Творения
Скачать

О книге

Сочинения святителя главным образом посвящены ересеологии. Также писал на библейские темы. Флоровский писал о творениях Епифания Кипрского: «У св. Епифания был особый вкус и ревность к преследованию и обличению ересей. Раскрытие лжеучений он ставил своею главною задачей, считал своим призванием. Главные сочинения св. Епифания посвящены ересеологии. Прежде всего, это — «Панарий», «Книга противоядий» (дословно «ящик с противоядиями»), составленная в 375–377 гг. Это обзор всех ересей, сопровождаемый не столько разбором, сколько обличением. В своем труде Епифаний собрал все о ересях из прежней обличительной литературы (у Иустина, Ипполита, особенно у Иринея) — и к этому он многое прибавил из личного опыта. К сожалению, пользовался своим богатым материалом св. Епифаний без проверки и разбора, и слишком часто поддавался подозрительности и страсти. В греческой философии он плохо разбирался и смешивал, например, пифагорейцев и перипатетиков, Зенона Элейца и Зенона Стоика… К дурным слухам он был слишком доверчив. Догматическая ограниченность заставляла его настораживаться при всяком разногласии даже в мелких вопросах. К великим богословам IV века он относился с недоверием и в особенности неприязненно смотрел на александрийцев. К Оригену Епифаний относился с ужасом и отвращением и в его учении видел заблуждение, «худшее всех ересей»… Многое он пишет по памяти и по слухам. Отсюда постоянные неточности, особенно в хронологии. Обличительная часть творений св. Епифания всего слабее. Он совершенно лишен исторического чутья. [...] Теоретические взгляды еретиков у Епифания изложены неясно, главное внимание обращено на нравственную сторону, причем обычно образ жизни еретиков представлен мрачно и вряд ли без пристрастия. [...] К последним годам жизни Епифания относятся его библейские работы. [...] Эти работы Епифания представляют известный интерес для археолога и библеиста. Как библеист, Епифаний не был сторонником буквального толкования; он скорее склонялся к символизму, если и не к аллегоризму, в объяснении ветхозаветных текстов».


Читать



Содержание

О камне алмазе, который носилъ первосвященникъ, трижды въ годъ входя во Святая святыхъ.

Камень алмазъ по цвету сходенъ съ воздухомъ. Его носилъ первосвященникъ, когда входилъ во Святая святыхъ. А входилъ онъ трижды въ годъ: въ праздникъ Пасхи, Пятьдесятницы и Кущей. Онъ тогда полагался на груди первосвященника, когда онъ облекался въ подиръ, а сверху подира надевалъ верхнюю ризу (эпомиду). Эпомида же спускалась несколько ниже груди: ибо длина ея была пядень съ половиною. А съ правой и съ левой стороны повыше сосцовъ, где пришиты были два щитка, свешивались два смарагда. По средине же ихъ было явленіе [1], которое было ничто иное какъ упомянутый алмазъ, уподоблявшійся воздуху по цвету. Затемъ надъ плечами [2] располагались вышеуказанные 12 камней. Трижды въ годъ, какъ сказано, первосвященникъ показывался народу съ золотою дщицею на челе (Исх. 28, 36 и дал.). И если люди находились въ грехахъ, и не ходили по заповедямъ, которыя далъ Богъ, то изменялся, говорятъ, цветъ того камня и становился чернымъ. Отсюда познавали, что смерть послалъ Господь. А когда Онъ посылалъ на нихъ смерть отъ меча, то цветъ камня делался кровянымъ, какъ говорится въ книге Іереміи: изрини народъ его, и да изыдутъ иже къ смерти, къ смерти: иже къ мечу, къ мечу: и иже къ гладу, къ гладу: и иже къ плененію, къ плененію (Іер. 15, 1–2). Если же онъ бывалъ светелъ какъ снегъ, то народъ познавалъ, что никакого греха въ немъ нетъ. И тогда совершали празднество, какъ говоритъ пророкъ: празднуй, Іудо, праздники твоя, воздаждь обеты твоя. Отъятъ Господь неправды твоя, избавилъ тя есть изъ руки врагъ твоихъ: воцарится Господь посреде тебе, не узриши зла ктому (Наум. 1, 15; Соф. 8, 15). Поэтому и при Захаріи, отце Іоанна Крестителя, во время очереднаго служенія его, на Пасхе, камень былъ светелъ. Захарія въ тотъ годъ только еще началъ священствовать. А въ следующую очередь другой принялъ подиръ. Когда же Захарія медлилъ пребываніемъ въ Святомъ святыхъ, народъ былъ въ безпокойстве, не послужилъ бы камень обличителемъ греховъ ихъ. А когда онъ вышелъ и народъ узналъ, что онъ виделъ виденіе великой славы, то весьма возрадовался. Ибо имелъ родиться Іоаннъ, ангелъ Христа. Поэтому и златая дщица явилась блестящею [3].

Но поелику те двенадцать камней повелено было прикрепить къ наперснику соответственно двенадцати коленамъ Израилевымъ, такъ чтобы каждый камень соответствовалъ отдельному колену, то, согласно прежде сделанному разделенію, перейдемъ теперь къ порядку сыновъ, рожденныхъ отъ Іакова. Ибо такъ удобнее привести то и другое въ соответствіе.

Сыновей Ліи четыре: Рувимъ, сардій; Симеонъ, топазъ; Левій, смарагдъ; Іуда, анфраксъ.

Сыновей Валлы два. Валла была служанка Рахили. И поелику Рахиль не рождала, то и дала ее Іакову въ жены для рожденія детей. Дети же ея суть: Данъ, сапфиръ; Неффалимъ, іасписъ.

Сыновей Зелфы два. Зелфа была служанка Ліи, которая дала ее Іакову въ жены для рожденія детей. Дети же ея суть: Гадъ, лигирій; Асиръ, агатъ.

Сыновей Ліи два: Исахаръ, аметистъ; Завулонъ, хрисолитъ.

Сыновей Рахили два: Іосифъ, бериллъ; Веніаминъ, онихій.

Вотъ двенадцать камней, соответствующихъ двенадцати коленамъ Израилевымъ.

О семидесяти толковниках и о тех, которые ложно истолковали Святое Писание

Птолемей второй, по прозванию Филадельф, построив библиотеку в городе Александрии, в так называемом Врухие, местности, находящейся в том же городе, поручил эту самую библиотеку попечению некоего Димитрия Фалерейского, приказав ему собрать в нее отовсюду книги поэтов и других писателей. Когда же собрано было книг до пятидесяти четырех тысяч, тогда царь посылает к иерусалимлянам письмо и золотую трапезу весом во сто талантов вместо трапезы, захваченной из святого места в Иерусалиме, прося прислать ему все Священное Писание евреев. Они же, с радостью и без замедления переписав книги золотыми еврейскими буквами, выслали ему именно двадцать одну книгу, а по их исчислению, двадцать две книги канонические и семьдесят две апокрифические. Но царь, получив книги и раскрыв, не мог прочитать их, а потому вынужден был написать им другое письмо, прося выслать к нему толковников, которые могли бы перевести ему написанное по–еврейски на греческий язык. Тогда учители евреев, избрав семьдесят два толковника из мужей от каждого колена, посылают их к царю по примеру того, как некогда сделал Моисей, восходивший на гору по повелению Господню и услышавший слова: «Возьми с собою седмьдесят мужей и взыди на гору» (Исх.24:1.12). Он же взял от каждого колена по шести, а всех вместе семьдесят два. Так сделали и они и послали семьдесят двух мужей, которые вместе с царем спали попарно на тридцати шести постелях, чтобы не поколебаться мыслью от соглашения с другими, и таким образом совершали свое дело. Ибо Птолемей, устроив раньше упомянутые домики и разделив каждый из них надвое, заключал в каждый по двое с утра до вечера, а вместе с ними заключал и по два отрока для услужения и для приготовления пищи, также и скорописцев. И не в стенах тех домиков устроил оконные дверцы, а сверху, в крыше, сделал отверстия, называемые анафотидами. Таким образом, проводя время с утра до вечера запертые на ключ, они совершили перевод. Каждой паре толковников дана была для перевода одна книга, как, например, Книга Бытия — одной паре, Исход сынов Израилевых — другой паре, Левит — третьей и прочие, подобно этому. И таким образом явилось Писание, переведенное тридцать шесть раз. Когда же окончен был перевод всех книг, царь воссел на высоком престоле и тридцать шесть чтецов сели на полу, имея перед собою книги. И когда один читал, то не оказалось никакого разногласия. Столь чудесное дело Божие дает ясно видеть, что оные мужи имели дар Духа Святого. Где было убавлено у них что–либо, там убавлено было у всех вместе, и в убавленном не было нужды, а прибавление было нужно. Так переведенные на греческий язык книги положены были в первой библиотеке. А после нее построена была и иная библиотека, названная дочерью первой, в Серапиуме.

И прошло время Птолемея и Клеопатры, доколе царствовали цари из династии Лагидов. А затем следуют императоры римские. Август царствовал 56 лет. В 42–й год его царствования родился Христос Тиверий — в 23 года. На 18–м году его царствования Господь был распят. От распятия до опустошения Иерусалима протекло 40 лет и несколько дней. От Августа до Адриана — 180 лет. На 12–м году царствования Адриана сделался известным Акила, так что от времени перевода 72 толковников до переводчика Акилы или до 12–го года царствования Адриана протекло 430 лет, 4 месяца и около 9 дней. Этот Адриан прибыл в Иерусалим и, вознамерившись воссоздать его, взял вышеупомянутого Акилу, родом грека, так же как и сам Адриан был грек. Акила же был тестем императора, происходя из Синопа Понтийского. Его–то император поставил в Иерусалиме для наблюдения за работами, дав городу свое имя и титул царского имени. Как сам он титуловался Элием Адрианом, так и город наименовал Элиею.

Таким образом, Акила, проживая в Иерусалиме, видел и то, что ученики апостолов отличаются верою и совершают великие знамения исцелений и другие чудеса. Ибо, возвратившись из города Пеллы в самый Иерусалим, они пребывали здесь. Когда город Ирусалим был взят римлянами и опустошен, все ученики были предызвещены от ангела о том, чтобы выселиться из города. Выселившись отсюда, они поселились в Пелле, городе, лежавшем по ту сторону Иордана. Акила, пораженный всем этим, уверовал в христианство. А спустя немного времени, согласно просьбе своей, получил и печать Христову [4]. Но в то же время он не отказывался и от прежнего своего занятия, которому предавался, когда был язычником. Именно, он был тщательно научен суетному звездочетству и, сделавшись христианином, не отказывался от этого заблуждения, но каждый день наблюдал положение часов рождения. За это он обличаем был учителями, которые, ежедневно порицая его, не достигали, однако же, никакого успеха. Напротив, он спорил с ними, рассуждая о судьбе, а они, видя, что он не может быть спасен, извергли его из Церкви. Он же, обесчещенный, воспламеняется суетною ревностью и, клятвенно отрекшись от христианства, принимает обрезание по иудейскому обряду. При этом он с величайшею ревностью предался изучению еврейского языка и еврейских букв. Научившись ему в совершенстве, он принялся за свой перевод Священного Писания, руководясь не правым рассудком, но преднамеренною мыслью ниспровергнуть некоторые ясные изречения вопреки переводу семидесяти двух толковников, с тем чтобы засвидетельствованное в Божественных Писаниях о Христе передать иначе ради прикрытия своего стыда и защиты своего неразумия. И этот перевод Акилы был второй перевод по истечении упомянутого количества времени, т. е. четыреста тридцати лет. После же этого во времена Коммода и Севера некоторый самарянин Симмах — из числа тех, которые считаются у самарян мудрецами, — не быв почтен от своего народа, вознедуговал любоначалием и вознегодовал на свое племя, пришел к иудеям, стал прозелитом и принял вторичное обрезание. Ибо, как переходящие из иудейства в самарянство вторично обрезываются, так точно и переходящие из самарянства в иудейство. Но и после обрезания становятся необрезанными с помощью некоторого врачебного искусства, посредством сшивания и лекарственных снадобий, как и апостол говорит: Во обрезании ли кто призван бысть? да не творит себе необрезания: в необрезании ли кто находится? да не обрезуется (1 Кор.7:18). Говорят, что таковое демонское заблуждение изобрел поначалу Исав. Итак, этот Симмах, составив свой перевод для опровержения бывших у самарян переводчиков, сделал третий перевод.

После него и по стопам его при императоре Коммоде втором [5] некто Феодотион Понтийский, один из приверженцев ересеначальника Маркиона, происходившего также из Синопа, гневаясь на ересь его, также уклонился в иудейство, и был обрезан и, научившись еврейскому языку и еврейским буквам, издал свой перевод Священных книг. В большей части случаев его перевод согласен с переводом семидесяти двух, ибо он приобрел большой навык от занятия этим переводом.

Что же касается до пятого и шестого изданий переводов, то я не могу сказать, откуда или кто были переводчики. Разве только то могу сказать, что пятое было найдено сокрытым в бочке в Иерихоне после гонения царя Септимия Севера во времена Антонина Каракаллы [6], сына Северова, вместе с другими еврейскими книгами. При императоре же Александре, сыне Мамеи, найдено было шестое издание, также скрытым в бочках в Никополе близ Акциума.

При императоре Декии стал известным Ориген, который, как мы сказали прежде, ввел в употребление как знак астериска ("*" — знак пополнения — А.Л.), так и знак овела («-» — знак излишества — А.Л.). Он сопоставил шесть переводов и еврейский текст на одной странице еврейскими же словами и речениями, а на другой — еврейские же слова греческими буквами в соответствующем столбце, с тем чтобы и не знающие еврейских букв с помощью греческих могли уразумевать силу еврейских изречений. И, таким образом, в своих так называемых экзаплах и октаплах, сопоставив две страницы еврейского текста и шесть переводчиков в параллельных рядах, он принес великую пользу любознательным относительно всего доброго. И, о, если бы он не впал в заблуждение в сочинениях своих, не нанес бы обиды миру и себе, начав худо учить о вере и худо изъяснять большую часть мест Священных Писаний!

Он–то, нашедши пятое и шестое издания переводов и не зная, кто составил их, пятое обозначил буквою «е», значащею число пять, а шестое — буквою «х», значащею шесть. Но некоторые, нашедши еврейское издание поставленным на первом месте, на втором — перевод Акилы, затем перевод Симмаха, потом перевод семидесяти двух, далее перевод Феодотиона и, наконец, пятое и шестое издания, думают, что переводы Акилы и Симмаха составлены прежде перевода семидесяти двух. Однако ошибаются. Ориген так сопоставил их и хорошо сделал, что переводу семидесяти двух дал место в середине. Он поставил его в середине для того, чтобы перевод этот служил изобличением переводов, поставленных с той и другой стороны его.

Оглавление или краткое повторение содержащагося в Панарие

Поелику мы приняли намерение объявить вам названия ересей и открыть беззаконныя деяния еретиков, как яд и пагубу, но вместе с тем предложить и противоядие, целительное для уязвленных и предохранительное для имеющих подвергнуться уязвлению: то мы назовем свою книгу Панарий, или ящик с врачествами для уязвленных оными змиями. Эта книга состоит из трех частей и содержит восемдесят ересей, которыя суть как бы подобия зверей или змей. После разсмотрения осмидесяти ересей представлено и единое основание истины, и вместе спасительное учение, правило веры и невеста Христова святая Церковь, существующая от века, но с пришествием Христовым во плоти с течением времен открывшаяся среди вышесказанных ересей, и нами разсмотренная в воспоминаниях о проповеди Христовой [7]. О ней мы кратко и много возвестили, согласно с учением апостольским, после разсмотрения нечестия ереси и это сделали как бы для освежения предпринявших труд чтения сочинения о ересях. Просим всех вас, добротолюбивые читатели, обратить внимание и на предисловие, и на следующее за тем изложение о ересях, и исповедание истины, и учение о истинной вере святой вселенской Церкви.

Содержащееся во всем нашем творении изложено в трех вышесказанных книгах: первой, второй и третьей, каковыя три книги разделили мы на семь отделений; в каждом отделении заключается некоторое число ересей и расколов; а всех их вместе восемдесят. Наименования и учения их следующия: варварство, скифство, еллинство, иудейство, самарянство. От них потом произошли остальныя секты. Прежде пришествия Христова от варварства и скифскаго суеверия, еллинства и прочих произошли следующие: пифагорейцы, перипатетики, платоники, стоики, епикурейцы. Кроме того, от иудейства произошла самарянская ересь и четыре ея толка: горофины, севуеи, досифеи, ессины. Следует вышепоименованное иудейство, которое отличительную черту свою приняло от Авраама и распространилось посредством даннаго Моисею закона и от Иуды сына Иаковлева или Израилева чрез Давида, царствовавшаго над ними и от того же колена произшедшаго унаследовало прозвание иудейства. От этого иудейства произошли следующия семь ересей: книжники, фарисеи, саддукеи, имеробаптисты, оссеи, назореи, иродиане. Вслед за сими ересями с течением времени явилось спасительное домостроительство Господа нашего Иисуса Христа, или пришествие Его во плоти, евангельское учение и проповедь царствия, этот единственный источник спасения и истинная вера вселенской и апостольской Церкви. От нея отторглись и отделились ереси, содержащия только имя Христово, а не веру: симониане; менандриане; саторнилиане; василидиане; николаиты; гностики, они же и стратиотики, а также фивиониты, называемые у некоторых коддианами и ворворианами, у других сократитами, а у иных закхеями; карпократиты; керивфиане, они же и меринфиане; назореи; евионеи; валентины; секундиане, с которыми состоят в связи Епифан и Исидор; птолемеи; маркосии; колорвасии; ираклеониты; офиты; кайяне; сифиане; архонтики; кердониане; маркиониты; лукианисты; апеллиане; севириане; татиане; енкратиты; ересь у фригов, состоящая из монтанистов и таскодругитов; пепузиане, они же и прискиллиане и квинтиллиане, с которыми состоят в связи артотириты; четыренадесятники, в один и тот же день года совершающие пасху; алоги, не принимающие Иоаннова Евангелия и Апокалипсиса; адамиане; сампсеи, они же и елкесеи; феодотиане; мелхиседекиане; вардисианисты; ноетиане; валисии; кафары, они же и новатиане; ангелики; апостолики, они же апотактики; савеллиане, оригенисты, они же и срамники; оригенисты, они же адамантики; ересь Павла самосатскаго; манихеи, они же акуаниты; иеракиты; мелетиане, египетский раскол; ариане, они же ариоманиты; раскол авдиан; фотиниане; маркеллиане; полуариане; духоборцы, хулящие Святаго Духа Божия; аэриане; аэтиане, они же и аномеи, с которыми в связи Евномий; димириты, не исповедающие совершеннаго Христова вочеловечения, они же и аполлинариты; утверждающие, что святая Мария Приснодева по рождении Спасителя сожительствовала с Иосифом, которых мы назвали антидикомарианитами; во имя той же Марии Богородицы приносящие жертву, которые называются коллиридианами; массалиане, с которыми состоят в связи мартириане, от еллинов произшедшие, а также евфимиты и сатаниане. Теперь, возвращаясь назад и разобрав ереси по книге, я покажу в сем оглавлении, сколько из этих осмидесяти ересей содержится в первой книге, за тем по порядку во второй и в третьей; а также относительно каждаго из семи отделений, заключающихся в трех книгах, сколько в них помещено ересей. Именно, в первой книге отделений три, а ересей сорок шесть с их именованиями, разумею варварство, скифство, еллинство, иудейство и самарянство. Во второй книге отделений два, ересей двадцать три. В третьей книге отделений два, ересей оданнадцать. В первом отделении первой книги ересей двадцать, которыя суть: варварство, скифство, еллинство, иудейство; различныя секты у еллинов: пифагорейцы или перидатики, платоники, стоики, епикурейцы; самарянская ересь, происходящая от иудейства; у самарян чтыре толка следующих: горофины, севуеи, ессины, досифеи; иудейских ересей семь, а именно: квижники, фарисеи, саддукеи, имеробаптисты, оссеи, назареи, иродиане. Во втором отделении первой книги ересей тринадцать следующия: симониане; менандриане; саторнилиане; василидиане; николаиты; гностики, они же и стратиотики, те же и фивиониты, у некоторых называемые секундианами, у иных сократитами, а у других закхеями; карпократиты; керинфиане, они же и меранфиане; назореи; евионеи; валентины; секундиане, с которыми состоят в связи Епифаний и Исидор; птолемеи. В третьем же отделении тойже первой книги ересей тринадцать следующия: маркосии; колорвасии; ираклеониты; офиты; кайяне; сифиане; архонтики; кердониане; маркиониты; апеллиане; лукианисты; севириане; татиане. Вот оглавление трех отделений первой книги. Во второй же книге два отделения. И в первом отделении второй книги, а в четвертом по порядку счета от начала, ересей осмнадцать, именно: енкратиты; ересь у фригов состоявшая из монтанистов и таскодругитов; пепузиане, они же и квинтиллиане, с которыми состоят в связи артотириты; четыренадесятники, в один и тот же день года совершающие пасху; алоги, не принимающие Иоаннова Евангелия и Апокалипсиса; адамиане; сампсеи, они же елкесеи; феодотиане; мелхиседекиане; вардисианисты; ноетиане; валисии; кафары; ангелики; апостолики, они же и апотактики; савеллиане; оригенисты срамники; оригенисты адамантики. Во втором отделении той же второй книги, а по вышесказанному счету в пятом, ересей пять следующия: Павла Самосатскаго; манихеи, они же и акуаниты; иеракиты; мелетиане, произведшие раскол в Египте; ариане. Вот оглавление отделений второй книги. Равным образом в третьей книге отделений два. В первом отделении третьей книги, в шестом же по счету, сказанному нами выше, ересей семь следующия: авдиане; фотиниане; маркеллиане; полуариане; духоборцы, хулящие Святаго Духа Божия; аэриане; аэтиане, они же и аномеи. А во втором отделении тойже третьей книги, седмом по сказанному нами разделению, ересей четыре, именно: димириты, не исповедующие совершеннаго Христова вочеловечения, они же и аполлинариты; утверждающие, что святая Мария Приснодева по рождении Спасителя сожительствовала с Иосифом, которых мы назвали антидикомарианитами; во имя той же Марии приносящие жертву, которые называются коллиридианами; массалиане. Наконец защищение правой веры и истины с сокращенным словом о том, что есть святая вселенская и апостольская Церковь.

Вот оглавление и описание всего сочинения об осмидесяти ересях и защищения истины, то есть единой вселенской Церкви. Предлагаемое сочинение составлено из трех книг и разделено на семь отделений. Сделаем же теперь еще иное оглавление перваго отделения первой книги, содержащаго в себе обличение двадцати ересей. Вопервых всех ересей родоначальницы и первообразныя именования, от которых произошли другия, суть следующия:

Варварство. Эта ересь держалась от дней Адамовых в десяти родах до Ноя. Варварством же названа от того, что тогдашние люди не имели какого либо началовождя или одного согласия, но всякий сам распоряжался собою, и закон для него состоял в предпочтении собственной воли.

Скифство, — существовавшее от дней Ноевых и после того до построения столпа и Вавилона и после столпотворения немного лет, то есть до Фалека и Рагава (Быт. 11, 18 и дал). Уклонившись в страну Европы, скифы поселились в области скифской между тамошними племенами со времен Фарры (ст. 26), от котораго произошли фракияне, и позднее.

Еллинство, со времен Серуха начавшееся идолопоклонством: и как тогда каждый водился каким нибудь суеверием, то при большей образованности, при установившихся обычаях и законах, племена человеческия начали составлять постановления об идолах, которых обязательно обоготворяли; в начале расписывали красками и делали изображения чтимых ими издревле властителей или чародеев, сделавших в жизни что либо достопамятное, уважаемых за силу и телесную крепость; а потом, со времен Фарры, отца Авраамова, ввели в идолопоклонство делание кумиров, почтили праотцев своих изваяниями, стали выделывать подобия умерших, сперва с помощию скудельнаго искусства, а потом применительно ко всякому искусству: строители домов обтесывали камень, серебряники же, золотари, а также столяры и прочие обделывали каждый свое вещество. Египтяне, а вместе с ними вавилоняне, фригийцы и финикияне сделались первыми учредителями сего богопочтения, делания кумиров и совершения таинств; от них большая часть учреждений перешла к еллинам со времен Кекропса и после него. А впоследствии и гораздо позднее провозгласили богами Кроноса, Рею, Зевса, Аполлона и прочих. Еллины получили имя от некоего Еллина, одного из жителей Еллады, давшаго название и самой стране; а другие говорят, — от маслины (ἐλαία), росшей в Афинах. Вождями еллинов, как показывает действительная история, были ионяне, названные от имени Иона [8], сына одного из построивших столп. По причине разделения (μεμερισμένη) языков они названы также меропами. Впоследствии, гораздо в позднейшия времена, еллинство перешло в ереси, разумею пифагорейцев, стоиков, платоников, епикурейцев и прочих. Но вместе с тем у этих народов существовало богопочтение, и закон естественный, от сложения мира и до последних времен, сохраняясь в особом отдельном виде среди варварства, скифства и еллинства, пока они не вошли в единение с богочестием Авраамовым. После того иудейство, со времен Авраама получив особый характер и распространившись чрез Моисея, седмаго от Авраама, посредством даннаго ему Богом закона, от Иуды, четвертаго сына Иакова, прозваннаго Израилем, чрез Давида, перваго царя из колена того же Иуды, унаследовало полное свое имя.

Различныя секты у еллинов следующия:

Пифагорейцы или перипатетики. Они учили о монаде и о промысле, запрещали приносить богам жертвы, принимать в пищу существа одушевленныя и употреблять вино. Утверждали, что, начиная от луны и выше, все безсмертно, а что ниже, то смертно. Учили о переселении душ из одних тел в другия, даже в тела животных и диких зверей. Хранивший молчание учитель их Пифагор наименовал себя богом.

Платоники полагали, что существуют Бог, вещество и вид; что мир произведен и подвержен тлению, а душа нерожденна, безсмертна и божественна; что в ней три части: разумная, раздражительная и вожделевательная. Учили, чтоб жены были у всех общия, и чтобы никто не имел одной собственной супруги, но желающие вступали в союз с произволяющими. Они также учили о преселении душ в разныя тела, даже в тела диких зверей, а равно и о том, что от одного произошли многие боги.

Стоики учат, что все есть тело, и чувственный сей мир признают Богом. Некоторые утверждают, что естество Его состоит из огненной сущности. Они учат, что Бог есть ум и как бы душа всего существующаго пространства, неба и земли; что тело Его, как я сказал, есть вселенная, а очи — светила; что плоть у всякаго гибнет, и душа у всякаго переходит из тела в тело.

Епикурейцы об атомах и неделимых телах, состоящих из подобных неопределеннаго числа частей, утверждали, что они суть начало всех вещей; учили, что высшее блаженство в удовольствии, и что ни Бог, ни Промысл не управляют вселенною.

Самарянство, и от него самаряне. Эта ересь получила начало от иудейства прежде, нежели у еллинов появились ереси, и прежде нежели образовались их учения, однако ж по установлении богопочитания у еллинов, именно, со времен Навуходоносора и плена иудейскаго. Будучи переселенцами из Ассирии в Иудею, самаряне приняли одно Пятокнижие Моисеево, когда царь прислал им оное из Вавилона чрез священника именуемаго Ездрою. Они имеют все общее с иудеями, кроме того, что гнушаются язычниками и к иному не прикасаются, и кроме отрицания воскресения мертвых и других пророчеств бывших после Моисея. Толков самарянских четыре: горофины, совершающие праздники в иныя, нежели севуеи, времена; севуеи, по поводу тех же праздников разнящиеся с горофинами; ессины, не противящиеся ни тем, ни другим, но безразлично празднующие, с которыми придется; досифеи, водящиеся теми же обычаями, как и самаряне: хранят обрезание, субботу и иные уставы, пользуются Пятокнижием, строже других соблюдают правило воздерживаться от употребления в пищу одушевленнаго, проводить жизнь в непрестанных постах. Некоторые из них хранят и девство, а другие — воздержание. Веруют также в воскресение мертвых, что чуждо для самарян.

У иудеев ересей семь:

Книжники, которые были законниками и блюстителями вторичных законов или преданий так называемых у них старцев, с излишнею ревностию соблюдающие произвольно принятые богослужебные обряды, которые не из закона узнали они, но сами для себя составили обряды как бы законные и праведные.

Фарисеи, что значит отделенные, ведущие самую высокую жизнь и более других казавшиеся праведными. Они, также как и книжники, признают и воскресение мертвых, и бытие ангелов и Святаго Духа. Жизнь их особенная: они соблюдают воздержание до известнаго времени, также девство, два раза в неделю пост, очищение кружек, блюд и чаш, а равно, как и у книжников, одесятствование, начатки, непрерывную молитву, произвольным суеверием предписанный наружный вид одеяния, состоявшаго из ризы, похожей на стихарь и далматика, или одежды без рукавов, с разширением хранилищ (Матф. 23, 5), то есть, полос из багряницы, воскрилий и пуговиц на воскрилиях ризы, что служило знаком хранимаго ими до времени воздержания. Они ввели учение о рождении и о судьбе.

Саддукеи, что значит правдивейшие, род вели и от самарян, и вместе от священника Садока. Они отрицали воскресение мертвых, не признавали ни ангела, ни духа; по всему же прочему были иудеи.

Имеробаптисты, которые по всему были иудеи, но утверждали, что никто не получит жизни вечной, если не будет совершать омовения каждый ден.

Оссины, что значит самые смелые. Они исполняли все по закону, но пользовались и другими писаниями, явившимися после закона; однако большую часть позднейших пророков отвергали.

Назареи, что значит необузданные, запрещают всякое мясоястие, вовсе не вкушают одушевленнаго, в Пятокнижии святыя имена патриархов до Моисея и Иисуса Навина принимают и верят в них, разумею Авраама, Исаака, Иакова и старейших, а также самого Моисея, Аарона и Иисуса. Учат однако же, что Пятокнижие не Моисеево писание, и утверждают, что вместо сего есть у них другия писания.

Иродиане по всему были иудеи, но Христом признавали Ирода и сему последнему воздавали честь и приписывали имя Христа.

Вот первое отделение, содержащее в себе обличение всех двадцати ересей; тут же и разсуждение о пришествии Христовом и изложение исповедания истины, единой и единственно истинной веры Божией.

Доселе излагаемо было опровержение бывших до Христа двадцати ересей и слово о вере и о пришествии Христа во плоти. Когда вскоре последовало пришествие во плоти Господа нашего Иисуса Христа, оно застигло вышеупомянутыя семь ересей в Иерусалиме, и сила Его угасила и разсыпала сии ереси. Все прочия ереси произошли уже после Его пришествия, — после благовещения Марии в Назарете и зачатия Слова, сшедшаго с неба из недр Отчих, рожденнаго предвечно и безначально, пришедшаго же в последние дни, Бога Слова, истинно рожденнаго от Бога Отца, единосущнаго Отцу и ни в чем не инаковаго со Отцем, но непреложнаго и неизменяемаго, всецело безстрастнаго, но состраждущаго нашему роду, сошедшаго с неба, зачатаго во утробе не от семени мужескаго, но истинно от Духа Святаго, возимевшаго тело от Марии, создавшаго Себе плоть от святых ложесн, приявшаго душу человеческую и ум, и все, что есть человек, соединившаго в Себе с Своим Божеством. Сей Бог — Слово, рожденный в Вифлееме и обрезанный принесен был в Иерусалим, принят здесь в объятия Симеоном, исповедан Анною пророчицею, дочерью Фануиловою, и отнесен был в Назарет. В следующий год пришел (в Иерусалим), чтобы явиться пред Господом, ради родства отнесен был Материю в Вифлеем, потом опять взят был в Назарет. В течение втораго года снова приходил в Иерусалим, носимый Своею Матерью; в Вифлееме с Своею Матерью и Иосифом, уже старцем, но не оставлявшим Марии, вошел в дом и здесь во второй год по Своем рождении был обретен (волхвами), принял дары, и в ту же ночь, по откровению от Ангела Иосифу, взят был в Египет и оттуда снова, по прошествии двух лет, возвратился, когда Ирод умер, преемником же его сделался Архелай.

Спаситель раждается в Вифлееме иудейском; в тридцать третий год Ирода, и в сорок второй царя Августа, удаляется же в Египет в тридцать пятый год Ирода, а возвращается из Египта по кончине Ирода. По этому в тридцать седмой год того же правления Иродова Господь был отроком четырех лет, когда Ирод, по исполнении тридцати семи лет, кончил жизнь. Архелай же царствует девять лет; в начале его царствования Иосиф с Мариею и Отроком, услышав, что царствует Архелай, удалился в страны галилейския и поселился в Назарете. Архелай же родил Ирода младшаго, и Ирод по преемству воцаряется в девятый год царствования отца Архелая. От пришествия Христова во плоти считалось тогда тринадцать лет. В осмнадцатый же год Ирода, прозваннаго Агриппою, начал Иисус проповедь и тогда приемлет крещение от Иоанна, и проповедует лето приятно (Лук. 4, 19), не встречая прекословия ни от кого (Лук. 2, 34) ни из иудеев, ни из еллинов, ни из самарян, ни из другаго какого народа; потом во второй год проповедывал, встречая прекословие, когда правлению того же Ирода был девятнадцатый год, а Спасителю тридцать вторый. В двадцатый же год Ирода, называемаго четверовластником, совершается спасительное страдание и безстрастие, вкушение смерти крестной, когда Господь пострадал воистину, но пребывал безстрастным по Божеству. Христу пострадавшу за ны плотию, говорит Божественное Писание (1 Петр. 4, 1); и еще: умерщвлен убо быв плотию, ожив же духом (1 Петр. 3, 18). и так далее. Пригвождается ко кресту, погребается, Божеством и душею сходит в преисподняя, пленяет плен, и востает тридневен с тем же святым телом [9], соединив тело с Божеством, уже не страждущее, не обладаемое смертию, как говорит Апостол: смерть Им ктому не обладает (Рим. 6, 9). Тоже по истине тело, туже плоть, туже душу, тоже все; и не иное какое тело, но тоже самое Господь облек силою и соединил в едином единстве, в едином Божестве, плотское соделав нетленным, телесное духовным, грубое тонким, смертное безсмертным, вовсе невидевшим истления, так как не оставися душа Его во аде (Деян. 2, 31); тело Его не уклонилось хотя и отчасти ко греху, ум не осквернялся обращением к худшему; напротив того, Он воспринял на себя все человеческое, но все сохранил совершенным, так как Божество истинным потребностям, телесным и душевным, и от ума человеческаго получающим удостоверение, дало место в истинном вочеловечении: разумеются голод и жажда, плач и скорбь, слезы и сон, утомление и упокоение. Это — не вид греха, но признак самаго истиннаго человечества, при чем истинно соприсущее человечеству Божество не терпит того, что свойственно человечеству, а напротив, Божество соизволяет на то, что благословно и состоит вне греха и обращения к худшему. Но Он и воскрес, и вошел дверем заключеным, дабы предъявить утонченным тело грубое, имевшее мясо и кости. Вошедши, Он показал руки и ноги, и прободенныя ребра, кости и жилы, и прочее, в доказательство, что видимое — не призрак. Так Собою Он исполнил обетованное нашей вере и надежде, все совершив, и вкушая и пребывая с учениками не призрачно, но истинно; и наставляя, учил проповедывать воистину царство небесное, давая разуметь великую и самую главную тайну ученикам, и говоря: научите языки (Матф. 28, 19), то есть, обратите народы от порока к истине, от ересей к единому Божеству, крестяще их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, в Господне именование Троицы, святую и царскую печать, дабы показать этим именованием, что нет никакого изменения в едином единстве. Ибо крещаемым повелевается креститься во имя Отца (несомненное славословие), во имя Сына (наименование неимеющаго ни в чем недостатка), во имя Святаго Духа (неразрывное единение, не отчужденное от единаго Божества).

Он вознесся на небеса с тем же телом и душею, и умом, соединив их в одно единство и в одну духовную Vпостась, и совершив их обожение, возсел одесную Отца. Он послал во всю вселенную проповедниками — Симона Петра, Андрея брата его, Иакова и Иоанна, сынов Зеведеевых, которых давно избрал, Филиппа и Варфоломя, Матфея и Фому, Иуду и Фаддея, Симона Зилота и Иуду Искариота, сделавшагося предателем Его, равно как и иных семдесят два, из которых семь были поставлены для призрения вдовиц: Стефан, Филипп, Прохор, Никанор, Тимон, Пармен и Николай. Кроме их Матфий, вместо последняго Иуды сопричислен был к двенадцати апостолам; после же всех этих Марк, Лука, Иуст, Варнава и Апеллес, Руф, Нигер и прочие из семидесяти двух. А после всех их Павла, святейшаго апостола, избрав собственным Своим гласом с неба, послал как апостола и вместе проповедника язычников и совершителя апостольскаго служения. Павел встречает Луку, одного из семидесяти двух разсеявшихся, и делает его своим спутником и сотрудником в благовествовании. Так совершалось дело благовествования даже до сего времени. Этим да будет у меня окончено слово о двадцати ересях и об изложенном по порядку в сокращении евангельском просвещении мира, совершенном чрез Христа и учеников Его. Можно было бы собрать и еще подобное сему и приложить предречения и пророчества из закона и псалмов, и других книг, усмотреть всю последовательность и связь, и в точности уразуметь, что неложны, но истинны и предвозвещены во всем Ветхом Завете, и несомненны — пришествие Христово и евангельское учение. Но чтобы из сего сочинения не вышло чего либо слишком обширнаго, удовлетворюсь сделанным доселе.

Идя далее, я опишу также мнения, явившияся в мире сь худою целию.

Вот что содержится во втором отделении первой книги, в котором разбирается тринадцать ересей. Из них первая ересь — Симона волхва, который явился вскоре после Христа, когда еще проповедывали апостолы, и от Котораго приверженные к его ереси названы симонианами. Он вышел из Самарии, из селения: Гитфы и принял на себя имя Христа. Учил студодеянию, гнусному совокуплению, без различения жен. Воскресение тел отвергал и говорил, что мир не от Бога. Изображение свое и бывшей с ним блудницы Елены, как бы Зевса и Афины, передал ученикам своим для поклонения. Называл себя самарянам — Отцем, а иудеям — Христом.

Менандриане происходили от некоего Менандра, который кое–чем отличался от симониан и говорил, что мир сотворен ангелами.

Саторнилиане усилили в Сирии студодеяние симониан, но к большому изумлению проповедуют нечто иное против симониан; они получили начало от Саторнила, который и сам, подобно Менандру, утверждал, что мир приведен в бытие ангелами, но только семью, вопреки воле Вышняго Отца.

Василидиане в тоже студодеяние посвящены Василидом, который вместе с Саторнилом учился у симониан и менандриан, держится одинаковаго с ними образа мыслей, но кое–в чем и разнится от них. Он говорит, что небес триста шестьдесят пять, и придает им ангельския имена. Поэтому, говорит он, и год состоит из стольких дней, и имя: аврасакс [10] содержит в себе тоже число 365 и есть священное имя.

Николаиты — от Николая, поставленнаго апостолами при вдовицах. По ревности к супруге своей он вместе с другими учил последователей своих совершать студодеяние и ввел в употребление имена: Кавлаках, Пруник и другия варварския имена.

Гностики, принявшие теже самыя ереси, сами более всех с неистовством предаются срамоте; в Египте называются они стратиотиками и фивионитами, в верхних частях Египта — секундианами, а в других частях сократитами, у иных же — закхеями; другие называють их коддианами, иные зовут их ворворитами.

Карпократиане от какого–то азиатца Карпократа, который учил совершать всякое студодеяние и всякое греховное дело. Если кто, говорил он, не пройдет всего, и не выполнит воли всех демонов и ангелов, то не может взойти на небо и превзойти начала и власти. Говорил также, что Иисус восприял на себя душу разумную, знал и возвещал здесь горнее; и если кто в состоянии поступать подобно Иисусу, такой не ниже Его. А закон, вместе с воскресением мертвых, Карпократ отрицал, также как и еретики произшедшие от Симона. Его последовательницею была в Риме Маркеллина. Втайне сделав изображения Иисуса, Павла Гомера и Пифагора, Карпократ кадил и покланялся им.

Керинфиане и меринфиане, от Керинфа и Меринфа происходившие иудеи, которые хвалились обрезанием и говорили, что мир приведен в бытие ангелами, а Иисус за преспеяние назван Христом.

Назореи исповедуют Иисуса Сыном Божиим, но во всем живут по закону Моисееву.

Евионеи близки к упомянутым выше керинфианам и назореям; к ним примыкают кое в чем ереси сампсеев и елкесеев. Они говорят, что Христос и Святый Его Дух созданы на небе, что Христос пришел на землю сперва в Адаме, и по временам совлекался сего Адама и опять облекался в него. Это, говорят они, совершил Он и при Своем пришествии во плоти. Будучи иудеями, они однакоже пользуются Евангелиями. Мясоястием гнушаются. Воду почитают за Бога, а о Христе, как сказал я, утверждают, что в плотском Своем пришествии Он облекся в человека. Часто омываются в водах, летом и зимою, именно для освящения, как самаряне.

Валентиниане отрицают воскресение плоти, отвергают Ветхий Завет и пророков, хотя читают оный, и что можно протолковать сообразно с их ересию, то принимают. Но привносят некия другия баснословия, измышляя именования тридцати эонов обоего пола, в совокупности приведенных в бытие Отцем всяческих, и их почитают и богами, и эонами. А о Христе говорят, что Он принес тело с неба и прошел чрез Марию, как чрез трубу.

Секундиане, с которыми состоят в связи Епифан и Исидор, и сами допускают теже четы, мудрствуя подобно Валентину, а иное толкуя несколько отлично от него. Кроме того учат и студодеянию. Воплощение и они отрицают.

Птолемеи — также ученики Валентина; в связи с ними состоит Флора. И они говорят о четах тоже, что Валентин и секундиане; но кое–в чем и эти разнятся с ними.

Вот оглавление тринадцати ересей втораго отделения первой книги.

В третьем отделении тойже первой книги содержится тринадцать других ересей следующих:

Маркосии. Некто Марк был соучеником Колорваса. Он также вводит два начала. Отвергает воскресение мертвых. Как–то призрачно, при помощи колдовства, изменяя жидкость в сосудах в синий и багряный цвет, посвящал в свои тайны обольщаемых женщин, Подобно Валентину он также хотел производить все от двадцати четырех стихий.

Колорвасии. И этот Колорвас, точно также излагая тоже самое, но несколько и различествуя от других ересей, разумею ереси Марка и Валентина, иначе учил о порождениях эонов и осмерицах.

Ираклеониты. Они также баснословят об осмерицах, но иначе нежели Марк, Птолемей, Валентин и другие. Кроме того, над головою умирающих у них совершают, подобно Марку, очистительное возлияние из елея, бальзама и воды, произнося над головою очищаемаго от грехов какия–то еврейския слова.

Офиты, прославляющие змия и его почитающие Христом. Пресмыкающееся они держат в каком–то ящике.

