, Дева во чреве зачнет — будет Корень Иессеов; и изыдет Жезл из Корене Иессеова, и Цвет от Корене его взыдет (Ис. 7:14; 11:10, 1). Ради Тебя великий Иезекииль предсказал: Сия Врата к востоку заключенна будут, и никто же пройдет ими: яко Господь Бог внидет ими, и будут заключенна (Иез. 44:1–2). И муж желаний пророчески назвал Тебя Горою, говоря: и Камень без рук отторжеся от Горы (Дан. 2:34) — отломлен, а не отсечен; отнят, но не разделен, то есть, восприятием нашего человечества.

Ты — то величественное дело страшного домостроительства, в которое желают Ангели приникнути (1 Пет. 1:12). Ты — прекраснейшее жилище сошедшего к нам Бога, Ты — земля, воистину желанная: ибо Царь славы возжелал красоты Твоей, и возлюбил (Прем. 8:2, 5) богатство Твоего девства и, вселившись в Тебя, с нами обитал (Ин. 1:14), и через Тебя примирил нас с Богом и Отцом. Ты — Сокровище тайны сокровенной от веков (Еф. 3:9). Ты — воистину живая Книга духовного Слова, без слова написанного в Тебе животворящею тростью Святого Духа, Ты одна — воистину написанная Богом Книга Нового Завета, который Бог прежде заключил с людьми. Ты — колесница Божия тьмочисленная, приведшая Воплощенному тысячи управляемых Им. Ты — Гора Сион: гора тучная, гора усыренная, юже благоволи Бог жити в ней (Пс. 67:16–17).

О, Божественный Храм и земной Человек! Столп мертвый и Столп животворящий, не плотского Израиля световодящий, но наставляющий духовного Израиля Божественным Светом к истинному знанию! Всесветлое облако и гора приосененная (Авв. 3:3), не неблагодарный израильский народ осенявшая — но избранных людей Божиих озарявшая Твоими Матерними свещами. Девственная Земля, из которой вышел Адам новый — но древнейший ветхого! Какой гроб сокроет Тебя? Какая земля примет Тебя, чистотою превзошедшую естество Неба и земли? Какие ароматы изольются на тело Твое благовонное, непорочное, источающее нетление, спасение?..

Ты воистину вся добра еси, и порока несть в Тебе (Песн. 4:7). Ты — новая мирохранительница неистощимого мира, Ты — курение умных ароматов, Ты — Цвет нетления, Земля, приносящая благовония, живоносный Ковчег, световидный светильник, боготканная порфира, царское одеяние, богоиспещренная риза, златовидная одежда, высокий трон, врата, превышающие Небеса небес, Царица всего рода человеческого, Которая выше всего, кроме Единого Бога. Какие руки погребут Тебя? В каких объятиях понесем мы Носившую Невместимого? Какую надгробную молитву сотворим над Тобою? Какими песнями воспоем исход Твой? Какими словами выскажем величия бывшия о Тебе?.. Взамен этого возгласим только: «Блаженна Ты в женах и в роды родов! Благословенна Ты на Небесах и прославлена на земле! Всякий славит Тебя со благодарением, исповедуя Матерью жизни. Вся земля исполнилась славы Твоей, все освятилось миром благоухания Твоего…

Благодаря Тебе переменились на радость скорби праматери. Благодаря Тебе поют с нами все Ангелы: слава в вышних, мир на земле!

Гроб не может держать Тебя: ибо то, что погибает и разрушается, не помрачает владычнего тела. Ад не может владеть Тобою: ибо царской души не касаются рабы.

Так отыди в мире, преселись от сотворенных жилищ, молись ко Господу за всю тварь! Пока Ты жила с людьми — Тебя имела малая часть земли; а с тех пор, как Ты покинула землю — весь мир имеет Тебя общим умилостивлением.

Радуйся неизреченной радостью в Вечном свете: там — истинная Жизнь, всесветлое Царство, необъятный лик Ангелов. Наслаждайся же добротами Сына Твоего, неистощимой радостью, нестареющим блаженством! Там — потоки вечной сладости, источники вечной Жизни. Там — предел всего, на что уповали и уповают; там — последний конец, далее которого нет ничего. Там поклоняются Отцу, славят Сына и воспевают Святого Духа — нераздельное Существо Единого в Троице Божества.

