Татиан. Речь против эллинов

Татиан. Речь против эллинов

Автор:

Тема: Апологеты. II—III века 

О произведении

«Речь против эллинов» Татиана Ассирийца — по форме апология, по сути — целостная мировоззренческая система. Написана горячим эмоциональным языком, упругими и энергичным стилем. Несмотря на некоторую эклектичность, иногда на некорректность тона и многие еретические элементы (гностицизм) в «Речи против эллинов» Татиана Ассирийца встречается много интересных и глубоких мыслей (например, так называемое «воинствующее антиэллинство» Татиана есть ничто иное, как одна из первых попыток выстроить генеалогию культуры). Интересно, что Татиана Ассириец, будучи учеником св. Иустина Философа, защитника античной философии, активно привлекавшим ее в работу христианской мысли, был ярым противном «эллинских мудрствований», никто из древнехристианских писателей не отвергал античную культуру с таким радикализмом, как он. Но в собственно богословии Татиан Ассириец следует за Иустином: прежде всего в учении о...... «Речь против эллинов» Татиана Ассирийца — по форме апология, по сути — целостная мировоззренческая система. Написана горячим эмоциональным языком, упругими и энергичным стилем. Несмотря на некоторую эклектичность, иногда на некорректность тона и многие еретические элементы (гностицизм) в «Речи против эллинов» Татиана Ассирийца встречается много интересных и глубоких мыслей (например, так называемое «воинствующее антиэллинство» Татиана есть ничто иное, как одна из первых попыток выстроить генеалогию культуры). Интересно, что Татиана Ассириец, будучи учеником св. Иустина Философа, защитника античной философии, активно привлекавшим ее в работу христианской мысли, был ярым противном «эллинских мудрствований», никто из древнехристианских писателей не отвергал античную культуру с таким радикализмом, как он. Но в собственно богословии Татиан Ассириец следует за Иустином: прежде всего в учении о принципиальной непостижимости Бога и, одновременно, Его постижимости через Его Присутствие, Его дела в творении (антиномия постижимости-непостижимости Божьей, то, что концептуализировал Григорий Палама в своем богословии). Более оригинальны, но и намного более туманны и уже с явной примесью гностических идей пневматология и антропология Татиана Ассирийца. Человек, по Татиану, — микрокосм и повторяет три уровня творения — дух, душу и тело. При чтении «Речи против эллинов» создается впечатление, что Дух Божий в некотором смысле одно с космическим и человеческим. Грехопадение разорвало душу и дух, что и есть суть человеческой греховности. Тело же понимается Татианом Ассирийцем (и здесь явное влияние гностицизма) как нечто злое. Несмотря на то что в этой части своего учения Татиан Ассириец явно перешел границу между ересью и православием, все-таки ее можно считать интересным и не лишенным верных интуиций прочтением мыслей ап. Павла о «духовном человеке», о том преображении человека, что совершается во Христе. Добавим, что С. С. Неретина в книге «Верующий разум» очень высоко оценивает Татиана, и именно как христианского мыслителя. Согласно ее интерпретации, Татиан решал вопрос о связи Божественного и тварного и в результате приходит к превращению идеи категориального разума в идею разума причащающего, к жертвенной философии; Татиан впервые узнаёт античное мышление как мифологическое, противопоставив ему христианское; наконец, по Неретиной Татиан ликвидирует разрыв между логикой и этикой (единство слова и дела), на основе христианской веры в восстановление общения с Логосом, Который единственно дает истинную жизнь.

Д. Афиногенов. Татиан и его «Слово к эллинам» в историческом контексте