Кайяне также вместе с предшествующими ересями отметают закон и Глаголавшаго в законе, отрицают воскресение плоти, прославляют Каина, говоря, что он имел величайшую силу, вместе с тем обожают Иуду, также и сонм Корея, Дафана и Авирона, и даже содомлян.

Сифиане. Эти, наоборот, прославляют Сифа, утверждая, что он произошел вследствие раскаяния вышней Матери, после (отвержения) Каина и убиения Авеля вошедшей в союз (с вышним Отцем) [11] и произведшей чистое семя — Сифа, от котораго потом произошел весь род человеческий. И они сами учили о началах и властях, и о всем, о чем учат другие.

Архонтики. Эти опять все возводят ко многим началам, и говорят, что все существующее приведено ими в бытие. Уличаются и в некоторых срамных делах. Воскресение плоти отвергают и Ветхий Завет извращают. Пользуются же Ветхим и Новым Заветом, каждое речение лукаво приспособляя к своему образу мыслей.

Кердониане происходят от Кердона, принявшаго участие в заблуждении Ираклеона, но переселившагося из Сирии в Рим и предлагавшаго свою проповедь во времена епископа Игина. Этот еретик допускает два противоположныя одно другому начала; говорит, что Христос не есть рожденный, и, подобно другим, отвергает воскресение мертвых и Ветхий Завет.

Маркиониты. Маркион, происходя из Понта, был сын епископа, но, растлив девицу, бежал, потому что отлучен был отцем своим от Церкви. Пришед же в Рим, просил покаяния у начальствовавших в то время над Церковию, но не получил; возставши против веры, стал учить, вводя три начала: доброе, справедливое и злое; учил также, что Новый Завет чужд Ветхаго и Глаголавшаго в нем. Воскресение плоти отвергает. Допускает не одно только крещение, но два и даже три, после падений. За тех, которые умерли оглашенными, дает крещение другим. И женщинам безбоязненно дозволяет преподавать крещение.

Лукианисты. Лукиан, некто древний, а не тот, который был ныне во времена Константина, о всем учил согласно с Маркионом, а об ином учил и излишне против Маркиона.

Апеллиане. И этот Апеллес, подобно Маркиону и Лукиану, учит, охуждая все творение и Сотворившаго. Но не о трех началах, подобно им, учит он, а об одном начале и об одном высочайшем и неименуемом Боге, сотворившем другаго. А этот, приведенный в бытие, оказавшийся злым, сотворил мир по своей злобе.

Севириане. Некто Севир, следуя также Апеллесу, отвергает вино и виноград, баснословя, будто они произошли от драконовиднаго сатаны; и женщину отвергает, говоря, что она имеет начало от злой силы. Вводит также какия–то именования князей и некоторыя тайныя книги. Подобно другим отвергает воскресение плоти и Ветхий Завет.

Татиане. Татиан процветал в одно время с святым Иустином мучеником; а по кончине мученика и философа Иустина, испорченный учением Маркиона, сделался его учеником и учил одинаково с ним и еще иное против него. Говорили, что он происходил из Месопотамии.

Вот оглавление первой книги, в трех отделениях заключающей обличение сорока шести ересей.

В первом же отделенин второй книги, в четвертом по порядку счета от начала отделений, содержится осмнадцать ересей, именно:

Енкратиты, составляющие отрасль ереси Татиана. Они отвергают брак, признавая его делом сатанинским; запрещают также употребление в пищу животных.

Еретики фригийские, они же и монтанисты, принимают Ветхий и Новый Завет, но кроме пророков вводят других пророков: похваляются некиим Монтаном и Прискиллою.

Пепузиане, они же и квинтиллиане, с которыми состоят в связи артотириты. Частию они из фригийских же еретиков, а частию учат другому сравнительно с ними. Чтут, как святыню, какой–то запустелый город Пепузу между Галатиею, Каппадокиею и Фригиею и признают его Иерусалимом (есть впрочем и другая Пепуза). Женщинам предоставляют начальство и священнослужительство. При посвящении в свои таинства умерщвляют какое нибудь дитя. Баснословят, что там, в Пепузе, Христос открылся Квинтилле, или Прискилле, в виде женщины. Употребляют также Ветхий и Новый Завет, переделывая его по собственному разумевию.

Четыренадесятники. Они в один и тот же день года совершают пасху, и в какой день ни придется четырнадцатый день луны, в субботу ли или в день Господень (воскресенье), в тот день и постятся, и вместе совершают бдение.

Названные у нас алогами; это те, которые отвергают Евангелие от Иоанна и проповеданнаго в нем свыше от Отца пришедшаго и предвечно рожденнаго Бога Слово, не принимая Евангелия Иоанна и его Апокалипсис.

Адамиане, у некоторых называемые ересию живаго Адама, содержат учение более достойное смеха, нежели серьезное. Нагими, как из чрева матери, сходятся в одно место мужчины и женщины и таким образом совершают чтения, молитвы и все такое. Как будто ведут жизнь монашескую и воздержническую, не принимают брака и церковь свою почитают раем.

Сампсеи или елкесеи еще доселе обитают в Аравии, — стране, лежащей выше Чермнаго (Мертваго) моря. Они введены в обман некиим лжепророком Елкесеем, из рода котораго еще доселе существовали две женщины Марфус и Марфина, которым еретики покланяются, как богиням. У этих еретиков все весьма близко к учению евионеев.

Феодотиане, последователи Феодота, византийскаго кожевника. Он стоял высоко по еллинской образованности. Во дни тогдашняго гонения схвачен был вместе с другими, и один отпал, тогда как те приняли мученичество. Поелику за уклонение от сего был он в поношении: то по причине обвинения в том, что отрекся от Бога, он умыслил говорить о Христе, что Он простой человек, и так учил.

Мелхиседекиане. Эти чествуют Мелхиседека, утверждая, что он — некая сила, а не простой человек, и все дерзнули возводить к его имени.

Вардисианисты. Этот Вардисан происходил из Месопотамии; сперва держался истинной веры и блистал мудростию, но уклонившись от истины, учил весьма близко к Валентину, за исключением некоторых частей, в которых разнится от Валентина.

Ноетиане. Этот Ноет был из Смирны Асийской. Превознесшись гордостию, с некоторыми иными стал учить, что Христос — Сыноотец, и что один и тот же есть и Отец, и Сын, и Святый Дух. Себя же самого называл Моисеем, а своего брата — Аароном.

Валисии. Эти, как дошло до нас, населяют Вакафу, главное селение Филадельфии аравийской. Приходящих к ним и пользующихся у них гостеприимством они оскопляют. Да и из них самих большая часть — скопцы. Учат и кое–чему другому, исполненному ереси, уничтожают закон и пророков и вводят некоторыя другия студодеяния.

Кафары состоят в связи с римлянином Новатом. Они совершенно отвергают второбрачных и не принимают покаяния.

Ангелики. Этих совсем теперь не стало. Они похвалялись тем, что состоят в ангельском чине, и носили имя ангелов.

Апостолики, они же и апотактики, находятся в Писидии. Они принимают только отрекшихся от мира, и сами дают в том обет. Приближаются же к енкратитам, но мудрствуют и иначе, нежели те.

Савеллиане. Во мнениях сходны с Ноетом, кроме того только, что говорят, будто Отец не пострадал.

Оригенисты, происходящие от некоего Оригена. Это срамники, которые делают то, о чем и говорить непозволительно, и предают свои тела растлению.

Оригенисты другие, от писателя Оригена, прозваннаго адамантовым. Они отвергают воскресение мертвых; учат, что Христос и Святый Дух — твари; рай, небеса и все иное толкуют иносказательно и дерзают говорить, что царство Христово будет иметь конец.

Вот осмнадцать ересей, заключающихся в первом отделении второй книги.

А во втором отделении тойже второй книги, в пятом по вышесказанному счету, содержатся следующия пять ересей:

Павла Самосатскаго, бывшаго епископом Антиохии великой. Он утверждает, что Христа почти нет в действительности, вообразив, что Он есть произносимое устами слово и здесь произошел от Марии. Хотя о Нем и возвещено было пророчески в Божественных Писаниях, однако Он не существовал и только начал бытие от Марии посредством воплощения.

Манихеи и Акуаниты, ученики перса Манеса. Они называют Христа призраком, почитают солнце и луну; молятся звездам, силам и демонам; вводят два начала — злое и доброе. Говорят, что Христос призрачно явился и мнимо пострадал. Ветхий Завет и Бога, в нем глаголавшаго, хулят; о мире же утверждают, что не весь он, но часть его произошла от Бога.

Иеракиты — от Иеракса, из Леонтополя египетскаго, какого–то учителя, отвергавшаго воскресение плоти. Они пользуются Ветхим и Новым Заветом, но брак совершенно отвергают; принимают монашествующих и девственниц, воздержников и вдовствующих; а о детях, еще не достигших зрелаго возраста, говорят, что они не причастны царствию небесному, как не подвизавшиеся.

Мелетиане, составляющие в Египте раскол, а не ересь. Они не молились вместе с падшими во время гонения; а теперь соединились с арианами.

Ариане, они же и ариоманиты. Они называют Сына Божия тварию, а Духа Святаго тварию твари; утверждают, что Христос Спаситель принял от Марии только плоть, а не душу. Был же этот Арий пресвитер Александрийской церкви.

Вот оглавление пяти ересей втораго отделения второй книги, а от начала по порядку пятаго.

В первом отделении третьей книги, в шестом же по вышесказанному счету, содержится семь ересей с расколами, а порядок следующий:

Авдиане, отщепенство и раскол, а не ересь. Они ведут благоустроенный образ жизни, во всем держась веры, как и вселенская Церковь. Большая часть их живут в монастырях. Неумеренно пользуются многими апокрифами; не молятся вместе с нами, порицая наших епископов, богатых людей и других. Пасху совершают особо, в то же время, как и иудеи. В учении есть у них нечто своеобразное; любят спорить, весьма грубо изъясняя выражение: по образу (Быт. 1, 26. 27).

Фотиниане. Этот Фотин, будучи родом из Сирмии, в наше уже время бродивший здесь, мудрствовал подобно Павлу Самосатскому, но кое–чем и различается от него. Он также утверждает, что Христос получил начало от Марии.

Маркеллиане, от Маркелла из Анкиры в Галатии. Шла молва, что в начале он мудрствовал очень сходно с Савеллием. Не смотря на то, что он часто защищал себя и защищал письменно, многие обвиняли его в том, что он остался при тех же мнениях. Вероятно, впрочем, что, переменив свои мнения, он, или его ученики исправились, потому что за него, или за учеников его выступали на защиту некоторые православные.

Полуариане. Они признают Христа тварию, но называют Его так не в точном смысле и не как одну из тварей. Мы называем Его, говорят, Сыном; но чтобы чрез рождение Сына ее приписать Отцу страдания, мы называем Его сотворенным. Точно также и о Святом Духе прямо учат, что Он тварь; отрицая единосущие Сына, хотят называть Его подобосущным; иные же из них отвергали и подобосущие.

Духоборцы. Они о Христе правильно мыслят, но хулят Святаго Духа, уча, что Он тварь, и не будучи Богом, а сотворенным, получил это наименование в несобственном смысле, по своей деятельности; Он, говорят они, есть только освящающая сила.

Аэриане. Этот Аэрий происходил из Понта и до сих пор еще жив на искушение людям. Он был пресвитером при епископе Евстафие, обвиненном в арианстве и лишенном епископства. Когда Аэрий не был поставлен епископом вместо Евстафия, то стал учить многому вопреки Церкви. По вере он совершеннейший арианин, но учит и излишнему против них. Не должно, говорит он, делать приношений за усопших, ни поститься в среду, пяток и четыредесятницу, возбраняет праздновать пасху, и хотя проповедует отречение от мира, однако безбоязненно допускает всякаго рода мясоядение и наслаждения. Если же из его учеников кто желает поститься, тот, говорит он, пусть постится не в установленные дни, но когда хочет. Говорит также, что епископ ничем не отличается от пресвитера.

Аэтиане, от Аэтия киликийца, бывшаго диаконом при Георгие, арианском епископе в Александрии; они же называются и аномеями, а у некоторых евномианами, от некоего Евномия, бывшаго учеником Аэтия и находящагося еще в живых. С сими в связи был также и Евдоксий, арианствующий, но он по страху пред царем Константином отделился от них, и отлучен был только один Аэтий. Евдоксий хотя и остался арианствующим, однако не следовал Аэтию. Эти аномеи, они же и аэтиане совершенно отчуждают Христа и Святаго Духа от Бога, утверждая, что Сын Божий есть тварь, и говорят, что Он даже не имеет никакого подобия Отцу. Они хотят изъяснить природу Бога Отца при помощи Аристотелевских и геометрических умозаключений и таким образом доказать, что Христос не мог произойти от Бога. А произшедшие от Аэтия, так называемые евномиане, перекрещивают всех приходящих к ним, не только православных, но и ариан. Перекрещивают же, как идет молва, обращая ноги крещаемых кверху, а голову вниз. Впасть в блуд или в другой грех они почитают за ничто, ибо ничего, говорят они, не требует Бог, кроме только пребывания в их вере.

Вот ереси и перваго отделения третьей книги, шестаго по общему порядку.

Во втором же отделении тойже третьей книги, а седмом по вышесказанному разделению, каковое отделение есть и конец всего творения, содержатся четыре ереси, а порядок такой:

Димириты, они же и аполлинаристы, исповедующие несовершенное вочеловечение Христа. Из них некоторые называют тело единосущным Божеству. А некоторые из них дерзнули сказать даже и то, что Христос не воспринял душу, и отрицали это, некоторые же, опираясь на изречение: Слово плоть бысть (Иоан. 1, 14), отрицали, что Он принял плоть от созданной плоти, то есть от Марии, но упорно говорили одно, что Слово плоть бысть; напоследок же по какому соображению, не знаю, начали утверждать, что Он не воспринял ума.

Антидикомарианиты, говорящие, что святая Мария Приснодева, после рождения Спасителя, сожительствовала с Иосифом.

Коллиридиане, во имя той же Марии приносящие в один назначенный день года некоторыя печенья (коллириды). Соответственно такому действию их мы и дали им имя, наименовав их коллиридианами.

Массалиане, что значит: молящиеся. К ним примыкают и из прежде бывших еллинских ересей так называемые евфимиты, мартириане и сатаниане.

Это есть и оглавление седмаго отделения, и конец трех книг. Всех же ересей вместе 80. А на самом конце третьей книги, отделения же седмаго, в заключении присоединены: исповедание веры вселенской Церкви, защищение истины, проповедь евангелия Христова и образ вселенской Церкви, которая, от века существуя, по преемству времен, яснее всего открылась в пришествии Христа во плоти.

Как много ум человеческий может собрать великих примеров, и между теми, которых восхваляют, показать, какия разности юнот, имже несть числа! Ибо одне из них достойны похвалы, а другия недостойны. Одни по собственному соображению избирают себе суровый образ жизни и закон и публично ходят в длинных волосах, иные во власянице, а иные братия сидят дома во власянице и посыпанные пеплом; еще иные проводят жизнь в чрезвычайных пощениях и в труде, с юношескою ревностию и совершенною в отношении к Жениху совестию; другие же, как я сказал выше, не правильно, но по какому–то предубеждению ума, упрямо, с юношеским безразсудством поступают вопреки истине. Так Закхей, недавно скончавшийся в горной стране около Иерусалима, провел жазнь, ни с кем вообще не молясь вместе. При этом он, будучи мирянином, дерзновенно касался святых таин и безразсудно решался на священнодействие. Другой некто, который некогда был мужем, повидимому, отличавшимся высотою жизни, живший в монастыре в египетской пустыне, и еще инок обитавший на горе Синайской, — оба они сновидениями увлечены были до того, что, не приняв рукоположения епископскаго, решались сами возседать на кафедре и совершать дела епископския. Иные же, — и таких немало, — по юношескому безразсудству дерзнули, вопреки постановлениям закона, оскоплять себя. Другие, повидимому также юношески смелые, из православных, вопреки правилам церковным, дерзают собирать у себя собрания и даже без разрешения вселенскаго собора перекрещивать приходящих к ним из ариан, когда дело это, как я сказал выше, еще не решено собором, так как люди еще доселе живут смешанно, и из них многие православные лицемерно совершают свойственное священникам, доколе не последует отлучение таковой богохульной ереси, и состоится против нея определение. Из этих таким образом собственною властию перекрещивающих дошло до нашего слуха сведение об одном пресвитере, находящемся в стране ликийской. Есть и в других местах те которые, изе коих каждый молится сам по себе, а вовсе не с кем либо. Иные, вопреки постановлению Церкви, надевают цепи на шею. Поэтому в конце всего разсуждения я сказал о юнотах, неимеющих числа и по собственному соображению юношески поступающих, не ко благу или совершенствованию себя в раз–личных видах мудрости: в благоразумии, мужестве, целомудрии и справедливости. Из них некоторые поступают юношески упрямее других и отвращают себя самих от истины, так что и таким нет числа.

Но единая голубица и святая дева — Церковь исповедует Бога, Отца и Сына и Святаго Духа, Отца совершеннаго, Сына совершеннаго, Духа Святаго совершеннаго, Троицу единосущную; — Сына истинно от Отца рожденнаго, и Святаго Духа не чуждаго Отцу и Сыну; Троицу всегда сущую и никогда не приемлющую прибавления, не имеющую в Себе чего либо подчиненнаго, но возводимую к единому единству и одному началу Бога и Отца. Этою Троицей, Отцем и Сыном и Святым Духом все создано, некогда не сущее, ни существующее вместе с Богом, ни прежде Его бывшее, но приведенное из небытия в бытие Отцем и Сыном и Святым Духом. Сей Отец и Сын и Святый Дух удостоил являться святым Своим в видениях, насколько каждый мог вмещать по дарованию всемогущаго Божества, какое даровало Оно каждому из удостоиваемых, как например созерцать Отца, насколько кто мог слышать глас Его и вмещать. Так устами Исаии он говорил: се уразумеет Отрок Мой возлюбленный (Ис. 52, 13). Это глас Отца. Так и Даниил видел Ветхаго денми (Дан. 7, 13. 9). Это видение Отца. Так и еще у пророка сказано: Аз видения умножих, и в руках пророческих уподобихся (Ос. 12, 10). Это глас Сына. А у Иезекииля сказано: и взя мя Дух Божий, и вывел меня на поле (Иез. 3, 12. 22). Это сказано о Святом Духе. И много подобнаго можно сказать, но мы привели по памяти немногое только отчасти, мимоходом, а для показания свойств Церкви предложим два изречения, из безчисленнаго множества изречений, заключающихся в Божественных Писаниях Ветхаго и Новаго Завета. Церковь исповедует, что Сам Господь создал тело Адаму и вдуну в него дыхание жизни (Быт. 2, 7), сотворив ему душу живую, и что дал закон Моисею Сам Бог Отец, Сын и Святый Дух, едино Божество; — что пророки были посланы тем же самым Божеством; — что Сам Бог наш есть Бог иудеев и христиан, призвавший к оправданию иудеев, не отрицавших пришествия Господа нашего иисуса Христа, спасающаго всех живущих по истинной вере Его и не отрицающих истины проповеди истиннаго и евангельскаго Его учения. Ибо пришел, истинно пришел Единородный: так содержит матерь наша Церковь. Она есть тихое пристанище мира, веселие, дышущее благовонием кипра в винограде (Песн. 1, 13); она приносит нам лозу благословения и дарует нам на каждый день избавляющее от болезней питие — кровь Христову, чистую и истинную.

Церковь учит, что Христос истинно родился от Марии Приснодевы, что не от семени мужа, но от самой святой Девы Он приял тело воистину, а не призрачно, — плоть истинно, тело истинно, с костями, жилами и со всем тем, что есть у нас, ничем от нас не отличаясь, разве только славою Своей святости и Божества и тем, что Он есть сосуд святыни. Все в Нем совершенно безгрешно, и Он имел душу человеческую воистину; при этом мы не утверждаем, будто ум Его есть ипостась. В Нем не было никакого пятна греховнаго, уста Его не солгали, губы Его не произнесли лести (1 Пет. 2, 22), сердце не склонилось к раздражению, ум не совратился к тому, о чем непристойно мыслить, плоть не сделала того, что относится к плотскому. Он есть Бог совершенный от вечности, не пришедший только пожить в человеке, но есть Само Слово вочеловечившееся, не изменившееся по естеству, но совосприявшее в Божество собственное человечество. Он был в утробе Девы воистину, носим был во чреве определенное время, рожден путями рождения непостыдно, чисто, нескверно. Затем был воспитан и взят на руки Симеоном и Анною, был носим Мариею, и начав ходить, отправлялся в путешествие, стал отроком, укрепился возрастом и все имел в Себе в совершенстве, считался по числу лет и по числу месяцев. Он носим был во чреве, родился от жены, был под законом (Гал. 4, 4); пришел на Иордан, крестился от Иоанна, хотя и не нуждался в омовении, но сделал это ради порядка требуемаго истинным вочеловечением Его, не желая нарушить правды законной, дабы исполнена была, как Он Сам сказал (Матф: 3, 15), всякая правда, и дабы показать, что Он облекся в истинную плоть, в истинное человечество. Он сошел в воду, более давая, нежели приемля, скорее доставляя, нежели нуждаясь Сам, освящая ее и облекая силою во образ имеющаго в Нем совершиться, дабы воистину уверовавшие в Него и имеющие веру истинную познали, что Он истинно вочеловечился, истинно крещен был, и таким образом чрез Его снисхождение и сами приступая к Нему, принимали в себя силу Его схождения и просветились Его световодительством, в чем исполнилось бы пророческое изречение: в изменение силы, в дарование спасения от силы хлеба, от Иерусалима получаемой, и от крепости воды. Здесь во Христе утверждается сила хлеба и крепость воды, чтобы не хлеб для нас был силою, но сила, происходящая от хлеба; хлеб есть пища, но в нем заключается сила к оживотворению. И вода не для того только, чтобы делать нас чистыми, но чтобы силою воды, посредством веры, деятельности, надежды, совершения таинств и призывания имени освящающаго мы достигли совершения спасения. Христос вышел из Иордана, услышал глас Отца (Матф. 3, 17), произнесенный в слух бывших тут учеников, дабы показать, Кто есть свидетельствуемый, между тем как Дух Святый сошел в виде голубя, как мы говорили о том в разсуждениях о многих ересях. Чтобы Троица была признаваема неслиянною, Дух принял вид голубя в собственной ипостаси; и Дух возсел на Иисуса и приник к Нему, чтобы виден был свидетельствуемый, дабы плоть Его, как святая и боголюбезная, была засвидетельствована Отцем и Духом, дабы Отец проповедан был как благоволивший и возвестивший при–шествие Сына во плоти, дабы Сын явлен был, как истинный Сын, и дабы исполнилось сказанное: и посем на земли явися, и сь человеки поживе (Варух. 3, 38). После того, как Он вышел из Иордана, Он несомненно и истинно был искушаем от диавола в пустыне и последи взалка (Матф. 4, 2), сообразно порядку и истине плотскаго пришествия. Затем избрал учников, проповедал истину, исцелял болезни, спал, алкал, путешествовал, совершал Божественныя знамения, воскрешал мертвых, подавал зрение слепым, укреплял хромых и разслабленных. Как Он проповедал благовествование истины, царствие небесное, человеколюбие Свое, и Отца и Святаго Духа: так Он же истинно претерпел за нас страдание, во плоти и в совершенном вочеловечении, пострадав воистину на кресте, при чем Божество пребывало с Ним, но не превратилось в страдательное состояние, а осталось безстрастным и неизменным. При этом ясно уразумеваются две стороны дела: Христос страждет за нас плотию, но безстрастен пребывает в Божестве; не так впрочем, чтобы человек был сам по себе, а Божество Само по Себе, но Божество соприсутствовало, однако не страдало по причине чистоты и несравнимости Своего существа. Христос страдал во плоти и умерщвляем был во плоти, во в Божестве всегда жив и воскрешает мертвых. Тело Его погребено было воистину и пребывало три дня бездушным, бездыханным и неподвижным, обвитое плащаницею, положенное во гробе, заключенное под камнем, с наложением печатей; Само же Божество не было заключено, или погребено, но Оно со святою душей снизошло в преисподнюю, извело оттуда пленныя души, сокрушило жало смерти (1 Кор. 15, 55—56), расторгло запоры и вереи несокрушимыя и разрешиило болезни смертныя собственною властию; вышло вместе с душею из ада, при чем не оставися душа Его во аде, ни плоть Его виде истления (Деян. 2, 31; ср. 27 и Псал. 15, 10). Божество воскресило эту плоть, всегда соприсутствуя ей, или воскрес с нею Господь и Бог и Слово Сын Божий, с душею и телом и всем сосудом; так что наконец этот сосуд соединился с духом, и стало духовным самое тело, некогда подлежавшее осязанию и преданное бичеванию по свободному изволению Божества, допущенное до искушения от сатаны и подвергавшееся алчбе, сну, утруждению, печали и сетованию.

Это самое святое тело наконец соединилось с Божеством, так что Божество навсегда соединилось с потерпевшим таковыя страдания телом. Ибо воскрес Иисус и соединил его в Себе, в один дух, в одно единство, в одно словословие, в единое Божество Свое. Он являлся воистину и был осязан Фомою (Иоан. 20, 27 и дал.), вместе с апостолами ел и пребывал с ними сорок дней и сорок ночей (Деян. 1, 3). Он вошел в дом дверем затворенным (Иоан. 20, 19. 26), и вошед, показывал свои жилы и кости, язву гвоздинную и место прободения копием, и теме давал разуметь, что самое тело было истинное, но только соединено было с единым Божеством, уже не ожидая страдания, уже не умирая, как говорит святый апостол: воста Господь, ктому уже не умирает: смерть Им ктому не обладает (Рим. 6, 9). Таким образом подвергавшееся страданию всегда пребывает безстрастным, Божеством — с телом и душею и со всем свойственным человеку, кратко сказать: Само–Богом. Возшед на небеса, Он седе одесную Отца во славе (Евр. 1, 3; 8, 1), не отложив святаго тела, во образовав его в духовное, в совершенстве единаго Божества. Так и наши тела: сеемыя ныне душевными, имеют востать духовными, сеемыя ныне в тлении, имеют востать в нетлении, сеемыя ныне в смерти, имеют востать в безсмертии (1 Кор. 15. 42. 44. 53). Если же таковы будут наши тела, то насколько преимуществует то святое, неизъяснимое, несравнимое и чистое, с Богом соединенное, наконец единственное и единообразное тело? Об этом свидетельствует апостол, говоря: аще и разумехом по плоти Христа, но ныне ктому не разумеем (2 Кор. 5, 16); говоря это Он не отделяет плоти от Божества, но представляет ее как существующую и с Богом соединенную, но существующую уже не по плоти, а по духу святыни из воскресения от мертвых Иисуса Христа Господа нашего (Рим. 1, 4; 8, 1). Его–то Церковь исповедует вместе и Богом, безстрастным и пострадавшим, погребенным и воскресшим, и возшедшим во славе, грядущим судити живым и мертвым, как сказано, воистину, Его же царствию не будет конца (Лук. 1, 33).

И тому верует святая сия матерь наша Церковь, как и ей самой истинно проповедано и истинно заповедано было, что все мы умрем и воскреснем с этим телом с этою душею, со всем нашим сосудом, да приимет кийждо яже содела (2 Кор. 5, 10). Что воскресение мертвых, вечное осуждение, царствие небесное, упокоение для праведников, наследие верных и лик общий с ангелами, соблюдшими веру, чистоту, надежду и заповеди Господни, — что все это есть истинно, — это и проповедано и утверждено, и служит предметом веры, потому что одни воскреснут в живот вечный, а другие — в вечное осуждение, согласно написанному в евангелиях (сн. Иоан. 5, 29 и Матф. 25, 46). Что говорит апостол и все Писания, то является истинным, хотя бы неверующими и худо разумеющими и было принимаемо иначе. Для нас же это вера, это честь, это матерь наша Церковь, спасающая верою, поддерживаемая надеждою и совершаемая любовию Христа в исповедании, в таинствах и в очистательной силе крещения, как сказано: шедше крестите во имя Отца и Сына и Святаго Духа (Матф. 28, 19), во имя Божественной Троицы, не имеющей ничего различнаго в наименовании; но так что один Бог в законе и пророках, в евангелиях и у апостолов, в Ветхом и Новом Завете нам проповедан, возвещен и служит предметом веры, Отец, и Сын и Святый Дух, не Божество, представляющее в Себе какое либо слияние, но Троица истинно совершенная, совершенный Отец, совершенный Сын, совершенный Дух Святый, единое Божество, единый Бог, Которому слава, честь и держава ныне и всегда и во веки веков. Аминь.

Слово въ неделю Ваій

Перевед. изъ S. Patr. nostr. Epiph. Constant. S. Salam. in Cypro Episc. Operr. Tom, II pag. 301–303, ed. Colon. 1682.

Перевед. изъ S. Patr. nostr. Epiph. Constant. S. Salam. in Cypro Episc. Operr. Tom, II pag. 301–303, ed. Colon. 1682.

Тотъ, Котораго непрестанно воспеваютъ и прославляютъ Ангелы, Тотъ на земле, какъ человекъ, преклоняетъ колена предъ Отцемъ и молится, а на небе самъ пріемлетъ молитвы и коленопреклоненія отъ всей твари, видимой и невидимой; на земле, какъ человекъ, алчетъ (Матф. 4, 2; 21, 18), а самъ есть Хлебъ небесный, сшедшій свыше (Іоан. 6, 41. 51); по домостроительству жаждетъ (Іоан. 19, 28), a по Божеству самъ есть источникъ жизни; на земле утруждается (Іоан. 4, 6) по воспринятому (человечеству), а Самъ есть упокоеніе труждающихся и обремененныхъ (Матф. 11, 28).

Онъ–то сегодня добровольно идетъ на смерть, чтобы смертію своею сокрушить имеющаго смерть во власти своей (Евр. 11, 14), а обольщеннымъ отъ него надеждою безсмертія, и умерщвленнымъ даровать безсмертіе. Посему хотя Господь Христосъ, Богъ (сущій) въ Сіоне, шествуетъ не со скипетрами и трубами, но съ совершенною нищетою, не съ мечами, оружіями и копьями, но съ крайнимъ смиреніемъ, не съ оруженосцами, не съ позлащенными щитами, шлемомъ и бронею, но съ крайнею кротостію, безпредельнымъ незлобіемъ и безмерною скромностію: однакожъ сказано: и потрясеся весь градъ, глаголя: кто есть сей? Народи же глаголаху: сей есть Христосъ Сынъ Давида (Матф. 21, 10–11). Онъ входитъ въ храмъ, и какъ истинный Богъ храма, святейшій самаго святилища, изгоняетъ изъ Него недостойныхъ, беззаконныхъ и злонравныхъ священниковъ; а предстоящіе въ храме Божіемъ отроки храмолепно, или лучше, боголепно восклицаютъ Богу храма, Христу Іисусу: осанна, осанна Сыну Давидову (Матф. 21 , 15), дарующему миръ на небеси, и славу въ вышнихъ (Лук. 19, 38)!

Блаженны чаянія Церквей! Блаженны надежды христіанъ! Люди, уверовавъ въ Начальника мира (Ис. 9, 6), и обогатившись миромъ, сделались сожителями Ангеловъ. Христосъ совокупилъ дольнее и горнее, соединилъ бренныхъ съ безтелесными. Радуйтесь во Христе! Еще повторяю, радуйтесь: радуйся зело, дщи Сіоня (Зах. 9, 9), Новый Іерусалимъ, Церковь Божія! Приникни глубже въ таниство твоего празднества! Вознесись превыше видимаго, чтобъ понять духовно (αναγωγιϰῶς) то, что совершается чувственно. Для чего Іисусъ, Который всегда пешешествовалъ, ныне, и только ныне, возселъ на животное, самъ восшедши на оное? Для того, чтобы вразумить насъ о своемъ вознесеніи на крестъ. Какая это противу–лежащая весь? Безъ сомненія, противоположный и противный міру образъ мыслей, усвоенный себе поселеннымъ прямо рая (Быт. 3, 24) человекомъ, къ которому Христосъ и послалъ двухъ учениковъ, то есть, два свои завета, — заветъ Ветхій и Новый. Кто эта ослица? Безъ сомненія, ветхая и прелюбодейная синагога, которая отягчена бременами житейскими, и на которой Христосъ возседалъ до некотораго времени. Кто — осленокъ? Это я, младый и самый необъезженный народъ языческій, на котораго никтоже отъ человекъ вседе (Mapк. 11, 2), — ни законъ, ни страхъ, ни Ангелъ, ни Пророкъ, ни Моисей, ни Писанія, а только самъ Богъ Слово, возлегшій съ нами безсловесными въ ясляхъ, въ Вифлееме, чтобы освободить насъ отъ нашего безсловесія, и потомъ сделать богословами. Что это за отрешеніе осленка? Безъ сомненія, освобожденіе (насъ) отъ идолослуженія и отрешеніе отъ кровавыхъ идольскихъ жертвъ, которое предзнаменовано было прикосновеніемъ жены кровоточивой. Кто суть ропщущіе на отрешеніе осленка и говорящіе: почто отрешаета (Лук. 19, 31) осля привязано (Матф. 21, 2)? — іудеи и демоны. Что это за постиланіе отроками одеждъ? Совлеченіе ветхаго человека, и вместе безобразная нагота и пустота синагоги. Кто богословствующіе младенцы? Безъ сомненія, чада вернаго народа Христовой Церкви. Кто ихъ матери? Купели крещенія, возраждающія верныхъ. Что — сосцы матерей? Два завета, которые оба суть наши учители, напаяющіе насъ млекомъ духовнымь и небеснымъ. Что такое сошествіе Христа съ горы Елеонской? Безъ сомненія, не иное что, какъ сошествіе съ неба къ намъ Бога Слова. Кто — масличныя ветви? Души милостивыхъ. Что такое путь? Путь, который хорошо устилаютъ делами добродетелей, совлекаясь ветхаго человека. Что — финиковыя ветви? Чистыя сердца праведныхь, процветающія какъ финики, и возвышающіяся какъ кедры Ливанскіе, насажденныя въ дому Господнемъ, процветающія (Псал. 91, 13–14) и устремляющіяся горе къ истинному Финику, безъ сомненія, одерживая победу надъ мучителемъ и адомъ, отъ тиранніи которыхъ сами освобождены силою победителя Христа. Кто предшествующіе? Праведные Пророки. Кто последующіе? Апостолы, и мы, вместе съ ними уверовавшіе изъ язычниковъ. Что — градъ? Горній Іерусалимъ. Что — храмъ? Царство небесное, изъ котораго Христосъ изгналъ іудеевъ, какъ недостойныхъ.

Такъ понимай обстоятельства настоящаго праздника. Такъ, соблюдай таинство Владыки, а также и то, что относится къ твоему празднеству… Будемъ вместе съ Ангелами ликовать, съ народомъ рукоплескать, съ осленкомъ прыгать, съ матерями удивляться, съ Апостолами проповедывать, и, сретая Христа, идущаго во Іерусалимъ, хвалить, благословлять и восклицать: осанна, благословенъ грядый, и паки грядый во имя Господне судить міръ свой! Слава Ему, со Отцемъ и Духомъ, во веки. Аминь.

Печатается по изданiю: Святаго Епифанія епископа Кипрскаго, Слово въ неделю Ваій. // Журналъ «Христiанское чтенiе, издаваемое при Санктпетербургской Духовной Академiи». — СПб.: Въ Типографiи Ильи Глазунова и К° — 1841 г. — Часть I. — С. 345–350.

Слово на Великую Субботу

Что это? Отъ, чего ныне такое глубокое молчаніе на земли, и такая тишина? — Отъ того глубокое молчаніе, что почиваетъ Царь. Земля стихла отъ страха, потому–что Господь уснулъ плотію, и воскресилъ усопшихъ отъ века. Господь умеръ плотію, и адъ вострепеталъ; уснулъ Господь на краткое время, и возбудилъ отъ века спавшихъ во аде. Где же теперь, о нечестивые, те шумные и неистовые гласы противъ Христа, кои предъ симъ были слышны? Куда девался народъ, заговоры, спира и дреколіе? Где цари, священники и судіи достойные осужденія? Где светильники, мечи и вопли безпорядочные? Куда скрылся неистовствовавшій народъ и безчестная стража? По–истинне, людіе поучишася тщетнымъ и суетнымъ! Они преткнулись о краеугольный Камень — Христа, но они же и сокрушились; ударились о твердый Камень, и сами разбились; волны ихъ обратились въ пену; связали великаго Сампсона, но Онъ, расторгнувъ вечные узы, погубилъ иноплеменныхъ и беззаконныхъ; Богъ, солнце, Христосъ зашелъ подъ землю, и оставилъ Іудеевъ во всегдашнемъ мраке. Ныне возсіяло спасеніе живущимъ на земли, и находившимся отъ века въ преисподней; ныне возсіяло спасеніе міру видимому и невидимому; сугубое днесь пришествіе Христово, сугубое строительство, сугубое человеколюбіе, сугубое низхожденіе, а вместе и снисхожденіе, сугубое посещеніе человековъ: Богъ приходитъ съ неба на землю, а съ земли въ преисподнюю; врата адовы отверзаются: усопшіе отъ века, радуйтесь, и седящіе во тьме и сени смертной, пріимите светъ велій! Владыка среди рабовъ, Богъ среди мертвыхъ, Жизнь среди смертныхъ; Невинный съ повинными, невечерній Светъ — съ седящими во тьме и сени смертней! Среди плененныхъ — Освободитель; Сущій превыше небесъ — среди населяющихъ преисподнюю. Христосъ на земли — и мы уверовали; Христосъ въ числе мертвыхъ, — снидемъ и мы съ Нимъ въ преисподнюю, и посмотримъ на совершающіяся тамъ тайны; уразумеемъ чудеса сокровенныя подъ землею, производимыя сокровеннымъ (Христомъ).

Узнаемъ, какъ и находящимся въ аде явилось благовестіе. Что же? Ужели Богъ, сошедши во адъ, спасаетъ всехъ безъ разбора? Нетъ. Онъ и тамъ спасаетъ однихъ уверовавшихъ. Вчера являлъ Онъ дела строительства, а ныне — дела владычества; вчера дела немощи, а ныне дела всемогущества; вчера дела человечества, а ныне дела Божества; вчера Онъ былъ заушаемъ по ланитамъ, а ныне сіяніемъ Божества потрясаетъ жилище адское; вчера былъ связуемъ, а ныне Самъ связуетъ тиранна неразрешимыми узами; вчера былъ осуждаемъ, а ныне даруетъ свободу осужденнымъ; вчера надъ Нимъ насмехались слуги Пилатовы, а ныне, увидевъ Его привратники адовы, задрожали отъ страха. Но выслушай существенную причину страданія Христова; и выслушавъ, воспой, прославь и проповедуй великія чудеса Господни; смотри, какъ законъ уступаетъ свое место благодати, какъ проходятъ образы и исчезаютъ тени, какъ солнце наполняетъ вселенную, какъ состарелся Ветхій Заветъ, и Новый утверждается, какъ древняя мимоидоша, и зацвело новое! Во время страданія Христова въ Сіоне было два народа — Іудеи и язычники; два царя — Пилатъ и Иродъ; два Архіерея — Анна и Каіафа; две пасхи совершались — ветхозаветная, которой должно было окончиться, и новозаветная, которая съ сего времени началась; въ тотъ–же вечеръ две жертвы приносились, потому–что совершилось спасеніе живыхъ и мертвыхъ; Іудеи, связывая агнца для закланія въ жертву, устремляли взоры свои къ тени, язычники прибегли къ Солнцу правды — Богу; первые, связавъ Христа, пересылали Его одинъ къ другому, а последніе съ готовностію приняли Его; однихъ жертва состояла изъ скотожертвеннаго (ϰτηνοϑυτον), другихъ — изъ Богоплотнаго (ϑεοσωμον); Іудеи воспоминали исходъ свой изъ Египта; а язычники провозглашали освобожденіе отъ заблужденія. И все где? Въ Сіоне, граде Царя великаго, въ коемъ соделалъ спасеніе посреди земли, посреди двою животну (Авв. 3, 2) познанный Іисусъ Богочеловекъ, источникъ жизни посреди двухъ источниковъ жизни Отца и Духа — животъ отъ живота; рожденный въ яслехъ посреди Ангеловъ и людей; лежащій краеугольнымъ камнемъ посреди двухъ народовъ; проповедуемый вместе посреди закона и пророковъ, явившійся на горе посреди Моисея и Иліи; распятый посреди двухъ разбойниковъ, но исповеданный Богомъ отъ благоразумнаго разбойника: какъ вечный Судія, Онъ возседитъ посреде жизни настоящей и будущей; посреди живыхъ и мертвыхъ ныне соделалъ двоякую жизнь и спасеніе. Я говорю двоякую жизнь т. е. рожденіе и возрожденіе. Слушай дела двоякаго рожденія Христова, и рукоплескай чудесамъ. Ангелъ благовествовалъ Маріи матернее рожденіе отъ Нея Христа, Ангелъ же возвестилъ Маріи Магдалине о страшномъ возрожденіи Его изъ гроба; ночью Христосъ раждается въ Вифлееме, ночью же въ Сіоне и возраждается; по рожденіи Онъ пріемлетъ повитіе пеленами, — и здесь обвивается плащаницею; по рожденіи принесли Ему въ даръ смирну, смирною же и алоемъ Онъ былъ напутствуемъ на погребеніе; тамъ Іосифъ — безмужній мужъ Маріи; а здесь Іосифъ Аримафейскій — попечитель о жизни нашей (Христе); местомъ рожденному служили Вифлеемскія ясли, — и во гробе Онъ возлегъ, какъ въ ясляхъ; о рожденіи Христовомъ первые возвестили пастыри, и возрожденіе Его изъ мертвыхъ первые возвестили также пастыри — ученики Христовы; тамъ Ангелъ возгласилъ Маріи: радуйся, — и здесь, велика совета Ангелъ — Христосъ, возгласилъ женамъ: радуйтеся; чрезъ сорокъ дней после перваго рожденія Христосъ вошелъ въ земной Іерусалимъ, во храмъ, и какъ перворожденный, принесъ Богу две горлицы, — чрезъ сорокъ же дней и по воскресеніи изъ мертвыхъ вознесся въ горній Іерусалимъ, — въ истинное Святое святыхъ, и какъ нетленный Первенецъ изъ мертвыхъ принесъ Богу и Отцу душу и плоть наши, какъ двухъ непорочныхъ горлицъ; и здесь Ветхій деньми Богъ и Отецъ принялъ Его неизреченно въ недра Свои, подобно ветхому Симеону, принявшему Его въ земномъ храме на свои объятія. Если ты считаешь это баснею и слушаешь съ неверіемъ; то осудятъ тебя печати гроба Владычня, оставшіяся неповрежденными по возрожденіи Христовомъ: ибо, какъ родившись отъ Девы, Онъ не повредилъ знаменій девства Матери своей, такъ и воскресъ, не повредивъ печатей гроба. Но послушаемъ священныхъ сказаній, какъ Христосъ, жизнь наша, когда и кемъ положенъ въ гробъ?