Это, да и более превосходное, говорили и пели тогда богодухновенные мужи. Я же (земля, пепел и тление) не знаю, что и сказать больше. Я верю, что Матерь Слова примет и это краткое слово и подаст то, что мы достойны принять: ибо Всесвятая, как Многодаровитая, любит и за самое малое воздавать великим.

Вас же, светлейшее собрание, призываю к окончанию слова: придите и воспоем погребальные песни, торжественно шествуя пред девственном телом, и посильными почестями увенчаем Ту, Которая дала начало празднику!

Но — для большего торжества — да явится ныне все собрание Небесных и земных, и да исполнит со мною исходную песнь и погребальную хвалу! Начнем же их так: «Отошел стан Божий от шатров кидарских к невещественным скиниям! Поднялось наддверие небесных врат, чтобы принять, в царском величии, в Небесное Царство — Пренебесную дверь Божию. В белом одеянии примите Ее, Ангелы! Хвалите, Небеса! Славьте, земнородные, и восклицайте: Град Бога, Царя великаго! (Пс. 47:1-3). Скачи, земля, возвести славу Девы, чудеса погребения: как Она перенесена, чтобы был в чести пустой гроб. Собери, о, Иудея, сынов твоих, проповедуй произошедшую от Иуды Царицу. Дерзай, не бойся, празднуй праздники твои, Иерусалим, — воспой Давидски, ясно возгласи: во исходе Израилеве от Египта (Пс. 113:1). Матерь Сион, избранная Богом, — воспой погребальное, но не рыдай в отчаянной скорби: ибо радостно, а не плачевно торжество настоящего дня!

Гефсимания! — прими новую Царицу; изнеси потребное для погребения, убери гроб благовониями! Твердо охраняй святыню, ибо она будет общим для Ангелов и человеков поклоняемым Стяжанием. Поведай последующим поколениям о преставлении, уступая (отдавая) дух Богоматери высшим духам, нам же раздавая освящение из Ее тела, как из вечного Источника.

Стечемся к Богородице все вместе: лики отцов и патриархов, духи пророков и чины иереев, собор мучеников, души праведных, ряды преподобных, всякое достоинство и возраст, цари и владыки, начальники и подначальные! Юноши и девы, старцы с юнотами, воспойте! (Пс. 148:12). Скажите Матери Божией: как блажен дом Давида, из чрева которого произросла Ты, Богоматерь! Матери и девы, прославьте единую Матерь и Приснодеву! — Невесты, предварите Неневестную и Нетленную, единую без болезней Рождшую Непостижимого! Неплодные и вдовицы, восплещите Непознавшей мужа и Отменившей законы неплодия! Ликуйте, девы, предшествуя нетленному чадорождению! Благословите, народы, ублажайте, языки; пойте Матери Божией, все колена земли, — величайте Ее с пением и кимвалами! Возьми, Мариам, тимпан и выйди пред девами! Подвигни лиру, Давид, возвысь голос и воспой Царицу Твою! Созови дев, собери хор поющих: пусть текут они за одром и перед одром. Вот — новый Кивот славы Божией, в Котором стамна златая, и жезл Ааронов прозябший, и скрижали завета (Евр. 9:4). Вот — Глава, о Которой возглашали прорицания пророков (Ис. 7:8). Вот — Лествица, Которую узрел причастный Божественным тайнам Иаков: около Нее он видел Ангелов Божиих восходящих. Вот — Дверь небесная, о Которой он сказал: яко страшно место сие: несть сие, но Дом Божий, и сия Врата небесная (Быт. 28:17).

Уже не лежит более на Израиле ярмо законного рабства, ибо Сам Христос подписал нам свободу, даровав служение в Духе, — и подписал, как на хартии, на Теле, которое из Богоматери. Прошедший Небеса (Евр. 4:14) Великий Первосвященник — Христос как бы во храме, всегда таинственно входя в девственное святилище ради нас, жрет и жрется, и, святя Себя за нас, освящает святящих Его.

Таковы таинства Твоего премирного Успения, Богородице! Таковы надгробные песни священного изнесения Богородительной Твоей скинии!

