Автор:

Тема: Святоотеческое наследие  Вселенские соборы. IV—VIII века 

О произведении

«Были времена, которые лучше бы не повторились. Зима. Утро перед зарей, когда все разъедено злом. Не ничто, не тленностью, не бессмыслицей, а именно Злом. И потом, посередине этого чтения, здесь, но по-другому, откроется мир, пронизанный энергией Воскресшего, ликом Галилеянина, мистически возлюбившего Божественный Смысл. Непреходящесть, которая пусть останется, обнимая Начало и Конец. Присутствие Приходящего, Доброго. Ipsa philosophia Christus: Христос — это сама Философия. Дарованное знание, которое объясняет и которое необъяснимо. Непосредственно. По Сыну и исходящему от Него Свету», — писал о своем опыте чтения прп. Максима Исповедника замечательный современный философ Горазд Коциянчич.

Максим Исповедник не создавал системы, писал эскизно, отрывочно — как пишет Флоровский: «Его система имеет скорее музыкальный, чем архитектурный строй. Это скорее симфония, чем система, —......
«Были времена, которые лучше бы не повторились. Зима. Утро перед зарей, когда все разъедено злом. Не ничто, не тленностью, не бессмыслицей, а именно Злом. И потом, посередине этого чтения, здесь, но по-другому, откроется мир, пронизанный энергией Воскресшего, ликом Галилеянина, мистически возлюбившего Божественный Смысл. Непреходящесть, которая пусть останется, обнимая Начало и Конец. Присутствие Приходящего, Доброго. Ipsa philosophia Christus: Христос — это сама Философия. Дарованное знание, которое объясняет и которое необъяснимо. Непосредственно. По Сыну и исходящему от Него Свету», — писал о своем опыте чтения прп. Максима Исповедника замечательный современный философ Горазд Коциянчич.

Максим Исповедник не создавал системы, писал эскизно, отрывочно — как пишет Флоровский: «Его система имеет скорее музыкальный, чем архитектурный строй. Это скорее симфония, чем система, — симфония духовного опыта».

В Предание Максим Исповедник вошел прежде всего своей аскетикой — глубокой философской проработкой мистического опыта Церкви, пути человека к Богу, его преображения, великой философией любви и экстаза, в котором Бог познается в своей Тайне. Развивал халкидонскую христологию в противостоянии монофелитам. Христос воспринял полноту человеческой природы, в том числе и волю, во Христе эта человеческая воля полностью послушна Божественной, Бог не насилует человека, Христос как человек свободно послушен Отцу: такова задача и для человека — привести свою волю в гармонию с Божественной.

Попутно философ-исповедник высказал нетривиальные антропологические идеи: в человеке две воли: тяга природы к тому или иному и «гномическая» воля — выбор, совершаемый личностью. Вообще, Максим Исповедник, сделал как никто много для тематизации христианского видения человека: человек свободное существо, драма мира — драма свободы, по свободе человек уходит от Бога и по свободе возвращается: аскетический подвиг (подвижничество, движение) — есть вольный путь человека, уврачевание воли, переориентация воли. С этим связано учение Максима Исповедника о зле: зло — (всегда) нечто благое по природе, но неблаго существующее, зло в воле, а не в «вещах» (то есть, собственно, нигде). Так страсти — сами по себе непорочны (они благие способности, стремления природы), греховными их делают извращение воли.

Из этой аскетики и антропологии Максим Исповедник разворачивает грандиозную историософию и эсхатологию: грехопадение раскололо мир, Христос в себе его соединил, Эсхатон — точка, где дело Христа распространится на все творение — воссоединятся мужское и женское, горнее и дольнее, дух, душа и тело, человек вернется к себе. Максим Исповедник — завершитель православной космологии — он описал мир как подвижную, стройную систему тварных реальностей, получающих бытие от «логосов» — Божьих мыслей — волений: мир суть Откровение, символический текст, говорящий о своем Авторе.

Надо еще сказать, что Максим сыграл решающую роль в рецепции Церковью важных христианских мыслителей, которые в своей философии перешагнули (или так казалось) границы ортодоксии: Оригена, Григория Нисского, Дионисия Псевдо-Ареопагита. Тем самым Максим Исповедник выполнил одну из главных задач этих мыслителей — христиански переосмыслил античную философию, создал христианскую философию — любовь к истине, то есть ко Христу.

  • 1
    От издателя
  • 2
    Первая сотница о Любви
  • 3
    Вторая сотница о Любви
  • 4
    Третья сотница о Любви
  • 5
    Четвертая сотница о Любви
  • 6
    От издателя