Позде бывшу, говоритъ Писаніе, пріиде человекъ богатъ отъ Аримафея, именемъ Іосифъ. Сей приступль къ Пилату, проси телесе Іисусова (Матф. 27, 57–58): — приступилъ смертный къ смертному, испрашивая позволеніе взять Бога смертныхъ; — персть къ персти, испрашивая позволеніе взять Художника всяческихъ; сено къ сену, чтобы получить небесный Огнь; малая капля отъ малой капли принимаетъ Море. Кто виделъ или кто слышалъ что–нибудь подобное? Человекъ отдаетъ человеку Творца человековъ; беззаконникъ обещается отдать Праведника и Законодавца; неправедный судія Судію судей, какъ осужденнаго, предаетъ на погребеніе. Позде бывшу пріиде человекъ богатъ, именемъ Іосифъ. По–истине богатъ, потому–что получилъ всю сложную ипостась Господа; по–истине богатъ, потому–что получилъ отъ Пилата сугубое естество Христово; богатъ, потому–что удостоился получить безценный Маргаритъ; по–истине богатъ, потому–что носилъ Сокровищницу преисполненную Божествомъ. Какъ не признать его богатымъ, когда онъ стяжалъ Жизнь и Спасеніе міра? Какъ не богатъ Іосифъ, получивъ въ даръ Питающаго всехъ и Владычествующаго надъ всемъ? Позде бывшу, потому–что Солнце правды зашло уже во адъ; посему и пришелъ человекъ богатъ отъ Аримафея, именемъ Іосифъ, потаенъ же страха ради Іудейска. Пришелъ и Никодимъ, приходившій ко Іисусу нощію. Тайна изъ тайнъ сокровеннейшая! Приходятъ два потаенные ученика сокрыть Іисуса во гробъ, своимъ утаеніемъ поучая утаенному во аде таинству утаеннаго въ плоти Бога! Изъ нихъ одинъ другаго превосходитъ усердіемъ ко Христу: — Никодимъ заслужилъ похвалу щедростію на смирну и алое, а Іосифъ смелостію и дерзновеніемъ предъ Пилатомъ: потому–что онъ, отвергнувъ страхъ, дерзнувъ вниде къ Пилату, и проси телесе Іисусова. Смотри, какое благоразуміе являетъ Іосифъ предъ Пилатомъ, чтобы достигнуть желаемой цели; съ какою скромностію говоритъ Пилату, дабы, огорчивъ его, не лишиться желаемаго. Такъ, онъ не говоритъ ему: дай мне тело Іисуса, который предъ симъ помрачилъ солнце, расторгъ камни, поколебалъ землю, отверзъ гробы и раздралъ завесу церковную; но что же? Предлагаетъ ему самую маловажную просьбу. Судія! Я пришелъ, говорилъ онъ, предложить тебе небольшую просьбу: — позволь мне похоронить мертвое тело того Іисуса Назарянина, котораго ты осудилъ; Іисуса беднаго, неимеющаго дома, повешеннаго, обнаженнаго, презираемаго, Іисуса — сына тектонова; Іисуса связаннаго, который обиталъ подъ открытымъ небомъ, странника неведомаго, всеми небрегомаго. Дай мне сего странника: ибо какая тебе польза въ его теле? Дай мне сего странника, потому–что онъ пришелъ изъ дальней страны, дабы спасти странниковъ; онъ сошелъ въ темную область, дабы возставить странника; дай мне сего странника, потому–что онъ и онъ одинъ есть истинный странникъ; дай мне сего странника, отчизны коего мы странники не знаемъ; дай мне сего странника, отецъ коего неизвестенъ намъ странникамъ; дай мне сего странника, коего место, рожденіе и образъ бытія неизвестны намъ странникамъ; дай мне сего странника, который проводилъ странническую жизнь среди странниковъ; дай мне сего странника Назарянина, неимевшаго где главу подклонити, дай мне сего странника, который, подобно страннику на чужой земле, не имелъ собственнаго жилища, даже родился въ ясляхъ; дай мне сего странника, который изъ самыхъ яслей долженъ былъ спасаться бегствомъ отъ Ирода; дай мне сего странника, который даже въ пеленахъ привиталъ въ Египте, не имелъ града, веси, дома, жилища и родства, и обиталъ въ чужой стране; дай мне, игемонъ, сего нагаго, висящаго на древе: я покрою его, покрою того, кто покрылъ наготу моего естества; дай мне сего мертвеца, который есть вместе Богъ: я покрою его, потому–что онъ покрылъ мои беззаконія; дай мне, игемонъ, сего мертвеца, который во Іордане похоронилъ мой грехъ. Я ходатайствую о мертвеце, который отъ всехъ терпелъ обиды, котораго другъ продалъ, ученикъ предалъ, братія гнали, а рабъ заушилъ; ходатайствую о мертвеце, коего осудили те самые, кого онъ освободилъ изъ рабства; я прошу, игемонъ, о мертвеце, у котораго нетъ отца на земле, нетъ друга, ученика, родственника, нетъ погребателя; Онъ одинъ единородный единаго Отца, Богъ въ міре, и нетъ другаго, кроме Его.

Когда Іосифъ сказалъ такимъ образомъ Пилату; то сей приказалъ отдать ему всесвятое тело Іисусово. Іосифъ, пришедъ на Голгофу, снялъ съ древа Бога во плоти, и положилъ на земли; а такимъ образомъ лежалъ долу простертый Тотъ, кто всехъ влекъ горе; Жизнь и Дыханіе на краткое время делается бездыханною; Творецъ многоочитыхъ делается незрящимъ; Воскресеніе всехъ повержено было на землю; Богъ, возставляющій мертвыхъ, умерщвляется плотію и умолкаетъ громъ слова Божія. Вземлется руками содержащій небо дланію. Скажи, скажи, Іосифъ! какъ это ты совершаешь страшное погребеніе тела Іисусова? Не ужасаешься ли носить на рукахъ Того, коего трепещутъ херувимы? Съ какимъ страхомъ обнажаешь божественную плоть Его? Не трепещешь ли, устремляя взоръ на обнажаемое естество плоти — преестественнаго Бога? Скажи мне, Іосифъ, какъ положишь ты на востокъ умершаго, который самъ есть Востокъ востоковъ? Какъ ты своими перстами закроешь очи Іисуса, который пречистыми перстами своими отверзъ очи слепому? Какъ сомкнешь уста Того, кто развязалъ языкъ немому? Какъ сложишь руки того, кто исцелилъ изсохшую руку; какъ спеленаешь ноги Того, кто исцелилъ хромаго; какъ возложишь на одръ Того, кто сказалъ разслабленному: возьми одръ твой и ходи; какъ проліешь миро на небесное Миро, себя истощившее и освятившее міръ? Какъ отрешь еще точащее кровь ребро Іисуса, исцелившаго кровоточивую? Какъ омоешь тело Бога, омывшаго и очистившаго всехъ? Какіе возжжешь светильники для истиннаго Света, просвещающаго всякаго человека? Какія воспоешь погребальныя песни Тому, кого неумолкно славословятъ небесныя воинства? Какъ будешь оклакивать Того, кто оплакивалъ умершаго Лазаря, и чрезъ четыре дня воскресилъ его? Какъ будешь оплакивать Того, кто даровалъ всемъ радость и разрушилъ печаль Евину? Я ублажаю, Іосифъ, твои руки, прикасавшіяся къ источавшимъ еще кровь рукамъ и ногамъ Іисусовымъ; ублажаю твои руки, осязавшія рану, точащую кровь; ублажаю твои уста, прикасавшіяся къ устамъ Іисусовымъ, и почерпавшія оттуда Духа Святаго; ублажаю твои очи, смотревшія на очи Іисусовы и почерпнувшія оттуда светъ истинный; ублажаю твое лице, приближавшееся къ лицу Божію; ублажаю твои рамена, носившія Носящаго всехъ; ублаюаю твою главу, на которую склонялся Христосъ — Глава всехъ; ублажаю твои длани, коими ты носилъ Носящаго всяческая; ублажаю Іосифа и Никодима, ибо они прежде херувимовъ носили на себе Бога, прежде шестокрылатыхъ послужили Богу, покрывъ Господа не крылами, но синдономъ; Іосифъ и Никодимъ носили на раменахъ своихъ Того, кого трепещутъ херувимы, и все чины безплотныхъ ужасаются. Пріиде Іосифъ съ Никодимомъ: посему стекся сюда и весь божественный соборъ Ангеловъ; предваряютъ херувимы, стекаются серафимы, носятъ престолы, покрываютъ шестокрылатые, трепещутъ многоочитые, видя Іисуса съ угасшимъ зреніемъ; силы спокрываютъ, воспеваютъ начала, ужасаются чины; изумляются все воинства превыспреннихъ силъ, и въ удивленіи спрашивають другъ–друга: что значитъ это необычайное и непостижимое зрелище? На земле смертные безпрепятственно смотрятъ на того Бога, на котораго не смеемъ взирать мы безплотные; Іосифъ и Никодимъ свободно погребаютъ Того, которому съ благоговеніемъ предстоятъ херувимы. Какъ изшелъ Сущій въ недрахъ Отчихъ? Какъ пришелъ на землю Исполняющій всяческая? Какъ открылся Сокровенный отъ всехъ? Совершенный Богъ, пребывающій горе съ Отцемъ, долу съ Матерію является совершеннымъ смертнымъ. Никогда не являвшійся намъ, какимъ образомъ является человекамъ, и какъ человекъ, и вместе какъ человеколюбивый Богъ? Какъ Невидимый сталъ видимымъ? Какимъ образомъ Невещественный воплотился? Какъ Безстрастный пострадалъ? Какъ Судія предсталъ судилищу? Какъ Жизнь, вкусила смерти? Какъ Невместимый вмещается во гробе? Какъ обитаетъ во гробе сый въ недрехъ Отчихъ? Какъ входитъ во врата пещеры Тотъ, кто отверзъ врата рая? Врата девства не разрушившій сокрушаетъ врата ада? Какъ ученикамъ явился дверемь заключеннымъ? Какъ для людей отверзъ двери царствія небеснаго, врата гроба и печати сохранивъ целыми? Какъ вменяется въ мертвыхъ, Иже въ мертвыхъ свободь? Какъ невечерній Светъ является въ темныхъ и сени смертной? Съ какимъ намереніемъ низходитъ во адъ? Можетъ быть Онъ идетъ возставить осужденнаго Адама. Точно, Онъ идетъ отыскивать первозданнаго, какъ погибшую овцу; точно, Богъ и Сынъ Евы идетъ освободить плененнаго Адама и плененную вместе съ нимъ Еву отъ страданій? Но снидемъ съ Нимъ и возрадуемся, ускоримъ, воспоемъ, поспешимъ увидеть, какъ Богъ примиряется съ людьми: какъ всеблагій Господь освободилъ осужденныхъ. Ибо человеколюбивый по естеству, идетъ съ силою и властію, чтобы извести плененныхъ отъ века, и техъ, коихъ поглотила и отлучила отъ Бога горькая и ненасытная смерть, причислить къ небожителямъ. Тамъ первосозданный и прежде всехъ осужденный Адамъ; тамъ первоумершій и первый праведный пастырь Авель, образъ неправеднаго заколенія пастыря Христа; тамъ Ной, образъ Христа, строителя кивота великой Церкви Божіей, которая спасла зверонравныхъ язычниковъ отъ потопа нечестія чрезъ голубицу — Духа Святаго, и испустила чернаго врана; тамъ Авраамъ, прародитель Христовъ, принесшій безъ заколенія угодную Богу жертву; тамъ Исаакъ, котораго, во образъ Христовъ, Авраамъ связалъ для жертвоприношенія; тамъ Іаковъ, который во аде такъ–же скорбитъ, какъ скорбелъ на земли объ Іосифе; тамъ узникъ Іосифъ, который во образъ Христа, былъ узникомъ во Египте, — а напоследокъ сделался господиномъ; тамъ Моисей — въ такомъ же мраке, въ какомъ былъ, когда его положили въ темный ковчежецъ; тамъ во рве ада Даніилъ, некогда вверженный въ ровъ львиный; тамъ Іеремія, который некогда былъ во рве тинномъ; тамъ Іона, бывшій во чреве китовомъ, во образъ вечнаго и превечнаго Христа; тамъ и богоотецъ Давидъ, отъ коего по плоти родился Христосъ. Но что мне говорть о Давиде, Іоне и Соломоне? Въ темной утробе ада былъ великій Іоаннъ, бóльшій изъ всехъ Пророковъ, который всемъ находившимся въ аде предвозвещалъ Христа; чемъ самымъ и соделался вдвойне Предтечею — проповедникомъ для живыхъ и мертвыхъ; онъ изъ узилища Иродова былъ посланъ во всемірное узилище адское, где отъ века пребывали скончавшіеся праведники и неправедные. Но пророки и все праведники непрестанно молили оттуда Господа, чтобы избавилъ ихъ отъ скорбей и вечно–мрачной ночи; ибо иной изъ нихъ говорилъ: изъ чрева адова услыши гласъ мой! другой: изъ глубины воззвахъ Тебе, Господи, Господи, услыши гласъ мой; одинъ говорилъ: яви лице Твое и спасемся, а другой: седяй на херувимехъ явися; иной говорилъ: воздвигни силу Твою и пріиди во еже спасти насъ, а другой: скоро да предварятъ ны щедроты Твоя, Господи; одинъ: избави душу мою отъ ада преисподнейшаго; а другой: Господи, изведи изъ ада душу мою; одинъ говорилъ: не остави души моей во аде; а другой: да взыдетъ отъ истленія животъ мой къ Тебе, Господи Боже мой. Всемилосердый Господь Христосъ, услышавъ ихъ, не почелъ справедливымъ соделать причастниками своего человеколюбія только техъ, кои жили во время пребыванія Его на земли и после онаго жить будутъ; но и техъ, кои прежде Его пришествія содержались во аде, и сидели во тме и сени смертной; посему людей, находящихся во плоти, онъ посетилъ съ одушевленною плотію, а душамъ разлучившимся съ телами явился съ божественною и пречистою душею, которая, разлучившись съ теломъ, не разлучилась съ Божествомъ. Итакъ поспешимъ сойти умомъ во адъ, дабы видеть, какъ тамъ Онъ обезсилилъ своею силою сильнаго тиранна, и какъ однимъ сіяніемъ безъ оружія обезоружилъ безсмертныя силы; какъ, сокрушивъ врата, отверзъ двери древомъ крестнымъ, какъ попралъ змія и повесилъ главу его, разрушилъ средостеніе, поставилъ непобедимые трофеи, умертвилъ смерть, истлилъ тленіе и возставилъ человека въ первобытное достоинство. Вчера Онъ, отвергая пособіе Ангеловъ, говорилъ Петру: могу представить вящше нежели дванадесяти легеонъ Ангеловъ; а ныне съ Божественною властію, какъ победитель и владыка, сходитъ даже до ада и смерти, въ сопровожденіи безплотныхъ воинствъ и чиновъ невидимыхъ, не дванадесяти легеоновъ, но тмы темъ и тысячи тысячъ Ангеловъ, властей, престоловъ, шестокрылатыхъ и многоочитыхъ, дабы уничтожить чрезъ смерть тиранна. Эти чины сопутствовали Ему, не какъ содейственники, но сопровождали Его съ благоговеніемъ, какъ Господа и Царя, потому–что всесильный Христосъ не нуждается въ содействіи; ихъ долгъ и вместе пламенное желаніе предстоять своему Господу и Богу; посему по одному мановенію стремятся другъ предъ другомъ исполнять повеленія, и всегда готовы на брань со врагами и беззаконниками; посему и тогда сходили съ Господомъ Богомъ своимъ во адъ и преисподнія жилища къ заключеннымъ отъ века, дабы въ силе извести узниковъ. Тогда, лишь только светоносное пришествіе Господа съ Божественнымъ сонмомъ осіяло крепко огражденное, безвестное и мрачное узилище и темницы адскія, всехъ предварилъ Архистратигъ Гавріилъ, и произнесъ къ противнымъ силамъ следующее повеленіе: возмите врата князи ваша, а после него возгласилъ Михаилъ: возмитеся врата вечная; потомъ и силы сказали: отстранитесь, беззаконные привратники; а наконецъ и власти со властію: разрешитесь неразрешимыя узы; не думайте, чтобы пришедшій Господь не могъ взойти чрезъ затворенныя двери; Онъ повелеваетъ вамъ, какъ беглымъ рабамъ, взять врата вечная, то есть, сломить ихъ: возмите врата князи ваша, потому–что предстоитъ Христосъ, небесная Дверь; уравняйте путь пришедшему на западъ адскій, Господь имя ему; исходъ Его чрезъ врата смертные; вы сделали входы, а Онъ пришелъ сотворить исходъ; поэтому не медлите, возмите врата и спешите; возмите не медля; а если вы не решитесь на это; то мы прикажемъ самимъ вратамъ взяться безъ рукъ: — возмитеся врата вечная. Въ–следъ за сими словами небесныхъ силъ, врата взялись, узы разрешились, заклепы разпались, основанія узилища поколебались; противныя силы обратились въ бегство. Бросивъ бразды свои, они воскликнули: кто есть сей Царь славы? Кто это совершающій въ аде такія чудеса? Кто этотъ выводящій отсюда усопшихъ здесь отъ века? Кто этотъ разрушающій нашу силу, и изводящій изъ адской темницы отъ века связанныхъ? Между–темъ Господь приблизился къ самой преисподней адской, где особенно стрегомъ былъ въ узахъ первосозданный Адамъ, коего Господь, взявъ за руку, возставилъ, сказавъ: востани спяй и воскресни отъ мертвыхъ и осветитъ тя Христосъ. Я Богъ твой, и со властію повелеваю узникамъ выдти, сушимъ во тьме просветиться, умершимъ воскреснуть; посему и тебе приказываю: возстани спяй, потому–что Я не для того тебя создалъ, чтобы ты содержался во аде; воскресни изъ мертвыхъ; Я жизнь мертвыхъ; воскресни, подобіе Мое, сотворенное по образу моему; встань, выйдемъ отсюда; ты во Мне, и Я въ тебе составляемъ нераздельное лице; для тебя Я, Богъ твой, соделался сыномъ твоимъ; для тебя Я, Господь твой, принялъ зракъ раба; для тебя Я, превысшіи небесъ, сошелъ на землю и въ преисподнюю; для тебя человека Я, въ мертвыхъ свободь, соделался человекомъ; для тебя, изгнаннаго изъ сада, Я преданъ Іудеями въ саду и распятъ на древе. Посмотри на заплеванное лице Мое: заплеваніе Я принялъ за тебя, чтобы возставить тебя въ первобытное достоинство; посмотри на претерпевшія заушеніе Мои ланиты: Я для того принялъ заушенія, чтобы испорченный твой ликъ возставить въ Мой образъ; посмотри на изъязвленный хребетъ Мой: Я для того принялъ бичеваніе, чтобы уничтожить лежащее на хребте твоемъ бремя греховъ твоихъ; посмотри на прободенныя гвоздіемъ руки мои: Я для тебя распростеръ ихъ на кресте; посмотри на пронзенныя ноги Мои: оне пригвождены были ко кресту изъ–за твоихъ ногъ, которыя утекли къ древу преступленія; Я страдалъ для того, чтобы тебя возстановить и отверзть рай; для тебя Я вкусилъ желчь, дабы уврачевать то горькое удовольствіе, которое ты получилъ отъ сладкой для тебя снеди; вкусилъ óцта, дабы уничтожить силу горькой чаши, изъ коей проистекла смерть твоя; принялъ губу, дабы изгладить рукописаніе греховъ твоихъ; принялъ трость, дабы подписать свободу роду человеческому; мое ребро уврачевало рану твоего ребра, мой сонъ возбудилъ тебя изъ адскаго усыпленія; копье, которымъ Я прободенъ, остановило обращенное на тебя оружіе: итакъ возстани, выйдемъ отсюда; врагъ вывелъ тебя изъ рая, а Я тебя возстановляю не въ рай, а на небесный престолъ; Я запретилъ тебе прикасаться къ образному древу жизни, но вотъ Я самъ — Жизнь соединился съ тобою; прежде Я повелелъ херувиму хранить входъ въ рай, а теперь повелеваю херувимамъ служить тебе; ты скрылся отъ Бога по наготе; но вотъ ты сокрылъ Меня, истиннаго Бога, въ себе; ты облекся въ ризы кожаныя, въ доказательство посрамленія своего; но Я, Богъ, облекся въ кровавую ризу плоти твоей: итакъ возстаньте, выйдемъ отсюда, — изъ смерти въ жизнь, изъ тленія въ нетленіе, изъ тьмы въ вечный светъ; возстаньте, выйдемъ отсюда, — изъ скорби въ радость, изъ рабства въ свободу, изъ плена въ райское наслажденіе, отъ земли на небо: ибо Я для того и умеръ и воскресъ, да и живыми и мертвыми обладаю; возстаньте, выйдемъ отсюда: ибо Отецъ мой небесный ожидаетъ овцу погибшую; девяносто девять овецъ, то есть, Ангеловъ ожидаютъ со–раба своего Адама, когда онъ воскреснетъ, когда возстанетъ и взойдетъ къ Богу. Херувимскій престолъ уготованъ; имеющіе вознести васъ на небо быстры въ исполненіи повеленій; небесныя селенія уготованы; сокровищницы благъ открыты; царство небесное прежде вековъ уготовано; человека ожидаютъ такія блага, какихъ око не виде, ухо не слыша, и кои на сердце человеку не взыдоша. По произнесеніи сего Господомъ воскресаетъ съ Нимъ и въ Немъ соединенный Адамъ, воскресаетъ и Ева, и многія другія телеса, верою отъ века усопшія, воскресли, проповедуя тридневное воскресеніе Господне, которое и мы верующіе встретимъ, светло узримъ и обнимемъ, радуясь съ Ангелами, торжествуя съ безплотными, и прославляя Христа, воскресившаго насъ изъ тленія и оживотворившаго. Ему слава и держава со безначальнымъ Его Отцемъ, и со Всесвятымъ и благимъ и животворящимъ Духомъ, ныне и присно и во веки вековъ. Аминь.

Печатается по изданiю: Святаго Епифанія, епископа Кипрскаго, слово на Великую Субботу. // Журналъ «Христiанское чтенiе, издаваемое при Санктпетербургской Духовной Академiи». — 1846 г. — Часть II. — с. 27–50.

Слово на Святое Воскресение Христово

Ныне прекращен плач смертных и воссиял свет Воскресения — знак высшей Божией любви к нам. Ныне смерть, которой должен был подвергнуться человек, Христос разрушил Своей смертью, представив в цену искупления: за душу — душу Свою, за тело — Тело Свое, за человека — Человека, за смерть — смерть. Какой праведник когда–либо умирал добровольно за неправедных, или отец за сына, или сын за отца? Но Господь сделал это за нас. Он не только создал нас во Адаме, но еще возродил духом в Своем страдании.

Итак, нечестивые иудеи умертвили своего Благодетеля и воздали Ему за благодеяния — злом, за радости — огорчением, за жизнь — смертью. Повесив на Древе, они умертвили Того, Кто воскрешал их мертвых, исцелял болящих. Подивитесь, все народы, неслыханной дерзости этого вероломного народа! Иудеи повесили Повесившего всю землю, пригвоздили ко Кресту Утвердившего вселенную, осудили Измерившего Небеса, связали Разрешающего грешников, напоили оцтом Того, Кто напаяет людей правдою, и в пищу дали желчь Любящему правду, — пронзили руки и ноги Тому, Кто врачевал сухоруких, заставили смежить очи Того, Кто отверзал очи слепых, погребли Того, Кто воскрешал их мертвецов.

О, новое таинство и непостижимое чудо! Осужден Судия, связан Разрешивший узников, на Крест возведен Утвердивший землю, повешен Повесивший вселенную, осужден Измеривший небеса, напоен желчью Жизнодавец, умер Творец жизни, погребен Возвративший жизнь умершим (потому что, когда Господь висел на Древе, гробы и ад отверзлись, мертвые воскресли и многие явились во Иерусалиме, где совершалась эта тайна Христова. И хотя плоть Его была пригвождена ко Кресту, но попрала смерть).

Ангелы и Силы небесные, увидев страдание Христово, изумились и ужаснулись; тварь в ужасе и удивлении вопрошала: что бы такое значило это новое таинство? Судия осуждается — и молчит; на Невидимого смотрят — и Он не скрывается; схватывают Необъятного — и Он благодушно сносит, Неизмеримый измеряется — и не противится, Бесстрастный страдает — и не воздает, Бессмертный — умирает, Живый на Небесах — предается здесь погребению и долготерпит… Что за цель этой необыкновенной тайны, если не спасение людей?

Смерть тотчас поверглась к ногам Иисусовым; ад пленен с торжеством, и все силы его отступили, лишь только услышали голос Христов. Ад отверзся, медные врата его стерлись, вереи железные сокрушились, и души святых востекли за Христом, лишь только Он воззвал к душам, связанным в сени смертной, чтобы они вышли, лишь только возвестил им жизнь. Тогда–то исполнились слова Писания: яко сокруши врата медная, и вереи железных сломи (Пс. 106, 16). Вслед и земля возопила: «Господи! Избавь меня от бед, освободи от гнева, разреши от клятвы, из–за которых я принимала в недра свои кровь и тела человеческие, приняла даже и Твое Тело!»

Господь воскрес в третий день, научая нас поклоняться в Троице Единице. Во Христе спасены все народы: хотя один Он был судим, но спасено бесчисленное множество, поскольку Господь умер за всех. Для того Он облекся во всего Человека, проник в самую высоту Небес, вознесся на высоту славы Своего царствования, принесши в дар Отцу не злато и серебро, не камни драгоценные, но — Человека, созданного по образу Его. А Отец, вознесши Его, посадил на Престоле одесную Себя, доколе не положатся враги под ноги Его, ибо Он придет судить живых и мертвых, и Царствию Его не будет конца, ибо Отцу и Сыну и Святому Духу слава принадлежит всегда, ныне и во веки веков. Аминь.

Воскресение Господне. Святая Пасха. Издательство Московской Патриархии. С. 24–26.

Слово якорное

Сей божественный и великий отец наш Епифаний происходил из Елевферополя, что в Палестине, где и был отцем монахов. Но сначала отшельничествовал в Египте и, пробывши там до конца двадцатого года возраста своего, опять возвратился в округ Елевферопольский, основав в нем монастырь. Книга же его называется Слово якорное, потому что на подобие якоря направляет ум, заботящийся о жизни и спасении; так как содержание ея объемлет многие части учения веры: разумею учение о единосущии Отца и Сына и Святого Духа, о совершенном пришествии Христа во плоти, о воскресении мертвых, о жизни вечной и суде как над плотию, так равно и над душею; также учение против идолов и против ересей каждой в отдельности, против иудеев и других. Содержит она также и имена осмидесяти ересей и разъяснение различных вопросов из Божественного Писания. Написана же она для живущих в Суэдрах Памфилийских, которые просили о том посланиями, поставленными впереди всего рассуждения. А случилось это на девяностом году от вступления на престол Диоклитиана [12], на десятом году царствования Валента и шестом — Грациана [13].

Господину богопочтенному Епископу Епифанию Матидий и Тарсин, новопоставленные пресвитеры вселенской Церкви в Суэдрах, желают о Господе радоваться.

Враг человеческий диавол имеет обыкновение разнообразно смущать и посевать свои семена в простейших и еще не утвержденных в вере во Святую Троицу. Твердое убо основание, по написанному, стоит, имущее печать сию: позна Господь сущые Своя (2 Тим. 2, 19). А удобопреклонные ко всему еретики, оставив хулу на Иисуса, иначе нечествуют против Бога, поднимая язык свой против Святого Духа и произнося оскорбление против неба. Однако же, хотя безчисленное множество людей поколебалось, мы сами благодатию Господнею стоим в здравой вере, совершенно ни в чем не уклонившись от правого и здравого учения. И многие из тех, которые, казалось, были обольщены, благодатию Господнею укрепились чрез писания достойного памяти и блаженного Епископа Афанасия и благочестивейшего сослужителя твоего Проклиана. Поскольку же остатки злого учения еще есть у некоторых, и вам опытным должно прививать это к хорошей маслине или совершенно отсекать (ср. Рим. 11, 17–22): то ради сего, пиша к богочестию твоему, умоляем благоговеинство твое начертать писание к Церкви нашей и чрез пространнейшее изъяснение изложить правую и здравую веру, для того, чтобы и простейшие и еще колеблющиеся в вере могли быть утверждены священными твоими писаниями и враг Церкви диавол постыжден был святыми молитвами твоими. Будь здрав, честнейший отче.

Владыке души моей, богопочтенному Епископу Епифанию, Палладий желает о Господе радоваться.

Переплывающие великое и пространное море, доколе тихий ветер направляет корабль, мало заботятся о прилежащих к берегам пристанях, думая, что судно без труда переплывет. Когда же подует противный и сильный ветер, причем треволнения отовсюду поднимаются на высоту и покрывают корабль, то очень желают тихой пристани и осматривают всякую близ лежащую страну; если же никуда не могут пристать, то спускаются с корабля хотя на близ лежащий, если б случился, остров, всячески доставляя себе спасение. А приблизившись к нему и ставши под покров выдавшегося вперед мыса, едва–едва могут освободиться от окружающих бед. И мы сами ныне, владыко, оглашенные спасительным словом Божиим, желая избавить себя от мирского мятежа и ввести ладью нашу в тихую пристань Христову, узнали от некоторых, что воздвигаются пустые какие–то и неразумные, как мне кажется, вопрошения о Святом Духе. Говорят, что Он не должен быть спрославляем в Божестве и Господстве, но что Его должно ставить на месте служителя и посланника, и еще худшия того и более низкие о Нем мнения принимают. Посему как бы одержимые непрестанным волнением и тяжкою бурею, но не будучи в состоянии найти никого из находящихся у нас, который был бы способен разрешить те вопросы и изложить нам здравое учение веры, мы принуждены отнестись с этим делом к твоему богочестию, испуская по справедливости и сами такой вопль: наставниче, спаси ны (Лук. 8, 24; Матф. 8, 25). Итак, умоляем твою нелицемерную и правую веру, о которой свидетельствуют и которую возвещают прежняя добрая слава и достоверные свидетели, удостой, на то поставленный Спасителем, терпеливо принять моление наше, и благоволи в священном писании твоем возможно пространнее и яснее изложить учение веры о Святой Троице и послать оное к нам, для того, чтоб и мы, утвержденные им, достигли желаемого, и уже утвердившиеся в сем благочестии возрадовались, а заблуждшие, если возможно, получили врачевание, и Бог во всех прославлен был.

Господам и всечестным моим братиям и пресвитерам: Матидию, Тарсину и Нумерию, и прочим всем сущим с вами, и вожделеннейшим чадам нашим, Палладию и Севирину, возревновавшим благою ревностью и избравшим себе блаженную и превожделенную жизнь в православной вере и совершенном согласии с Церковию; исполняющим изречение Спасителя: аще хощеши совершен быти, продаждь имение твое, и даждь нищим (Матф. 19, 21) и другое: продали имения свои и положили пред ногами Апостол (Деян. 4, 37); и собирающим то, что благоприятно и наиболее полезно душам их, Епифаний, меньший из епископов, и сущии со мною братия желаем о Господе Боге радоваться.

1. Уже потому я мог бы считать себя счастливым, вожделеннейшие, что, не будучи способен к добродетельному житию святых и тщаливых, и объятых ревностью по Боге, я удостоился от них самих быть побужденным к тому, чтобы пробудить свой ум и обратить его к полезному. Ибо смиренный ум наш, всегда стремящийся держаться в безмолвии и не простираться далее положенных для него пределов, имея в виду сказанное у Апостола: да не буду простираться выше меры правила, его же дал нам Бог меру (2 Кор. 10, 13), ныне вынуждается к тому. Отовсюду пришедшия просьбы, — и ваши, управляемые ревностью, от Бога в вас воспламененною, и других единомысленных, разумею ревнующих о православии, также как и просьбы чада нашего Ипатия, прибывшего ко мне с сею целию из страны Египетской, побудили меня отложить всякое малодушие и всякую медлительность, не молчать более и не откладывать до другого раза, а писать учение о вере. Вы и братия наши спрашиваете меня о том, что касается вашего спасения, о твердом основании из Божественного и Священного Писания для учения веры об Отце и Сыне и Святом Духе и обо всем другом касающемся спасения во Христе, именно о воскресении мертвых и о плотском пришествии Единороднаго; о Святом Завете, Ветхом и Новом, и вообще обо всем, в чем состоит совершенное спасение. А я, взяв во внимание таковое предложение вопросов, которых не мало передано было от бывших с Конопсом, братом и сопресвитером моим и от следовавших за ним, также и от других, и от вашей чести, чада мои вожделеннейшия, равно как и от чада моего Ипатия, из Египта ради сего ко мне прибывшего, видя много единогласных решений, встревоженный умом и помыслом, начал размышлять. И решил я, смиренный, по вашему желанию и сообразно изложенному письменно требованию вашему, с готовностью и без колебания приступить к написанию сего моего послания.

2. Очень я изумлен дивным смотрением Господа и Бога нашего, Который, по преизбытку благодати Своей во всем, благоволил дать Святого Своего Духа во истину ищущим Его. Ибо не считаю я ваши и ваших единомысленников требования, письменно изложенные, происшедшими без внушения Божия; но признал движением, появившимся в вас по силе бладати Божией. По истине, — и вы это хорошо знаете, — говорящие согласно с блаженнейшим Петром: Ты еси Христос, Сын Бога живого (Матф. 16, 16), ясно Самим Господом будут ублажаемы, как и сам этот святой ублажен был, слыша слова: блажен еси Симоне вар Иона (Матф. 16, 17), то есть, сын Ионы; ибо отец его назывался Ионою, а вар с еврейского наречия толкуется сын [14]. И это была жизнь, которую дал ученикам Cвоим Единородный Cын, говоря: да живот имут в себе (Иоан. 10, 10), что значит знать единого истинного Бога и Его же послал Он Иисус Христа (Иоан. 17, 3). Словами: единого истинного Бога приводит нас к единоначалию, дабы мы уже не были порабощены стихиям мира, дабы не было в нас многобожия, и к таковому блужению да не простираются помыслы человеческие, но к единству единого истинного Бога: начало бо блужения умышление идолов, говорит Писание (Прем. 14, 12). И Его же послал еси Иисус Христа. Кого же это: Иисуса Христа? — Истинного Бога. Если же Христа Иисуса Бога, как говорит о Нем Иоанн: Единородный, сый в лоне Отчи, Той исповеда (Иоан. 1, 18), то един есть Бог Отец, и един истинный Бог, не таковый, как ложные боги, которых некоторые из еллинов наименовали богами, тогда как они не суть боги; но един истинный Бог, поскольку един от единого Единородный и един только Святой Дух. Троица в единице, и един Бог Отец, Сын и Святой Дух.

3. Но слово Божие так устрашает не удостоившихся Духа Святого: никтоже может рещи Господа Иисуса, точию Духом Святым (1 Кор. 12, 3). Ибо имя Иисуса произносят и иудеи, но не считают Его Господом. И ариане произносят это имя, но утверждают, что Он есть Бог усыновленный, а не истинный, поскольку непричастны Духа Святого. Если кто не приимет Духа Святого, тот не называет Иисуса Господом истинно, Богом истинно, Сыном Божиим истинно и Царем вечным истинно. Пусть вразумятся возъимевшие худое мнение по поводу того, что Единородный Сын Божий совсем не хочет свидетельствовать о Себе Самом. Ибо так сказал Он в Евангелии: аще Аз свидетельствую о Себе, свидетельство Мое ничтожно. Ин есть свидетельствулй о Мне (Иоан. 5, 31). Кто же этот ин? — Возгласивший с неба: Сей есть Сын Мой возлюбленный, о Немже благоволих (Матф. 3, 17; 17, 5). А Тот, Который говорил: аще Аз свидетельствую о Себе, свидетельство Мое ничтожно, потом говорит: аще Аз свидетельствую о Себе, истинно есть свидетельство Мое (Иоан. 8, 14); и еще: та дела свидетельствуют, яже даде Мне Отец (Иоан. 5, 36); и еще: Моисей писа о Мне (Иоан. 5, 46) и: Моисей свидетельствует о Мне. Сначала сказал: аще Аз свидетельствую о Себе, свидетельство мое ничтожно, для того, чтобы истребить самохвальство похваляющихся и одобряющих себя самих, поскольку многие прославляют себя и сами свидетельствуют о себе. А когда говорит: аще Аз свидетельствую о Себе, истинно есть свидетельство Мое, то показывает, что свидетельство Его не есть человеческое, но что Он есть Бог, истинствующий в свидетельстве Своем. Итак Отец есть истинный Бог, Сын — истинный Бог, Дух Святой — истинный, Дух Божий и Дух истины, Троица во едином Духе счисляемая. Ибо об Отце Сам Сын говорит: да знають Тебе единого истинного Бога (Иоан. 17, 3). А тот свидетель, который возлежал на персях Его (Иоан. 13, 23), и который называет Его Богом единородным (Иоан. 1, 18), достоверен. Не приложено же к единородному Богу выражение: Бог истинный, но об Отце написано: истинного Бога. Но и об Отце сказано, что Бог свет есть (1 Иоан. 1, 5), а о Сыне: бе свет истинный (Иоан. 1, 9).

4. Обрати же внимание на точность Писаний. Отец есть свет, но не прибавлено к выражению об Отце: свет истинный; о Сыне же сказано: свет истинный; и никто не смеет говорить иначе. Ибо какой безумец, или лучше, имеющий в себе умоповреждение, осмелится найти для себя повод к хуле в том, что не нашел при том изречении прибавления: истинный. Конечно, если рожденный от Него истинный Сын есть свет истинный, то и родитель Сына, без сомнения, есть свет истинный, как Сам безначально и безлетно родивший Его — свет истинный. И как не должно дерзать об Отце говорить, что Он не есть свет истинный; но мы сами по благочестию разумеем, — хотя это и не написано, — что Он есть свет истинный, и в сем мы не сомневаемся, чтобы не погибнуть: так и о Сыне написано, что Сын есть Бог, хотя и не прибавлено: Бог истинный; но мы безумными казались бы, если–б дерзнули богохульствовать и говорить, что Сын не есть Бог истинный. Ибо достаточно носить это название одному Лицу, находящемуся в полной связи с Троицею, и по Отцу разуметь и Сына Богом истинным и Духа — истинным, так как к каждому имени приложимо равенство истины: к Отцу, — Бог истинный; к Сыну же, — Бог; но в свою очередь к Сыну: свет истинный, а к Отцу: свет; чтобы связав во едино два мнения о Божестве, — об Отце, что Он есть Бог истинный, а о Сыне, что Он есть свет истинный, и об Отце, что Он есть свет, а о Сыне, что Он есть Бог, от понятий: свет и Бог, мы исповедывали единое Божество, а от понятий: Бог истинный и свет истинный — единое единство силы.

5. Так же точно и о Святом Духе: аще Аз иду, приидет Он, говорит Спаситель, Дух истины (Иоан. 16, 7. 13). И еще о Самом Себе: Аз есмь истина (Иоан. 14, 6); в об Отце: Дух Отца Моего глаголяй в вас (Матф. 10, 20); и о Духе: и Дух Мой настоит посреде вас (Агг. 2, 6). Дух же, неизреченно содействуя Сыну, изводит Его в пустыню искуситися от диавола (Матф. 4, 1). И Сам Господь говорит: Дух Господень, Его же ради помаза Мя (Лук. 4, 18; Ис. 61, 1); а Дух Святой в пророках говорит: сил глаголет Господь Вседержитель, говорящий в пророках Господь, утвержаяй гром и созидаяй ветр (Ам. 3, 11; 4, 13): — гром, слышимый людьми; а созидаяй ветр, для произведения дождей, посылаемых от Бога на землю. И о созданиях так говорит: утвержаяй гром и созидаяй ветр: ибо это есть созданное: Возвещая же Христа Сына людям, Он уже не есть созидаяй или утвержаяй, но возвещающий Его людям, как истинно рожденного от Него, несозданного, непреложного, неизменного, всегда сущего от Присносущего, Иоанном проповеданного, Присносущего. Ибо Сый посла мя, говорит Моисей (Исх. 3, 14). И Иоанн: Сый в лоне Отчи, Той исповеда (Иоан. 1, 18). Сын есть сущий, Отец есть сущий, сущий у сущего, рожденный от Него, не слиянный со Отцем, и не начавший бытие (во времени); но всегда сродственный Отцу, а Отец всегда есть родитель Сына. Ибо не было времени, когда Отец не был бы Отцем; не было также времени, когда бы Сын не существовал у единого Отца. Потому что если–б было время, когда Отец не был Отцем, то и Сам Сын был бы Сыном другого Отца, прежде нежели начал бытие Отец Единородного. И думающие быть в отношении к Отцу благочестивыми совершенно нечестивы. В Боге не допускается ни время, ни пора, ни точка времени, ни минута часа, ни мгновение ока, ни полет мысли; но насколько восходит ум твой до постижения Сына и верования в Него, в той же мере разумей и Отца. Самое имя уже имеет значение: когда ты называешь Сына, — говоря о Сыне, разумей Отца: ибо от Сына мыслится и Отец. И когда называешь Отца, ты этим обозначаешь и Сына: ибо во всяком случае Он называется Отцем Сына.

6. Как же ты можешь дерзать и говорить, что Отец не был Отцем, чтобы осмелиться и Сына назвать несуществующим? Если же не дерзаешь прибавлять какое–либо достоинство Отцу (ибо всегда сущее пребывает в тождестве и не нуждается ни в прибавлении, ни в славе, ни в преспеянии): то знай, что не должно богохульствовать, воюя против веры, или лучше, себя самого удаляя от веры, но всегда веруй в вечного Отца, истинно родившего Сына, всегда истинно сущего, сущего у истинного Отца. Потому что Сын всегда есть ни слиянный со Отцем, ни собратний Ему, но истинный Сын от Отца рожденный, сын естественный, а не усыновленный. Сын единосущный Отцу: не сосущный, но единосущный, то есть не без Отца рожденный, как с насмешкой передают некоторые, желающие признавать Сына Сыном по усыновлению, а не по истине. Союзъ–же веры состоит в том, чтобы признавать Его единосущным. Если ты назвал Его единосущным, то сломил силу Савеллия [15]. Ибо единосущие не одну ипостась означает, но и знаменует ипостасного Отца, и ипостасного Сына, и ипостасного Духа Святого. Также когда кто говорит о единосущии, то означает сим не чуждого тому–же самому Божеству, но Бога Сына от Бога, и Бога Духа Святого, от того же самого Божества сущего, а не трех богов. Потому что если мы называем Сына и Отца Богом, то не о двух богах говорим: ибо один есть Бог наш, как говорит блаженный Моисей: Господь Бог твой Господь един есть (Втор. 6, 4). Не говорим о богах, именуя Бога Отца, Бога Сына, Бога Духа Святого, а не богов, потому что в Боге нет многобожия. Тремя же именами называется единое Божество Отца и Сына, и Святого Духа. И не два Сына: ибо один Сын единородный. Так и Святой Дух есть Дух Святой, Дух Божий, всегда сущий со Отцем и Сыном, не чуждый Богу, но от Бога сущий, от Отца исходящий и от Сына приемлющий. Но Сын единородный непостижим, и Дух непостижим, от Бога исходит, но не чужд Отца и Сына; и не так чтобы чрез Него было слияние Отца и Сына, но Троица всегда сущая одного и того же существа; не иное существо помимо Божества, и не иное Божество помимо существа, но тоже самое Божество, и от тогоже Божества Сын и Святой Дух.

7. И Дух есть Святой Дух; а Сын есть Сын; Духъ–же от Отца исходит (Иоан. 15, 26) и от Сына приемлет (Иоан. 16, 14–15); испытует глубины Божия (1 Кор. 2, 10); возвещает то, что относится до Сына (Иоан. 16, 14–15); в мире освещает святых чрез Троицу; есть третий по именованию: Отец и Сын, и Святой Дух. Шедше, сказано, крестите во имя Отца и Сына, и Святого Духа (Матф. 28, 19): по елику Дух есть печать благодати, союз Троицы, не чуждый числа, не разнящийся в именовании, не чуждый дарования, но един Бог, едина вера, един Господь, одно дарование, одна церковь, едино крещение (Ефес. 4, 5). Ибо всегда Троица есть Троица, никогда не приемлет прибавления, так счисляемая: Отец, Сын и Святой Дух; Троица не слиянная; нет в Ней чего–либо разнящегося от собственной Ея единицы; но в совершенной ипостаси совершенный Отец, совершенный Сын, совершенный Дух Святой: Отец и Сын, и Святой Дух. И еще Дух пребывает в дарованиях. Ибо разделения дарований суть, а тойжде Дух: и разделения служений суть, а тойжде Господь: и разделения действ суть, а тойжде Бог, действуя вся во всех (1 Кор. 12, 4–6). Не будем уклоняться от предположеннаго; не будем удаляться от истины. Мы не речи говорим в защиту Бога, но благочестиво мыслим, чтобы не погибнуть; и говорим не как постигающие все: мы говорим то, что, поняли как люди. Честь Божия беспредельно и безмерно превышает наш ум, препрославленна, не приемлет прибавления славы и не терпит отъятия ея: ибо ничего нет в Троице созданного или привзошедшего по времени. Но Отец рождает Сына; и не было времени, когда–бы не было Сына, не было также какого либо времени, в которое Отец не назывался бы Отцем; но был всегда Отец, и был всегда Сын, не собратний, но Сын рожденный неизъяснимо и именуемый непостижимо; всегда сущий со Отцем, никогда не прекращающий бытия. Итак Отец нерожденный и несозданный, и непостижимый. Сын рожденный, но также несозданный и непостижимый. Дух Святой всегда есть, не рожденный, не собратний, не дядя по Отцу, не прародительный, не внучатный, но от того же существа Отца и Сына есть Дух Святой [16] ибо Дух ест Бог (Иоан. 4, 24).

8. Каждое из имен одноименно и не имеет другого значения. Отец есть Отец и не имеет чего либо противоположного или сопряженного с иным Отцем, чтоб не было двух богов. И Сын единородный, Бог истинный от Бога истинного, не имеющий имени Отца и не чуждый Отца, но от единого Отца сущий; Единородный же, чтобы быть одноименным Сыном, и Бог от Бога, чтобы Отец и Сын назывался единым Богом. И Дух Святой единственный, имеющий не имя Сына, не именование Отца, но Дух Святой так называемый, не чуждый Отцу. Ибо Сам Единородный говорит: Дух Отца и: иже от Отца исходит (Иоан. 15, 26) и: от Моего приимет (Иоан. 16, 14–15); дабы не считаем Он был чуждым ни Отцу, ни Сыну, но имеющим то–же существо, то–же Божество, Духом Божественным, Духом истины, Духом Божиим, Духом Утешителем (Иоан. 15, 26), одноименно называемым, не имеющим сравнения, не приравниваемым другому какому либо духу, не называемым именем Сына, или именуемым именованием Отца, чтобы одноименные имена не были равноименными. Имя: Бог принадлежит Отцу, Сыну и Святому Духу. Кто Божий, тот и Бог; например, Дух Божий есть и Дух Отца, и Дух Сына, не по какому–либо сложению, как в нас душа и тело, но между Отцем и Сыном, как от Отца (исходящий) и от Сына (приемлющий), третий именованием: ибо шедше, сказано, крестите во имя Отца и Сына, и Святого Духа (Матф. 28, 19). Если–же Отец крестит во имя Свое, то есть, во имя Бога, и запечатленная в нас о имени Бога печать совершенна; и если Христос крестит во имя Свое, то есть, во имя Бога, и запечатленная в нас о имени Бога печать совершенна: то кто дерзнет воевать против своей собственной души, называя Духа чуждым Божеству? Если (крещение совершается) во имя Бога (Отца), и во имя Сына, и во имя Святого Духа, если (в этомъ) одна печать Троицы, то одна и сила Божества в Троице. Если–же одно только есть Бог, а прочее есть созданное и не есть Бог, то каким образом два связаны во едино печатью совершенства? Итак мы запечатлены в одно царственное имя Отца, а прочее не царственное, но еще под стихиами и созданиями бехом порабощени (Гал. 4, 3). Не могло спасать одно имя Отца, но Бог создал для Себя, по мнению богохульствующих, две другие стихии, чтобы Божество Его восприняло и другие силы, и чтобы Он мог спасти запечатлеваемого Им, и созданный Им человек чрез искупление принял отпущение прегрешений.

9. О пустословие! О богохульство! Откуда вошло в жизнь еще другое, новое неверие, или лучше сказать, зловерие? Зловерие хуже неверия. Неверие, приемля веру, исправится, зловерие–же неисправимо, с трудом может достигнуть спасения, разве только придет на помощь свыше благодать. Поэтому блаженный Петр так говорит единомысленным с Ананиею: почто искусил вас сатана солгати Духу Святому? и далее: не человеком солгал еси, но Богу (Деян. 5, 3–4). Итак, Дух от Отца и от Сына, Которому солгали утаившие от цены (имения), есть Бог. И Павел соглашается с сим словом, говоря: вы–же храм Божий есте, и Дух Божий живет в вас (1 Кор. 3, 16). Итак, Дух есть Бог, как я сказал выше: посему храмом Божиим могут быть названы и святые люди, сделавшие себя жилищем Святого Духа Божия, как свидетельствует самый верховный из Апостолов, удостоенный ублажения от Господа за то, что Отец открыл ему (Матф. 16, 17). Итак, ему открывает истинного Сына Отец, и он ублажается. И Самъ–же Он открывает Святого Своего Духа: это приличествовало первому из Апостолов, твердому камени, на котором создана Церковь Божия, и врата адова не одолеют ей (Матф. 16, 18); а врата адовы суть ереси и ересеначальники. Во всяком случае на нем утверждена вера, на принявшем ключ от небес, на разрешающем на земле и на связующем на небе (срав. Матф. 16, 19). В нем находить можно разрешение всех тонких вопросов веры. Он есть трижды отрекшийся и трижды поклявшийся прежде нежели возгласил алектор. (Матф. 26, 84 и дал.). Обозначая преизбыток любви своей ко Владыке своему, он утвердительно говорил: аще и вси отрекутся от Тебя, аз не отрекуся (срав. Матф. 26, 33): говорю так, на сколько это зависит от человека. Он восплакал при пении петуха (Матф. 26, 76), чтобы истинно исповедать взятие Сына Божия на суд, как не призрачное, а истинное, чтобы плачем при взятии Его, преданного (Иудою), показать, что Он есть истинный человек. Он союзник возлежавшего на персях Иисусовых (Иоан. 13, 23). Ибо сей, научаясь от Сына и от Сына приемля силу познания, открывал; а тот от Отца получал то, чем основал непоколебимость веры. Он с корабля на море Тивериадском нагой уже после призвания (к апостольству) опять ловил рыбу (Иоан. 21, 3, и дал.). А ученик, его–же любляше Иисус (Иоан. 21, 7), то есть, Иоанн, когда сказал Спаситель: дети, еда что снедно имате (Иоан. 21, 5)? и: вверзите мрежу одесную корабля, и обрящете (Иоан. 21, 6) и после того, как ученики поражены были совершившимся по слову, говорит Петру: Господь есть (Иоан. 21, 7) — человек, по плоти рожденный от Марии во истину, а не призрачно, а Дух есть Бог, с небес сошедшии от Отца. От Сына Петр слышит слова: Петр, паси агнцы Моя (Иоан. 21, 15). Таким образом он удостоен пастырства над паствою, хорошо управляет ею силою Владыки своего, исповедует плоть Христову, истинно возвещает о Сыне то, что открыто ему было Отцем, указует Духа и Его достоинство в Божестве, дает Павлу и Варнаве десницу общения с Иаковом и Иоанном (Гал. 2, 9), да при триех свидетелях станет всяк глагол (Матф. 18, 16).

10. Ничто не может быть без двух и трех свидетелей. На это есть подтверждение и в одном из таинств ветхозаветных. Люди подзаконные познают одного только Отца, если не приемлют силы Сына и не укрепятся силою двух свидетелей: Отца и Сына, а в третие свидетельство не приимут Духа Святого и не исполнятся явно гласов херувимов и серафимов, взывавших троекратно: свят, свят, свят (Ис. 6, 3). Не двумя словами совершается славословие на небе и не четверократно восклицают оные святые и невидимые духовные животные, не четыре гласа издают они, и не один только, а три единственных слова: свят, свят, свят. И не говорят: святы, святы, дабы и единичное явить многоименным и не сокрыть числа трех; но трижды издают звук: свят, и однако же единообразно и единично произносят слово, чтобы не наименовать многих богов. Ибо один есть Бог Отец в Сыне, Сын во Отце со Святым Духом; и посему Святой во святых почивающий, Отец истинный, и Сын истинный ипостасный, и Дух Святой истинный ипостасный, три их, но едино Божество, едино существо, едино славословие, един Бог. Наименовалъ–ли ты Бога? — ты объял разумом Троицу. Восприялъ–ли ты Духа Святого? — ты удостоился силы Отца и Сына Божия. Прославилъ–ли ты Отца? — ты указал на Сына и Святого Духа, но не слиянных. Ибо Отец есть Отец; Сын есть Сын; Святой Дух есть Святой Дух: Троица не отчуждаемая от единства и тождества. Чтится Отец, поколику Он есть Отец; чтится Сын, поколику Он есть Сын; чтится Дух Святой, поколику Он есть Дух истинный и Дух Божий. Так говорит Единородный: чтущий Отца чтит и Сына (Иоан. 5, 23). Ибо тем самым, что называешь Отца, ты указуешь Сына и чтишь Сына; и иже чтит Сына, чтит Отца (ср. Иоан. 5, 23). Ибо самым именованием Сына ты чтишь Отца, утверждая, что Христос не ниже Отца.

11. Если даже между нами людьми существует такое понятие, и мы нежелаем, чтобы сыны были нисшими и чтобы унижаемы были честью против отцев, потому что безчестие сыновей вменяется и отцам: то насколько более Бог и Отец не восхощет, чтобы унижен был когда–либо Сын Его? Итак, признающий истинного Сына Отчего имеющим недостаток в славе Отца, вместо чести, безчестит Его, водимый неведением. Посему как Отца открывает говорящий: никтоже знает Отца, токмо Сын: и никтоже знает Сына, токмо Отец (Матф. 11, 27), так, дерзаю говорить, и Духа никто не знает, кроме Отца и Сына, от Которого Он исходит и от Которого приемлет. Да и каким образом дерзают называть Духа чуждым Бога водимые скорее безумием, нежели истиною, и не понимают истинного слова достоверного и святого Павла Апостола, которому дал десницу верховнейший из апостолов Петр, удостоившийся иметь ключи царствия? — Павла, услышавшего с небес: Савле, Савле, что Мя гониши (Деян. 9, 4), — удостоившегося услышать неизреченны глаголы, ихже не леть есть человеку глаголати (2 Кор. 12, 4); — говорящего: никтоже весть, яже в человеце, точию дух человека, живущий в нем (1 Кор. 2, 11). Этим примером он хотел изъяснить высшее, не для того, чтобы пример человека приравнить к Богу, но чтобы примером хотя отчасти открыть высшее. Ибо вся тварь в совокупности, ангелы и архангелы, херувимы и серафимы с воинством небесным, что на небе и на земле, то есть, земное и небесное, и преисподнее, светила и звезды, сухопутное и водное, и все вообще, что на небе и на земле, не может представить собою Владыки своего или уподобиться Ему образом. Только по милости дарует Он человеку образ Свой, говоря: сотвори Бог человека, по образу Божию сотвори его (Быт. 1, 27). Только по дару имеет всякий человек образ Божий. Но никто не может уподобиться Владыке своему: ибо одно невидимо, другое видимо, одно бессмертно, другое смертно; то есть источник всякой премудрости и все имеет в Себе совершенным, а человек имеет дарование только отчасти, имеет недостаток в совершеннейшем, если Бог не восхощет чрез дарование подать совершенство каждому по достоинству.

12. Однако, употребляя этот пример, сам святой Павел говорит: никакой человек не вест, яже в человеце, точию дух человека живущий в нем: такожде и Божия никтоже весть; и не сказал: точию Дух Божий живущий в Нем; но только: Дух Божий (1 Кор. 2, 11), дабы кто не представил Божество составленным из частей и сложенным. Точию, говорит, Дух Божий: Дух бо Божий вся испытует, и глубины Божия (1 Кор. 2, 11–10). Итак, не чужд Бога Дух, испытующий глубины. Ибо если нас укоряет Божественное Писание, говоря: яже ти повеленна, сия разумевай и несть ти потреба тайных: вышших себя не ищи, и глубочайшего себя не испытуй (Сир. 3, 22. 21): то скажемъ–ли мы о Святом Духе, что Он скорее из любопытства, нежели но свойству природы Своей испытует глубины Божия? Где испытует Он глубины Божия? По какой причине? Говори, о несмысленный! — Как любопытствующий? Как посягающий на чужое? Как желающий не своего собственного? Да не будетъ! Но поскольку святые удостоиваются того, что Дух Святой живет в них, то, когда в святых станет пребывать Дух Святой, Он дарует им возможность испытывать глубины Божии, дабы из глубины прославлять Бога (как и Давид исповедует это: из глубины, говорит, воззвах к Тебе Господи — Псал. 129, 1), и беспредельно–величественно, а не малодушно и несовершенно, как приверженцы ереси Ария и все прочия ереси, каковы: одиннадцать ересей, выделившияся после того, как дан был чрез Моисея закон, но прежде пришествия Христа во плоти, и другие шестьдесят, возникшия после пришествия Его воплоти. Кроме бывших прежде закона, которых всех пять, еще было еллинских ересей четыре, а с бывшими прежде закона девять. Всех же вместе, с родоначальницами их, числом восемьдесят. Родоначальниц их пять, следующия: варварство, скифство, еллинство, иудейство, самарянство. От сих, именно от еллинства, произошли четыре ереси: пифагорейцев, платоников, стоиков, епикурейцев. От закона–же, прежде пришествия Христа во плоти, одиннадцать: от иудейства седмь: книжников, фарисеев, саддукеев, ессеев, назареев, имеробаптистов, иродиан; от самарянства четыре — горофинов, севуеев, ессинов, досифеев. Всехъ–же вместе от закона из иудейства и самарянства возникших ересей одиннадцать.

13. Итак, всех ересей, бывших прежде пришествия Христа во плоти, начиная от Адама и до пришествия Христова, двадцать. После же пришествия Христа во плоти до царствования Валентиниана и Валента и Грациана, всех ерееей, ложно употреблявших имя Христа, шестьдесят, и оне исчисляются так: симониане; менандриане; саторнилиане; василидиане; николаиты; гностики, они же стратиотики и фивиониты, а у некоторых секундианиты, у иных же сократиты, у других закхеи, а у некоторых называемые коддианами и ворворитами; карпократиты; керинфиане, они же и миринфиане; назореи; евионеи; валентины; секундиане, с которыми состоят в связи Епифаний и Исидор; птолемеониты [17]; маркосии; колорвасии; ираклеониты; офиты; кайяне; сифиане; архонтики; кердониане; маркионисты; лукианисты; апеллиане; севириане; татиане; енкратиты; катафриги, они–же и монтанисты и таскодругиты; пепузиане, они–же и прискиллиане и квинтиллиане, с которыми состоят в связи артотириты; четыренадесятники, в один и тотъ–же день года совершающие Пасху; алоги, не принимающие Иоаннова Евангелия и Апокалипсиса; адамиане; сампсеи, они же и елкесеи; феодотиане; мелхиседекиане; вардисианисты; ностиане; валисии; кафары, они же и новатиане и монтезии, как они называются в Риме; ангелики; апостолики, они же и апотактики; савеллиане; оригенисты, они же и студодеи (срамники); оригенисты адамантики; ересь Павла Самосатскаго; манихеи, они же и акуаниты; иеракиты; мелетиане; раскол египетский; ариане, они же и ариоманиты; авдиане, — раскол, а не ересь; фотиниане; маркеллиане; полуариане; духоборцы, Святого Духа Божия хулящие; аэриане; аэтиане, они же и аномеи, с которыми состоит в связи Евномий, лучше–же сказать непризнающий закона (ἂνομος); димириты, не исповедающие совершенного Христова вочеловечения, они же и аполлинаристы, утверждающие, что святая Мария Приснодева по рождении Спасителя сожительствовала с Иосифом, которых мы назвали антидикомарианитами; во имя ея–же приносящие некоторое печенье (коллириду), которые называются коллиридианами; массалиане, с которыми состоят в связи мартириане из еллинов, также евфимиты и сатаниане.

14. И вообще мне было прежде и теперь неприятно исчислять имена стольких ересей и повествовать о беззаконных деяниях их, как например о двух расколах, именно египетском, разумею вышеназванных мелетиан, которые, по причине того, что падшие во время гонения, после покаяния, принимаемы были нашими в своем чине, отщепились, но не как ересь, и еще бывших в Месопотамии вышеупомянутых авдиан, также отщепенцев, но не чуждую веру имеющих. Они только своеобразно рассуждают и любят спорить о выражении: по образу (Быт. 1, 26–27), но не ради веры противятся Церкви и отделяют себя от нея, и не ради чего либо другого, а из желания высшего совершенства в праведности, ради того, что не имеют общения с епископами и пресвитерами, приобретшими золото и серебро, и ради того, что совершают Пасху в то время, в которое совершают ее иудеи. Ради этого–то они отщепились и чуждаются единения с православною Церковию. Не приявши Духа Святого, они не познали глубины Божии и разделились на такие ереси и расколы, происшедшия вследствие раздражения: ибо оставив истину, они пошли многими стезями, в разное время иначе и иное рассуждая. Говорит также и сам святой Апостол, открывая нам, по какой причине он говорил это: мы же Духа Божия прияхом, да вемы от Бога дарованая нам: яже и глаголем не в наученых премудрости словесех, но в наученых Духа Святого, духовная духовными срассуждающе (1 Кор. 2, 12–13), и прочее. Итак, Дух Божий не чужд Бога: ибо если Он чужд Бога, то каким образом испытует глубины Божия? Да и ты, тщеславный, воюющий против себя самого, чтобы не сказать, — против Святого Духа Божия, что скажешь ты? Для чего ты, тщеславный, воюешь против непобедимого? Для чего борешься с непреоборимым? Жестоко ти есть противу рожну прати (Деян. 9, 5). Себя самого оскорбляешь, а не Слово. Себя самого уличаешь, а не Духа. Себя самого отчуждаешь от благодати Божией, а не Сына от Отца и не Духа Святого от Отца и Сына.

15. Во всяком случае по лукавству говоришь ты это: ибо я слышал уже некоторых суемудрых, которые истину Бога и Спасителя нашего прелагали в хулу и говорили: испытует глубииы Божия, но не постигает, потому что это слово не прибавлено к тому изречению. Апостол сказал только: испытует глубины Божия, а не прибавил: постигает. О великая глупость! Была ли нужда, обиженный ты Богом человек, после изречения: испытует, в изречении: постигает? По твоему недалекому образу мыслей выходит, что самое дело терпит ущерб, если не присоединено какое либо речение. Но в настоящем случае у тебя отнят всякий предлог к тому: ибо Писание везде представляет истину для мужа благоговейнейшего. О Боге Вседержителе написано так: Бог исследует внутренности и испытает тайная утробы (Прит. 20, 27). Если же исследует внутренности, то ужели не знает того, что исследует? Или все знание состоит в исследовании? К изречению: испытает тайная утробы также не прибавлено: постигает. Так ужели, если не прибавлено к тому изречению слово: постигает, я причиню себе смерть, присоединив к оному изречению выражение: не постигает, по твоему мнению, несмысленный? Так точно и о Духе Святом сказано, что Он испытует, и не было нужды добавлять: и постигает, так как из того самого слова уже ясно, что в Духе Святом есть познание Бога и глубин Божиих. Если же не сказано: постигает, то ты сам разумей это и не губи свою душу; потому что как об Отце не должно дерзать говорить: испытает, и не постигает; ибо Сам Он, вместе с Сыном и Святым Духом, создал человека; Троица всегда есть Троица и никогда не приемлет прибавления: так должно мыслить и о Святом Духе. Когда Писание говорит о сотворении человека: в начале сотвори Бог небо и землю (Быт. 1, 1), то знаменует глас Отца, призывающий к созданию, говоря: сотворим (Быт. 1, 26) и предполагая, думаю, Сына и Святого Духа. Ибо так говорит: Словом Господним небеса утвердишася, и Духом уст Его вся сила их (Псал. 32, 6). Таким образом вместе с Отцем творит и Слово; творит и Дух Святой. Итак неужели сотворивший человека Вседержитель Бог не знает того, что в человеке, испытуя тайная утробы? Но говоря это, слово Божие, присоединяет высшую степень познания Божия, дабы кто из согрешающих между нами не подумал еще сокрыться от Бога. Ибо Сам Он знает человека и то, что в человеке (ср. Иоан. 2, 25 и 1 Кор. 2, 11).

16. Итак Отец испытает тайная утробы, и знает: а Дух испытует глубины Божия, и знает; ибо открывает тайны Божии святым и научает из глубины души прославлять Бога и показывает непостижимость Его тем, которые причастны Ему. Таким образом Дух не чужд Бога. Не сказано ни об ангелах, что они испытуют глубины Божии, ни об архангелах. Ибо о дни том или о часе никтоже весть, говорит Сын Божий, ни ангели, иже суть на небесех, ни Сын, токмо Отец (Марк. 13, 32). Но не думают ли несмысленные, не украшенные Духом Святым, будто есть нечто в Отце, чего нет в Божестве Сына? Якоже бо Отец имать живот в Себе, тако и Сын имеет живот в Себе (Иоан. 5,26) и: все что принадлежит Отцу Моему Моя суть, говорит Само Святое Слово Божие (Иоан. 17, 10). Что же принадлежит Отцу, если не сие? Есть ли принадлежность Отца то, что Он — Бог? — Это есть принадлежность и Сына. Есть ли принадлежность Отца жизнь? — Это принадлежит и Сыну. Есть ли принадлежность Отца свет? — Очевидно, что тоже принадлежит и Сыну. Принадлежит ли Отцу бессмертие? — Точно также принадлежит оно и Сыну. Непостижимость принадлежит Отцу и Сыну. Все принадлежащее Отцу принадлежит и Сыну. Итак если принадлежащее Отцу принадлежит Ему, то и знание, которое в Отце, является также и в Сыне и в Святом Духе. Если же кто думает, что Сын не знает о дне (страшного суда), то пусть научится неведущий и не богохульствует. Предлагаю ему ведение, и он познает: скажи мне, возлюбленный: — я называю тебя возлюбленным, ибо никого я не ненавижу, разве только диавола, и дела диавола и зловерие, о тебе же я молюсь, чтобы ты пришел к истине Божией и не погубил себя самого хулою на Бога. Глубоки глаголы святого Бога, даются же Духом Святым чрез дарования. Овому бо, сказано, дается слово премудрости, иному же слово учения и прочее. Но тойжде Дух разделяя коемуждо якоже хощет (1 Кор. 12, 8. 11), чтобы показать тебе самобытность и Святого Духа, поскольку тот же Дух подает всем дарования, как хощет. Итак умоли Отца, чтобы Он открыл тебе Сына; и умоли Сына, чтобы Он открыл тебе Отца. И опять призови Отца, чтобы Он дал тебе Сына и открыл тебе Святого Духа, и даровал тебе иметь Его в себе, дабы Святой Дух, данный тебе, открыл тебе всякое познание Отца и Сына и Святого Духа, чтобы ты познал, что ни в Сыне, ни в Святом Духе нет никакого неведения.

17. Если ангелам многого недостает со стороны существа и познания, то да не будет, чтоб сего не доставало и Сыну Божию, и Святому Духу! Но Бог — Святое Слово, пришедшее к нам от Отца, говорит духовно; а душевные востязуются (1 Кор. 2, 14–15), не разумея премудрости Сына, или лучше — слова премудрости. Спрашиваю тебя, и скажи мне: кто более, Отец ли или день оный, о котором Он говорит? Не дерзнешь, конечно, говорить, что Отец не есть более. Итак, если Отец более и дня того, и часа, и всего от Него происшедшего и имеющего произойти, и никто не знает Его, токмо Сын (Матф. 11, 27): то что же более, — Отца ли знать, или оный день? — Весьма ясно, что знать Отца. Так каким же образом знающий большее имеет недостаток в меньшем? Если поэтому Он знает Отца, то, конечно, знает и день тот; и нет ничего, в знании чего имел бы недостаток Сын. Но ты скажешь, что Отец, который более всего, имеет познание, а Сын — отнюдь нет, как и Сам говорит: Отец Мой болий Мене есть (Иоан. 14, 28). Но это говорит для почтения Отца, как и приличествовало, Сын, более того почтенный от Отца. По истине должно было истинному Сыну чтить собственного Отца, дабы показать, что Он есть истинный Сын. Чем же, думаешь ты, Он более Его? Окружностью или тяжестью? или временем? или возрастом? или достоинством? или Божеством? или бессмертием? или вечностью? Не думай этого. Ничего нет в Божестве Его неравного с Сыном. Но поколику Отец, Он есть Отец, и поколику Тот есть Сын истинный, Он чтит Отца Своего; и тяжестью не определяется Божество, чтоб Отец превосходил ею Сына; и времени не подлежит Оно, чтоб Отец превосходил временем Сына; также и на высоте какой либо не пребывает Отец: так чтобы Сын мыслим был, как ниже стоящий; ибо Он все объемлет, Сам ничем не объемлемый. Он седе одесную Отца (Марк. 16, 19; Евр. 1, 8; 8, 1; 10, 12; 12, 2); и не сказано: вошел в Отца, чтобы разрушить учение Савеллия и ниспровергнуть хулу Ария на Него.

18. Посему не ищи того, чего не должно искать, но чти Сына, чтобы почтить и Отца. А когда слышишь о Боге: никтоже благ, токмо един Бог (Лук. 18, 19), то не дерзай объявлять Сына не благим ради того, что Сын преимущественно чтит Отца. Ибо когда Он называет Отца благим, то не отрицает того, что Он Сам есть благ, но тем более открывает Себя Самого таковым в почитании Своего собственного Отца, дабы от благости Отца познана была благость Сына Божия, рожденного от благого Отца Бога. Великое слабоумие обнаруживают дерзающие говорить о Сыне подобно тому, как если б ты сказал: един есть благий Бог. Ибо во многих местах учит нас Божественное Писание, называя благим отрока нищего и мудрого (Еккл. 4, 13) и говоря: был Самуил благ пред Господем и человеки (1 Цар. 2, 26), и: благ бе Саул, сын Киса из колена Вениаминова, от рамен и выше высок паче всех из Израильтян (1 Цар. 9, 2; ср. ст. 1) и еще: благо ходити в дом плача, нежели в дом пира (Еккл. 7, 8), и: отверзи, Господи, небо, сокровище Твое благое (Втор. 28, 12) и: благое слово паче даяния (Сир. 18, 17; ср. ст. 16) и: благ пес живый паче льва мертва (Еккл. 9, 4), и: блази два паче единого (Еккл. 4, 9), и: блага последняя словес паче начала (Еккл. 7, 9) и: аще вы лукави суще умеете даяния блага даяти чадам вашим (Матф. 7, 11), при чем речь идет о рыбе и хлебе. Каким же образом можно осмеливаться думать, что в тех словах Сын отрицает Свою благость, а не думать, что Он по преизбытку чести к Отцу приписывает Ему благость? Он видел, что говоривший ему: учителю благий (Марк. 18, 18; ср. Матф. 19, 16), говорил это лишь устами, а не сердцем и, желая обличить его, сказал те слова, чтобы он не устами веровал в Него, а испытывал Его сердцем, как и в другом месте говорит: что говорите Мне: Господи, Господи, и не творите, яже глаголю (Лук. 6, 46; ср. Матф. 1, 21)? И таким образом хотел обличить его; потому что он называл Его благим учителем, но не пребывал в вере в Него, чтоб веровать в благость Его.

19. Итак Само Святое Слово есть живое, ипостасное, Царь небесный, Сын истинный, всегда со Отцем сущий, от Отца происшедший, сияние славы, образ ипостаси (Евр. 1, 8), образ Отца во истину, сопрестольный Родившему, Которого Царствию не будет конца (Лук. 1, 38). Он есть Судия живым и мертвым (Деян. 10, 42), — Премудрость от Премудрости, Источник от Источника: ибо Мене, говорит, оставиша источника воды живы, и ископаша себе кладенци сокрушеные (Иер. 2, 13). Он есть река приснотекущая, устремлениями своими веселящая град Божий (Псал. 45, 5), из того же Источника проистекшая, из Которого, как сказано, реки от чрева его истекут (Иоан. 7, 38). Он есть жезл Давидов, корень Иессеов (Рим. 15, 12), цвет от него, лев, царь от колена Иудова (Апок. 5, 5), овча словесное (ср. Деян. 8, 32 и Ис. 53, 7), камень живый (1 Петр. 2, 4), велика совета Ангел (Ис. 9, 6), человек во истину бывший, и Бог во истину пребывающий, непреложный естеством, не изменившийся Божеством, рожденный во плоти, воплотившееся Слово, Слово плоть бывшее (Иоан. 1, 14). Тут между словами: Слово и бысть поставлено слово: плоть. Не сказано: Слово бысть, но после изречения: Слово без члена поставлено: плоть; а после слова: плоть сказано: бысть, дабы чрез слово: бысть Он разумеваем был и как рожденный от Марии, и как Слово, свыше от Отца снисшедшее. Сие святое, живое Слово, сущий у Отца Бог, великого совета Ангел, возвещающий определения совета Отчего, Отец будущего века (Ис. 9, 6), Сам сказал: никтоже весть о дни том и часе, ни ангели, иже суть на небесех (Марк. 13, 32). Противники не знают того, что Сын в особом смысле говорит: токмо один Отец (Марк. 13, 32). Если Сын знает Отца, а Отец есть более и дня того и часа, в чем никто не сомневается, то каким образом знающий большее не знает меньшего? Ибо никтоже знает Отца, токмо Сын, и никтоже знает Сына, токмо Отец (Матф. 11, 27). Как велик Отец тем, что знает Сына, так и Сын велик, потому что знает Отца. Посему если Он знает Отца, — большее, то каким образом не знает малое, то есть, день тот и час? Испытай Божественные Писания и познай силу Святого Духа, и Сам Дух, знающий Отца и Сына, откроет тебе знание Слова Сына Божия, дабы ты не заблудил от истины и не погубил души своей.

20. Два вида познания, два рода ведения представляются в Божественном Писании: один по действию, а другой по ведению. Но чтобы представить тебе подобия из примеров, дабы заблуждший разум твой и подобно тебе мыслящих многими примерами направлен был на путь правый, узнай, что говорит Писание об Адаме: беста, говорит, оба нага в раю, и не стыдястася (Быт. 2, 25). Слепы же они не были, ибо видели глазами. Если б они не видели, то как узнали бы, что древо добро в снедь, и красно еже разумети (Быт. 3, 6)? И вземши, сказано, жена, яде: и даде мужу своему с собою (ст. 6). Итак не были они слепы, но отверстыми имели очи; будучи наги, не стыдились, взирая друг на друга; и будучи наги, познавали друг друга: познавали ведением, а не действием. Ибо лишь после того как они, вкусив от древа, были изгнаны из рая, спустя много времени, сказано: Адам позна Еву жену свою (Быт. 4, 1). Как это могло быть, когда они, будучи наги, видели друг друга и познавали себя видением, а не действием? А познанием Писание называет сожительство друг с другом. Познание употребляет оно в двояком смысле: ибо еще говорит так: познал Иаков Лию жену свою, и зачат роди (Быт. 29, 32 и дал.). Сначала он познал ее; ибо седмь лет пас с нею овец Лавана, отца ея. Познал ее ведением посредством видения и посредством познания, познал и посредством действия. Познал и Рахиль жену свою (ср. Быт. 30, 23). И еще в другом месте: и Давид бысть стар, сказано, и одеваху его ризами многими, и не согревашеся. И реша царю: да поищут девицы добрые. И обретоша Ависагу Суманитяныню. И приведоша, сказано, к царю, и она спала с ним, и бысть греющи его. И не позна ея Давид (3 Цар. 1, 1–4), — той, которая с ним была, прикасалась к нему телом и с боку его лежала. Так о каком же ведении говорится здесь? О ведении ли посредством видения, или о ведении посредством действия? И еще: позна Господь сущия Своя (2 Тим. 2, 19). Так разве Он не знает не сущих? И: отступите от Мене, делателие неправды: Я никогда не знал вас (Лук. 13, 27). Так неужели есть незнание в Сыне Божием? И еще: вас познах от всех племен (Ам. 3, 2). Так неужели Он не знает остальных племен? Да не будетъ! Но Божественное Писание различает познание: одно ведением, а другое действием.

21. Итак Единородный, исполняя волю Отца, уже показал все совершившимся. Ибо познал Отец тот час и день, познал его и ведением и действием, так как Он все ведает. И когда Сын говорит: Отец суд весь даде Сынови (Иоан. 5, 22), и как бы не судит, то уже тем самым, что Он дал это право Сыну, показал, что Он Сам судит: потому что не лишается Бог права судить судимых. И в том, что Отец не судит, является, что Он уже осудил. А Сын знает, когда придет: ибо Сам приносит этот день, Сам определяет, ведет и совершает его; потому что говорит: приидет день оный, яко тать в нощи (2 Петр. 3, 10). Говорит также: не будьте в нощи, дабы день не застал вас во тьме (ср. Иоан. 12, 35). Итак, если рабы Христовы суть чада дня, то неужели Сам Сын, приносящий день, не знает, застанет ли Его тот день? Не Сам ли Он, напротив, приносит этот день? Кто таким образом рассуждающий не богохульствует, мысля неприличествующее об Отце и Сыне? И Отец знает тот день и час двояким способом: ведением и действием; ибо Он знает, когда придет этот день. И опять Он уже осудил, определив судить Сыну, и познал действием. Сын Божий также знает, когда придет этот день, и Сам приносит его и не неведает; но еще не совершил его знанием, то есть, действием: ибо еще нечестивые нечествуют, неверные не веруют, зловерные богохульствуют, диавол действует, прегрешения совершаются, несправедливость господствует, и суд долготерпит, до тех пор, пока не придет, и пока Сын не познает его действием и сделает отмщение, и спасет во истину надеющихся на Него и не произносящих хулу на Божество Отца и Сына и Святого Духа.

22. У святых же ангелов в двух отношениях недостает такового достоинства. Они почтены честью и получили ее от Отца и Сына и Святого Духа. Но им недостает вот чего: не знают они определенно, когда это будет. Во Своей власти положи Отец времена (Деян. 1, 7). Если же Отец в Сыне, и Сын во Отце, то уже нет недостатка у Сына во власти, принадлежащей Отцу. У ангелов же недостает ея, потому что ангелы, как и архангелы, и силы, суть существа созданные. А Отец не созданный, Сын не созданный, Дух Божий не созданный. Посему ангелы не знают того дня и часа ни ведением, ни действием. Не знают они, когда восхощет Отец и Сын и Святой Дух принести день тот. И не знают познанием действия: ибо еще не получили повеления выйти и собрать злых на подобие плевел, и связать в снопы, чтобы сожигать огнем неугасимым (Матф. 13, 30). Итак они этого еще не сделали и не знают; Отец же знает и сделал; а Сын знает, но еще не сделал; то есть, токмо Отец один, но ни ангели, ни Сын (Марк. 13, 32). Уразумеем силу Писания, дабы не было нам письмя в смерть: письмя бо, сказано, убивает, а дух животворит (2 Кор. 3, 6). Приимем дух, чтобы получить пользу от письмени. Не письмя самое убивает: в письмени заключается жизнь; убивает же оно того, кто неразумно приступает к письмени и не имеет духа говорящего, раскрывающего букву Писания и открывающего то, что в ней сокрыто. Так Отец Святой дал святой Церкви своей единородного Сына Своего, истинного, рожденного от Него, и Святого Своего Духа, в одном познании единомыслия, в одном союзе совершенства; чтобы в имени Отца совершенного и Бога мы получили печать, и в имени Сына совершенного и Бога, и в имени Духа Божественного и совершенного мы прияли печать. О Троица святая, исчисляемая, Троица в одном имени исчисляемая! Ибо не говорится: единица и двоица, или: единица и единица, но единица в Троице, и Троица в единице, единовидно, единоименно, един Бог Отец в Сыне, Сын во Отце со Святым Духом.

23. Призови же ко мне свидетелей истины, призови ко мне отроков, спасенных от пещи Вавилонской, удостоившихся быть вверженными в огонь, но не истребленных, не угасить огонь, чтобы не показаться противостоящими ему каким либо новым способом искусства, но быть в огне, и однако же не быть истребленными огнем по причине правой веры их. Чрез них Бог научает нас тому, что есть созданное и что несозданное, что есть сотворенное и что — не получившее бытия во времени, что есть всегда сущее и что — от Него происшедшее. Эти спасенные отроки восхотели показать благодарное расположение к Богу спасшему их, на Которого они отначала возложили надежду и не отступили, не склонили выи пред образом, дерзостью царя и неограниченною властью. И когда восхотели что либо воздать Богу, то, испытав глубины в сердце силою Духа Святого, будучи святы, и размыслив о небе и о всем, что есть на нем, о земле и о всем, что есть на ней, а также и о том, что все, что ни существует, недостойно быть принесенным в приношение Богу (ибо того, что выше их самих, они не имели власти приносить Богу), и по достоинству и по власти они решили только песнями воспевать Бога. Ибо написано следующее: пожрите жертву хвалы (Псал. 106, 22), и: жертва хвалы прославит мя (Псал. 49, 23). Пременив Ветхий Завет в Новый, побуждаемые Духом Святым, они не имели нужды в жертве из животных или во всесожжениях; потому что говорят: несть места еже пожрети, ниже жертвы, ни олтаря (Дан. 3, 38), так как все ими оставлено. А желая приносить таковую хвалу и оставив свое уничижение, смиренномудренно возносятся в хвале Богу; яко всяк возносяйся, смирится, смиряяй же себе, вознесется (Лук. 18, 14). Вместе с дарованием спасения Его, они приемлют и сей дар смиренномудрия и хотят приносить Богу хвалу и не изнемогать, и, испытав себя в неизреченном славословии Бога, решаются свосприять с собою в славословие всю тварь и начинают славословить, свосприяв все творение.

24. Различив творения от Сотворившего и создания от Создавшего, они говорят: благословите вся дела Господня Господа (Дан. 3, 57). Вся, сказали, и ничего не оставили. Но дабы Дух Святой начертал нам образ совершенного знания, чтобы знать, что есть Божество, и что — сотворенное от Бога, дабы мы не смешали с вечным того, что сотворено из не сущего, дабы мы не погубили свою душу, они все свели к одному числу. Ибо им открывал Дух Святой, как удостоившимся быть вместе с ангелами и сожительствовавшими с тем, что есть на небесах и что на земле, и что в преисподних земли; и ничего они не упускали из виду. И сами святые отроки говорят, как я сказал выше: благословите вся дела Господня Господа. И начинают исчислять и различать, какие суть дела, какие творцы дел, какие творения, что есть соделываемое, а что — соделанное. И исчисляют небо, землю, воды, которые превыше неба; и ангелов, так как и ангелы суть существа созданные; — престолы и силы, так как и они — созданные; — солнце и луну, как сотворенные, а не несозданные; — облака и вьюгу, ветры, снега, молнии, громы, землю, море, источники, бездны, реки, все человечество, горы, птиц небесных, скотов и животных; души преподобных и духов праведных, Ананию, Азарию, Мисаила, иереев и рабов Божиих (Дан. 3, 57–88). Ибо все это есть сотворенное и созданное, от Бога происшедшее чрез Слово и Святого Духа, потому что Словом Господним небеса утвердишася, и Духом уст Его вся сила их (Псал. 32, 6). Смотри же, возлюбленный брат, как все исчислили они, движимые Духом Святым, но не причислили к тварям ни Сына, ни Святого Духа. Они познали, что тоже самое Божество в Троице, и та же самая Троица во едином Божестве; и прославили Отца в Сыне, и Сына во Отце, со Святым Духом, одну святыню, одно служение, одно Божество, одно славословие.

25. Но диавол всячески дерзает и это поколебать в людях, оболгать святых отроков в дерзости неверия, измыслить и сказать: они не ведали имени Святого Духа, чтоб произносить его, потому что были иудеи; не ведали и Сына, будучи иудеями. Однако же самые слова Писания тотчас изобличают неверие худо мыслящих. Ибо сказано: и был зрак четвертого подобен Сыну Божию (Дан. 3, 92). Вот имя Сына Божия. Итак нет неведения о Нем. И еще прежде ввержения в пещь исполнен был Духом Святым Даниил и сказал: чист аз от крове сея (Дан. 13, 45–46). И возвратишася (вси людие) на судище (ст. 50. 49), и он осудил старцев, движимый Духом Святым (ст. 61). Итак ведали отроки Сына, ведали Отца и Духа Святого, и не по неведению не называли имена Их, но вследствие осторожности. Благословите, говорили они, вся дела Господня Господа. И не сказали: благослови, Сын Божий, Господа; или: благослови, Святой Дух, Господа; но: благословите вся дела Господня Господа. И чтобы кто либо из охотников искать всякого повода к спору не сказал, что они не упомянули херувимов или серафимов, следовательно эти последние не суть дела Божии, Божественное слово наперед решило оградить эту истину от замышляющих козни против самих себя, предвидя от сего вред для нихь самих и для отроков. Ибо трояко усугубили песнь святые отроки, сами привнося в песнь Богу созданное и сотворенное, и сначала сказав: благословен еси Господи Боже отец наших, и хвально, и прославлено имя Твое во веки (Дан. 3, 52), затем несколько далее говорят: благословен еси седяй на херувимех (ст. 54); и еще: благословен еси седящий на престоле славы царствия Твоего (ст. 55); и: благословен еси видяй бездны седлй на херувимех (ст. 52); чтобы от поименования престола ты уразумел серафимов и херувимов, и от имени херувимов, и бездны, и освященного престола, и от всех прочих имен, от числа всего поименованного ты уразумел, что все это сопричисляется к прочим делам. Ибо назвав все это в песни, они тотчас прибавляют, говоря: благословите вся дела Господня Господа (ст. 57), чтобы Гавриил и Михаил благословили Отца и Сына и Святого Духа.

26. А чтимые ангелы на небе воспевают победную песнь, с серафимами и херувимами прославляя Троицу в единой славе, в равном достоинстве и едином существе, говоря: Свят, Свят, Свят (Ис. 6, 3), три слова испуская, но говоря в единстве и не многоименно. Ибо не говорят в четвертый раз: свят, дабы не сделать прибавления к именованию Троицы; не говорят и дважды: свят, дабы не была недостаточною слава совершенства; но трижды, чтобы святить одинаковою честью Отца и Сына и Святого Духа. И не говорят: свят и полусвят, но одинаково говорят: свят, единым гласом, единым словом и единым совершенством, прославляя Троицу в единстве и единство в Троице. Этому познанию научить нас пришел единородный Божий. Эту мудрость возвестил нам Дух Святой. Это совершенство открыл нам Отец. Воистину эту жизнь даровало нам Слово воплощенное. Это здание воздвиг нам Святой Дух: аще кто назидает на основании сем, злато, сребро, камение честное, дрова, сено, тростие (1 Кор. 3, 12); потому что иного основания нет. Основания бо иного никтоже может положити паче лежащего, еже есть Иисус Христос, Сын Божий (ст. 11). Мы — Его здание, Его тяжание (1 Кор. 3, 9), наздани бывше на основании пророк и апостол (Ефес. 2, 20), чтобы ведать здание наше, твердое воистину и основание наше всегда сущее и не начавшее бытия. Но не во всех разум, по слову апостольскому (1 Кор. 8, 7), а только в удостоенных Духом Святым познания таин и истины. Ибо Сам Он, открыв Себя и Отца и Святого Духа, порицая некоторых из находящихся в неразумии, говорил: не ведаете Писания, ни силы их (Матф. 22, 29). И еще в ином месте: имеяй уши слышати, да слышит (Матф. 11, 15). И еще Самарянке говорил: аще бы ведала еси, Кто есть просящий у тебя пити, ты бы просила (у Него — Иоан. 4, 10). И еще: не весте коего духа есте (Лук. 9, 55). Итак не во всех разум. Ибо различны дарования от Бога, и святое слово говорит: емуже предано множайше, множайше истяжут от него (Лук. 12, 48), так как бы некоторые приемлют малое, другие совершенно ничего, иные же прияли в избытке.

27. И что это так, можно вывести из сказанного в Божественных Писаниях. Божественное Писание, духовно понимаемое, заключает в себе весьма многое, касающееся нашей жизни и познания, то есть, Господа. Ибо те изречения, которые более глубоки по смыслу и в избытке утверждают нашу душу, служат преткновением для не приявших познания Божия, как говорит Осия пророк: кто смыслен и уразумеет сия? и кому дано слово разума Господня, и увесть сия? яко правы путие Господни, а нечестивии преткнутся в них (Ос. 14, 10), Правы, но нечестивые претыкаются о пути Господни, так как эти последние сами по себе не служат к преткновению для людей. Претыкающиеся о камень претыкания претыкаются по беспечности. Ибо преткнулись о камень претыкания и соблазнились во–первых иудеи, которые, видя единородного Сына Божия во плоти пришедшего, совершающего Божественные знамения и не удостоенные познания небесного, говорили: кто есть сей человек, иже глаголет хулы (Лук. 5, 21)? и при другом случае: если бы человек сей был от Бога, то не нарушил бы субботу (Иоан. 9, 16). Итак они не признавали Божества Его, а считали Его простым лишь человеком. Другие же, и Богом Его познавшие, но не признававшие совершенной Его славы, услышав в глубоком смысле сказанные изречения о Нем и о соделанном для нас спасительном домостроительстве, претыкаясь о Божество Его, склоняются к худым мнениям: ибо заблуждается разум их. Как иудеи впали в заблуждение, услышав это, так и они, слыша, впадали в заблуждение. Те видели предсказанное пророками, но не признавая исполнившимся пришествие Христа во плоти, смутились: а сии опять, слыша предсказания о Его домостроительстве, но разумея их просто, смущаются и обращают в свою собственную погибель то, что служит к нашему созиданию, и говорят: но Он (Христосъ) сказал: Я восхожду к Богу Моему и Богу вашему, и ко Отцу Моему и Отцу вашему (Иоан. 20, 17). Видишь ли, что и Сам Он есть одна из тварей, богохульствуя дерзают говорить они.

28. Итак видишь ли, что их вводит в заблуждение домостроительство пришествия во плоти? Они берут во внимание то, что было сначала, и спрашивают о временах и летах. Ибо исходи Его, сказано, от дней века (Мих. 5, 2). Так посмотрим на то, что было прежде. Отец говорит: сотворим человека по образу нашему и по подобию (Быт. 1, 26). Не сказал: сотворю человека по образу Моему. Изобличен будь, имеющий окаменелое сердце, согласно написанному: но окаменело сердце их (Иоан. 12, 40), и познай Сына всегда сущего у Отца. Ибо слово: сотворим не одного означает, но Отца, говорящего с Сыном. Изобличен будь говорящий, что Сын не подобен Отцу. Ибо когда он сказал: по образу нашему, то не различил подобия Сына от Отца и не разделил чего либо в тождестве Отца с Сыном; потому что не сказал: по образу Моему, или: по образу Твоему, но явил единое существо и Божество Отца и Сына и Святого Духа. Ибо говорит: по образу нашему и по подобию, так чтобы разуметь единое Божество Отца и Сына и Святого Духа а человека — сотворенным по образу единого Божества Отца и Сына и Святого Духа. Изобличен будь и ты, Арий, и послушай что Отец говорит Сыну: сотворим, называя Его созиждителем. Я часто слыхал некоторых говорящих, что Сын ничего не сотворил, и что однако чрез Него произошло то, что произошло (Иоан. 1, 3). Если чрез Него произошло, то Он Сам и сотворил, как ясно доказано нами. Ибо первохудожник — Слово (ср. Прем. 7, 21) есть Творец всего и чрез Него Отец делает. Да слышат, что ясно говорит Он: Отец Мой доселе делает, и Аз делаю (Иоан. 5, 17). И таким образом, говоря это, Он называет Отца созиждителем Своим. Но с другой стороны да не обольщает тебя разум твой, и не приступай к Сыну, как рабу, а не как истинному Владыке; потому что если б Он был раб, а не истинный Владыка, то каким образом зрак раба принял бы пришедший, во образе Божии сый (Флп. 2, 6–7)? — каким образом Он называл бы Себя Созиждителем Его, если б не имел совершенства? Так приступай же к Сыну, как к Богу совершенному и Сыну истинному, сущему от Отца.

29. Но не говори по худомыслию: Отец сказал Сыну: сотворим, Сын же не сказал Отцу: сотворим; и Сын не говорит, что Я делаю и Отец Мой делает, но ставит первым Отца, говорящего и делающего. Потому что это говоришь ты неразумно и хочешь в Божестве представлять много начал, тогда как одно есть начало и одно и тоже Божество; и нигде Сын не говорит по Божеству: Бог Мой. Говорю это не в том смысле, чтобы Сын отрицал честь у Отца, а в том смысле, что это согласно с природою Божества. И еще: и услышал Адам, сказано, Бога ходяща в раи по полудни (Быт. 3, 8). И нигде не говорит Сын: Бог Мой и Бог ваш, но говорит здесь о Боге самосовершенном. И еще: и рече Бог Ною (Быт. 6, 13), и нигде не приводится такого изречения. И явися, сказано, Бог Аврааму, седящему ему у дуба Мамврийска: и се трие мужи: и притече в сретение, и поклонися до земли и рече: аще обретох благодать пред Тобою (Быт. 18. 1–3). Сим показывается, что один есть Бог, а сопутствовавшие Ему другие два были ангелы Его. Ибо о Нем и сказано: возшел Бог от Авраама (ст. 16). Сам же Он, пришедший к нему, говорит: еда утаю Аз от Авраама раба Моего (ст. 17)? Вопль Содомский и Гоморрский, говорит Он, умножися ко Мне (ст. 20), и прочее. (И нигде в эти времена не встречается выражение: Бог Мой и Бог ваш). И приидоста два мужа в Содом (Быт. 19, 1), так как бы Возшедший на высоту от Авраама оставил двух вошедших в Содом для разрушения. О Возшедшем же Писание говорит: и Господь одожди на Содом и Гоморр от Господа огнь и жупел (ст. 24). И здесь не было нужды в выражении: Бог Мой и Бог ваш. И Моисей говорит в песни: и да поклонятся Ему вси ангели Божии (Втор. 32, 43). Если же говорит: ангели Божии, огнь от Господа, а не говорит одно лишь: ангели, то говорит сие, дабы показать единое царство Отца и Сына, и потому ангелы не делятся на начала, но суть ангегелы Божии, а покланяются Сыну и Богу; ангел же ангелу не покланяется. И нигде здесь не говорится: Бог Мой и Бог ваш.

30. Давид также говорит: рече Господь Господеви моему: седи одесную Мене, дондеже положу враги Твоя подножие ног Твоих (Псал. 109, 1). Господь, говорит, Господеви Моему, ибо еще не было домостроительства воплощения, ради которого нужно было бы сказать: Бог Мой и Бог ваш. И: се дева во чреве приимет, и родит Сына, и наречеши имя Ему Еммануил: еже есть сказаемо, с нами Бог (Ис. 7, 14 и Матф. 1, 23). И тут еще не могло быть сказано: Бог Мой и Бог ваш. — И ты Вифлееме доме Евфрафов, еда мал еси, еже быти в тысящах Иудиных? из тебе бо Мне изыдет, еже быти в князя во Израили, исходи же Его из начала от дней века (Мих. 5, 2). Или по другим спискам: и ты Вифлееме, ничимже менши еси во владыках Иудовых: из тебе бо изыдет вождь, и упасет люди Моя Израиля (Матф. 2, 6). Видишь ли, что еще не было нужды говорить: Бог Мой и Бог ваш? Когда же исполнилось пророчество Иеремии, также как и Исаии, о том, что Слово родится от Девы и будет иметь плоть, как говорит Иеремия: и человек есть, и кто познает его (Иер. 17, 9)? тогда, соделавшись причастным плоти, образовав Себе без семени мужеского от Богородицы Марии эту самую святую плоть, согласно сказанному: раждаемый от жены (Гал. 4, 4), и сделавшись причастным нашего естества ради нашего спасения — тогда–то говорит: Бог Мой. А по причине вечности Своего родства с Ним по естеству говорит: Отец Мой, и по благодати Его к ученикам Своим: Отец ваш, а по естественному отношению между самими учениками в рассуждении Божества Его и между вечным Отцем Его: Бог ваш. Ибо Он был Бог учеников, но Отец Господа по естеству, Отец же учеников по благодати. Тот же Отец есть Бог Сына по плоти, а Отец по причине вечности и непостижимости Его рождения и родства с Ним; потому что Он есть воистину Его Отец, родивший Его безлетно и безначально по Божеству. Но Богом Он счел нужным назвать Его по причине домостроительства, ради нас совершившегося, будучи всегда рожденным от Отца безначально Словом, во плоти же от Марии в последние дни рожденным по плоти, от Марии Святые Девы чрез Духа Святого.

31. Итак да разумеют глубины действа Божия и да не обращаются к дару благодати с неблагодарностью те, которые подвергают бесславию несказанное и непостижимое спасительное для нас естество Божие. Но о Боге, говорят они, написано: ни взалчет, ни вжаждет, ниже есть изобретение премудрости Его (Ис. 40, 28); а о Сыне сказано, что Он взалкал в пустыне при искушении (Матф. 4, 2). Еще сказано: Бог ваш не утрудится (Ис. 40, 28); Господь же Иисус утрудился от пути (Иоан. 4, 6). И еще: не вздремлет, ниже уснет храняй Израиля (Псал. 120, 4); Господь же, сказано, уснул на корабле (Матф. 8, 24). О суетные помыслы рассуждающих таким образомъ! Не только тяготы наши восприяло за нас пришедшее Святое Слово, но и было осязаемо и плоть прияло, и обретеся яко человек, и книжниками схвачено было, и плещи своя отдало на бичевание, и лица Моего не отвратих от студа заплеваний (Ис. 50, 6). Но и заплакал, как находится в неисправленных списках Евангелия от Луки, и этим свидетельством пользуется Святой Ириней в книге Против ересей, для опровержения говорящих, что Христос явился призрачно [18]. Православные же уничтожили это слово, устрашившись и не уразумев цели его и силы. И быв в подвизе, вспотел, и бысть пот Его, яко капли крове. И явися Ангел укрепляя Его (Лук. 22, 44–43). Но не только это, а и вопрошал как человек: где положисте Лазаря (Иоан. 11, 34)? И о кровоточивой: кто есть коснувыйся Мне (Лук. 8, 45)? И об искавших Его: кого ищете (Иоан. 18, 4)? И учеников как человек вопрошал: кого Мя глаголют человецы быти Сына человеческого (Матф. 16, 13)? Также говорил: колико хлебы имате с собою (Марк. 6, 38)? Утрудившись от пути, Он сел при студенце в Самарии (Иоан. 4, 6). Равно и отроча растяше и крепляшеся духом (Лук. 2, 40). И преспеваше возрастом и премудростью Иисус (ст. 52). И еще: прежде неже разумети отрочати назвати отца или матерь, приимет силу Дамаскову, и корысти Самарийские (Ис. 8, 4). Будучи премудростью и научая людей разуму, насаждей ухо человеку (Псал. 93, 10. 9), даровавший сынам человеческим членораздельную речь и сделавший ясным язык гугнивых (Прем. 10, 21), все таковое претерпел за нас, чтобы, сохранив весь порядок устроенного ради нас вочеловечения, не изгладить образа истины.

32. Но чтобы свидетельств, которые мы привели, собрав их из Божественных Писаний, по мнению противников как бы противоречащия истине, и худо разумеваемые ими, не оставить таким образом не истолкованными, мы изложим умозрительную сторону силы, заключающейся в каждом из них, по какой причине каждое сказано как бы человекообразно, и за тем еще многое скажем, когда будем говорить о выражении: Бог Мой и Бог ваш, именно, что это сказано благословно, как то можно узнать всякому, имеющему ум, из самого порядка речи. Ибо человек есть, сказано, и кто познает его (Иер. 17, 9)? — В одном и том же изречении Божественное Писание являет нечто двоякое: видимое и невидимое: в отношении к видимому благословно сказано: Бог Мой, в отношении же к невидимому сказако: Отец Мой, причем нет никакого противоречия смыслу. Ибо каким образом Он не был бы познаваем, если был человек? Если же Он не был человек, то каким образом назывался человеком? Во всяком случае кто бы то ни было происшедший от людей познается от людей, от родившей например, от сродников, от домашних, от соседей, от сожителей или от сограждан. И в отношении к простому человеку нельзя приложить этого, а только возможно приложить к Богу Слову и Сыну Божию, именно того, чтобы сказать: человек есть воистину; но кто познает его? Потому что Он есть Бог; потому что Он причастен сугубому естеству: Он есть человек и Бог, не познаваемый людьми по непоствжимости Своей, но как человек рожденный от Марии воистину без семени мужа. И Дева во чреве зачнет (Ис. 7, 14); ибо пророк возвещал о будущем времени: Дева во чреве зачнет. Будущим было то, что она родит Сына. Итак если Дева, то уже не от мужей устроение зачатия, потому что уже прежде сего времени сказано было Ахазу: проси себе знамения во глубину, или в высоту (Ис. 7, 11). Он же смиренномудрствуя говорит: не имам просити, ниже искушу Господа Бога моего (ст. 12), отказавшись просить знамения. Тотчас же за то, что он сам не просил знамения, Бог, подающий человекам великие дары, дарует два знамения от высоты, послав Слово по Своему хотению и по собственному хотению Самого Слова; а от глубины, устроив Слову плоть Своим и Его благоволением. После того сказано: и нарекут имя Ему Емминуил; не сказано: нареку, но нарекут; потому что людям открывался Бог, неузнанный ими. Но не тотчас же принимает Он это имя, ибо не сказано: нареку имя Ему Еммануил, но нарекут.

33. Изречение же: раждаемый от жены (Гал. 4, 4), как мною выше изъяснено, сказано для того, чтобы выражение: раждаемый исполнилось в том, что Он родился от жены, а между тем ясно был явлен всем как вечное Слово. Если же и изречение: не возжаждет должно разуметь о Боге, а о Сыне, что Он взалкал и возжаждал, то это необходимо для нас устроено. Ибо каким образом домостроительство оказалось бы истинным, если б не было тут необходимого, свойственного человеку, обыкновения? В этом показаны нам разрешения всех спорных мнений еретиков. Например тотчас разрушено этим мнение манихеев; потому что когда говорится, что Он ест и пьет, тем самым показывается, что плоть была истинная. Затем разрушено заблуждение лукианистов и ниспровергнута сила Ария; ибо Лукиан и все лукианисты отрицают принятие Сыном Божиим души: говорят, что Он имел только плоть, чтобы конечно приписать Богу–Слову человеческую страсть, жажду и алчбу, утомление и плач, скорбь и смущение, и все то, что соединяется с пришествием Его во плоти. А между тем было бы неразумно рассуждать так о Божестве Сына Божия. Но, говорят, плоть сама по себе ни ест, ни пьет, ни утруждается, ни другое что либо не делает. Я и сам соглашаюсь, что плоть сама по себе не имеет сего. Но пришедшее Слово имело все устроение: и плоть, и душу, и все что есть в человеке; а между тем уделом души и плоти были: алчба и утомление, жажда и скорбь, и прочее. Он плачет, чтобы обличить заблуждение манихея и показать, что облечен был телом не призрачно, а воистину. И жаждет, дабы показать, что имеет не только плоть, но и душу. Ибо не Божество Его, конечно, возжаждало, а душею возжаждал Он и утрудился от путешесествия сообразно свойству плоти и души.

34. А что пришедшее Слово имело тело и душу, в том да убедят их Божественные Писания Ветхого и Нового Завета. Именно Давид говорит о Нем, и Петр говорит согласно с Давидом: не оставиши души Моея во аде, ниже даси преподобному Твоему видети истления (Псал. 15, 10; Деян. 2, 27), дабы можно было разуметь состав человека Господня и ясно было у нас познание о сем, чтобы утвердить, что душа Его три дня находилась в соединении с Божеством, чтобы показать, что плоть эта была преподобная, и что Божество с душею совершало таинство во аде не одержимое им. Есть и другое свидетельство так говорящее: в мертвых свободь (Псал. 87, 6). Слово: свободь означает не господство Его над адом, а то, что Он по собственному хотению снисшел до ада с душею. А Петр говорит: яко же не бяше мощно держиму быти Ему от него, то есть, от ада (Деян. 2.24). Да и Сам Спаситель говорит: область имам прияти душу Мою, и положити ю (Иоан. 10, 18); и: Аз есмь пастырь добрый, полагающий душу за овцы (ст. 11); и еще говорит: душа моя возмутися, и что реку? Как бы о сомнительном говоря: что реку? Отче, спаси мя от часа сего: но сего ради приидох на час сей (Иоан. 12, 27), чтобы показать, что Божество Его добровольно пришло на сие. А слово: возмутися сказано для того, чтобы не смущен был образ истины пришествия Его во плоти: потому что не призрачно было пришествие во плоти. Но это подобно царю, который, ведя великую войну с менее мужественным врагом и зная, что враг его, если увидит его прихоходящим в силе и крености великой, откажется от войны и обратится в бегство, и истребит многие страны подданных его, ради этого по своей мудрости прибегает к притворству, обращает к нему тыл и сам предается бегству, доколе враг, взяв смелость, не подумает, что царь труслив и бессилен, и не станет преследовать его. Тогда царь, внезапно обратившись на слабого противника с силою своею, всего его захватывает в свои руки. Так точно и Господь наш не убоялся смерти, еще прежде пришествия к страданию во время путешествия указав, что Сын человеческий будет предан и распят и в третий день воскреснет, и когда Петр говорил: милосерд Ты, Господи: не имать быти Тебе сие, запретив ему: иди за Мною сатано, сказал, яко не мыслиши, яже суть Божия, но человеческая (Матф. 16, 22–23; ср. ст. 21). Итак, каким же образом предсказывавший сие и для сего пришедший после того молится, чтоб миновала Его чаша, дабы не пить ея? Прежде смерти говоривший о смерти, хотя бы для того, чтобы не принят был за лжеца, не мог молиться о том, чтоб миновала Его чаша. Но Он для того и вызывал Своего противника, чтобы, после того, как последний вообразил, будто Спаситель убоялся смерти, навести на него самого смерть во спасение умирающим. Это совершено таким образом ради домостроительства. Но если б ты услышал и о том, что Господь умер, то знай, для чего понесена Им страсть смертная. Основание смерти Его изъясняет тебе верховнейший из Апостолов Петр, говоря: умерщвлен быв плотию, ожив же духом (1 Петр. 3, 18). Ибо Божество Его, восприявшее страдание во плоти, и есть бесстрастно, и было бесстрастным, и пребыло бесстрастным, при чем не изменилось бесстрастие и не уничтожилась вечность.

35. И опять, если скажут тщеславные: этим не можешь нас убедить в том, что Христос имел душу; ибо мы нашли в Божественных Писаниях, как говорит Исаия от лица Бога и Отца о Единородном: Сей есть Сын Мой возлюбленный, к Которому Я благоволил, Которого возлюбила душа Моя (Матф. 3, 17; Ис. 42, 1). Что мыслить будешь ты об Отце, приял ли Он в Себя душу или имеет душу? Но какой безумец помыслит это об Отце? Итак что говорят? Очевидно, что изречение то сказано в образном смысле. Посему если говорят, что об Отце сказано в образном смысле, то и о Сыне должно принимать в томъ–же смысле. То есть, хотя Он и сказал, что душа Моя возмутися (Иоан. 12, 27) и: область имам отдать душу Мою и прияти ю (Иоан, 10, 18); однако Он не имел, говорят, души, и это сказано в смысле образном. И это сказано ими, кажется, только по умозаключению, тогда как истина утверждается на многих свидетельствах. Ибо каждый образ берется от вида. Об Отце например нельзя дерзать говорить это, потому что Он не носил плоти. А что лукианистами, также как и арианами, исповедуется действительность плоти у Христа, это не может подвергаться сомнению. Но, говорят, Слово плоть бысть (Иоан. 1, 14), а не сказано: Слово плоть и душа бысть. Против невежественного возражения их и я скажу, что созда Бог человека, персть взем от земли (Быт. 2, 7). Изречением: созда объемлется все в совокупности, и в изречении: Слово плоть бысть все содержится. В том же смысле и мы сами возразим им, говоря: вот Писание говорит: созда Бог человека, и не сказано: создал ему печень или легкие, или сердце, или жилы, или нервы, или другое, что есть в теле. Посему будем ли мыслить человека, как нечто единое, цельно сплоченное, изъ–за того именно, что Писание не изложило в подробностях состав всякого животного? Конечно нет. И потому как от одного вида заключается к целому: так и из понятия плоти ясно, что Спаситель принял душу.

36. Таким образом, если Он принял душу и тело, как сказано, то говорят, стало быть Божество Его, ничем не меньшее существа Отца, не подлежит страданиям, чтобы возжаждать, утруждаться, взалкать и подвергаться подобному, что необходимо для человека. Но если написано: не утрудится, ниже есть изобретение премудрости Его (Ис. 40, 28), а Спаситель оказывается утрудившимся (Иоан. 4, 6), то это не значит, что ради сего именно сошло свыше Слово происходящее из Существа Отца. Ибо не на небе Он утрудился, а будучи во плоти; потому что надлежало плоти утруждаться, дабы не призрачною признаваема она была, а истинною. И прочее, что имеет такое же значение, как например воздремать, уснуть, есть признак человека, равно как и то, что подлежит осязанию. Он восприял сие и обретеся человек (Флп. 2, 7): ибо обретохом, сказано, Мессию, Его же писа Моисей (Иоан. 1, 45). Обрели же Его по естеству постижимому, то есть, плотскому; поскольку в непостижимом Он не мог быть обретен. Посему и схватывается от книжников и плещи Свои отдал на раны, и лица Своего не отвратил от студа заплеваний (Ис. 50, 6), плакал, и все другое имел, что о Нем передается. Кто же мог бы Слово Божие на небе бичевать или ударять по ланитам, или оплевывать такового несказанного и непостижимого? Если же так пострадало бесстрастное Слово Божие, то это есть страдание телесное, совершившееся вне Его бесстрастия; но с другой стороны и не вне, по той причине, что Он соблаговолил на сие; хотя и не страдал Сам, но страдание вменено Ему Самому. И как пятно на одежде не простирается на тело носящего ее, а между тем это пятно вменяется в безчестие носящему: так и Бог пострадал во плоти, при чем Божество Его отнюдь не страдало, но страдание плоти носимой Божеством вменено Божеству, дабы в Божестве соделалось нам спасение.

37. Вспомнил я изречение из Евангелия от Луки, и не хочу оставить его неистолкованным. Написано, что быв в подвизе, Он вспотел, и бысть пот Его яко капли крове. Явися же Ангел Господень укрепляя Его (Лук. 22, 44–43). Весьма глубок смысл слов Писания, как мы часто говорили, и полезен для нас, и не разумеющие силы их, вместо пользы, подвергают себя погибели. Ибо ничего нет сильнее сего изречения. В словах: был в подвизе Писание являет Господня человека истинным человеком. И чтобы показать, что Он был истинный человек, и что подвиг был не от Божества, говорит: вспотел, и бысть пот у Него, яко капли крове: это телесное состояние, а не духовное. Явися же Ангел Господень укрепляя Его, не потому, чтобы нуждался в укреплении Ангела Тот, Кто больше Ангелов, Которому всяко колено поклоняется небесных и земных и преисподних (Флп. 2, 10), как всегда сущему Богу Слову, всегда сущему у Отца и от Него рожденному, но дабы исполнилось сказанное в великой песни Моисея, воспетой в пустыне, где он говорил: поклонятся Ему вси сыны Божии и да укрепят Его Ангелы Божии (Втор. 32, 43). Изречение: да укрепят Его, употреблено не в том смысле, что они доставляют Ему крепость, но потому что в них крепло словословие к тому, чтобы славить Бога, так как Он прославляется непрестанно от Ангелов небесных и духовных животных, вопиющих и говорящих: Тебе принадлежит сила, Твоя держава, Тебе принадлежит крепость (1 Пар. 29, 11–12). В том и обнаруживают они поклонение и укрепление, что отдают Ему собственную Его державу крепости. Так и пред учениками явился Ангел, который покланялся Владыке своему, не неведал преизбытка человеколюбивого домостроительства Его, но удивлялся таковому бывшему в Нем действию крепости, победившему диавола, притупившему жало смерти, восторжествовавшему над началами и властями, сокрушившему силу греха. И по преизбытку удивления Ангел говорил в славословии, покланяясь: Тебе принадлежит крепость, Владыко. Ибо Ты укрепился против смерти, против ада и против диавола, чтобы притупить жало ея и изгнать ее из человечества.

38. Если же опять Он сказал подобострастно нам: где положисте Лазаря (Иоан. 11, 34)? и о кровоточивой: кто есть коснувыйся Мне (Лук. 8, 45)? или: кого ищете (Иоан. 18, 4)? или: кого Мя глаголют человецы быти, Сына человеческого (Матф. 16, 13)? или: отроча растяше и крепляшеся (Лук. 2, 40); или: преспеваше возрастом и премудростью (ст. 52); или: прежде неже разумети отрочати назвати отца или матерь (Ис. 8, 4): то не видишь ли из самого смысла речи превосходящую разум истину, что эти изречения относятся к плоти и человечеству? Ибо, что в Ветхом Завете встречается сказанным от лица Бога и Отца к убеждению людей и имеет вид недоведомого, но что однако же не неведомо Богу, это совершило пришедшее Слово, дабы исполнилось сказанное: Отец Мой доселе делает, и Аз делаю (Иоан. 5, 17). — Где положисте Лазаря? спрашивал Он, быв близко от места (погребения Лазаря); прежде же прибытия к месту, ни от кого не слышав о Лазаре, говорил ученикам своим: Лазарь друг наш успе (Иоан. 11, 11). И так неужели, быв на таком дальнем расстоянии от места пребывания Лазаря во время путешествия и зная, что он умер, Спаситель не знал, присутствуя на самом этом месте? — Вовсе нет. Но Он хотел показать, что между тем как Он все это делал, еще никто не веровал в Него совершенно, дабы тем явить великое человеколюбие снисхождения Его к нам. Ибо не должно было бы сестрам Лазаря говорить: четверодневен есть: уже смердит (Иоан. 11, 39), ни приходить и показывать, а сказать: Ты все ведаешь, и если хочешь, он оживет. Посему–то и восплакал Он о окаменении сердец людей. Итак не неведая спрашивал, но искушая обличает и человеколюбствует. И еще говорит: кто есть коснувыйся Мне? не потому что не знал, кто прикоснулся к Нему, но дабы не им самим объявлено было совершившееся чудо, но чтобы сама услышавшая вопрос сей, пришедши, сказала о ниспосланной к ней благодати и, исповедав сие, услышала: вера твоя спасе тя (Лук. 8, 48), чтобы она и других обратила к вере, дабы они исцелились. Кого Мя, говорит, глаголят быти, Сына человеческаго? как и в Ветхом Завете от лица Отца говорится: Адаме, где еси (Быт. 3, 9)? А Бог знал, где он; посему и обличает его, говоря: от древа ял еси (ст. 11). И Каину: где Авель брат твой (Быт. 4, 9)? И не неведая спрашивал сие; ибо говорит: проклят ты на земли, яже разверзе (уста своя) прияти кровь брата твоего от руки твоея. Се кровь его вопиет ко Мне (ст. 11. 10). Итак не неведал говорящий, что кровь вопиет, но для того спрашивал, чтобы дать ему место раскаяния к защищению себя.

39. Но обращаются опять по невежеству к любоспорливости и говорят, что все эти встречающияся в Ветхом Завете слова суть слова Самого Сына. Однако сейчас изобличается их лукавство. Ибо сказавший Моисею: что сие есть в руце твоей (Исх. 4. 2)? Сам же говорит: Аз есмь сый (Исх. 3, 14). И Господь говорит саддукеям, рассуждая о воскресении: о мертвых же, яко востают, рече Бог: Аз Бог, Бог Авраамов, и Бог Исааков, и Бог Иаковль: несть Бог мертвых, но живых (Марк. 12, 26–27). И еще во многом можно показать, что сказанное в Ветхом Завете сказано от лица Отца. Но часто говорится и от лица Сына, и еще от лица Святого Духа. И где Сарра жена твоя (Быт. 18, 9)? говорил Аврааму пришедший свыше с двумя Ангелами Сын Божий. Ибо еслиб Он не знал, где она, то не говорил бы: рассмеяся Сарра в себе (ст. 13). [19] Этими словами Он хотел представить скромность ея в образец для жен хотящих благочествовать во истину, чтобы, когда принимают странников, служили им своими трудами, но по скромности не показывали лица своего мужчинам. Ибо оная блаженная жена изготовила им трапезу со всем тщанием, и изготовив, не явилась пред лице Ангелов, представляя в себе образец скромности для последующих родов. Но дабы показать, кто есть присутствующий, называл и самое имя жены принятый гостеприимно на то время, так что ни имя ея не сокрылось от Него, ни дело, ни помышление человеческое. Кого Мя, говорит, глаголют человецы быти Сына человеческого (Матф. 16, 13)? И Сам исповедуя называет Себя Сыном человеческим, чтобы не подумали, что Он вопрошает о невидимом. Они же говорят: Илию, Иеремию и Иоанна (ст. 14). Вы же кого Мя глаголете? Ты еси Христос, Сын Бога живого, говорит Петр (ст. 15–16), и тотчас ублажается (ст. 17). Ибо не неведая вопрошал Он, но желая показать, что учение Отца есть то, которое возвещает Церкви истинного Сына, дабы вынужден был Петр говорить то, чему научен был от Отца.

40. И не удивляйся, если Он сказал: Мною приходят ко Отцу (Иоан. 14, 6), и не предполагай изменяемость существа Отца; ибо Сам Он опять учит: никтоже приходит ко Мне, аще не Отец привлечет его (Иоан. 6, 44). Посему как Отец посылает к Сыну, так и Сын приводит к Отцу, чтобы показать, что Божество есть одно и тоже. А если написано: преспеваше возрастом и премудростью (Лук. 2, 52), то это значит, что Он есть Божия Премудрость (ср. 1 Кор. 1, 24) и не нуждается в премудрости. Но когда говорится: Себе умалил, зрак раба приим (Флп. 2, 7), то это не значит, что полнота (Божества) уменьшилась, но сказано это, дабы показать, что Он с неба нисшел в человечество, то есть, в утробу Марии. Ибо миро излияное имя Твое, сказано (Песн. 1, 2). Не сказано: пролиянное, но излияное с неба на землю, так что от земли Он изливается в Марию, и от Марии зачинается, соделавшись плотию, в Вифлееме рождается, из Вифлеема переходит в Назарет, из Назарета в Капернаум, из Капернаума в Иерусалим и на море, когда ходит по водам. Затем переходит в пределы Тирские и в Наин, в Иудею и Иерихон, в Вифсфагию и Вифанию, в Иерусалим и храм, на гору Елеонскую, в Гефсиманию, в дом Каиафы, в преторию, к Ироду, на место, называемое Голгофа, во гроб, и даже до ада; потом на землю по воскресении, и на небеса. Как миро излиянное из сосуда в сосуд все сосуды наполняет благовонием: так и Христово пришествие с неба всю землю освятило, то есть приемлющих его воистину. Он есть гора, и гора великая, как сказано в книге пророка Даниила: камень отторгшийся от горы без рук (Дан. 2, 34), то есть рожденный без семени мужа. То, что было малым, оказывается великим, именно камень, снова приобретающий величину и являющийся опять горою великою, и гора эта не в одном лишь месте находится, но наполни всю вселенную (Дан. 2, 35). И сей, будучи премудростью и соделавшись человеком, простер силу Свою на весь мир; чтобы наполнить вселенную благодатию, преспеваше возрастом и премудростью. Если Он есть премудрость Отчая, если учит людей говорить, дарует людям членораздельный язык и насаждает ухо в слышащих, то каким образом не знал бы Он, как назвати отца или матерь, прежде нежели приимет силу Дамаскову, и корысти Самарийские, и прочее (Ис. 8, 4)? Но если бы Он, едва родившись из чрева матери, оказался тотчас говорящим и произносил слова чисто, как выросший отрок, то Его плотское рождение сочтено было бы неистинным, а призрачным или кажущимся. Для сего–то Он выдерживает и малолетство возраста, чтобы не уничтожить истинности порядка вещей.

41. Но еретики покушаются привязывать к Божественным словам и другие суетные предположения, мыслят иначе и говорят: каким же образом написано: приимите Святителя исповедания нашего, верна суща сотворшему Его (Евр. 3, 1–2)? и: разумно буди вам, весь дом Израилев, яко Сего Иисуса, Егоже вы распясте, Господа и Христа Его Бог сотворил есть (Деян. 4, 10 и 2, 36)? Весьма удивительно для меня, каким образом люди, привязанные к порядку речи в Священном Писании [20], не хотят знать силы высказываемой в этом порядке. Ибо изречение: приимите Святителя, верна суща сотворшему Его, не о Божестве сказано. А что Бог пришел в мир, это всюду ясно представляют нам Божественные Писания: и ничего в них нет косвенно или с хитросплетениями сказанного, но вся права разумевающим, и права обретающим разум. Ибо приимите, сказано, никазание, а не сребро (Прит. 8, 9–10). Если кто не приимет от Бога наставления (наказания), то есть, веры истинной, для того все стропотно и развращенно (ст. 8), а для разумевающих правое и обретающих разум все право и безупречно. А чтобы обличить их, Апостол говорит: всяк бо первосвященник, от человек приемлем, за человеки поставляется во еже приносити дары же и жертвы (Евр. 5, 1 и 8, 3). Посему и Сам Единородный, так как Сам пришел на землю родиться ради нас, восприял от нас плоть, чтобы, происшедши от нас и явившись за нас приношением Своему Отцу, Богу, учеников назвать братиями. В чем же исполняется это событие? — Не иначе как в первосвященстве Его: ибо приимите, сказано, Святителя, верна суща сотворшему Его.

Но чтобы еще более подтвердить сказанное, я воспользуюсь следующим примером. Предположи, что некто вопросил бы царя о его собстенном Сыне и с дерзновением сказал ему: кто это? Услышав же от отца правдивое признание: это сын мой, опять спросил бы: по природе ли он сын твой? И когда царь ответствовал бы ему: да, еще добавил бы вопрошающий: чем же ты его сделал? Тогда тот во всяком случае скажет ему: я сделал его царем. Итак неужели царь, назвав достоинство сына, тем самым отрекся от того, что он родной сын его? Если он сказал последнее, то неужели тем уничтожил первое? Никоим образом. Так и Бог Отец родил Сына безначально, а во Плоти исполнилось то, что Он сотворил Его Святителем.

42. Написано также, говорят: Господь созда Мя начало путей Своих в дела Своя (Прит. 8, 22). Но прежде всего суетно мыслящие не хотят знать самого названия книги. Книга называется «Притчи Соломоновы». А все то, что говорится притчами, не тождественно с силою простого слова. Так в притчах говорит Господь наш Иисус Христос, и мы видим, что эти притчи не так близко соответствуют нашему предположению о смысле их. Подобно есть, говорит Он например, царствие небесное зерну горушичну (Матф. 18, 31). И если мы захотим рассуждать о подробностях по нашему разуму, то очевидно, что царствие небесное есть место пространное, если только должна быть речь о месте том, где Царь есть Бог и Отец, и Бог Слово и Сын Божий, и Святой Дух Божий, где находятся ангелы и архангелы, и воинства духовные, Авраам, Исаак, Иаков и все праведники. Так каким же образом все это уместилось бы в зерне горчичном? А между тем здесь загадочно высказывается образная речь. Посему приточно высказываемое не тождественно с силою простого слова. Уподобляется царствие небесное также и жене, имеющей десять драхм и потерявшей одну, возжегшей светильник и ищущей ее (Лук. 15, 8), — неводу, вверженному в море (Матф. 13, 47), и семени, которое сеется на земле (Матф. 13, 3 и дал.; Марк. 4, 3 и дал.; Лук. 8, 5 и дал.). Но все это сказано загадочно и не тождественно с силою простого слова. К тому же мы не знаем, действительно ли о Сыне Божием высказал то изречение приточник Соломон. Ибо есть разница между Премудростью и премудростью. Так и Апостол говорит: не разуме мир премудростью Бога (1 Кор. 1, 21); и: обуи Бог премудрость мира (ст. 20). И еще говорит: не в мудрости плотской, но в силе Божией (сн. 2 Кор. 1, 12 и 1 Кор. 2, 4). И Соломон именует премудрость, говоря: любитель бых красоты ея, и невестою привел ее к себе (Прем. 8, 2). Иов также знает о премудрости и говорит: премудрость же откуду обретеся? и кое место есть разуму (Иов. 28, 20)? Сказано также: мудрость нищего уничижена, и сам он есть управитель мудрости своей (Еккл. 9, 16). И в тоже время: Единородный есть Премудрость Отца (1 Кор. 1, 24).

43. Итак что же скажем? Если по их мнению Сын есть Премудрость Отца, и однако же не произошел от Него, будучи Слово, Бог и Премудрость: то и Отец не имеет в Себе премудрости. Тогда каким образом они могут сказать: Богу единому, премудрому, невидимому (1 Тим. 1, 17)? И притом все это непостижимо и недоступно для людей. Даровал Бог премудрость Соломону и исполнил мудростью Веселиила (Исх. 31, 2 и дал.). И премудрии люди скрывают стыд (Прит. 10, 14). И многое можно говорить о премудрости. Оная же Премудрость Отца есть единственная и не имеет ничего, что можно было бы противоположить Ей. Однако о ней–ли было сказано слово, того я не могу ни утверждать, ни отрицать, а предоставляю Богу ведать. Впрочем вижу, что высказываемое с противоположной стороны имеет насильственно навязанный ему смысл. Ибо созда Мя, сказано, начало путей Своих в дела Своя. Прежде век основа Мя. Прежде всех холмов раждает Мя (Прит. 8, 22. 23. 25). Итак, каким образом раждаемое основывается? Каким образом создаваемое раждается? Если созданное, то уже не ражденное. Мы что раждаем, то не создаем, и что создаем, то не раждаем. Мы созданы, и раждаемое нами есть созданное. В Боге же несозданном раждаемое не есть созданное: если Он родил, то уже не создал; если же после создания опять родил, то каким образом сначала созданное после раждается? Итак, если к Нему относится высказываемое, то оно исполняется на домостроительстве пришествия во плоти. И посему сначала говорит о ближайшем, а после повествует о древнейшем. Желая убедить людей ближайших, начинает с плоти. Ибо началом путей праведности евангельской служит то, что Слово в Марии соделалось для нас плотию (Иоан. 1, 14), а душа основана в плоти ея для того, чтобы показать высшее соделавшееся нисшим. Говорим же о том, что из недр Отчих с небес Он явился на землю; поскольку Он пришел к нам после, дабы совершить все домостроительство. Итак, неужели Слово есть созданное? — Да не будетъ! и ничего запутанного во всяком случае не предложило Божественное Писание.

44. Но и у толковников собственно не так передается чтение. Акила [21], например, говорит: Господь стяжа мя; поскольку в Еврейском читается: Адонаи канани [22], что толкуется точно так, как мы сказали. И мы также по обычаю о раждаемых говорим: он приобрел детей. Но не так твердо запечатлена сила толкования. Ибо выражение: Адонаи канани может быть истолковано и так: Господь угнездил (как бы высидел в гнезде) [23] Меня. И посему Петр ясно выражается, говоря: Сего Иисуса, Егоже вы распясте. Не сказал: свыше сошедшего Бога Слова, но Сего, Который есть плоть, свосприятая свыше сошедшим Словом во чреве Марии, — Сего называемого так по причине происшедшего от Марии человека Господня. На нем исполняетея и то, что сказано о умерщвлении, как говорит Петр: умерщвлен быв плотию, ожив же духом (1 Петр. 3,18); и еще: Христу убо пострадавшу за ны плотию (1 Петр. 4, 1). И еще: от нихже Христос по плоти, как говорит Павел (Рим. 9, 5). И Сам Спаситель говорит в Евангелии: ныне же ищете Мене убити человека, иже истину вам глаголах, и слышах от Отца (Иоан. 8, 40; 15, 15), дабы показать, что страдание терпит по человечеству, а Сам Он есть естественный Сын Отца от вышних. Согласуется с этим словом и Святой Апостол Павел, говоря: един Бог, един и Ходатай Бога и человеков, человек Иисус Христос (1 Тим. 2, 5), Иже не восхищением непщева быти равен Богу, но Себе умалил, зрак раба приим (Флп. 2, 6–7). Видишь, как назвал Его человеком, впрочем не простым? Ибо называется Ходатаем Бога и человеков, поскольку посредствует между ними и Отцем Своим, будучи Богом по естеству и рожденным от Него истинным Сыном. В отношении же к людям Он есть человек естественный, истинный, рожденный от Марии без семени мужа. Таким образом Он есть Ходатай Бога и человеков, будучи Богом и соделавшись человеком, непреложный естеством, но являясь Ходатаем с той и другой стороны в отношении к обеим.

45. Но и опять, не понимая, говорят они: видишь ли, что не восхищением непщева быти равен Богу? И не знают самого названия сего любоспорливые; потому что не сказано: не восхотел быть равным Богу чрез хищение, но не восхищением непщева быти равен Богу, то есть быть Богом по естеству, чем и был. Ибо если бы Он не был Богом, то каким бы образом и приял зрак раба? Этими словами Апостол и новое обозначил, и превосходнейшее сего с удивлением показал, то есть, что хотя Он и равен Богу, однако Себе умалил зрак раба приим, не для того чтобы поработить свободное, но чтобы в зраке, который принял на Себя, освободить послушных Ему рабов. И иудеи свидетельствуют, что Он не боялся и не сомневался называть Себя равным Богу, но дерзновенно указывал на это, говоря: аще не реку, буду подобен вам, лож (Иоан. 8, 55). Потому они и говорят Ему: о добре деле не убиваем Тебя, но яко Ты человек сый твориши Себе равным Богу (Иоан. 10, 33; ср. 5, 18). Однако противники наши говорят: если мы должны признавать образно сказанное о Нем, то образного много сказано в Писании и нельзя отрицать того, что это сказано о Нем загадочно, как например, что Он называется дверию, камнем, столпом, облаком, львом, овцею, светильником, свещником, солнцем, ангелом, червем, скалою, краеугольным камнем, путем, юнцом, тельцом и подобными именами. И мы не отрицаем того, что в Нем исполнилось загадочно о Нем сказанное; знаем также, и по какой причине это написано. Называется Он путем, потому что Им шествуем мы к царствию, к Нему Самому и к Отцу; — дверию, потому что чрез Него мы входим туда; — столпом, потому что Сам Он есть утверждение нашей веры; — скалою, по причине неподвижности; камнем, как основание наше; — солнцем правды, как осветивший наши омраченные помышления.

46. Затем говорят; поскольку написано о Нем, что Он есть создание, то и должно признавать, что Он есть создание. Но вот я изложил уже некоторую часть тех употребленных в Писании названий Его, которые загадочно исполнились и в нас. Пусть скажут нам, в каком смысле употреблено название Его созданием? Разве не справедливо, хотя и образно, назван Он дверию, чтобы соделаться для нас входом и принести пользу? или — путем, чтобы шествуя Им мы не заблудились? Для чего же в отношении к нам является Он созданием? Что в этом для нас пользы? Хорошо, говорит однако же тщеславный любитель споров: если ты не называешь Его созданием, то приписываешь Отцу страдание; ибо всякий раждаюший окружен страданиями, так как или съуживается, или разширяется, или простирается, или истекает, или отягощается, или что либо подобное терпит. Прочь такая лукавая и ложная мысль! Кто помыслит это о Боге? Какая мысль дерзнет на это? Очевидно, что никто даже и из демонов того не помыслит. Кто исповедует Отца, тот верует и в то, что Он воистину родил Сына. Божество не окружается тяжестью и не есть как бы какое беременное тело, чтобы потерпеть вышесказанное. Ибо Дух есть Бог (Иоан. 4, 24); дух же не подлежит ни истечению, ни делению, ни съужению, ни уменьшению, ни распространению, ни чему либо подобному. И так поколику Отец есть Дух, Он родил Сына Бога Слово духовно, безлетно, непостижимо и безначально.

47. Но чтобы убедить их мыслящих таким образом, мы скажем то, что хотя и не заключает сходства, однако сравнением ниспровергает их лукавую увертку. Созданию беспредельно и бесконечно многого недостает в сравнении с его Владыкою. Многие в пустыне, имея недостаток в огне, наполняют водою стеклянный сосуд; затем, принесши какую либо материю, легко воспламеняющуюся, сделанную например изо льна или пакли, ставят ее против солнечного луча, отражающегося от стекла на лежащей под ним материи. И тотчас материя принимает в себя пламя от огня солнечного и зажигается огнем. Ужели чрез это сообщение огня у солнца отсекается что либо из его существа? Ужели оно терпит в чем либо чрез это ущерб? Ужели уменьшается? — Нет, говорят. Итак, если даже создание не уменьшается, то на сколько же более беспредельный, непостижимый и всечистый Бог, Который, будучи Духом, родил из Себя Бога Слово? несказанного, и нетленного родил в нетлении, не страстью, не делением, не с ущербом для Себя, но совершенный родил совершенного в совершенстве? И естество огня возжигает много светильников от одного, а между тем первый из них не уменьшается в свете. Но одно и тоже существо может опять составляться из многих частей, то есть, светильников или свещников. Между тем не так в Божестве; да не будетъ! Не после пришло Слово и не подверглось слиянию со Отцем; но Отец есть Отец, Сын — Сын и Святой Дух — Дух Святой.

48. Безумно сказано у манихеев [24], что, по мысли Манеса, души, происшедши от столпа света, суть одно тело и, отрешаясь от тел, снова образуются одним существом в один столп по баснословию вымысла их. Но не так показывает Евангелие. Здесь говорится, что Христос преломил пять хлебов и насытил пять тысящ, и не оставил избытков от них, но соберите, говорит, их, и ничего не оставляйте от укрух. И собраша дванадесяте коша (Иоан. 6, 12–13), и сложили вместе в кошницы; однако укрухи не повелел соединять с хлебами, как они были до того времени. Собрали множество хлеба, но во многих укрухах, и Он повелел их сложить в одно собрание кошниц. Не предполагая совершенного сходства, мы иносказательно изложили это, равно как и вышеприведенный пример солнца. Ибо мы не называем душ ни хлебами, ни укрухами: да не будетъ! И ни Бога мы не приравниваем к солнцу, Им созданному, ни Единородного — к лучу, испускаемому солнцем на паклю. Подобным же образом и рожденные души не соединяются в одном слиянии; да не будетъ! но в обителях Божиих, о которых написано, что у Отца обители многи суть (Иоан. 14, 2), не в одну кучу сложенные, но каждая по одиночке исчисляется. Также и говоря, что Бог родил единородного Своего Сына, мы не приписываем Ему страсть, согласно их злохулению. Ибо всякий раждающий удручен страстью, и не должно называть Сына ни созданием, ни порождением, по их учению, дабы нам не признать Бога удрученным или страждущим. Итак, где мы нашли, чтобы в таком смысле Он был назван Сыном, и почему в таком случае Он имеет имя Бога? Но это — мудрования человеческие и происходят от земных помышлений. Ибо наши человеческие страсти приписывать Богу не следует, когда Бог ясно говорит: не как помышления ваша мысль Моя (Ис. 55, 9). И еще: не яко человек, тако и Бог (1 Цар. 16, 7).

49. Итак, да престанут от богохульства, и да научатся они от Отца, говорящего: Сей есть Сын Мой возлюбленный, о Немже благоволих (Матф. 3, 17; 17, 5). Еще как бы о будущем говорит: Ты Сын Мой возлюбленный, Его же избрах (Ис. 44, 2). И затем в книге Песнь Песней: избран от тем (5, 10). Итак, откуда это избрание, пусть скажут нам. Ибо когда говорится: избрах, то эти пустословы думают, что Он по благодати называется Сыном, а не по естеству. Пусть покажут нам, кто подобен Ему, чтобы пересмотрев всех, Бог избрал его. Если Он есть Сын единородный, то никто не равен Ему и не может быть поставлен на ряду с Ним, будучи подобен Сыну в сынех Божиих (Псал. 88, 7). Явно, откуда избран Он, и откуда избрание; потому что многие тмы были на земле, а одна Мария обрела благодать (Лук. 1, 30), и в ней избрал Он святую плоть, для того, чтобы на ней почило Его благоволение, как и Давид говорит от лица апостолов, уверовавших в Господа и с радостью возвещавших благодать Его народам, потому что покори люди нам, и языки под ноги наша, доброту Иаковлю, юже возлюби (Псал. 46, 4–5), то есть, вершину красоты Его, красоту всего Иакова, плоть избранную от Марии чрез Духа Святого. Событие домостроительства плоти Отец показал свыше Иоанну Крестителю; ибо благоволил Отец о пришествии Христа во плоти; а Божество беспредельно по естеству.

50. Называет Апостол Его также и Сыном любви: Иже избави нас, говорит он, от власти темные, и престави в царство Сына любви Своея (Кол. 1, 13). А неразумеющие смысла этих слов говорят, что Он есть Сын любви Божией по преспеянию. И не знают невежды противоположения этого слова другим словам. Ибо в другом месте Апостол говорит, что Бог возлюби нас во Христе (Ефес. 2, 4). Истинно Единородный есть Сын возлюбленный; поскольку Отец есть любовь, и Сын есть любовь, так как любовь происходит от любви. Итак, Он есть Сын любви ради нас и ради Его, потому что в Нем Он возлюби нас и Сына Своего Единородного предал за нас (сн. Ефес. 2, 4 и Иоан. 3, 16). Посему не утруждается делающий и не страждет раждающий. И да не собирают напрасно хулы на свою погибель. Если Сын есть созданный, то Он не есть покланяемый, по их учению, потому что безумно покланяться твари и отвергать первую заповедь, говорящую: слыши Израилю: Господь Бог твой Господь един есть (Втор. 6, 4). Итак, Святое Слово не есть созданное, потому что есть покланяемое. Поклонились Ему ученики; покланяются Ему Ангелы на небе: и да поклонятся Ему вси Ангелы Божии (Втор. 32, 43); и: да поклонится Тебе, Господи, крепость моя. Одно остается сказать, краткое и неопровержимое, против чего никто не может что либо сказать. Могут ли враждующие против Сына Божия привести такое свидетельство из Ветхого или Нового Завета, где бы Отец сказал: Я создал Себе Сына? или где бы Сын сказал: Меня создал Отец? Евангелий четыре, в них тысяча сто шестьдесят две главы [25]. От начала до конца говорил в них Сын и с Ним — Отец, но нигде ни Сын не сказал: Отец создал Меня, ни Отец: Я создал Себе Сына, или: Я создал Сына Моего.

51. Но любоспорливый и славолюбивый противник говорит: что ты говоришь? Тело воспринято от Марии? А Мария что такое? Созданная или несозданная? Конечно созданная; мы это и сами говорим; рожденная от мужа и жены. Так чем же ты назовешь происшедшее от Марии? Покланяешься ли ты Спасителю в теле, или не покланяешься? Как же не стану покланяться? Если я не буду покланяться, то не буду иметь жизни. Итак вот, говорят, ты покланяешься телу, созданию. Велико умоповреждение у говорящих таким образом. И царю облеченному в порфиру все покланяются; но что же служит предметом поклонения: порфира или царь? Очень ясно, что царь, но с ним вместе служит предметом поклонения и носимая им порфира; но едва только снял ее царь и положил на место, как порфира уже не служит предметом поклонения. Возседает часто царь во дворце на престоле своем, и покланяющиеся покланяются царю в собственном его дворце и на престоле. Но едва только поднялся царь, как никто уже не покланяется ни дворцу, ни престолу. Никто также не был бы столько безумен, чтобы, желая поклониться царю в дворце его, сказать ему: выйди из дворца твоего, чтобы я поклонился тебе. Так никто не скажет и Единородному: оставь тело, чтобы я поклонился Тебе; но покланяется несозданному Единородному с телом Его, со святым храмом, который Он пришед воспринял. И никто не говорит царю: встань с престола твоего, чтобы я поклонился тебе без престола; но покланяется царю с престолом. Так и Христос служит предметом поклонения вместе с телом, погребенным и воскресшим.

52. Но говорят: что же ты говоришь? По хотению ли родил Отец Сына, или не по хотению? Поскольку ты говоришь: Слово всегда было, то не было времени прежде Слова, хотя и сами ариане, для обольщения некоторых, говорят, что Сын Божий рожден безлетно, но не желают называть Его вечным, а говорят: было некогда, когда Его не было; а между тем думают, что некогда не есть время. Но как скоро исследуешь самое слово это, то тотчас же обличишь невежд. Ибо слово: некогда указывает на время, и говорящие, что они не называют это временем, в зловерии своем впадают в нелепое мнение. Ибо с насмешкою употребляют они это слово, мыслию своей жестоко воинствуя против Сына Божия, считая Его во всех отношениях чуждым Божества Отца. — Так по хотению ли родил Бог Сына, или не по хотению? Если мы скажем: не по хотению, то окружаем Божество необходимостью; а если скажем: по хотению, тогда признаем, что хотение было прежде Слова. И если бы что было не делимым и самою малою частью часа, то все же эта малая часть указует на время прежде Слова, и опять мы впадаем в заблуждение их. А если скажут, что Он не по хотению родил Его, то Божество водится необходимостью естества, а не свободою хотения. Но из этого ничего не относится к Богу, как ты понимаешь, о тщеславный: ибо у Бога сего нет. Итак, Он родил Его и не по нехотению и не по хотению, но по преизбытку естества; потому что Божеское естество провосходит совет и не подлежит времени, не водится и необходимостью. В нас ничего нет готового, потому что мы некогда не были и что мы сначала советуемся с собою о чем либо, а потом делаем то, что делаем, или же, когда мы не посоветовались, невозможно, чтобы что либо сделано было нами. У Бога же все совершенно и ясно, и все в Нем исполнено, и не по нехотению родил Он вечно Сущее, от Него рожденное святое Слово и Бога, но в преизбыточествующем и несказанном естестве Его.

53. Весьма удивительным для меня представляется, о сыны веры и церкви, то, как употребленное в собственном смысле эти любоспорливые обратили в иносказательное, а сказанное образно, по заблуждению, принимают за сказанное в собственном смысле. Ибо они отрицают, что Слово рождено, как это свойственно Ему по естеству, и говорят что Оно есть как бы одно из порождений; а что Оно создано, — что чуждо Его Божеству, хотя иносказательно иногда и говорится, — это они считают за сказанное о Нем в собственном смысле. Истинное же скрывают, как например слова Исаии: видех Господа Саваофа (Ис. 6, 5); и: явися Господь Моисею (Исх. 3, 2); и: явися Господь Аврааму (Быт. 12, 7); и: видел Даниил в видении Ветхого денми (Дан. 7, 9) и подобное; и: явился Господь Иезекиилю, и он сказал: видех вид Божий (Иез. 1, 4). Говорят, что этого не было, — как будто пророки лгут; — а основываются на изречении евангельском, которое сказал Спаситель, научая, что Бога никтоже виде нигдеже (Иоан. 1, 18). Пророки же говорят, что они видели: посему необходимо предположить, что или Единородный, или пророки лгут. И по мнению говорящих таким образом, также как и манихеев, все у пророков ложно. А если пророки не лгут, но говорят истину, по слову Спасителя: Аз есмь глаголяй в пророках, ту есмь (Ис. 62, 6): то дело нуждается в особом разумении и иносказательном объяснении. И это часто так бывает: видим например море с части какой либо горы или долины и говорим истину, что мы видели. Но если бы кто сказал и то, что не видел его, тот также не лжет, а говорит истину; ибо он не видел ни глубины, ни долготы его, не видел массы воды, не видел и обширности его [26]. Так мы видим сквозь малое какое либо отверстие и человека, а во весь рост его не знаем; и если при этом кто нибудь скажет: я видел, то он действительно видел; и если другой скажет: я не видел, то он и действительно не видел; ибо мы истинно видим, сколько вместить можем, а не видим всего, как оно есть. Так и пророки как бы чрез узкое отверстие собственного тела удостоились видеть Бога, и поистине видели; но не видели так, как требует беспредельность созерцания. И таким образом взаимно согласными являются Божественные Писания, когда в одном случае говорят, что пророки видели Бога, потому что они и воистину видели; а в другом — Спаситель говорит: Бога никтоже виде нигдеже; ибо не видели так, как Он есть. Но и Сам Он видел естество Божие способом превышающим всякое видение и не могшему видеть дал силу благодатную, чтобы видеть силою созерцания.

54. Но не говори опять хитрословесно: пророки видели не очами, но разумом, едва разумея и видя. Ибо поэтому точно говорит Исаия: о окаянный аз, яко умилихся, яко человек сый, и нечисты устне имый, посреде людей нечистые устне имущих аз живу: и Господа Саваофа видех, — не сказал: видех разумом, но: очима моима (Ис. 6, 5). Итак, они видели и вместе не видели; но, сколько возможно, видели воистину; не видели же, поколику того требует беспредельность непостижимости Его. Так многие и о рае иносказательно толкуют, как например Богом гонимый Ориген, который восхотел более вымысл привнести в жизнь, нежели истину; он говорит: «нет рая на земле» [27], совершенно вопреки сказанному святым Апостолом: я знал человека, прежде лет четыренадесяти: аще в теле, не вем: аще ли кроме тела, не вем: Бог весть: восхищена бывша такового до третияго небесе (2 Кор. 12, 2). Не суди ложно и не говори: до третьей части воздуха; ибо, сказав: до третияго небесе, не о третьей части говорит, а о трех числах; и говорит: вем такова человека, восхищенного в рай и слышавшего глаголы, ихже не леть есть человеку глаголати (2 Кор. 12, 3–4). Слава Вседержителю Богу, всячески разъясняющему и до тонкостей раскрывающему все, дабы приверженные к истине не претыкались. Ибо не в одной сжатой речи он совокупил небо и рай, но говорит: вем человека, восхищена бывша до третияго небесе; и еще говорит: восхищенного в рай. Слово, поставленное с членом, должно быть принимаемо об особом лице и переносимо к особому виду; как например, если кто владеет горою и равниною, а равнина расположена кругом горы, и между тем он желал бы переправиться на ту сторону горы, находящейся в равнине его, то он может, когда захочет, сделать путешествие по равнине, а также и взойти на такое место горы, на какое захочет; если же захочет сначала вступить на гору и с горы опять переправиться на известное место равнины по ту сторону горы, то и так возможно ему поступить. Так разумей и сказанное об Апостоле, что сначала он взошел на небо, согласно сказанному: брат мой сниде в вертоград свой (Песн. 6, 1). И Спаситель говорит: днесь со Мною будеши в раи (Лук. 28, 43).

55. Если же нет на земле рая, и не истинно написанное в книге Бытия, но иносказательно изложено: значит ничего нет сказанного в буквальном смысле, а все иносказательно должно быть понимаемо. Между тем в начале сотвори Бог небо и землю (Быт. 1, 1): это уже не иносказательное, а видимое. И твердь, сказано, сотворил, и море, растения и деревья, траву, зелень, животных, рыб, птиц и все видимое и воистину происшедшее, наконец и человека, которого воистину сотворил (Быт. 1, 6 и дал.). Сего человека, которого создал, Он поместил в раю, по образу сотворив этого самого человека, по образу же Божию (Быт. 1, 26–27). Не исследуй даров Божиих, по благодати человеку данных. Мы не отрицаем, что все люди сотворены по образу Божию; а как это по образу, мы того не исследуем. Ибо ни тело мы не мыслим созданным по образу, ни душу, ни ум, ни добродетель; потому что многое препятствует мне говорить это; но не говорим также и того, чтобы тело не было создано по образу или душа. Верным свойственно признавать Писание и не отвергать его; а неверным свойственно отвергать благодать. Итак, человеку принадлежить создание по образу; но как, это знает только сам Бог. Ибо, если скажешь: человека сотворил Он по образу, и этот образ будешь полагать в теле, а между тем Бог невидим, непостижим, необъятен для ума: то как видимое и постигаемое, и подлежащее осязанию будет образом невидимого и непостижимого? И если скажешь: тело не создано по образу, то этому противостоит изречение: взял персть от земли, и созда человека (Быт. 2, 7); и человека Писание называет перстным, называет его и душевным, ибо вдуну сказано, в лице его: и бысть человек в душу живу (Быт. 2, 7). Душу мы представляем созданною, и тело. Как созданною? — Вдуну, сказано. И не говорим ни того, что душа есть часть Бога, ни того, что она чужда вдунувшего. А как разуметь эту тонкость, одному Богу известно.

56. Мы же без исследования и злоумышления (неизысканно и незлобиво) веруем Богу, истинствующему во всем. И если скажешь, что душа создана по образу, между тем как Апостол говорит: живо слово Божие и действенно, и острейше паче всякого меча обоюду остра, и проходящее даже до разделения души (Евр. 4, 12); если, таким образом, душа имеет разделение, а Бог — неразделен: то как может быть душа создана по образу? Душа не ведает будущего, а Бог все ведает. Также мы видим переднюю часть тела, не зная о задней. А если скажешь, что душа не создана по образу: то сему противоречило бы то, что Он во всяком случае и душу назвал человеком, и человек состоит из души и тела. Но скажешь, быть может, что ум создан по образу; а между тем Писание говорит: вижду ин закон противувоюющ во удех Моих, и пленяющ мя в уме моем законом греховным, сущим во удех моих (Рим. 7, 23). Как же будет созданным по образу пленяемый? К тому же сказано: воспою умом, воспою и духом (1 Кор. 14, 15). И если скажешь, что добродетель создана по образу, то я скажу тебе: скажи мне об Адаме, какую добродетель соделал он прежде, нежели был создан? Ибо он не был вначале, но сначала был создан по образу. А если скажешь, что добродетель не создана по образу, то не хорошо говоришь; ибо чему же и приличествует быть созданным по образу, как не добродетели? Но прежде добродетели создан был по образу человек. Ибо Адам еще не жительствовал в добродетели, еще не был создан. Наконец, если скажешь, что крещение — по образу: то выходит, что не принявшие крещения праведные не были созданы по образу. Ибо прообраз начался от Моисея и моря, от Иоанна (Крестителя) этот прообраз раскрылся, а во Христе совершился дар.

57. Итак, все имеют в себе образ Божий, но не по природе; ибо не по равенству с Богом имеют люди образ Божий, так как Бог непостижим, необъятен для ума, будучи Дух и притом превысший всякого духа и — свет, превысший всякого света. Но что Он сам определил, того мы не лишаем значения. Истинен же есть даровавший по благодати человеку бытие по образу Своему, и тому подобное. Ибо мы видим, что взял Спаситель в руки свои хлеб, как говорится в Евангелии, встал на вечери, взял его и, благодарив, сказал: сие есть Мое [28] (тело) (Матф. 26, 26 и парал.). И мы видим, что это (хлебъ) ни равно, ни подобно ни воплощенному образу, ни невидимому Божеству, ни чертам членов; потому что оно есть круговидное и безчувственное, по отношению к силе. Тем не менее Он восхотел по благодати сказать: сие есть Мое (тело). И никого нет, кто бы не верил этому слову: ибо неверующий в то, что Он истинен, отпадает от благодати и спасения, как Он сказал (ср. Иоан. 6, 53). А мы, что услышим и во что уверуем, о том веруем, что это есть Его. О Господе же нашем мы ведаем, что Он весь — чувство, весь — одаренный чувством, весь — Бог, весь — движущий, весь — действующий, весь — свет, весь — непостижимый, но с благодатию нам сие даровавший.

58. Итак, оный Адам в раю помещен был и вкушал от древа. Рай же, сказано, был во Едеме на востоцех; и источник восходил из Едема (Быт. 2, 8. 10). Не сказано: «нисходилъ», чтобы мы не считали Едем с неба происшедшим; потому что, если бы он был на небе, то сказано было бы: свыше нисходит источник. Но сказано: река исходит из Едема. И не сказано: нисходит. Сия (река) разлучается в четыри начала. Имя единой Фисон (Быт. 2, 10–11). И мы видим Фисон очами нашими. Фисон есть река, называемая у индийцев и эфиоплян Гангом, а еллины называют эту реку Индом. Она окружает всю землю Евилатскую (Быт. 2, 11), малую и великую, — части страны Елимэев [29]; протекает чрез великую Эфиопию, спускается к югу и в стране Гадиров впадает в великий Океан [30]. Вторая река — Геон (Быт. 2, 13). И мы видим чувственную реку, а не иносказательную; ибо она спускается по Эфиопии, проходит чрез малую Эфиопию, Анувиту, Влемению и Ексомитиду, орошает части Фиваиды и Египта и впадает в сие море [31]. Если же кто не верит, тот пусть послушает Иеремию, говорящего: что вам и земле египетской, еже пити воду Геонскую мутну (Иер. 2, 18)? Третия, сказано, река, Тигр, проходящая прямо Ассириом (Быт. 2, 14). Она пересекает части востока и за тем скрывается под землю, а из Армении, среди Кардийцев и Армян, снова поднимается и вытекает на поверхность, и, разделенная в своих потоках, напояет землю Ассириян. Но и четвертая река Евфрат (Быт. 2, 14) точно также и подобным образом, скрываясь под землею, выходит на верх из Армении и таким образом орошает Персию. Итак, если нет чувственного рая, то нет и источника; если нет источника, то нет и реки; а если нет реки, то нет и четырех начал. Если нет Фисона, то нет и Геона. Если нет Тигра, то нет и Евфрата. Если нет Евфрата, то нет и смоковницы, нет листьев, нет Адама, нет вкушения от плода древа, нет Евы; она не вкушала от древа, не было совсем Адама. А если нет Адама, то нет и людей, но истина есть уже басня, и все иносказательно должно быть понимаемо. А между тем Адам есть; ибо мы — от него, будучи все — род его по преемству, и его как бы самого видим во множестве его потомства.

59. Адам рождает по виду своему Сифа. И дабы кто не счел созданного иным и рожденных от него иными, Писание говорит: по виду своему (Быт. 5, 3). Сиф же рождает Еноса, Енос — Каинана, Каинан — Малелеила, Малелеил — Иареда и Еноха, Енох — Мафусала, Мафусал — Ламеха, Ламех — Ноя; и за тем был потоп не иносказательно, но поистине, и погибла всякая душа, осталось же восемь душ человеческих. Если же услышишь о душах, то не считай их вымыслом: ибо от одного вида называется весь человек. Так например Иаков сошел в Египет в числе душ седмидесяти пяти (Быт. 46, 27), не в том смысле, чтобы души следовали за ним без тел, но с телами. И нас было в корабли душ около осмидесяти, говорит Лука, написавший книгу Деяний Апостольских (Деян. 27, 37). Есть также обычай и рабов называть телами: господин, говорится, ста тел, но и души имеющих; поскольку же господство человеческое относится к телам, а не к душам, то посему благоразумно рабов назвали телами, соединенными с душею, чтобы показать употребление тел. Между тем Ной вышел из ковчега, родив Сима, Хама и Иафета. Сим же рождает Арфаксада, Арфаксад рождает Каинана, Каинан — Салу, Сала — Евера, Евер — Фалека, Фалек — Рагама [32], Рагам — Серуха, Серух — Нахора, Нахор — Фарру, Фарра — Авраама, Авраам — Исаака, Исаак — Иакова, Иаков — Иуду, Иуда — Фареса, Фарес — Есрома, Есром — Арама, Арам — Аминадава, Аминадав — Наасона, Наасон — Салмона, Салмон — Вооза, Вооз — Иовида [33] от Руфы, Иовид — Иессея, Иессей — Давида царя, Давид — Соломона от Уриины [34], Соломон Ровоама, Ровоам — Авию, Авия — Асафа [35], Асаф — Иосафата, Иосафат — Иорама, Иорам — Охозию, Охозия — Иоаса, Иоас — Емесию [36], Емесия — Озию, называемого и Азариею, Озия — Иоафама, Иоафам — Ахаза, Ахаз — Езекию, Езекие — Манассию, Манассия — Амоса [37], Амос — Иосию, Иосия — Иехонию, Иехония, в свою очередь, — Салафииля, Салафииль — Зоровавеля, Зоровавель — Авиуда, Авиуд — Елиакима, Елиаким — Асора, Асор — Садока, Садок — Ахима, Ахим — Елиуда, Елиуд — Елеазара, Елеазар — Матфия [38], Матфий — Иакова, Иаков — Иосифа (сн. Матф. 1, 1–16; Лук. 3, 23–38; Быт. 5, 6–32; 11, 10–27; 1 Пар. 1 и дал. и др.).

60. Иосиф, будучи стар и вдов после взятия первой жены и после рождения от нея четырех детей мужеского пола: Иакова, называемого братом Господа по причине совоспитания с Ним, Симона, Иуды и Иоанна и двух дочерей: Анны и Саломии: — этот Иосиф, будучи, говорю, стар и вдов, по необходимости, так как бросаемы были жребии на вдовых и безбрачных в каждом колене для принятия ими от храма дев, бывших при храме по причине посвящения первородных детей мужеского и женского пола, принял по жребию святую Деву Марию, от которой по плоти родился Господь наш Иисус Христос чрез Духа Святого, не от семени мужеского и не от совокупления телесного. Итак, раждается Господь от колена Иудина, от семени Давидова и Авраамова по плоти, будучи Бог, на сороковом году [39] царствования Августа.

Август же царствовал 66 лет [40] и 6 месяцев.

После него принял власть сын его Тиверий, правивший 23 года.

После Тиверия Каий (Калигула) — 3 года, 9 месяцев и 22 дня [41].

После Каия Клавдий — 13 лет.

После Клавдия Нерон — 13 лет.

После Нерона Веспасиан — 9 лет.

После Веспасиана сын его Тит — 2 года.

После Тита Домициан брат его — 5 лет [42] и 6 месяцев.

После Домициана Нерва — 4 года [43].

После Нервы Траян — 19 лет.

После Траяна Адриан — 22 года.

После Адриана Антонин Благочестивый — 22 года.

После Антонина Марк Аврелий Антонин, который называется и Вером — 19 лет.

Коммод — 14 лет [44].

Пертинакс — 6 лет [45].

Север — 18 лет.

Антонин, сын его — 7 лет.

Макрин — 1 год.

Антонин иной — 2 года [46].

Александр, но не Македонский, — 3 года [47].

Максимин — 3 года.

Гордиан — 6 лет.

Филипп — 6 лет.

Декий — 1 год.

Галл и Волусиан — 3 года.

Галиен — 15 лет.

Клавдий иной — 1 год.

Аврелиан — 14 лет [48].

Тацит — 6 месяцев.

Проб — 6 лет.

Кар, Карин и Нумериан — 2 года.

Диоклетиан — 8 лет.

После Диоклетиана Максимиан.

Ликиний.

Констанций.

Константин.

Юлиан.

Иовиан.

Валентиниан.

Валент.

Грациан [49].

До года следовавшего за кончиною Грациана — 70 лет. Ибо это есть 90–й год Диоклетиана, 10–й — Валентиниана и Валента, а Грациана — 6–й, консульства Грациана Августа 3–й и славнейшего Еквития индикт 2–й.

61. Итак, мы происходим от выше поименованного Адама по порядку, и ряд не прерывается, и о том, что совершается Богом, говорится не иносказательно. Таким образом существует Адам, существуют листья смоковницы и смоковница, и древо познания добра и зла, и древо жизни посреди рая, и змий, и преслушание и послушание; существуют и реки, существует и Ева, и сотворенное. Ибо все возможно Богу: и тленное пременить в нетление и находящееся на земле сделать пребывающим в нетлении. И да не дивится кто либо; ибо Он подтвердил это Своим пришествием, прияв тленную плоть и облекши ее Божеством и показав нетленною. Кто станет обвинять Бога? Но рассмотрим и другое. Он изринул их из рая и поставил херувима и пламенное оружие блюсти доступ к древу жизни (Быт. 3, 24). И вышед из рая, Адам и жена его поселились прямо рая (там же). Никто да не обольщается пустыми баснями; потому что может Бог от камения воздвигнути чада (Матф. 3, 9); может Бог и тленное обратить в нетление, и может, если восхощет, на земле сделать райский покой. Ибо земля не принадлежит одному Богу и небо — другому, но все одному и тому же, и Он, как хощет, дарует каждому нетление. И мы знаем, что тело Адама образовано из той же земли, из которой и наши тела, и мы имеем надежду жизни вечной и нетленного наследия; потому что и тело Спасителя было от Марии заимствовано и духовно соединено с нетлением Слова на небе. Все это мы собрали здесь и предложили, не желая ничего отвергать из Писания, но напротив более следовать простоте и оказываться верными по отношению к Богу в том, что Он написал нам воистину и даровал путь истины и спасение наше: Ему одному свойственно ведать непостижимое.

62. И еще иную баснословную нелепость привнес этот Ориген (да простит ему Бог, предлагающему иносказание для обольщения людей!) говоря, что те ризы кожаные, о которых Божественное Писание говорит, что их сотворил Бог Адаму и жене его (Быт. 3, 21), не суть кожаные ризы, но эта кожаная риза, говорит, есть плотяность тела или самое тело, в которое облечены души после преслушания и вкушения от древа [50]. Говорит так — совершенно неразумно. Сам Ориген мудрствует так и говорит: «неужели Бог был кожевник, чтобы, обделав кожи, сделать из них ризы Адаму и Еве»? Такие слова скорее приличны скотам. Что легче было Богу, небо ли и землю из небытия в бытие привести или оделать кожаные ризы? Когда Он, желая совершить чудные дела свои, не совершал их и бездушное не обращал в одушевленное? Когда Он не мог бы чего совершить? Он обратил сухой деревянный жезл Моисеев в одушевленного змия, который преследовал Моисея и от которого Мойсей обратился в бегство, дабы показать, что совершившееся было не призрак, но истинное нечто. Каким образом в сорок лет одежды народа не износились, волосы не росли и обувь не ветшала? Пусть скажут мне эти безумцы, последовавшие в этом вопросе умоповреждению Оригена: когда Христос воскрес из мертвых и оставил ризы во гробе, как написано (Иоан. 20, 6; сн. Лук. 24, 12), то нагим являлся ученикам, воскресши из мертвых с телом и душею; когда же показывал бывшим с Фомою кости свои и плоть, руки и бок, то, очевидно, не был наг. Так кто же шил Ему одежды после воскресения? Но ты мне скажешь, конечно, что Он сам сделал себе духовные одежды. И если эти одежды Он мог себе делать, то не мог ли Он сделать по своему хотению и Адаму с его женою кожаные ризы? Поистине с шумом падает это иносказание Оригена. Ибо если плоть создана Адаму после вкушения от древа, то откуда же Бог взял бок? — потому что пробудившись от сна, Адам говорит: кость от костей моих и плоть от плоти моея сие (Быт. 2, 23).

63. В остальном никто да не доставит нам труда. Ибо так мыслит святая Церковь издавна. И не предстанет нам Ориген в день суда. Но я поистине удивляюсь, как некоторые держатся того, который богохульствовал против своего Владыки. Пусть таковые прочтут сочинение Оригена «О началахъ», и вразумятся думающие быть сынами Церкви вселенской; и пусть не дерзают отделять Сына от Божества Отца; пусть узнáют, говорю, как открыто утверждал Ориген, что Сын не видит Отца. Он говорит: «как Сын не может видеть Отца, так и Святой Дух не может видеть Сына». И еще: «Ангелы не могут видеть Святого Духа, и люди не могут видеть ангеловъ». Итак, он сам себя ввел в заблуждение, а более тех, которых обольстил, но только не того, кто разумен и верен, и верует истине и духовному учению. Перестань же Ориген, перестаньте ученики Оригена; ибо апостолы и пророки более говорят истину, нежели вы и ваш учитель. Да престанут гностики, а по образу жизни — катагностики [51]. Да престанут валентиниане и манихеи и маркиониты, во всем заблуждающиеся. Да престанут ариане, аномеи, саввеллиане, пневматиты (хулящие Святого Духа Божия), духоборцы и димириты, несмысленно отвергающие ум. Во всем истину говорит Божественное Писание; и нужна мудрость) чтобы познавать Бога, веровать Ему и словам Его, и дарованному от Бога, как данному уже, так и имеющему быть данным, и познавать, согласно обетованию, совершенное воскресение мертвых. Ибо лжива всякая ересь не приявшая Духа Святого по преданию отцев во святой вселенской Церкви Божией.

64. Но об этом самом мы снова еще скажем по мере немощи нашей. Так как мы малые и смиренные удостоены от Бога принадлежать к святой Божией вселенской Церкви и владеть твердынею ея, то по силе нашего смирения предложим отчасти обо всем желающим заботиться о своей жизни. Об Отце и Сыне и Святом Духе достаточно было сказано. Но дабы постараться уяснить этоже для вящшего предостережения, охранения и полного убеждения верных, мы, отовсюду собирая свидетельства Божественного Писания, чтобы доставить обильнейшую трапезу и веселие читающим верным, не отяготимся и еще показать, сколь непоколебима и тверда наша надежда в Боге, и что никакого нет различия в Отце и Сыне и Святом Духе, но что Святая Троица есть равного достоинства и единосущна. И не со стороны откуда либо, и не от собственных размышлений мы заимствуем учение, но из самой нашей жизни, то есть из пророков и пришествия Спасителя нашего и Его человеколюбия. Ибо пришла жизнь наша, пришла, и возсиял нам снова свет, нашедши нас заблудшими; потому что мы были погружены в надменность, богохульство, в поклонение изображениям идолов, в безбожное почитание духов и в подчинение всему злому. Итак, когда это присуще было нам, помимо нашей воли (ибо я делал не то, что хотел, но старался делать то, что ненавидел, так что правда моя была грехомъ) (ср. Рим. 7, 15 и 13), святой Отец послал Сына своего святого и милостью Его спас меня и избавил меня от всех растлений моих.

65. Явися благодать [52] Господа нашего и Спасителя, наказующи нас, да отвергшеся нечестия и мирских похотей, целомудренно и благочестно поживем в нынешнем веце, ждуще блаженного упования и явления славы великого Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, иже дал есть себе за ны, да избавит ны от всякого беззакония и очистит себе люди избранны, ревнители добрым делом (Тит. 2, 11–14), истребив еже на ны рукописание ученми, еже бе сопротивно нам, взяв от среды и пригвоздив на кресте: совлек начала и власти, изведе в позор дерзновением, изобличив их в себе (Кол. 2, 14–15), врата медная сокрушив и вереи железные сломив (Псал. 106, 16), показал потом свет жизни, простирая руки, путеводя, указуя на лествицу к небесам и удостоивая опять обитания в раю. Итак, Он вселися в ны (Иоан. 1, 14) и дал нам оправдание законом Духа, дабы мы познали Его и то, что о Нем, что есть начало и конец жизни. У нас явился закон правды, закон Духа, свободный от закона плоти греховной. Посему соуслаждаюся закону Божию по внутреннему человеку (Рим. 7, 22); внутри же нас Христос, если обитает в нас. Но умерши, Он сделался для нас путем жизни, да живущии не ктому себе живут, но умершему за нас и воскресшему (2 Кор. 5, 16) виновнику жизни. Он воспомянул клятву, которою клялся за много лет, по словам Давида (Псал. 88, 4). Бог бе во Христе, мир примиряя себе, не вменяя им согрешений их (2 Кор. 5, 19), яко в нем благоизволи всему исполнению вселитися и тем примирити всяческая себе, умиротворив кровию креста (Кол. 1, 19). Итак, Он пришел в смотрение исполнения, как обетовано было Аврааму и прочим святым, возглавити всяческая в Нем яже на небесех и яже на земли (Ефес. 1, 10). При долготерпении Божием существовали раздор и вражда, но Он примири в теле плоти его (Кол. 1, 22), собою сотворивый обоя едино (Ефес. 2, 14). Ибо пришел мир наш и средостение ограды разоривый, вражду плотию своею, закон заповедей ученми упразднив, да оба созиждет собою во единого нового человека (Ефес. 2, 16). Он повелел быти языком стелесником, спричастником и снаследником обетования (Ефес. 3, 6), сказав: приидите вси труждающиися и обременении, и Аз упокою вы (Матф. 11, 28). Итак, когда я немоществовал плотию, послан был мне Спаситель в подобии плоти греха (Рим. 8, 3), исполняя таковое домостроительство, дабы искупить меня от рабства, тления и смерти. И бысть мне правда и освящение и избавление (1 Кор. 1, 30): правда, потому что силою веры разрушил грех; освящение, потому что освободил меня водою и Духом и словом Своим; избавление, потому что предал Себя и Свою истинно агнчую кровь в искупление за меня, в очистилище (Рим. 3, 26) для очищения мира, в примирение всего на небе и на земле (Кол. 1, 20), исполняя в определенное время тайну, сокровенную от век и от родов (Кол. 1, 26). Он же преобразит тело смирения нашего, яко быти ему сообразну славе Его, по действу еже возмогати и покорити Ему всяческая (Флп. 3, 21): яко в том живет всяко исполнение Божества телесне (Кол. 2, 9).

66. Итак, приятелище премудрости и Божества — Христос, ходатайствующий и все в себе примиряющий с Богом, не вменяющий греха (2 Кор. 5, 19), исполняющий сокровенные тайны, с верою в завет Его, предобетованный от закона и пророков, возвещается как Сын Божий и именуется Сыном Давидовым; ибо то и другое: Бог и человек, ходатай Бога и человеков (1 Тим. 2, 5), истинный дом Божий, святительство свято (1 Петр. 2, 5), податель Духа Святого, возраждающего и все обновляющего Богу. И слово плоть бысть, и вселися в ны, и видехом славу Его, славу яко единородного от Отца (Иоан. 1, 14). Как дождь, проникая деревья и растения, дает им тело и возращает каждый из плодов сообразно с природою, так что и в маслине бывает жирное масло, сообразное с ея существом, и в винограде красуется сладкое вино, на смоковнице произрастает сладкая смоква, и в каждом семени по виду его умножается растительность: так, думаю, Слово Божие в Марии плоть бысть (Иоан. 1, 14) и в семени Авраама по обетованию открывался человек. Ибо обретохом, сказано, Мессию, егоже писа Моисей (Иоан. 1, 45). Моисей сказал: да снидет, яко дождь, вещание мое, и яко капля каплющая на землю (Втор. 32, 2 и Псал. 71, 6). И Давид: да снидет яко дождь на руно (Псал. 71, 6). Шерсть, принимающая росу, умножает пышность руна, а земля, принимающая дождь, умножает плод по повелению Владыки, придавая растениям сильный рост, и жаждет получить от Него дождя еще больше. Так и Дева Мария, когда сказала: почему узнаю, что это будет мне? услышала в ответ: Дух Господень найдет на тя, и сила Вышняго осенит тя: темже и раждаемое от тебя свято будет, и Сын Вышняго наречется (Лук. 1, 34–35). Христос говорит в лице Ангела, и образует себя в своем виде Владыка, зрак раба приим (Флп. 2, 7). И Мария восприемлет Слово в зачатии, как земля — дождь; а Слово Божие, приемлющее естество смертного, являет себя святым плодом. Так из Девы, подобно земле и руну, восприявшей Его, произошел этот плод истинной надежды, ожидание святых, как говорила Елисавета: благословена ты в женах и благословен плод чрева твоего (Лук. 1, 42). Все это приняло от природы человеческой Слово пострадавшее, будучи бесстрастным. Сей есть хлеб животный, сшедый с небесе (Иоан. 6, 50–51) и дарующий жизнь. Он есть плод истинной маслины, елей помазания и сложения, который предобразил Моисей (Исх. 30, 25. 37). Он есть лоза истинная (Иоан. 15, 1), которую возделывает один Отец, родивший нам грозд радости. Он — вода живая, которую приняв человек жаждущий не вжаждется паки, но она во чреве его пребывает текущею в живот вечный (Иоан. 4, 10. 13. 14). Приняв от Него отпрыск, новые земледельцы передали его в мир, а старые земледельцы вырвали его и сгубили по неверию, Кровию Его освящаются народы; а Духом своим Он ведет званных на небеса. Елицы Духом Его водятся (Рим. 8, 14), те живут для Бога, а которые остаются еще сопричисленными к смерти, те называются душевными или плотскими (1 Кор. 2, 14). Итак, Он повелевает отвергать дела плоти, которые служат твердынею греха, умерщвлять члены смерти благодатию Его и принять Духа Святого, которого мы не имели, который животворит меня, древле умершего, и которого если не получу, умру. Ибо без Духа Его всякий мертв. Итак, аще Дух Его в нас, воздвигий Его из мертвых, то ожитворит и мертвенная телеса наши живущим Духом Его в нас (Рим. 8, 11). Но я думаю, что в праведном человеке обитает и тот, и другой, и Христос, и Дух Его.

67. Если же веруется, что Христос от Отца, то есть, Бог от Бога, и что Дух от Христа (приемлетъ), или от обоих, как говорит Христос: иже от Отца исходит (Иоан. 15, 26) и: Он от Моего приимет (Иоан. 16, 14) [53], а Христос (рожденъ) от Духа Святого, по слову Ангела (Матф. 1, 20; сн. Лук. 1, 35): то искупившее меня таинство я разумею верою и единым слухом и любовию к Тому, Который пришел ко мне. Бог знает Самого Себя, Христос проповедует о Самом Себе, Дух Святой являет Себя святым. В Святых Писаниях возвещается нам Троица и приемлется с верою, при слушании символов, без пытливости, без спора. От веры этой — спасение благодатное: от веры — правда, без дел закона, как написано: (сн. Гал. 2, 16 и Рим. 3, 22); от слуха веры Дух Христов подается спасаемым. Вера же кафолическая, как я думаю, научаемый из Писаний, на языке проповедников выражается так: три святые, три вместе святые, три образные, три сообразные, три действующие, три вместе действующие, три ипостасные, три соипостасные, соединенные друг с другом. Эта Троица называется Святою, в которой три лица, но едино согласие, едино Божество того же существа, той же силы, той же сущности, подобное из подобного, по равенству благодати Отца и Сына и Святого Духа. А как это, — предоставляется научить Им: ибо никтоже знает Отца, токмо Сын, ни Сына, токмо Отец, и емуже аще Сын откроет (Матф. 11, 27); а кому Сын открывает посредством Духа Святого, тому и Отец открывает. Итак, эти три выражения: или из Него, или от Него, или у Него достойным образом мыслятся по отношению к каждому, как открывают Лица Сами Себя. Таковы же свет, огонь, дух и другие подобные названия видимых предметов, как способен уразуметь человек, этим занимающийся. Итак, Тот Бог, Который в начале сказал: да будет свет, и бысть этот видимый свет (Быт. 1, 3), просветил нас, чтобы видеть свет истинный, просвещающий всякого человека, грядущего в мир (Иоан. 1, 9). Посли свет твой и истину твою, говорит Давид (Псал. 42, 3). Он есть Господь, Который сказал: в последняя дни излию от Духа моего, и прорекут сынове их, и дщери их, и юноши их видения увидят (Иоил. 2, 28; сн. Деян. 2, 17). Три лица святого служения показывает Он нам в троичной ипостаси.

68. Итак, глаголю Христа, служителя бывша обрезания по истине Божией, во еже исполнить обетования (Рим. 15, 8). А что Дух Святой вместе с Ним служит, мы приняли это от Божественных Писаний. Христос посылается от Отца; посылается и Дух Святой. Говорит в святых Христос; говорит и Дух Святой. Исцеляет Христос; исцеляет и Дух Святой. Освящает Христос; освящает и Дух Святой. Крещает Христос во имя Свое; крещает и Дух Святой. Так говорят Писания: послеши Духа твоего, и обновиши лице земли (Псал. 103, 30); это похоже на слова: послеши Слово твое и истаеши я (Псал. 147, 7). Служащим же им Господеви и постящимся рече Дух Святой: отделите ми Варнаву и Савла на дело, на неже призвах их (Деян. 13, 2); это похоже на слова: Господь же рече: вниди во град, и там речется ти, что ти подобает творити (Деян. 9, 6). Сия убо послана быша от Духа Свята, снидоста в Селевкию (Деян. 13, 4). Подобно и Христос говорит: се Аз посылаю вас, яко овцы посреде волков (Матф. 10, 16). Изволися Духу Святому, ничтоже иное возложити тяготы разве нуждных сих (Деян. 15, 28); подобно сему сказано: говорю не аз, но Господь: жене от мужа не разлучатися (1 Кор. 7, 10). Прошли же Фригию и Галатийскую страну, возбранени от Святого Духа глаголати слово во Асии, пришедше же в Мисию, покушахуся в Вифинию поити: и не остави их Дух (Деян. 16, 6–7). Подобно, и Христос сказал: шедше крестите вся языки (Матф. 28, 19). Не носите ни пиры, ни жезла, ни сапогов (Лук. 10, 4; сн. 9, 3). Иже, говорится, Павлови глахолаху Духом не восходити во Иерусалим (Деян. 21, 4). И Агав говорит: тако глаголет Дух Святой: мужа, егоже есть пояс сей (Деян. 21, 11). Это похоже на то, что говорил Павел: или искушения ищете глаголющего во мне Христа (2 Кор. 13, 3)? Или: поминайте слова Господа, яко сам рече: благо паче даяти, нежели приимати (Деян. 20, 35). — И ныне се аз связан Духом гряду (Деян. 20, 22). Подобно сему говорится: Павел юзник Иисус Христов (Флм. ст. 1). — Точию (яко) Дух по вся грады свидетельствует мне, глаголя (Деян. 20, 23). Это похоже на слова: Господь свидетель душе моей, яко не лгу (Гал. 1, 20; сн. Рим. 1, 9). Слова: в силе, по Духу святыни (Рим. 1, 4) подобны сказанному: Святой, во святых почиваяй (Ис. 57, 15). Слова: обрезание сердца Духом (Рим. 2, 29) подобны словам: обрезани бысте обрезанием нерукотворенным в совлечении тела греховного, во обрезании Христове (Кол. 2, 11). Слова: если Дух Божий живет в вас (1 Кор. 3, 16) подобны словам: якоже приясте Христа, в Нем ходите (Кол. 2, 6). И еще: Дух Господень глагола во мне, и слово Его во устах моих (2 Цар. 23, 2). Также слова: начаток Духа имуще (Рим. 8, 23) сходны с словами: начаток Христос (1 Кор. 15, 23). Слова: но сам Дух ходатайствует о нас (Рим. 8, 26) сходны с словами: иже есть одесную Бога, иже и ходатайствует о нас (Рим. 8, 34). Слова: да будет приношение еже от язык благоприятно, освященно Духом Святым (Рим. 15, 16) похожи на слова: Господь же да освятит вас, да будете чисти и непреткновени в день Христов (1 Сол. 5, 23 и Флп. 1, 10). Слова: нам же Христос открыл есть Духом Своим (1 Кор. 2, 10) подобны словам: егда благоволи Бог избравый (мя) от чрева матере моея благодатию своею явити Сына своего во мне (Гал. 1, 15–16). Слова: мы же не духа мира прияхом, но Духа иже от Бога (1 Кор. 2, 12) похожи на слова: себе искушайте, есть ли Христос в вас (2 Кор. 13, 5). Слова: храм Божий есте, и Дух Божий живет в вас (1 Кор. 3, 16) подобны словам: вселюся в них, и похожду и буду им Бог, и тии будут мне людие (2 Кор. 6, 16; сн. Лев. 26, 11–12).

69. Но и оправдание, и благодать Писание производит от обоих (то есть от Христа и Духа Святаго): оправданные именем Иисуса Христа Господа нашего и Духом Бога нашего (1 Кор. 6, 11). Подобным образом сказано: оправдившеся же верою, мир имамы к Богу Господем нашим Иисус Христом (Рим. 5, 1). — Никтоже может рещи Господа Иисуса, точию Духом Святым (1 Кор. 12, 3). И еще: никто не может получить Духа Святого, как только от Господа (Иоан. 20, 22). — Разделения же дарований суть, а тойжде Дух: и разделения служений суть, а тойжде Господь: и разделения действ суть, а тойжде Бог, действуяй вся во всех (1 Кор. 12, 4–6). И еще: от славы в славу, яко же от Господня Духа (2 Кор. 3, 18). И слова: не оскорбляйте Духа Святого, имже знаменастеся в день избавления (Ефес. 4, 30) подобны словам: если раздражаем Господа, еда крепчайши его есмы (1 Кор. 10, 22)? А слова: Дух явственне глаголет (1 Тим. 4, 1) сходны с словами: сице глаголет Господь Вседержитель (Агг. 1, 2; 2, 6 и др.). Слова: Дух мой настоит посреде вас (Агг. 2, 6) похожи на слова: аще кто отверзет Мне, вниду я и Отец, и обитель у него сотворим (Апок. 3, 20; Иоан. 14, 23). Исаия говорит: и на нем Дух Божий (Ис. 11, 2), а Христос говорит: Дух Господень на мне, егоже ради помаза мя (Лук. 4, 18); и еще: Иисуса, иже от Назарета, которого (Богъ) помаза Духом Святым (Деян. 10, 38); или: Господь посла мя, и Дух Его (Ис. 48, 16). Ясен и глас Серафимов взывающий: свят, свят, свят Господь Саваоф (Ис. 6, 3). Если же услышишь слова: десницею Божиею вознесеся и обетование Духа прием от Отца (Деян. 2, 33), или: ждати обетования Отча, еже слышасте (Деян. 1, 4), или: Дух изведе Его в пустыню (Марк. 1, 12), или, что Сам Христос говорит: не пецытеся, что возглаголете, потому что Дух Отца Моего будет глаголяй в вас (Матф. 10, 19–20), или: аще ли же о Дусе Божии изгоню бесы (Матф. 12, 28), или: хулящий на Духа Святого, не имать отпущения и так далее (Марк. 3, 29; Матф. 12, 32) или: Отче, в руце твои предаю дух мой (Лук. 23, 46), или: отроча растяше и крепляшеся Духом (Лук. 1, 80), или: Иисус исполнь Духа Свята возвратися от Иордана (Лук. 4, 1), или: возвратися Иисус силою Духа (Лук. 4, 14), или: рожденное от Духа, дух есть (Иоан. 3, 6), — то все эти слова сходны с следующими: еже бысть. В том живот бе (Иоан. 1, 3–4); или: и Аз умолю Отца, и иного Утешителя даст вам: Духа истины (Иоан. 14, 16–17), или, как говорил Петр Анании: почто исполни сатана сердце твое, солгати Духу Святому, и потом: не человеком солгал еси, но Богу (Деян. 5, 3–4). Значит, Дух Святой есть Бог от Бога, — Бог, которому солгали утаившие от цены села (Деян. 5, 3). И еще: Бог явися во плоти, оправдася в Дусе (1 Тим. 3, 16). Больше этого я не имею, что сказать. И Сын есть Бог. От них же, говорит Апостол, Христос по плоти, сый над всеми Бог (Рим. 9, 5). Веруй, сказано также, в Господа Иисуса, и спасешися (Деян. 16, 31). И еще: и говорил им слово Господне. Введ же я в дом, постави им трапезу, и возрадовася со всем домом, веровав Богу (Деян. 16, 32. 34). Или: в начале бе Слово, и Слово бе к Богу, и Бог бе Слово (Иоан. 1, 1). Или: да учение Спасителя нашего Бога украшают (Тит. 2, 10). Или: явися благодать Божия спасительная всем человеком, наказующи нас (Тит. 2, 11–12). Или: ждуще блаженного упования и явления славы Господа и Спаса нашего Иисуса Христа (Тит. 2, 13). Или: вот служение Духа и Слова. Внимайте же, сказано, себе и всему стаду, в немже вас Дух Святой постави епископы пасти церковь Бога (Деян. 20, 28). Это похоже на слова: благодарю укрепляющего мя Христа Иисуса Господа нашего, яко верна мя непщева, положив в службу (1 Тим. 1, 12).

70. И, так, Сын и Дух Святой, как доказано, действуют вместе со Отцем: ибо Словом Господним небеса утвердишася, и Духом уст Его вся сила их (Псал. 32, 6). Дух же Святой есть покланяем, потому что покланяющиеся Богу должны покланяться Духом и истиною (Иоан. 4, 24). Если же истина действует вместе с Духом, то тварь не производит твари, ни Божество не бывает сотворенным, ни Бог не разумеется ограниченным мерою или объемом; ибо Он неописуем, невместим, непостижим, но объемлет все дела Божии. Твари же не должно приносить служения: потому что послужиша твари паче Творца, и объюродеша (Рим. 1, 25. 22). Действительно: как не глупо твари приписывать Божество и нарушать первую заповедь, гласящую: слыши Израилю: Господь Бог твой Господь един есть (Втор. 6, 4), не будет тебе Бог нов (Псал. 80, 10)? В святых писаниях различными именами называются Отец и Сын и Святой Дух. Отец называется Отцем вседержителем, Отцем всех, Отцем Христа, а Сын — Словом, Христом, Светом истинным, Дух же Святой — Утешителем, Духом истины, Духом Божиим, Духом Христовым. Итак, что же? И Бог Отец разумеется, как свет, но как свет, чрезмерно блестящий, как сила и премудрость. Если же Бог Отец свет, то и Сын — свет от света и поэтому во свете живый неприступнем (1 Тим. 6, 16). Бог же вообще есть сила и потому — Господь сил. Бог есть и премудрость, и таким образом Сын есть премудрость от премудрости, в немже вся сокровища премудрости сокровенна (Кол. 2, 3). Бог есть и жизнь, потому и Сын есть жизнь от жизни: Аз есмь истина и живот (Иоан. 14, 6). Дух же Святой от обоих, Дух от Духа; ибо Дух есть Бог (Иоан. 4, 24); Божество, раздаятель дарований, истиннейший, просветительный, утешительный, возвеститель изволений Отца. Ибо как Сын — велика совета Ангел (Ис. 9, 6), так и Дух Святой. Но мы, сказано, прияхом Духа Божия, да вемы, яже от Бога дарованная нам, яже и глаголем не в убедительных премудрости словесех, но в явлении Духа Божия, духовная духовными срассуждающе (1 Кор. 2, 12. 13. 4).

71. Но кто нибудь скажет: и так, мы говорим, что существуют два Сына? Как же так, когда Сын единороден? Темже убо, ты кто еси противуотвещаяй Богови (Рим. 9, 20)? Если Писание называет Сыном происшедшего от Отца, а Святого Духа — от обоих, то эти два Лица, разумеваемые от святых только верою, светлые и света податели, имеют деятельность просветительную и во свете веры хранят согласие с Самим Отцем. Послушай ты: Отец истинно есть Отец Сына, всецелый свет, и Сын есть Сын истинного Отца, свет от света, не так, как творения или создания только наименованием, и Дух Святой есть Дух истины, третий свет от Отца и Сына. Прочие все называются сынами по усыновлению или по сравнению, или по призванию, а не по действию, сходному с действием Сына, или по силе, или по свету, или по мысли, как сказано: сыны родих и возвысих (Ис. 1, 2), или: аз рех: бози есте и сынове Вышняго вси (Псал. 81, 6), или: родивый капли росные (Иов. 38, 28), или: из негоже всяко отечество на небесех и на земли (Ефес. 3, 15), или: Аз утвержаяй гром и созидаяй ветр (Амос. 4, 13). Истинный Отец не начал быть Отцем так, как прочие отцы или патриархи, и не перестанет никогда быть Отцем. Ибо если бы Он начал быть Отцем, то Сын был бы некогда сыном другого отца, прежде чем существовал самый Отец Единородного. Подобно отцам и дети мыслятся отцами, и для открытия истинного отца — родоначальника нужно идти до бесконечности. И истинный Сын не начал только что быть Сыном, как другие чада по усыновлению. Если бы Он начал быть Сыном, значит было некогда время, когда не существовал Отец Единородного. И Дух истины не есть существо созданное или сотворенное, как прочие духи. И велика совета Ангел называется не в том смысле, как прочие ангелы. Те имеют начало и конец, а Они (Сын и Дух Святой) имеют непостижимую власть и силу. Они сотворили все, в бесконечные веки содействуя Отцу, а те творятся Ими, как Они восхотели. Те служат Им, а Они принимают служение от всех тварей. Они врачуют свои творения, а эти принимают от них врачевание. Те подвергаются суду по заслугам, а Они творят праведный суд. Те существуют во времени, а Они вне времени. Они просвещают все, а те просвещаются. Они призывают младенцев на высоту, а те призываются от Совершенного. Они даруют всем, а те получают дары. И вообще сказать: те воспевают святость на небесах небес и в прочих невидимых местах, а Они, достойно воспеваемые, дары подают достойным.

72. Писание говорит о многих духах: творяй ангелы своя духи, и слуги своя пламень огненный (Псал. 103, 4), и еще: все духи хвалите Господа (Псал. 150, 6). Достойным же подаются дары различения духов (1 Кор. 12, 10). Иные духи суть небесные, радующиеся истине; другие — земные, подверженные обольщению и заблуждению; иные же — подземные, чада бездны и тьмы моляху Его, говорит Евангелие, да не пошлет их в бездну (Лук. 8, 31). Равным образом Христос повелевал духам и изгонял духов словом и не оставляше их глаголати (Марк. 1, 34). Говорится еще о духе суда и духе зноя (Ис. 4, 4); говорится и о духе мира: мы же не духа мира прияхом (1 Кор. 2, 12); говорится и о духе человека: кто бо весть от человек яже в человеце, точию дух человека (1 Кор. 2, 11)? Упоминается и дух ходяй и не обращаяйся (Псал. 77, 39): яко дух пройде в нем, и не будет (Псал. 102, 16); и еще: отъимеши дух их, и исчезнут (Псал. 103, 29). И еще: дуси пророчестии пророком повинуются (1 Кор. 14, 32); или: вот дух лживый ста пред Господем, и рече ему (Господь): в чем прельстишь Ахаава? Буду, говорит, дух лжив во устех пророк (3 Цар. 22, 21–22). Говорится также о духе умиления (Рим. 11, 8), о духе страха (2 Тим. 1, 7), о духе пытливом (Деян. 16, 16), о духе блужения (Ос. 4, 12), о духе бурном (Псал. 10, 6), о духе многоглаголивом (Иов. 8, 2), о духе недужном (Лук. 13, 11), о духе нечистом, духе глухом и духе немом (Марк. 9, 25), о духе гугнивом (Марк. 7, 32), о духе лютом зело, который называется легеон (Матф. 8, 28 и Лук. 8, 30), наконец о духах злобы (Ефес. 6, 12). Люди умные найдут безчисленные свидетельства о духах. Но как много сынов по усыновлению или по названию, а не истинных, которые склонны ко греху, потому что имеют начало и конец: так весьма много и духов по усыновлению или названию, которые расположены ко греху. Но Святым Духом называется единый Дух от Отца и Сына, Дух истины (Иоан. 14, 17), Дух Божий (Рим. 8, 9; 1 Кор. 2, 11), Дух Христов (Рим. 8, 9) и Дух благодати; ибо различно каждому даруется благо: овому дух премудрости, иному же дух разума, овому дух силы, иному же дух исцелений, овому дух пророчества, другому же дух рассуждения, овому дух языков, другому же дух сказаний и прочия дарования, как говорит Апостол: един и тойжде Дух, разделяяй коемуждо, якоже хощет (1 Кор. 12, 8–11). И Давид говорит: Дух Твой благий наставит мя (Псал. 142, 10); или: Дух, идеже хощет, дышет (Иоан. 3, 8). Этими словами Писание указывает нам на ипостасность Святого Духа. И глас его слышиши, но не веси, откуду приходит, и камо идет (там же). И слова: аще не родитесь от воды и Духа (Иоан. 3, 5) подобны словам Павла: о Христе бо Иисусе аз вы родих (1 Кор. 4, 15). О Духе Господь сказал: егда приидет Утешитель, егоже Аз послю вам, Дух истины, иже от Отца исходит, той свидетельствует о Мне (Иоан. 15, 26); и: еще много имам глаголати вам, но не можете носити ныне: егда же приидет Он, Дух истины, наставит вы на всяку истину, не от себе бо глаголати имать, но елика аще услышит, глаголати имать, и грядущая возвестит вам. Он мя прославит, яко от моего приимет, и возвестит вам все (Иоан. 16, 12–14).

73. Итак, если Дух от Отца исходит и от моего, говорит Господь, приимет, то, подобно тому как ни Отца кто знает, токмо Сын, ни Сына, токмо Отец (Матф. 11, 27), и Духа, осмелюсь сказать, никто не знает, кроме Отца, от которого Он исходит, и Сына, от которого приемлет, равно как и Сына и Отца никто не знает, как только Дух Святой, прославляющий их истинно, научающий всему, свидетельствующий о Сыне, от Отца исходящий и от Сына приемлющий, единый путеводитель к истине, истолкователь святых законов, изъяснитель духовного закона, наставник пророков, учитель апостолов, осветитель евангельских догматов, избиратель святых, свет истинный от истинного света. А Сын есть естественный, Сын истинный, Сын законный, единый от единаго; с Ним вместе и Дух, но называется Духом. Сей Бог прославляется в Церкви, — всегда Отец, всегда Сын, всегда Дух Святой, высокий от высокого и высочайший, имеющий безмерную разумную славу, Которому подчинено созданное и сотворенное, и все вообще мыслимое и объемлемое взором. Но у Моисея возвещается преимущественно единое Божество, у пророков проповедуется преимущественно двоица, а в Евангелиях открывается Троица, сообразно с временами и поколениями более способствующая праведнику к познанию и вере. Это познание бессмертия происходит от самой веры или сыноположения. Но сперва она выражает оправдания плотские, как бы воздвигая внешнее ограждение храма при Моисее, а потом излагает оправдания души в остальных пророчествах, как бы украшая святилище, в третьих же излагает оправдания духа в Евангелиях, как бы устрояя для собственного обитания очистилище и Святое святых. И вместо святой скинии, святого храма, имеет одного Праведника, в нем пребывающего. В Нем обитает единое Божество беспредельное, единое Божество нетленное, единое Божество недомыслимое, непостижимое, неизъяснимое, невидимое, одно знающее себя, являющее себя кому хочет, воздвигающее для себя свидетелей, призывающее, предопределяющее, прославляющее, из ада возводящее, освящающее, соединяющее опять для своей славы и веры в свидетели три сия: небесное, земное и преисподнее, дух, душу и плоть, веру, надежду и любовь, прошедшее, настоящее и будущее, век века, веки веков и субботы суббот, обрезание плоти, обрезание сердца и обрезание Христово в совлечении тела греховного (Кол. 2, 11). Вообще Божество очищает себе все, невидимое и видимое, престолы, господства, начала, власти, силы. Во всем та же премудрость и тот же святой глас, от славы в славу взывающий: свят, свят, свят (Ис. 6, 3), и возвещающий Отца в Сыне, Сына во Отце со Святым Духом, Которому слава и держава во веки веков. Аминь. И скажет так верующий: да будет, да будетъ!

74. О Троице и о единосущии Бога Отца и Сына и Святого Духа мы немощные и простые, ничего не мудрствуя, ни подвергаясь обольщению со стороны людей, напротив из Божественных Писаний собрав для желающих свидетельства так, чтобы верные могли воспользоваться ими, а зловерным и тщеславным послужили они в опровержение, сделали выбор свидетельств, хотя и неполный. Велика сила веры в Духе Святом, различно проповеданная во всех Божественных Писаниях. Но поскольку вся непоколебимость нашего спасения заключается в непоколебимом исповедании вочеловечения Спасителя нашего и Его воплощения и в утверждении надежды на воскресение мертвых и наше пакибытие, то, еще немногое приложив к этому нашему труду, для пользы желающих внимательнее читать его, мы продолжим собирание свидетельств из тех же Божественных Писаний и приложение их к исследованию. Как мы знаем, уже из прежде написанного, Сам Господь наш в Евангелии Своем сказал ученикам своим: шедше крестите вся языки во имя Отца и Сына и Святого Духа, учаще их блюсти заповеди, которые заповедах вам (Матф. 28, 19–20). Сказал это Сам Святой ипостасный Сын, от Отца происшедший, Которым веки, времена и сроки времен сотворены. Ибо прежде Сына не было ни срока, ни времени: если бы время существовало прежде Сына, то время было бы более Сына; и как же тогда вся тем быша, и без Него ничтоже бысть, еже бысть (Иоан. 1, 3)? Если что произошло, то чрез Него произошло, а Сам Он есть несозданный и всегда сущий, потому что Отец всегда; был и святой Его Дух всегда был. Если время было прежде Сына, то можно опять спросить; кем же сотворено предварявшее Сына время? Так безумие обратит ум наш к вымыслу, скрывающемуся в людском предубеждении, или лучше к блужению помыслов, а не к целомудрию. Итак, не было времени прежде Сына, потому что не временами произведен Сын, но Сыном произведены времена и ангелы, и другие все создания. Не было когда либо времени, в которое бы не существовал Сын и не было времени, когда бы не существовал Дух.

75. Но некоторые, неправильно читающие и не разумеющие, думают так разделять чтение изречения: вся тем быша, и без Него ничтоже бысть, только до сего места отделяя текст и принимая это за основание к хуле на Духа Святого. Они заблуждаются относительно чтения и от заблуждения в чтении храмлют, обращаясь к хуле. А чтение должно быть таково: вся тем быша, и без Него ничтоже быть, еже бысть в нем; то есть, если что произошло, то чрез Него произошло. Итак, Отец был всегда, и Дух от Отца и Сына всегда дышет. И ни Сын не есть созданный, ни Дух не есть созданный; а все нисшее Отца и Сына и Святого Духа есть созданное и произведенное, не бывшее некогда, произведено же от Отца и Сына и Святого Духа чрез всегда сущее Слово со всегда сущим Отцем. Итак, все созданное произошло чрез это самое Слово, Царя небесного, ипостасное Слово, Спасителя нашего и благодетеля. Это есть Сам Святой Спаситель, сошедший с небес и удостоивший совершить наше спасение в храмине Девы. Он от Марии рожден, зачатый от Духа Святаго; принял плоть: Слово плоть бысть (Иоан. 1, 14), не изменившись по естеству; свосприял человечество к Божеству Своему; будучи совершенным от Отца, совершенное исполнив домостроительство, Он пришел в мир ради нас и ради нашего спасения. Он принял плоть и душу человеческую, будучи совершенным от Отца, вочеловечившись между нами не призрачно, но поистине, так что возсоздал в себе совершенного человека от Марии Богородицы чрез Духа Святого. И не так обитал в человеке, как обыкновенно бывало, когда говорил в пророках, обитал силою и действовал в них; но Сам — Слово плоть бысть, не преложившись в плоть и не изменив Божества в человечество, но с собственным телом свосприял человечество в свою собственную ипостась Божества, ипостасного Слова Божия. Человечество же разумею совершенное, то есть все то, что заключается в человеке, все свойства, какими обладает человек, вообще все то, что составляет человека. Такового именно человека, пришед, восприял Единородный, дабы в совершенном человечестве, сам будучи Бог, совершенно соделать все спасение, и ничего из человеческого не оставил для того, чтобы оставленная часть не сделалась снова частью пищи диавола.

76. И если некоторые скажут, что Он принял одну плоть, а душу — нет [54], приплетая что–то баснословное и Писание обращая в басню, то пусть они из сказанного: мы же ум Христов имамы (1 Кор. 2, 16), из этого самого поймут, что говорящие: мы же ум Христов имамы, имели тот же ум, но и этот не отвергали. Если же имевшие вместе с умом Христовым и собственный ум, владели и тем, и другим, причем ум Христов мог делать их лучшими, а их ум способен был к правильному уразумению, то это же самое должно признавать и относительно Христа, то есть, что Он, будучи Бог и ум Сам в себе, принял и ум человеческий вместе с плотию и душею. И таким образом, как человек, Он не отверг ума, но Сам являлся украсителем, направителем и улучшителем его. Ибо как плоть принял Он, не быв побежден плотию так и ум приняв, он не побежден от ума. Напротив, отвергающие ум во Христе впадают в тягчайшия противоречия. Ибо повсюду Божественные Писания, ясно вопия, не против ума произносят обвинение, но против плоти: плоды плоти, говорят они, суть: блуд, прелюбодеяние, студодеяние и тому подобное (Гал. 5, 19), и еще: сущии же во плоти, Богу угодити не могут (Рим. 8, 8), также: плоть похотствует на духа (Гал. 5, 17). Об уме же говорится: воспою духом, воспою же и умом (1 Кор. 14, 15), и: ум мой без плода есть или с плодом (1 Кор. 14, 14). В этих местах ум, который Писание обыкновенно называет сердцем, полагается вождем, так сказать, и браздодержцем всего сосуда человеческого, рассудителем доброго и злого, испытателем хорошего, в нас совершающегося. Ибо ум словеса рассуждает, гортань же брашна вкушает (Иов. 12, 11). Ум есть рассудительная способность в человеке, а не есть способность соглашаться на все, если только сам не изменит себя.

77. Если же это так, то почему же рассудилось некоторым отвергать ум в человеческой природе Господа? Что пользы принесли людям обратившиеся к смятению? Что принесло нам это, вред или пользу? Не думают ли они этим, так сказать, угодить Христу? Не думают ли сделать Ему великую милость, когда говорят, что Он не принял ума? Но Галаты называются несмысленнии (Гал. 3, 1), Критяне — присно лживи (Тит. 1, 12), Ефрем — голубь безумный (Ос. 7, 11); Господь же наш вочеловечившийся в сей жизни все воспринял в совершенстве, или лучше, принял, Сам быв создателем своего тела, Сам прияв Себе, или вложив в себя душу. А некоторые, желая соделать недостаточным пришествие Христа во плоти и совершенное в Нем домостроительство, не знаю, что имея в мысли, говорят неправильно, будто Христос не принял ума. Они же считают ум ипостасию [55] и дерзают применять к сему то, что в Писании обыкновенно говорится о духе в человеке, как говорит Апостол: всесовершен ваш дух и душа, и тело в день Господа нашего Иисуса Христа да сохранится (1 Сол. 5, 23). Ошибаются они; ибо если дух есть ум и ум — дух, как и они думают, душа же инакова от ума и от духа, то уже не две ипостаси в человеке, соединяемые в одной ипостаси; уже не одна ипостасная душа и ипостасное тело, но находим четыре ипостаси: ум — одна ипостась, душа — другая ипостась, дух — третья ипостась, тело — четвертая ипостась [56]. И если еще будем исследовать, то окажется даже более; потому что много имен прилагается к человеку, как например внутренний человек и внешний человек (Рим. 7, 22; Ефес. 3, 16; 2 Кор. 4, 16). И все эти имена Писание употребляет в духовном смысле, обязывая наш ум к тому, чтобы ничего не оставляли мы из относящегося к спасению, и чтобы не было для нас повода к избежанию предлежащего нам. Итак, это есть в человеке; но не должно и много заниматься этим. Однако и по их мнению, если ум есть дух, и дух есть ум, а между тем и тот, и другой существует вне души, то опять на каком основании говорит Апостол: воспою духом, воспою и умом (1 Кор. 14, 16)? Этими словами он показал, что ни ум не есть дух, ни дух не есть ум.

78. Затем еще сказано: душа, яже согрешит, та умрет (Иез. 18, 4); не думаю, что здесь сказано о душе отделенной от тела. Бе, сказано, в корабли душ около седмидесяти (Деян. 27, 37); конечно души не были без тела, но тела были с душами. И опять люди имеют обыкновение называть человека одним каким либо именем, как например: господин осмидесяти тел, конечно не бездушных. Так и Слово плоть бысть (Иоан. 1, 14), не без души, не без всякой ея деятельности. Ибо, и когда говорится о душе, тем не показывается, что она без тела; и когда говорим о телах, не разумеем их существующими без души. Итак, что же думали те, которые хотят отвергать присутствие ума в человеческой природе Христа? Или что пользы принесло это Церкви? не смятение ли, напротив, принесло это? Размышляющий таким образом не делает ли неполным наше спасение? Что касается до нас, мы не можем почитать ум чем либо иным и не можем называть его особою сущностью, но соединенным с душею, разумным и мыслящим в каждом даже из заблуждающихся. Говоря применительно к понятию человеческому: что глаза в теле, то и ум в душе. Но опять и это мы утверждаем не с целию спора, а просто признаем ум мыслительною способностью в людях. Итак, что такое человек? Душа, тело, ум и т. п. Что спасти пришел Господь? Конечно, человека совершенного. Следовательно, Он принял совершенно все, что есть в человеке; поскольку иначе откуда же исполнилось бы в Нем все то, что предсказываемо и возвещаемо было о Нем, как человеке, состоящем из ума, тела и души, и всего человеческого, кроме греха? Это ясно предлагает нам Божественное слово, говоря: се уразумеет Отрок Мой возлюбленный, его же изволих, нань–же благоволи душа Моя. Положу дух Мой и прочее (Ис. 42, 1; Матф. 12, 18). Итак, уразумение в чем исполнилось? Если в Божестве, то значит Божество лишено было разумения? — Да не будетъ! Это исполняется в Господнем человеке. Если же это исполнилось на Господнем человеке, то как уразумеет человечество Его без ума? Это невозможно. Если же вообще: уразумеет относится ко Христу, а Христос есть свыше нисшедший Бог Слово, соделавшийся плотию от Марии и по вочеловечении с нами поживший, согласно написанному (Вар. 3, 38), то несомненно, что домостроительство вочеловечения Он принял вместе с умом, поскольку Ему приличествует разумение. Поэтому о Нем и говорит Евангелие: преспеваше премудростью и возрастом (Лук. 2, 52). Не Божество само принимало прибавление возраста, и не оно, само все будучи премудрость, нуждалось в прибавлении премудрости. Премудростью же преспеваше человечество Спасителя, не без ума существующее, поскольку иначе оно не могло бы и быть одаренным премудростью. Оно же и возрастом преспеваше, когда Отрок укреплялся телесно, как того требовала истинность воплощения.

79. Если же, как говорят еретики, по причине принятия ума Он подлежит власти греха, то тем более это мы должны бы признать за Ним в виду принятия Им плоти, без которой грех не совершается: явлена же суть дела плотская (Гал. 5, 19); почему конечно мы должны будем признать и то, что Он согрешил во плоти, приняв плоть. Вем бо, говорит Апостол, яко не живет во мне ничто доброе, сиречь в плоти моей (Рим. 7, 18). Кто же дерзнет сказать, что Спаситель, вследствие принятия плоти, увлечен был плотию и совершал не благословные дела плоти, как свойственные всему составу ея? Однако, хотя Он имел и слабую плоть человеческую, но нисколько не подвергавшуюся грехопадениям. Ибо снисшедший свыше от Отца Богъ–Слово, благоволив быть во плоти, обуздывал свой сосуд (плоть) и, как хотел, мог удерживать его от всякого неблагопотребного плотского действия, и согласно с своею волею; допускал только к удовлетворению благословных и приличествующих Его Божеству телесных потребностей. Ибо, имея ум воистину, как имея и всю человеческую природу воистину, Он не простирался к удовлетворению неразумных похотей, ни, подобно нам, дел плоти не совершал или не замышлял, но совершал все, как Бог, явившийся в истинной плоти, принятой от Девы Марии, с плотию, душею, умом и всем составом поживший в человеческом роде, снисшедший свыше от Отца ипостасный Богъ–Слово. Но да не мудрствуют некоторые, злоупотребляя таким изречением, как разумей звание мое (Псал. 5, 2). Ибо по неправильному словоупотреблению это сказано о молитве, и такое употребление ясно; но и образ плотского пришествия Его предсказан; потому что истинно сказанное: и преспеваше возрастом.

80. Что же таковые думают говорить, когда мы утверждаем, что Христос родился от Марии совершенным человеком или имел ум? Не будем предполагать, что Он подвержен был грехам. Да не будетъ! Он греха не сотвори, ни обретеся лесть во устех Его (1 Пет. 2, 22). Ибо, если Он вдохнул свою силу в святых, и о тех, в которых Он вдохнул ее, есть свидетельства, что они были святы, праведны, проводили дни свои непорочными, то гораздо более Он сам, в Котором Бог благоволил вселиться всякому исполнению Божества телесне (Кол. 2, 9). Хотя Он и принял от Марии Приснодевы истинную плоть и душу человеческую истинно, и ум, и все иное, что только есть в человеке; но имея в себе все это, обладал всем как Бог, не делая все таковое причастным злу, не допуская себя быть сокрушаемым от лукавого, увлекаемым в удовольствия, подвергающимся прегрешению Адамову. Поэтому–то и говорит Апостол: бываемый под законом (Гал. 4, 4), и еще: образом обретеся якоже человек (Флп. 2, 7). Выражения: образом и под законом, с той и другой стороны сводимые к одному, означают совершенство и бесстрастие. Из выражения: бываемый выесняется то, что Он совершен, а из выражения: под законом то, что был человеком не призрачно; выражение: образом означает постоянство вида; из выражения: якоже человек видна безгрешность. Если же это так, то никто да не обольщается пустыми баснями. Если рожденный свыше от Отца истинно, рожден и от Марии, то и рождение долу истинно. И если свыше Он несовершен, то и долу несовершен. Если же свыше совершен, то и долу совершен. Не в ином совершенном Он обитал, но Себя Самого во всем имел совершенным. И воскрес из мертвых, не разделившись во гробе на тело и Божество, и на душу в преисподних, уже не подвергаясь более осязанию и не удаляясь, но входя дверем затворенным (Иоан. 20, 19), осязаемый Фомою, чтобы не уподобиться призраку, но быть истинным человеком. Когда Фома уверился, тогда исполнилось предсказанное: Бога взысках рукама моима, и не прельщен бых (Псал. 76, 8). Один и тот же Бог и один и тот же человек, не соделавший слияния, но два соединивший во едино, не перешедший к небытию, но соукрепивший земное тело Божеством, соединил в одну силу, свел к единому Божеству: един Господь, един Христос, а не два Христа и не два Бога. В Нем тело духовное, в Нем Божество непостижимое; пострадавшее в Нем не есть тленное, бесстрастное же нетленно; все в Нем нетление. Он есть Бог Господь, седящий одесную Отца, не оставивший плоти, но соединив во едино и все — во единое Божество, седит одесную Отца.

81. Сей Единородный, совершенный, несозданный, непреложный, неизменный, непостижимый, невидимый, вочеловечившийся среди нас, воскресший духовно и уже не умирающий, уже не беднеющий, нас ради обнищавший, богат сый (2 Кор. 8, 9), весь Дух, соединивший телесное и Божественное, единый Господь, Царь, Христос, Сын Божий, возсевший на небе одесную Отца превыше всякого начальства и власти, силы и всякого имене именуемого (Ефес. 1, 21), говорит в Евангелии: шедше крестите вся языки во имя Отца и Сына и Святого Духа (Матф. 28, 19). Частица же: и, находящаяся между их именами, не означает слияния Сына с Отцем, но ею Сын дает знать об Отце, как Отце истинном, Себя самого представляет истинным ипостасным Словом и Святого своего Духа ипостасным Духом и Духом истины, несозданным, непреложным, неизменным; не так, как если бы кто предположил, влекомый коварным замыслом против веры, скрывая движение ног своих и коварствуя против истины; потому что Бог испытует сердца и утробы (Псал. 7, 10). Еретик говорит: несомненно верую, что Отец есть Отец, Сын есть Сын и Святой Дух есть Святой Дух, и исповедую три ипостаси во едином существе; не говорю об ином существе помимо Божества или об Ином Божестве помимо существа; но для точности мы называем это существом, дабы не говорить об ином и ином виде Божества в Троице. Таковый, прикрываясь, как я сказал, легкомысленно и коварно говорит: верую, что Отец есть Отец, Сын есть Сын, Дух Святой есть Дух Святой; сокровенную же мысль имеет такую, что как бы уподобив Божество нам, говорит в себе: как я имею тело, душу и дух человеческий, так и Божество. Отец есть как бы, так сказать, вид или форма; Сын — как бы душа в человеке; а Дух — как бы дышущее посредством человека. Ибо некоторые коварствуют и так думают о Божестве. Мы же не так научены; но вот Отец на небе свидетельствует гласом; вот Сын во Иордане; вот Дух Святой является сходящим в виде голубя (Матф. 3, 16–17), но является Сам по Себе, будучи Сам по себе ипостасию, не иного существа по сравнению с существом Отца и Сына, но того же самого. Еще иначе: вот Отец седит на небе; при этом выражение: седит опять не в человеческом смысле понимай, но в неизъяснимом и непостижимом смысле. И не сказано: взошел Сын ко Отцу, но седе одесную Отца (Евр. 1, 3; 8, 1; 12, 2; Кол. 3, 1 и др.). И опять, говоря о Духе Святом, учил Единородный: иду, и Он приидет, Дух Святой, Дух истины. Аще бо не иду Аз, и Он не приидет (Иоан. 16, 5–13). А если бы Дух был слиянным с Ним, с Сыном, то не сказал бы: иду Я, и Он приидет; но Он хотел показать в Себе и в Нем особые ипостаси. Едино же Божество, един Бог, едина истина.

82. Итак, я написал это для всякого желающего знать и возлюбить порядок жизни нашей и несомненное исповедание, от закона и пророков, Евангелий и Апостолов, и от времен Апостолов до наших времен в Церкви вселенской неповрежденно сохраненное. По причине же зависти и возстания против единой и истинной веры со стороны воздвигавшихся мало помалу в известное время ересей, эта самая вера и надежда и спасение наше, преследуемые ими (ересями), однако же пребывали в своей истине, между тем как ереси во всякое время оскверняли себя и отчуждались от Церкви. Так и недавно еще слышали мы, что некоторые из занимающих первое место, по мнению некоторых, в числе подвижников в Египте, в Фиваиде и в других странах мыслят подобно иеракитам и говорят о воскресении нашей плоти, не этой самой, но иной какой–то вместо нея [57]. Так как таковые отвратились от истины и обратили истину Божию и твердую нашу надежду в басни: то посему мы вынуждаемся и о сем опять сказать.

83. Неверные (язычники) совершенно отрицают воскресение, а у зловерных, нелепо и безумно отпадших от истинной надежды, таково мнение о воскресении. И язычники совершенно отрицают воскресение по причине нечестия и множества совершавшихся у них беззаконий; они ненавидят воскресение, чрез которое должны будут подвергнуться позору за неведение Бога и Его заповедей. Но они воскреснут, хотя и не желают того. И вся тварь ясно обличает их, каждый день являя вид воскресения: день оканчивается и представляет образ смерти, указывая на наше упокоение; начинается день, возбуждая нас от сна, и тем показывает знамение воскресения. Снимаются плоды и прекращается обычное положение дел, а тем самым определяется образ нашего отшествия из сей жизни. Земля засевается и дает ростки, и срубленное после срубки оживает. Саранча умирает, схоронив в земле изверженный ею некоторый плод свой: и по времени земля отдает погребенное. Семена растений сеются и прежде умирают, а потом приносят плод: ибо если не умрут, то и не оживут (ср. 1 Кор. 15, 36). Даже и в нас самих Бог положил печати воскресения, свидетельствующия о надеждах наших, посредством десяти ногтей рук и десяти же ногтей ног; также и посредством венка волос Он возвестил наше воскресение: ибо кажущееся мертвым в нас тело, то есть волосы, каждый раз остригаемые и снова вырастающие, свидетельствуют о надежде воскресения.

84. И несказанное число примеров можно привести для убеждения неверных. Но не может убедить их ни птица, называемая диким голубем, ни животное именуемое кротом: из них последнее бывает мертвым в течении шести месяцев, а дикий голубь — в течении сорока дней, и после этого времени они снова оживают. А жуки, с приближением их смерти, скрывают себя самих в навозный шарик, соорудив таковой шарик в земле и зарыв себя в нем; а после того, испустив из себя некоторую жидкость, оказываются таким образом снова оживающими сами собою. Об аравийской же птице фениксе излишне было бы мне и говорить: ибо слух о ней дошел до многих верных и неверных. Сказание о ней является в таком виде: завершая пятисотый год своей жизни и зная наступающее время своей кончины, она устрояет гнездо из ароматов и переносит его в египетский город, так называемый Илиополь, на египетском же и на еврейском наречиях именуемый: Он. Здесь, с помощию частых ударов собственными крыльями в свою грудь, она производит огонь из своего тела, зажигает им какое либо попавшеся на том месте вещество и таким образом предает всесожжению себя саму и всю плоть свою с костями. Но по Божественному промышлению ниспосылается облако и изводит из себя дождь, который погашает пламя, истребившее тело птицы, когда птица уже мертва и почти совсем изжарена. Когда же пламя погашено, остатки плоти ея еще представляют тело и, в один день исчезнув, раждают червя. Червь оперяется, являясь птенцем, а на третий день выростает совсем и, выросши, являет себя взорам местных жителей; но затем снова улетает в свое отечество и там успокоивается.

85. Удивлюсь я обольщенному во всем разуму неверных еллинов и других варваров, что они в баснях своих не стыдятся всячески обозначать воскресение и часто проповедывать о воскресении. Так например передается в баснях их об Алкисте дочери Пелия, умершей за мужа своего Адмита и Ираклом через три дня воздвигнутой и возведенной из преисподних [58]. Тоже передается и о Пелопсе, сыне Тантала, после того как тело его собственным отцем его было изрублено для принесения в жертву лжеименным богам их [59]. Также и Евклеис воззван был к жизни Асклипием (Эскулапомъ) [60]. Кастор, ради Полидевка, брата своего, добровольно пожелал меняться с ним жизнию через день [61]. Подобно тому и Протезилай ради Лаодамии [62]. Передается также и о Сизифе, Тантале, о дочерях Кавказа, называемых Эринниями, и о Тирезии, заключенных в тартар и там несших наказание, первьий чрез поднимание камня, второй чрез вращение колеса, остальные — иного рода наказания, и еще продолжающих нести наказание, как не перешедших к небытию, но существующих в телах [63]. Ибо если бы они не имели тел, то как могли бы быть преданы наказаниям посредством поднимания камня и вращения колеса? И многое об этом можно было бы сказать в утверждение веры нашей и в их изобличение.

86. Но и исшедшие от ересей проповедуют подобное сему и согласное с таким неверием, при чем некоторые из еретиков говорят, что будет воскресение не тела, а души [64]. Так точно думают и рассуждают и вышеназванные еллины, так что речь их является более пустословием и возбуждает только смех. Ибо, если еретики говорят о воскресении и вообще признают воскресение, но только относят его к душам, то такое мнение нелепо: потому что как воскреснет душа не умершая? Мы не души погребаем в гробах, но тела; не души падают мертвыми, но тела, как и есть обычай называть мертвые тела падалью (трупами) [65]. Таким образом, если исповедуется у них воскресение, то всякому известно, что это воскресение не души, но тела умершего. А язычники совсем отрицающие воскресение, сами изобличаются тем, что относят в гробницы пищу и питие во дни так называемых всенародных праздников. Они предают всесожжению яства и возливают вино, никакой пользы не принося мертвым, а более себе самим принося вред. Притом имея такой обычай, они тем самым как бы невольно исповедуют воскресение мертвых: ибо приходят туда, где положены тела скончавшихся, и взывают к погребенным мертвым, поименно говоря: встань, такой–то (при чем называют его имя), ешь, пей и возвеселись. И если они думают, что там пребывают души умерших, где погребены останки их, то таковое ожидание душ безцельно: потому что оне ожидают грядущего дня и воскресения в пакибытие, доколе не получат сродные себе и сопряженные с ними тела, хотя язычники и гнушаются плотию, как злою и совершенно исчезающею и не имеющею надежды на воскресение. Если же не для того это делают, то на каком основании, связывая души, которые лучше существа тел, подвергают их более осуждению, когда следуют такому мнению? Зачем приникают к останкам скончавшихся? или с каким ожиданием надежды пребывают при них? Пусть скажутъ! Но ясно, что души, как они думают, не в гробницах пребывают, а в некоторых отдельных назначенных от Бога для каждой души местах, сообразно достоинству жизни, которою оне жили, действовали и жительствовали; тела же каждый из них собственными руками полагает вблизи в помещениях для тел или костей. И когда у всех существует общее предположение и мнение о воскресении, и когда это повсюду признано, глупо, что неверными, напротив, эта истина отвергается, и возможное для Бога не утверждается у них надеждою.

87. Но об этом достаточно, думаю, сказано, хотя из многих примеров мы предложили немногое. Что же касается до считающихся Христианами, а между тем доверяющих учению Оригена, исповедующих воскресение мертвых, оживление нашей плоти и святого тела Господня, заимствованного от Марии, а о настоящей нашей плоти говорящих, что она не возстанет, но что вместо нея дана будет от Бога другая, то как не сказать нам о мнении их, что оно нечестивее других и неразумнее языческих мнений? Ибо, прежде всего, если, по их мнению, возстанет иная плоть вместо этой, то не праведен суд Божий, судящий иную плоть вместо согрешившей, или иное тело приводящий к славе наследия и Царствия небесного, вместо тела, подвизавшегося в пощениях, бдениях и гонениях за имя Божие. Да как и одна душа, без соединения с грешившим вместе с нею телом, будет судима, по учению еретиков? Таковая душа возразит против суда Божия, говоря, что грехи принадлежат телу. Она имеет и доказательство против учения увлекаемого более любовию к спору, нежели истиною; ибо она может сказать: не я грешила, но тело; с того времени как вышла я из тела, я ни соблудила, ни прелюбодействовала, ни украла, ни убила, ни совершала идолослужения, ни другое что либо сделала из злого и непотребного. И ея защита окажется благословною. Если же она благословно защищаться будет, то что мы скажем? Не упраздняется ли чрез это суд Божий? Не неправедно ли Бог посылает гнев свой на людей? Да не будетъ!

88. Мы знаем, что все возможно для Бога, и что Он может и тело одно поднять из гроба, без души, и исчезнувшия тела может снова оживить и привести их в самостоятельное движение без душ, если восхощет, как Он например соделал таковое домостроительство с телами, явившимися в видении святому Иезекиилю. Ибо Он говорил святому пророку: прорцы, сыне человечь, чтобы соединялась кость к кости, каяждо к составу своему (Иез. 37, 4. 7). И было нужно удивляться силе Божией, что когда еще не были введены души, но кости были сухия, эти кости не только имели силу двигаться по действию Божию, но и исполнены были разума и познания необыкновенного. Ибо кости, лежавшия близ головы, по забвению не шествовали к ногам; и шейные позвонки, блуждая около позвоночных составов, не искали себе там места; но каждая из костей и двигалась, и шествовала разумно, и прилагалась к составу своему. Так, если восхощет Бог, то может и тела без души воздвигнуть. В этомъ–то Он и показал свое могущество, что повелением данным Иезекиилю, оживил сначала то, что для людей было неожиданно. И не сказал: прорцы, сыне человечь, чтобы сначала пришел дух; но только уже после совершения труднейшего, ради уверения, то есть, после соединения тел, повелел и душам войти в тела. И сташа, сказано, собор мног (Иез. 37, 10). Итак, Бог может, говорю, совершить оживление тела и без души, как выше показано, но не может судить одно тело само по себе; потому что оно имеет правую защиту против суда Божия [66]. И оно скажет: от этой души происходил грех, а я не виновно в нем. Ибо с того времени, как она вышла из меня, прелюбодействовало ли я? соблудило ли? украло ли? служило ли идолам? совершило ли какое нибудь другое из таковых преступлений? И будет, в силу такого учения любоспорливых, напрасен суд Божий. Посему как тело и душа, вместе соединенные, составляли одного от Бога произведенного человека, так праведный Судия воздвигнет тело и даст ему душу его. И таким образом суд Божий будет праведен, когда и то, и другая соединятся или для наказания за грех, или для воздаяния за богочестие и добродетель, которое будет даровано святым.

89. Считая это достаточным для утверждения истины нашей надежды, мы предложили немногое вместо многого. Теперь же еще прибавим нечто к труду нашему против говорящих, что воздвигнуто будет иное тело вместо умершего, для того чтобы принести пользу желающим понять это и старающимся не лишиться спасения [67]. Ибо должно трудиться нам малейшим и ничтожным и приносить всем пользу, и не отрицать воскресения плоти нашей, в котором заключается всякое сокровище и основание всякого здравого разумения, и надежда всякого благоделания, согласно сказанному: имамы сокровище сие в скуделных сосудех, и прочее (2 Кор. 4, 7). Мы упражняемся в воздержании, будучи бессильны, наблюдаем чистоту души, стремимся делать милостыню, будучи немощны, для того чтобы насладиться тем, что надеемся получить в воскресение мертвых. И таким образом трудящийся основывается на свидетельстве веры, надежды и любви Божией и за имя Божие подвергается гонениям посредством пыток и других наказаний человеческих, на ряду с теми, которые не отрицают воскресения плоти нашей, но веруют, что она, будучи сеема в земле, воздвигнута будет. Два ясных и истинных свидетельства представили нам Божественные Писания, посредством которых мы можем познать надежду нашего воскресения и не соблазниться баснями людей тщеславных, которые и сами обольщены, и род человеческий обольстили своими сочинениями. Посему, чтобы не приводить многих свидетельств (а их не мало в Новом и Ветхом Завете о нашем уповании и воскресении), я вкратце скажу нижеследующее.

90. Если бы тело воскрешаемое было иное, как говорят некоторые, то Апостол не утверждал бы, говоря: подобает бо тленному сему облещися в нетление (1 Кор. 15, 53). А чтобы утвердить нас и относительно славы святых, как они имеют просветиться и измениться в славе после воскресения, как сказано: востает в славе (1 Кор. 15, 43), Святое Писание говорит: безумне, ты еже сееши, не оживет, аще не умрет: и не самое будущее тело сееши, но аще случится зерно птеницы или иных семян, и Бог дает ему тело, якоже восхощет (1 Кор. 15, 36–38). Это сказало Писание во славу имеющих воскреснуть в светлости. А чтобы показать, что зерно само по себе приемлет славу, сказал еще в Евангелии Тот, Который сказал и чрез Павла о воскресении: аще зерно пшенично пад на земли не умрет, то едино пребывает: аще же умрет, мног плод сотворит (Иоан. 12, 24). Итак, Апостол сказал о зерне, и Спаситель тоже самое зерно тела показал в Себе Самом. Так что же скажем? Не самое ли посеянное собственное Его тело, то есть оное зерно, воскресло? Или же другое было из него через три дня воскресшее от гроба, как говорят ангелы: воста, несть зде (Марк. 16, 6); или, как Сам Он говорит Марии: не прикасайся Мне, не у бо взыдох ко Отцу Моему (Иоан. 20, 17); и как, показывая Фоме руки и ребро, говорит: не буди неверен (Иоан. 20, 27)? Но не верным свойственно говорить вообще: Он не воскрес; а зловерным свойственно говорить: воскресло не то самое тело, которое умерло. Верным же свойственно говорить: это самое тело воскресло. И в том же самом теле Он воздвигнет нас, дабы утвердить нас в надежде истины.

91. Для этого Он сохранил и язвы гвоздинные (Иоан. 20, 25), не уничтожив ни их, ни язву от копья, хотя и входил дверем затворенным (Иоан. 20, 19. 26). Ибо плотское тело Его воскресло духовным, но не иным от прежде бывшего, которое, соединившись с Божеством, украсилось некоторою духовною тонкостью. Если бы эта тонкость не была духовною, то какое отверстие на земле могло бы пропустить даже малое тело? Но Он хотел показать, что тленное наше облечется в нетление (1 Кор. 15, 53). Ибо, хотя оно и смертно, но облекается бессмертием. Он вошел чрез затворенные двери, чтобы показать грубое тонким, смертное бессмертным и тленное нетленным. А чтобы изобличить всех не верующих в наше спасение, говорю о воскресении, — Изменивший тело в тонкое и Срастворивший воскресение с духовностью, не уничтожил язв гвоздинных и язвы от копья; но показал, что оно было тоже самое, которое пострадало и на кресте, что не иное было тело воскресшее и не иное от него происшедшее, но это самое пострадавшее было и бесстрастно, и самое падшее в землю зерно воскресло, а воскресши стало нетленным. И не должны мы еще думать, что какая либо часть из него воскресла: оно все не ведало истления; оно все воскресло. Ибо сказано: воста, несть зде (Марк. 16, 6). Он истинно воскрес, и не ложны Писания, заключающия в себе жизнь нашу. И чтобы обольщенные не находили предлога к перетолкованию, Он показал Фоме кости и плоть и говорил ученикам своим: видите, яко Аз есмь: яко дух костей и плоти не имать, якоже Мене видите имуща (Лук. 24, 39).

92. Если же кто мудрствуя скажет, что тело Спасителя нашего было избранное, так как одно только оно зачато от Марии без семени мужа: то никто не может этого ни подтвердить, ни доказать. Если же кто опять мудрствуя скажет, что одно только Христово тело воскресло все, а наше воскреснет не тем же самым, но вместо него воскреснет иное: то как же говорится: Христос воста, начаток умершим бысть (1 Кор. 15, 20)? Тогда и самое тело воскрешаемых должно считать начатком. Пусть же узнают, как Христос начаток умершим бысть, пусть не обращаются опять к иному заблуждению и не думают, что другие места в Писаниях ложны. Ибо прежде Своего воскресения Христос воскресил Лазаря и сына вдовицы Наинской. И Илия воскресил мертваго; также и Елиссей воскресил двух мертвых, одного еще на земле бывшего, а другого уже погребенного. Но те воскресшие опять умерли и ожидают единого и всеобщего воскресения. Христос же начаток умершим бысть в том смысле, что, востав, ктому уже не умирает, смерть Им ктому не обладает, согласно написанному (Рим. 6, 9). Он единожды умер за нас, претерпев страсть за наши страсти; единожды вкусило смерти, смерти же крестные (Флп. 2, 8), добровольно ради нас пришедшее на смерть Слово, чтобы смертию смерть умертвить. Слово плоть бысть (Иоан. 1, 14), не страдая в Божестве, но страдая вместе с человечеством, так что страдание вменялось Ему, но Сам Он пребывал в бессмертии; ибо Сам Он сказал: Аз есмь живот (Иоан. 11, 25; 14, 6). И не в плоти надежда наша, потому что сказано: проклят, иже надеется на человека, и будет яко в дивией мирике (Иер. 17, 5–6).

93. Так что же скажем? Не ясно ли из прежде сказанного, что Христос есть человек? Думаю, всякому ясно, что мы несомненно признаем Господа Слово человеком не призрачным, но истинным. Но не должно думать, что Он есть человек, только достигший славы Божества; потому что не на человека наша надежда спасения: никто из всех от Адама бывших людей не мог соделать спасения. Но Бог Слово соделался человеком, дабы надежда была не на человека, а на Бога живого, соделавшегося и истинным человеком: всяк бо священник, от человек приемлемь, за человеки поставляется, согласно написанному (Евр. 5, 1). Посему от нашей плоти восприял плоть пришедший Господь и соделался подобным нам человеком Бог Слово, дабы в Божестве даровать нам спасение, а в человечестве пострадать за нас человеков, разрешив страстью страсть и своею смертию умертвив смерть. Но страсть вменилась Божеству, хотя Божество и бесстрастно, потому что так благоволил пришедший святой и бесстрастный Бог Слово. Некоторое подобие этого заключается в том, когда кто облечен в одежду, а окропившая одежду кровь запачкает ее, не достигнув однакоже тела облеченного в нее: при этом нечистота от крови вменяется облеченному в одежду. Так пострадал Христос во плоти, то есть в самом Господнем человеке, которого возсоздал для себя Сам пришедший с небес святой Бог Слово. Об этом и святой Петр говорит: умерщвлен быв плотию, ожив же духом (1 Петр. 3, 18), и еще: Христу убо пострадавшу за ны плотию, и вы в туже мысль вооружитеся (1 Петр. 4, 1). Так кровь на одежде вменяется носящему последнюю: и Его Божеству вменено страдание плоти, хотя само Божество нисколько не пострадало, дабы не на человека имел надежду мир, но на Господня человека, так как само Божество восхотело, чтобы Ему вменено было страдание, дабы бесстрастие Божества соделалось спасением для мира, и дабы совершившееся во плоти страдание вменено было Божеству, хотя само Божество отнюдь не страдало. В этом исполнились слова Писания: аще бо быша разумели, не быша Господа славы распяли, и прочее (1 Кор. 2, 8).

94. Итак, распят, подлинно распят Господь, и мы покланяемся распятому, погребенному, воскресшему в третий день и на небеса восшедшему. О глубина богатства и премудрости, и разума Божия! согласно написанному (Рим. 11, 33). От части бо разумеваем и от части пророчествуем (1 Кор. 13, 9), как каплю из моря почерпая из разума Божия и приемля образ такового домостроительства, благодать упования нашего, благоволением Отца, изволением Сына и Святого Духа, единого и того же Бога. Все Писания имели рассеянною там и сям проповедь воскресения; совершенная же проповедь о сем соблюдаема была ко времени пришествия самого ипостасного Слова: ибо полнота закона Христос, согласно написанному (Рим. 10, 4, срав. Матф. 5, 17). Где не говорило Божественное Писание о воскресении? Прежде всего кровь Авеля проповедует о нем; потому что даже и после смерти еще глаголет, говорит Писание (Евр. 11, 4). За тем Енох преложен бысть, и не обреташеся, и не видел смерти, яко угоди Богу (Евр. 11, 5; сн. Быт. 5, 24). Ной устроил ковчег по повелению Божию, сделав в нем для себя и для дома своего как бы основание пакибытия (Быт. 6, 8 и дал.). Авраам, уже устарелый, получает дитя, хотя тело его было омертвевшим. И однако и омертвевшему Бог даровал надежду, когда притом и утроба Сарры была омертвевшею: то, что устарело и стало близким к исчезновению, то есть иссякнувший ток обычного у женщины, снова получает силу к ввержению семени, и устарелая женщина, на подобие молодой, зачинает во чреве (Быт. 18, 10 и дал.). И Исаак, как бы от смерти перешедший к жизни, передается отцу: Бог, передавший отцу дитя живым от оживления омертвевших, тем самым возвестил надежду воскресения (Быт. 22, 12; сн. Евр. 11, 19). И Иосиф самым делом показывает, что не на втором месте полагает надежду воскресения костей своих: ибо заботился о них, не как об имеющих погибнуть, но как об имеющих снова ожить. И не без цели заповедывал, чтобы оне вынесены были из страны египетской, говоря: изнесите кости моя с собою: ибо присещением присетит вас Господь (Исх. 18, 19). Если бы не было надежды воскресения, то к чему была бы такая забота о костях? Зачем праведникам давать заповедь об истлевающих костях? Первым словом к Моисею было свидетельство Божие об этом предмете: Аз есмь Бог Авраамов, и Бог Исааков, и Бог Иаковль, Бог усопших в мире, но у Меня живущих (Исх. 3, 6; сн. Матф. 22, 32; Марк. 12, 26–27; Лук. 20, 37–38). Один и тот же Дух глаголал в законе и учит в Евангелии. Это и Саддукеям указал Спаситель: глаголяй в пророках, ту есмь (Ис. 52, 6).

95. Тоже показывает и жезл Ааронов, бывший много лет сухим и от вечера до утра оставляемый в скинии. И живые деревья, при уходе за ними, едва через двенадцать месяцев периодически, по истечении года, рождают плоды, когда солнце пригревает, дожди напояют землю, росы способствуют зелени развертываться, а ночь и день питают их: здесь же в одну ночь Бог сделал трудное легким. Ибо сухой жезл пустил ростки, испустил листья и произвел зрелые плоды (Числ. 17, 8). В этом Бог показал подобие будущего воскресения, виновником которого Он будет Сам. Также когда зачинаются дети в честном браке, который установил Господь, сначала ввергается семя в утробу раждающую тем порядком, какой указал Господь; за тем, с течением времени, вверженное в утробу становится совершенным в девятимесячный срок: говорю о том, что носимое во чреве совершенствуется в течении девяти месяцев и потом уже рождается. В воскресении же не так. Дело совершится мгновенно: вострубит бо, и мертвии востанут нетленни (1 Кор. 15, 52), подобно тому как это показал Господь в скинии свидения тем, что орехи, которые на живых деревьях бывают только через двенадцать месяцев, на сухом дереве выросли и сделались зрелыми в одну ночь; и не только что в одну ночь, в продолжение одного часа Господь совершил то, что, как сказано, бывает лишь через двенадцать месяцев (Числ. 17, 8). И между тем как девять месяцев носимый в утробе младенец таким образом лишь в течение долгого времени вынашиваемый становится совершенным, в воскресение мертвых мгновенно востает совершенным.

96. Пусть убедит неверных сила Божия: никто не воспротивится воле Его (сн. Дан. 4, 32 и Иов. 23,13). Пусть услышит Моисей и покажет: что есть в руце твоей? говорит Господь; он же сказал: жезл (Исх. 4. 2). А жезл был деревянный и совершенно сухой. И рече: поверзи его на землю. И верже сухой жезл (ст. 3). И сухое Бог делает влажным, и не только влажным, но и одушевленным, измененным в своей природе, переменившим свой вид по самому существу. Дело это не было призраком. Повелением Божиим совершается истинное дело, а не призрачное. Он представил чрез Моисея истину, чтобы во всем сделать правым разумение наше. Сам пророк (Моисей) познал, что совершившееся не было призрачно, но истинно, показав это тем, что отбежал; потому что если бы он знал, что совершившееся было призраком, то не отбежал бы от лица змия (ст. 3). Но чтобы и это опять не послужило к соблазну для любоспорливых и чтобы они не сказали, что жезл был иной, а Бог дал ему иное некоторое тело, какое восхотел, пусть прежде всего узнают, что Он одушевил не иной жезл вместо того, но тот самый сухой одушевил; что Бог не призвал к суду это (иное) тело, (будто бы) данное жезлу, и приведенный им в движение род или вид (животнаго), и не восхотел судить змия вместо жезла [68], но все дело исполнил посредством оживотворения жезла. И в этом Бог показал свое могущество, дабы никто не сомневался в Его всемогуществе. И это сделал Он со всею предусмотрительностью; ибо не какую либо часть жезла воздвиг Он к жизни, но целый жезл изменил так, как восхотел.

97. А что это так, что мертвые имеют надежду жизни вечной, и что сущие во гробах воскреснут, на это призови мне опять во свидетели достоверного Моисея. Когда Рувим согрешил, то отец его, святой патриарх Иаков, заклинал его и говорил: Рувим первенец мой, и начало чад моих, досадил еси яко вода да не воскипиши: возшел бо еси на ложе отца твоего и открыл, говорит, то, идеже возшел еси (Быт. 49, 3–4). В еврейском тексте здесь поставлено елфофар, что значит: не возвращайся, или не прибавляйся, или еще: не изобилуй (не избыточествуй). При чтении же этого слова с легким дыханием, оно означает тоже, что и да не воскипиши, как и передали его толковники [69]. Если хочешь узнать, что это сказано так, и что согрешившему в сем от отца определялась в наказание смерть, то тебе уяснит это Моисей. Ибо он, благословляя двенадцать колен, дошел и до Рувима, и зная, что священство принадлежит Левию (а согрешения разрешаются и связываются властью священства), говорит: да живет Рувим, и да не умрет (Втор. 33, 6). Как мог жить погребенный сто двадцать шесть лет тому назад? Но поскольку он (Моисей) знал, что воскресение во всяком случае будет, а также знал и о второй смерти чрез осуждение в день суда (сн. Апок. 2, 11; 20, 6. 14; 21, 8) [70], то, желая одним наказанием избавить его от будущих, говорит: да живет, то есть в воскресение. Ибо он знал, что все оживут. И да не умрет, то есть, не подвергнется смерти второй чрез осуждение и мучению вечному. Если бы у него была забота о наказании в сей жизни, то ему достаточно было бы сказать: да живет Рувим. Но поскольку он указует на будущее, то и говорит: да живет Рувим, и да не умрет.

98. И как много можно собрать свидетельств о нашей надежде и ожидании воскресения во истину, а не призрачно, имеющего совершиться! Пусть скажут тщеславные и любящие спорить понапрасну, часть ли какая либо тел воскреснет, или все по какой либо части, или опять у кого либо целое тело воздвигнуто будет, и у кого часть воскреснет, и у кого целое тело. Что это такое за лицеприятие? Разве есть лицеприятие у Бога? Да не будетъ! Исследуем, где или когда святые воскрешали мертвого только отчасти, а не целое тело. Сын вдовы Сарептской воскрес весь, и не осталось никакой части его не воскрешенною (3 Цар. гл. 17). Сын Суманитяныни воскрес весь, и никакой член тела его не остался не воскресшим (4 Цар. гл. 4). Также Господь воздвиг Лазаря и не оставил никакого останка во гробе, напротив, воскресил его с пеленами и другими покровами, хотя конечно в день суда не будет нужды в одеждах (Иоан. гл. 11).Сына вдовы Наинской воздвиг также целого (Лук. гл. 7). Тоже совершил Он и над дочерью начальника синагоги (Марк. гл. 5) и над дочерью сотника (Матф. гл. 8). О суетная мысл так рассуждающих, будто часть воскреснет, а часть останется! Из самого предмета нашего рассуждения мы видим это и еще из того, что уже совершилось, как равносильное предмету нашей надежды. Енох весь преложен был и не видел смерти даже доселе (Быт. 5, 22; сн. Евр. 11, 5), дабы в двух живых телах представить нам совершенное воскресение, и дабы никто не сомневался в двух образах двух первенцев нашего воскресения. Енох был в необрезании, и необрезание не воспрепятствовало воскресению и пребыванию в теле, принадлежащем настоящей жизни. Илия был в обрезании, дабы воскресение не относилось лишь к тем или другим, но было всеобщим. Илия пребыл в девстве, дабы преимущество девства возвещало миру бессмертие и нетление тела. Но дабы воскресение и пребывание тела нетленным не было считаемо принадлежащим только девству по причине его достоинства, Енох не был девственником, но был целомудренным и рождал детей. Итак, двое эти (Енох и Илия) пребывают в числе живых, в теле и душе для утверждения нашей надежды и для того, чтобы кто либо не сомневался уже более в истине воскресения.

99. А других Бог во ад низвел с телами. Ибо разверзла земля уста свои и поглотила Дафана и Авирона, сынов Кореевых, и Авнана, и снидоша во ад живи телом и душею (Числ. 16, 38; сн. ст. 32. 1. 24. 25). С этого самого часа они преданы были на суд, так что ни тела их не разрушились, ни каким либо останком или какою либо частью, но целые с телом и душею они преданы были в наказание. Иов говорит: дондеже паки буду и это тело, терпящее сия, и Ты обновишь меня (Иов. 14, 14; 19, 26; сн. 14, 15). И еще: обновится яко орля юность твоя (Псал. 102, 5). Исаия же говорит: воскреснут мертвии, и востанут иже во гробех (Иса. 26, 19). Ибо пришел разрешающий окованные мужеством, такожде преогорчевающия живущия во гробех (Псал. 67, 7). Говорит также Иов: человек же уснув уже не востанет и не познает места своего (Иов. 14, 12; сн. Псал. 102, 16). Ибо по истине не каждый день будет воскресение, но на один день назначено. А чтобы показать, что (Иовъ) знал, до какого предопределенного времени ему ожидать воскресения, тотчас разрешает вопрос, говоря: дондеже будет небо и земля, тела будут лежать в земле (Иов. 14, 12). Когда же придет свивающий небо, аки свиток, и потрясающий землю (Ис. 34, 4), тогда востанут иже на земли (Ис. 26, 19). По сему Бог и говорит Иезекиилю: сыне человеч, прорцы, и пусть соберутся кость к кости и состав к составу (Иез. 37, 4. 7). И было так. И появились на них нервы и жилы, плоть и волосы, и ногти (ст. 8). И еще сказал Господь: рцы сыне человечь; от четырех концов прииди душе (ст. 9), то есть, из мест, отделенных для душ. Но на каком основании сам Господь не говорит, а повелевает человеку говорить? На том основании, что то, что Господь говорит, то Он и творит, и Его слово не нарушается уже. Человеку же повелел говорить, дабы потом в воскресении имеющем быть в определенное время, указана была наша надежда спасения, и дабы нарушилось слово человека, а не Господа. Ибо оные кости имели снова умереть. Когда же Господь говорит: воскресните, то оне востают и уже не умирают; потому что слово Божие не может нарушиться.

100. Посему и Господь, во плоти пришедший, воздвигал мертвых, дабы плотию вызванное к жизни снова умерло, доколе не воскреснет сама плоть и уже не умрет более, и доколе не престанет Он говорить одному только кому либо слова: востани, выйди вон из гроба, доколе не придет Он и уже не в единственном числе скажет: востани, но: востаните все, производя всеобщее воскресение. Ибо сам Он есть воскресение мертвых. К тому же после своего воскресения из мертвых Он уже не воскрешал никого из недавно скончавшихся. Но с Ним вместе многа телеса усопших святых восташа, и явишася мнозем (Матф. 27, 52–53), вместе с Ним вошли в брачный чертог, согласно написанному в Евангелии (срав. Матф. 9, 15 и парал.). Не сказано: воскресла часть тел святых, но: телеса святых, и явишася мнозем. Они не были отличны от скончавшихся, но были узнаваемы своими, как не задолго до того времени скончавшиеся. И желая показать другим чудо, Господь наш совершает оное, являя трудное легким. Так например, когда пришел Он к недавно умершей девице, дочери начальника синагоги, поскольку она умерла в тот самый час, то удостоил воззвать к ней: отроковице, востани (Лук. 8, 54). Словом: востини Он укрепляет расслабленное, поскольку она была еще на ложе. А сына вдовы Наинской, поскольку он был выносим уже на одре, еще легче воздвиг: Он коснулся одра и не сказал ничего отроку, но только коснулся одра, и отрок воскрес (Лук. 7, 14–15). Но что еще превосходнее и выше всякого чаяния человеческого, это — то, когда Он пришел к четверодневному Лазарю и не сказал ему: востани; не коснулся рукою гроба, но прямо своею властью взывает к нему: Лазаре, гряди вон (Иоан. 11, 43). Гораздо легче и удобнее сказать: гряди вон, нежели коснуться. А коснуться опять гораздо легче, нежели воззвать: отроковице востани. Все это совершает Святое Божие Слово, дабы нам показать надежду воскресения.

101. Но если бы я пожелал выбрать все свидетельства из всех Писаний, то прежде всего оказалось бы, что ум наш мал, недостаточен и слаб. К тому же я боюс, чтобы, по причине множества их, не сделать своего слова очень протяженным. Впрочем, сокращая слово, скажу, что путь спасения нашего краток, так как для всех оно заключается в одной надежде воскресения, нам проповеданного. Этому не веруют неверные, это повреждают еретики, этого не приемлют любоспорливые, это отвергают тщеславные. Но всем подает Бог милость и проливает свой свет в омраченные умы их. Ибо язычники, когда приимут Духа Святого, изобличены будут истиною и всеми вышеприведенными свидетельствами; в особенности же вами, сынами святые Божия Церкви и православные веры. Откройте же уста ваши и учите, приявшие Духа Святого, удостоившиеся способности хорошо составлять слова, прежде всего потому, что вы удостоились быть учениками Христа Архипастыря и Предстоятеля душ наших; и как бы пищу собрав для паствы Христовой — для своего народа, позаботьтесь о том, чтобы напитать себя самих и стадо Божие, разумею желающих всячески получить пользу от святой земли, Моисеем указуемой. Кто же из благомыслящих, смотря на вас благоговейных и верных, о православные и сыны Церкви, — [говоря о некоторых, разумею всех сынов истины, согласно написанному (ср. Иоан. гл. 8)], кто может сомневаться в этом? Ибо вы — сыны той мудрой и мужественнейшей жены, слава которой описана у Соломона такими словами: жену доблю кто обрящет (Прит. 31, 10)? И так как такая жена редка, лучше же сказать, она — одна, то вы изберите наилучшее и возлюбите полезное. А под доблею женою разумейте Церковь Божию, вашу матерь, мужественнее которой ничего нет, которая умирает в каждое воздвигаемое гонение за имя своего Мужа.

102. Эта честнейшая жена тщательно распрашивает своего жениха в книге Песнь песней; где пасеши? где почиваеши в полудне? (Песн. 1, 6). Пасет же Христос в земле вышеупомянутой и не только пасет, но и повелевает пасомым снимать обувь, как и Моисей древле говорит (Исх. 3, 5). От него и вы сами, приняв предание, прежде всего непоколебимо руководствуйте приводимых к святому познанию, заботясь о снятии обуви каждого. Обувь же каждого из вас различна. Каждый как бы обувается в свое собственное деяние. И, слушая вас, учеников Христовых и добрых пастырей, каждый, кто связал себя идолослужением, пусть разрешит себя от этих уз вашим внушением; другой пусть отрешится от прелюбодеяния, иной — от блуда, иной — от воровства, а тот — от лихоимства. Но не только это, а и от ненавистных речей и постыдных слов отказываясь, с блаженными надеждами каждый пусть предает себя на то, чтобы пастися под крепкою рукою доброго пастыря чрез вас, добрых учеников. Тогда всякий, конечно, удержится от заблуждения. А вы дороже очей поставляйте истину, пресекая поклонение идолам и явно возвещая заблуждение относительно их. Не считайте их мертвыми, потому что они никогда и не жили; а всегда учите, что они по справедливости все тщетны и суетны, и не существуют; ибо они не жили когда либо и существовали, а суть не более как злые демоны, измышление человеческого ума, подающее повод к удовольствиям. И отсюда каждый дерзает свою страсть сделать предметом почитания. Именно, как только введено это было между людьми по злому действу демонов, прежде всего заговорили о блудодеянии и на картинах изображены были идолы. Затем собственное искусство, какое кто имел под руками и посредством которого добывал себе пропитание, передавал своим детям как достойное почтения. И из вещества; употреблявшегося в ремесле, сделали себе богов, именно горшечник — из глины, плотник — из дерева, золотых дел мастер — из золота, и серебряных дел мастер — из серебра.

103. Кроме того каждый описывал свою собственную страсть по тому образу, который предносился его очам. Именно какой либо муж кровожадный утверждал, что бог есть Арей [71]; прелюбодей или прелюбодеица, — что богиня есть общая для многих Афродита [72]; тиранн окрылял победу; жестокосердый и алчный до благ житейских начертывал образ Кроноса [73]; женолюбивый Цибелу и Рею [74], по причине истечения [75], думаю, от частого плотского совокупления. Иной легкомысленный, мужчина ли то или женщина, признает богинею Артемиду — покровительницу охоты, и пьяного Диониса, или много трудов понесшего Геркулеса; а привыкший к совокуплению со многими женщинами — Зевса и Аполлона. Но что мне говорить о безчисленном множестве страстей, существующих в людях? Более же всех заблудившиеся Египтяне не только страсти свои обоготворили, но даже и птиц, четвероногих, земных и водных животных, и некоторых неукротимых зверей, преданных им от святого Бога на служение, переменили их назначение и, будучи скотоподобны разумом своим, оказывали высшее почтение животным, у них находящимся, боготворя их. Они не стыдятся боготворить лающую собаку, питающуюся пресмыкающимися ласточку, похотливого козла, слабую овцу, многочешуйчатого и страшного крокодила, питающегося ядом ибиса, коршуна, ястреба и ворона, и животных, годных для работы, а также извивающегося и неприятнейшего змия. Сказать вообще: о великий позор для людей, которые не видят глазами изобличения себе, слухом не приемлют ощущения, разумом не понимают того, что так суетно совершается у нихъ! Гонимые злою судьбою, они не просвещаются светом учения и собственных философов и не являются созерцателями истины вместе с преподавателями ея. Они не слышат Диагора, который, предав сожжению, по недостатку дров, своего собственного деревянного идола Геркулеса, насмешливо говорил ему: ну–ка Геркулес, соверши тринадцатый подвиг, приди и приготовь нам кушанье! За тем, схватив идола и расколов его, с насмешкою над собственным богом, как не существующим, съел, смеясь, приготовленный с помощию его ужин [76].

104. Другой философ Гераклит так говорит египтянам: «если почитаемые вами суть боги, то почему вы оплакиваете ихъ»? Потому что египтяне скорбят, как о погребенных, о Тифоне, Озирисе и других подземных богах, сопровождая скорбь свою громкими плачевными песнями. Посему так говорит тот философ: «если они — боги, то для чего вы оплакиваете их? если же они умерли, то напрасно оплакиваете ихъ». Также и комик по имени Евдемон говорит: «если они — боги, то мы не можем говорить о них, и я опасаюсь изъяснить то, каковы они. Ибо многое служит для меня препятствием к тому». И Гомер говорит: «Нет во многовластии блага» [77]. И Филимон комик говорит: «Почитающие единого Бога имеют добрые надежды на спасение». Аписа, питающегося мякиною тельца, Камбиз, царь Ассирийский, поражает мечем в бедро с тою целью, чтобы, если потечет из раны кровь, изобличить его, что он не бог. Также и почитатели Кроноса не отрицают того, что он скован был железными цепями; напротив, даже и признаются в этом [78]. Если же кто находится в узах, то он не только подчинен кому либо более могущественному, но и в узах пребывает как злодей. А если мне говорить об Изиде, иначе называемой Атфидою и Ио, дочери Аписа Каппадокийского, называемого также Инахом, то я стыжусь и возвещать о деяниях ея [79]. Однако же не постыжусь говорить о том, чему не стыдятся они покланяться. Стыдятся же пусть поклонники ея, которые увещавают дочерей своих, жен и сестер подражать деяниям богинь своих. Изиде воздают божественные почести, тогда как она пылает любовию к брату своему Тифону, вооружая других против своих братьев. Сколь же велик должен быть стыд богини, которая не стыдится и собственного брата своего, но пылает к нему страстью и не довольствуется другими мужчинами, но доходит до сожительства с своим собственным братомъ! И она показывает друзьям своим не только пример этого, но и братоубийства, изъ–за своей ненасытной похоти. Она раждает одного сына Ора, которому никто не мог доставить сведение о том, кто по истине законный отец его: если бы он стал почитать отцем Тифона, то возбуждалось сомнение, действительно ли он отец его; если же Озириса, то кто подтвердит это с точностью? Хорошего же бога воспитывала принявшая его такая мать, которая десять лет блудодействовала в Тире! [80] А обоготворяя Сераписа и Аписа, царя Синопского [81], Египтяне поработили себя более тираннии, нежели истине.

105. Вот оценка почитаемых у Египтян богов, о которых, если говорить о каждом в частности, то потратится много времени. Еллины же, думающие, что они превосходят других, любомудрствуя только на словах и в тонкости языка, а не на деле, более всех впали в заблуждение. Они производят Кроноса от Урана, говоря, что он рожден от Урана и оскопил собственного отца [82]. О злое деяние о постыдное мнение! Как будто, если бы он не был оскоплен, то много было бы Кронионов. А этот храбрец, посягнувший на отца, не удовольствовался первым нечестием: между тем как, будучи молодым, он нанес оскорбление отцу, в старости стал поглощать собственных своих детей: Посидона и Плутона; а ища Зевса и обманутый Реею, вместо младенца, как бог, скоро поглотил спеленутый большой камень [83]. Сын его, по имени Зевс, происходя от столь благородных родителей, был, кажется, мужем едва не всех женщин; и его–то сыном был между прочим Гермес. И о если бы он был законным мужем их, а не был всегда скрытным прелюбодеем и злодеемъ! Например: растлевает он Пенелопу и ради ея становится козлом [84]; козлом же был он, думаю, назван от частого совокупления этого благородного бога с женщинами. К Данае же он являлся золотым, чтобы растлить деву целомудренную и заключенную в тереме [85]. Золотым он собственно не мог быть никогда; но, будучи чародей, обольстил девицу, поднесши ей золотые подарки. А у Лиды он является лебедем [86], обозначая тем полет пламени сладострастия. Не возлетая когда либо в действительности орлом, он является скорее учителем деторастления; никогда он не был орлом, но в корабле, который был назван орлом по причине быстроты своего хода, он, приплыв в Трою и похитив Ганимеда, сына царя Троянского, совершил над ним растление [87]. К Пасифае же он являлся в виде вола, также как и к Европе [88].

106. Но что мне говорить о множестве подобных деяний этого благородного растлителя и учителя растлителей? Его гробница многим известна: ее доселе указывают на острове Крите в горе, называемой Ласий. Зевсов же было не один или два, но три или четыре числом. Один из них — вышепоименованный Кронид, заключивший в тартар собственного своего отца в горе Кавказской. Другой — называемый Латриарий, от которого произошли единоборцы; третий — трагик, который обжег свою руку. Хотя он был и бог, но забыл что огонь жжется и не знал того, что огонь говорил козлу Сатиру, [89] первому изобретателю огня, пришедшему приветствовать сего последняго: «не прикасайся ко мне, козел; потому что, прикоснувшись ко мне, ты обожжешь свою бороду». Не одна была и Афина, но многие: одна — блуждающая и ходящая около болота Тритонии [90]; другая — дочь Океана; третья — дочь Кроноса и многие другие [91]. Артемид также много: одна — Ефесская; другая — дочь Зевса и иные также многие. И Дионис — один Фивский, другой — сын Семелы [92], третий — властвующий над Коривантами [93]; за тем еще — растерзанный Титанами и Куретами [94], оставивший в наследие таинства. О всех деяниях Геркулеса, называемого у них отвратителем бед, я умолчу; а представлю в пример лишь одно из всех восхваляемое у них. Довольно будет ему предпринимать подвиг для спасения жизни человеческой. Если бы он не растлил в одну ночь пятидесяти девиц, то как бы мог быть спасен мир? Напротив, он бы совершенно погибъ! Вообще, признаюсь тебе, я утомляюсь перечислением и описанием злых деяний их. