Церковная история

Церковная история

Автор:

Тема: Вселенские соборы. IV—VIII века  История Церкви  История Др. Церкви 

О произведении

Крайне важный источник по истории Церкви, первый подобного рода, дошедший до нас. Евсевий Кесарийский — первый кто пытался писать историю Церкви систематически. Многих древнехристианских авторов (как и их тексты) мы знаем только благодаря Евсевию. Обычно его упрекают в том, что он свел всю историю Церкви к Константину, то есть к строительству христианской империи (в том смысле, что он ангажированный писатель, творил византийскую идеологию). Наверное, это так. Но важно другое: христианская историософия, с ее целостным видением истории как единого дела от Творения до наших дней (то есть дней Константина, для Евсевия), впервые, пусть не совершенно, воплотилась именно в этом труде. Христианская культура уже была достаточно мощной, чтобы взвалить на себя все бремя мировой истории (например, опасная, но характерная мысль Евсевия о том, что реальное, совершенное Воплощение Христа было «ответом»...... Крайне важный источник по истории Церкви, первый подобного рода, дошедший до нас. Евсевий Кесарийский — первый кто пытался писать историю Церкви систематически. Многих древнехристианских авторов (как и их тексты) мы знаем только благодаря Евсевию. Обычно его упрекают в том, что он свел всю историю Церкви к Константину, то есть к строительству христианской империи (в том смысле, что он ангажированный писатель, творил византийскую идеологию). Наверное, это так. Но важно другое: христианская историософия, с ее целостным видением истории как единого дела от Творения до наших дней (то есть дней Константина, для Евсевия), впервые, пусть не совершенно, воплотилась именно в этом труде. Христианская культура уже была достаточно мощной, чтобы взвалить на себя все бремя мировой истории (например, опасная, но характерная мысль Евсевия о том, что реальное, совершенное Воплощение Христа было «ответом», исполнением несовершенных воплощений языческих богов в идолах; то есть Христос ответил желанию человека видеть Божественное в мире; язычество здесь — неумеренная жажда присутствия Бога). В общем, если даже идеология Евсевия порочна, то этот «порок» — христианский: как говорил Аверинцев только вселенская религия могла подойти вселенской империи (другое дело, что «вселенскость» была самообманом империи — Византийской и любой другой).