Вот — составленное нами краткое слово Тебе. Если в нем есть что–либо, достойное Твоего величия, — благодарю за это Тебя, давшую и принявшую усердие! Если же песнь сия окажется ниже достоинства, — Ты Сама яви снисхождение и сострадание во имя близости к Сыну Своему и Промыслителю о всем. Слово же это мы составили посильно для Тебя, Всеблаженная Богородица, Твоими Богодерзновенными молитвами, — будучи научены о тайнах Твоих. Но кто даст нам глас и силу слова, соответственные высоте и величию преславных помышлений о Тебе?

О, Владычице всех человеков, Подательница жизни, Святая святых и всякой святыни, Поборница возложивших надежды на Тебя! Прими эти хвалы от нас, получивших, благодаря Тебе, свет Истины!

Нам же, славящим Тебя, Богородица, за это малое приношение воздай Твоими молитвами к Сыну Твоему и нашему Владыке, Царю и Господу, — они для нас дороже и светлее многоценного богатства. Через такое молебное прошение мы, и согрешая, будем помилованы Богом, и, живя добродетельно, получим полезнейшее; через него оружие варваров будем считать стрелами младенцев, — ведь молитвами Твоими совершается всякое христианское блого и достигается уподобление Богу.

Вот, возлюбленный, — изъяснение таинства, хотя и далеко не оправдывающее надежды, однако не имеющее недостатка в усердии с нашей стороны. Высшего же и таинственнейшего ты мог бы искать у Слова, ради тебя истощившегося, и принявшего плоть, и соединившегося с тобою по человеколюбию, дабы Духом обожить всего тебя и заменить худшее лучшим, возвысить тебя от земли с Собою и устроить в отеческих седалищах.

К ним ты и восходи всегда жизнью и чистым созерцанием, поучаясь в Божественных словах и нравах. Но при этом, насколько можно, видя Бога и видимый Им, старайся, чтобы Он являлся тебе в молниях непрестанного созерцания и в восхождениях в добродетели, дабы ты был совершен в них, взойдя в мужа совершенна, в меру возраста исполнения Христова (Еф. 4:13). Ему слава и держава во веки веков. Аминь.


Источник: Печатается по: Церковная проповедь на двунадесятые праздники: Слова, беседы и поучения святых отцов и учителей Церкви Сост. П. Смирнов. Киев, 1904. С.482–488. Издательство Московской Патриархии, 1999.


Слово на Всеславное Воздвижение Креста

Мы славим Крест, и вся Церковь наполняется блеском славы. Мы славим Крест, и лице всея вселенныя озаряется сиянием радости. Мы славим Крест, и рассеивается мрак и разливается свет. Мы славим Крест, и с Распятым возносимся, дабы, оставив долу землю вместе с грехом, стяжать небо и небесное. Крест воздвигается, и шумные клики демонов умолкают. Крест воздвигается, и вражеская сила сатаны, пораженная, падает и сокрушается. Крест воздвигается, и все верующие стекаются. Крест воздвигается, и грады торжествуют и народы совершают празднество. Так, одно воспоминание Креста уже возбуждает к животворной радости и облегчает тягостную скорбь.

Сколь же важно видеть самый образ Креста? Воззрение на Крест вдыхает мужество и изгоняет страх. Так важно стяжание Креста! Кто стяжал Крест, тот стяжал сокровище. Вы, может быть, думаете, что я под сокровищем разумею золото, или маргариты и драгоценные камни Индии, чем прельщаются люди плотские, преданные суетности? Нет. Лучшее и драгоценнейшее из всех сокровищ, и по имени и по качеству, по всей справедливости есть, по мнению моему, Крест, на котором, чрез который и в котором утверждено и воздвигнуто здание нашего спасения. Если бы не было Креста, то и Христос не был бы распят. Если бы не было Креста, то и Жизнь не была бы пригвождена к древу. А если бы Жизнь не была пригвождена, то но истекли бы из ребра потоки бессмертия — кровь и вода, очищающия мир, рукописание греха не было бы раздрано, нам не была бы дарована свобода, мы не стали бы наслаждаться древом жизни, не отверзся бы для нас рай, пламенное, обращающееся оружие не отступило бы от Едема, и разбойник не сделался бы обитателем рая.

Что я говорю? Если бы не было Креста, то и Христос не был бы на земле. А если бы не был Христос на земле, то не было бы и Девы, и второго рождения Христова, Бог не вочеловечился бы, не было бы ни Младенца, ни яслей, ни пелен, ни обрезания осмодневного, ни воскормления, ни послушания родителям, ни возрастания телесного, ни явления в мире; не было бы ни крещения, ни чудес, ни Иуды предателя, ни судии Пилата, ни толпы Иудеев, с воплем требующей распять Неповинного. Если бы не было Креста, смерть не была бы попрана, ад не был бы опустошен, и враждебный змий не был бы умерщвлен. Посему Крест — великое и драгоценное стяжание! Великое потому, что чрез него явлены великие благодеяния, тем более великие, что чудеса и страдания Христовы одержали победу над всею вселенною. Драгоценное, поелику Крест служит знамением страданий Христа и Его победы. Страданий: ибо Он добровольно вкусил на нем смерть. Победы: ибо им поражен диавол, побеждена смерть, вереи адовы сокрушены, и Крест соделался общим спасением для всего мира.

Крест — надежда христиан, спаситель отчаянных, пристанище обуреваемых, врач немощных, изгонитель страстей, податель здравия, жизнь погибающим, законоположник благочеcтия, обуздатель нечестивого злохуления. Крест — оружие против врагов, скипетр царствия, диадима красоты, закон неписьменный, образ неначертанный, жезл силы, твердыня веры, подпора старости, путеводитель слепых, свет для седящих во тьме, наставник невеждам, учитель юношам, приставник отрокам, пестун младенцам, попратель греха, вестник покаяния, глашатай правды. Крест — лествица на небо, стезя к добродетели, залог жизни, смерть для смерти, отражение тления, угашение огня, дерзновение к Богу, ключ к небесному царствию. Крест — страж в нощи, крепость во дни, руководитель во мраке, обуздатель в радости, одушевитель в печали, ходатай, умилостивитель, примиритель, поборник, защитник, покровитель. Крест — помощник в искушениях, хранитель в опасностях, утешитель в скорбях, предстатель в нуждах, кормчий на море, отрада в несчастиях. Крест — охранитель спящих, бодрствователь с бдящими, сотрудник трудящимся. Крест сила бессильным, покой обремененным, пища алчущим, подкрепитель постников, советник подвижникам, одеяние нагим, спутник странникам.

Крест — укротитель богатых, промыслитель о бедных, заступник вдовиц, покровитель и питатель сирот. Крест — честь правителей, крепость Владык, победа вождей, печать девства, союз супружества. Крест — хранитель градов, оградитель жилищ, посредник друзей, отмститель врагам, противник супостатам, преследователь язычников, оборонитель от варваров, блюститель тишины. Крест — царь любви, умиритель мира, союз твари, определитель границ любви — высотою неба, глубиною земли, длиною и широтою вселенной. Кратко сказать: Крест — глава страданий Христовых, венец совершившихся для нас чудес.

Посему–то Крест и именуется славою Христовою и высотою Христовою. Посему–то он и почитается чашею вожделенною и совокупностию страданий Христовых, за нас претерпенных. А что Крест составляет славу Христову, послушай о сем самого Христа. Он говорит: Ныне прославися Сын человеческий, и Бог прославися, о Нем, и абие прославит Его (Ин. 13:31). Также: прослави Мя Ты, Отче, у Тебе самого славою, юже имех у Тебе, прежде мир не бысть (17:5). И еще: Отче, прослави имя Твое. Прииде же глас с небесе: и прославих, и паки прославлю (12:28). Здесь Христос говорит о той славе, которая сопровождала Его Крест, — т. е. о смятении тогда стихий, и сострадании природы. Ибо надлежало, чтобы твари сострадали Творцу. А что Крест составляет и высоту Христову, слушай, что сказал Христос: Аще Аз вознесен буду от земли, вся привлеку к Себе (12:32); и в другом случае: Якоже Моисей вознесе змию в пустыни, тако подобает вознестися Сыну человеческому. Для чего? Да всяк веруяй в Него не погибнет, но имать живот вечный. (3:14.15). Видишь ли, что Крест составляет славу и высоту Христову?

Желаешь ли знать, что такое слава, и что такое высота Христова? Внимай, что говорит Давид: Вознесися на небеса, Боже, и по всей земли слава Твоя (Пс. 107:6). И опять Исаия, от лица Христова: ныне воскресну, глаголет Господь, ныне вознесуся, ныне прославлюся (Ис.35:10). И так поелику слава состоит в высоте; то и Христос, вознесшись на Крест, прославляется. Если же Крест Христов составляет славу; то и в настоящий день воздвигается Крест для того, чтобы Христос прославился. Не Христос возвышается, чтобы славился Крест, но воздвигается Крест, дабы прославился Христос. А Христос прославляется, дабы нас вознести с собою. Посему когда воздвигается Крест, тогда с ним совозвышается и дух благочестивых. Прославляется Христос, и с Ним прославляются славящие Его. Воздвигается Крест, и попирается гордыня демонская. Прославляется Христос, и древнезлобный змий посрамляется. Воздвигается Крест, и восставляет падших. Прославляется Христос, и изглаждает стыд поверженных грехом. Воздвигается Крест, и падают идолы. Прославляется Христос, и уничижается диавол. Воздвигается Крест не потому только, что Христос был вознесен на нем, но и потому, что, быв обретен, обличил безумие Иудеев.

А когда и как обретен Крест? — При Императорах, веровавших во Христа; впрочем не так он обретен, как если бы кто–нибудь нарочно приготовил Крест, чтобы обмануть народ одним правдоподобием, но обретен силою Божественною и безыскуственною, единственно силою и твердостию веры. Ибо Крест — сокровище Божие. Когда Господь жизни и смерти, спустя три дня после крестной смерти, воскрес: тогда Иудеи, уязвляясь стрелами зависти и одержася страхом (чтобы какие–либо из досточтимых и священных орудий страданий Христовых, сохранившись, не соделались орудиями отмщения Иудеям и защиты для христиан), зарыли в землю, и таким образом скрыли сокровище — т. е. Крест, и все прочие орудия крестные, как то: гвозди, копие и надпись, написанную Пилатом и положенную на Кресте. Но когда Бог вручил христианам Царские скипетры и всю власть над Римлянами, в сие именно время Ему было угодно открыть Крест чрез жену благочестивую, жену Царицу, жену украшавшуюся царскою мудростию, благоволил открыть в царствование Сына ея над христианами без всяких усилий человеческих, умудрив жену (скажем так) Божественным своим Богомудрием, дабы она, пользуясь частию царским величием, частию силою слова, свойственною царственной особе, употребила все, что только могло подвигнуть непреклонное сердце Иудеев. И вот, всемирное сокровище не долго сокрывалось от Царицы искавшей оного без всякого отлагательства. Рука Божия скоро подала ей дар свой, т. е. тот самый Крест Господень, который ныне воздвигается для целой вселенной; а вместе с оным вручила и прочие орудия, коими совершилось блаженное и спасительное для мира страдание. Посему–то мы ныне и торжествуем, посему и празднуем, что в настоящий день обретена давно сокрытая святыня; что сие утаенное сокровище, быв извлечено из земли, возсияло как злато; что августейшее знамя царства Христова, прежде закопанное, произникло на свет; что буря демонская утихла при появлении Креста; что меч против врагов, меч самокованный, возблистал из тьмы; что Церковь восприяла свое украшение; что обладающая сокровищами нашла потерянную драхму; это — Крест Христов, знамение Господне, оружие спасения, держава Царская, трофей победы, посредник между небом и землею, твердый союз верующих, слава Апостолов, зерцало Пророков, венец Мучеников, залог покланяющихся Христу.

С тех пор, как существует Крест Христов, Христу приносится поклонение. Со времени Креста Христова мы познали Сына Божия. Со времени Креста Христова мы чтим Сына со Отцом. Со времени Креста Христова обряды Иудейские упразднились, язычество пало, христианство возвеличилось, воздух освятился, мы освободились от кровавых жертв, соделавшись участниками в бескровном жертвоприношении. Со времени Креста Христова рассеялось демонское зловоние, и мы стали обонять духовную воню мира излиянного (Песн. 1:2). Со времени Креста Христова обратились в ничто баснословные родословия богов. Со времени Креста Христова мы исповедуем таинство Богорождения Иисусова по человечеству. Со времени Креста Христова мы познаем безначальное Начало, происходящее из Начала предвечного. Со времени Креста Христова мы научены веровать в Отца и Сына и Святого Духа, и отвергли пагубный и суетный бред языческого многобожия. Со времени Креста Христова мы отгнали от себя тени предзнаменательных образов и примирились с светом истины благодатию. Со времени Креста Христова смерть презирается, истуканы сокрушены, заклания животных в жертву прекратились, демоны прогнаны, идольские капища разрушены до основания. Повсюду Церкви, алтари, песнопения, всенощные бдения; повсюду богословие, совершение крещения, единодушие верующих, познание Писаний, презрение к земному, стяжание небесных благ, общение с Богом. Но для чего много говорить? Со времени Креста Христова люди сожительствуют с Ангелами, небо отверсто для земнородных, и Бог присутствует и вселяется между человеками.

О Кресте, Христова и наша многоименитая похвала! О древо благознаменитое, на котором Христос распростерся! Лоза бессмертия, из которой Христос–виноград, источил для нас жизнодательное питие! О Кресте, коим изглаждено рукописание греха, и начертан завет свободы! О Кресте — сокровище неисчисленных благ, путеводитель к раю, ключарь царствия, разрешитель грехов, дарователь побед. Христос, распятый на тебе, соделал тебя древом жизни. Христос, пригвожденный к тебе, соделал тебя лествицею, ведущею к небесам. Христос, повешенный на тебе, явил тебя ходатаем благословения. Христос, распростертый на тебе, разрешил узы скованных грехом. Христос, добровольно вознесенный на тебя, совознес с собою мир. Христос, вознесенный на тебя ради нас, совлек медного змия, вознесенного на знамя. Нет более медного змия, который чрез одно воззрение на него, исцелял язвы уязвленных змиями. Нет уже более змия стерегущего пяту при пути (Числ. 21:8). Уже более не проклят всяк висяй на древе (Втор. 21:25). Каким это образом? Таким, что благословенный отрок Иисус, Сын Божий, пременил нам клятву в благословение. Крест уже не есть более предмет проклятия; клятва пригвождена ко Кресту; Христос уничтожил клятву, и низвел на нас благословение.

Сей–то Крест Христов соделался для нас источником всех благословений. Он называется различными именами. Он именуется жезлом правоты, царствия, силы, наследия. Престол Твой Боже в век века: жезл правости, жезл царствия Твоего. — Избавил еси жезлом достояния, твоего (Пс. 44:7. 75:2). Жезл силы послет ти Господ от Сиона. Именуется палицею: жезл Твой и палица Твоя, та мя утешиста (100:2); древом жизни: Древо живота есть всем держащимся её (премудрости), и восклоняющимся на ню, яко на Господа, тверда (Притч.3:18) — древом: и будет яко древо насажденное (Пс.1:5) - где? Давид указует: при исходищах вод; — каких вод? Богодухновенных Писаний. Крест именуется подножием: Возносите Господа Бога нашего, и покланяйтеся подножию ногу Его, яко свято есть (Пс. 98:5), местом: внидем в селения Его, поклонимся на место, идеже стоясте нозе Его. — Аще дам сон очима моима, и веждома моима дремание: дондеже обрящу место Господеви, селениe Богу Иаковлю (Пс. 131:7.4.5). Патриарх Иаков предзнаменовал сей Крест, когда крестообразно возложил руки на внуков своих, Ефрема и Манассию (Быт. 48:14). Тот же Патриарх предызобразил Крест, когда поклонился на верх жезла Иосифу (47:31). Жезл того же Патриарха Иакова был образом Креста при переходе чрез Иордан. Ибо Иаков говорит: с жезлом сим преидох Иордан (32:10). И несколько прежде явлено было Аврааму знамение Креста в образе рогов держимого в чаще овна (Быт.22:13), когда Патриарх таинственно совершал прообразовательную жертву, предзнаменовавшую Распятого.

Крест предобразован и Исааком, несшим дрова всесожжения, и спешно следовавшим за отцом своим, как жертва, которую Авраам спешил принести (Быт. 22:6). Силу Креста предозначал и жезл Моисея, обращенный в змия, который одержал победу над жезлами Египетскими, пожрав их, а для Египтян обратил в кровь воды речные, чтобы оне не могли быть годными для пития. По мановению жезла Моисеева явились из вод жабы, налетела саранча, воскипели скнипы, распростерлась осязаемая тьма, и все прочия казни постигли Египтян (Исх. гл.7 и сл.). Тот же Моисеев жезл был образом Креста, когда Моисей разделил жезлом Чермное море — сюду и сюду, и расступившиея воды составили для него и для народа стену одесную и стену ошуюю (14:21.22). Прообразованием Креста был столп огненный и столп облачный, которыми Бог путеводил странствующого Израиля, бежавшего из Египта (13:21). Вид Креста изобразил и сам Моисей на горе, воздевая горе руки свои, когда Иисус сражался с иноплеменным Амаликом, и когда Моисей был поддерживаем Аароном и Ором, а Израиль укреплялся и преодолевал (17:11). Образ Креста предначертал и жезл, ударивший в камень в пустыни, и произведший из неплодного чрева его обильные источники. Прообразовал тайну Креста и Исаия, претренный на двое деревянною пилою. Умолчу об Амане, повешенном на древе (Есф. 7:10), и о Сисаре, пронзенном кущным колом, хотя и они ясно изображают Крест (Суд. 4:21). Но нельзя не упомянуть о милоти Илииной, предозначавшей силу Креста, когда Илия, разделив милотию Иордан, перешел по нему, как по суше (4 Цар. 2:8). Можно ли прейти молчанием и чудо Елисея, когда он опустил древо в воду, и тем извлек со дна реки железную секиру, подняв тяжелый металл легким куском дерева (6:6)? А что жезл, произрастивший в одну ночь ветвь, цветы и плоды (Числ. 17:18)? не очевидно ли и он прообразовал Крест?

Велик по истине Крест, повсюду в Писании свидетельствуемый и предзнаменуемый, предъявляющий образы всех тех чудес, кои ежедневно силою Его совершаются. Покланяйтесь Кресту; ибо чрез него мы познали Господа. Крест достопокланяем, ибо благословен Распявшийся на нем. Крест достопоклоняем, ибо чрез него мы прияли благословение и свободились от клятвы. Крест достопокланяем, ибо чрез него мы изрыгли горький плод древа преслушания, и вкусили сладость спасения. Благословенно древо: чрез него прияли благословение языки. Благословенно древо: на нем Бог распростерся плотию. Зреть Бога, — распятого, и притом среди разбойников, какое зрелище может быть изумительнее? Благословенно древо: чрез него разбойник вошел в рай, и вкушение от сего древа истребило древле вкушенную горечь. Может ли что быть досточуднее? — Жилище, которое заключил прельщенный Адам, отверз благоразумный разбойник, и откуда Адам был изгнан, туда разбойник призван, и там украшен титлом гражданства. Какая согласная разность! Вышел грабитель, и грабитель вшел: первый чрез послушание, последний чрез исповедание; один обвинен вместе с обольстителем, другой распят вкупе с Творцом своим.

Благословенно древо, из которого устроен ковчег, таинственно спасший мир от потопления. Благословенно древо, от которого разбойник вкусил, и удостоился райского наслаждения. Благословенно древо, от коего прародитель Адам не вкусил прежде, поспешив вкусить от древа познания, почему и пременил жизнь на смерть, — и которого качество познал уже после, когда пришел в раскаяние, за что и воззван в прежнее состояние. Благословенно древо, могуществом которого мышцы гордых ослабляются, выи врагов преклоняются, варвар отступает, и скиф бежит, тогда как никто не гонит его. И так в настоящий день вместе со мною возвысьте гласы свои, и сокровищу Креста принесите с поклонением изречение Писания. Сокровищем же Креста я называю Христа Сына Божия. К сему–то сокровищу и должно наипаче обратиться нам с словами Писания: — Вси языцы, елики сотворил еси, приидут и поклонятся пред Тобою, Господи, и прославят имя Твое: яко велий еси Ты, и творяй чудеса, Ты еси Бог един (Пс. 85:9).


Комментарии для сайта Cackle

Тематические страницы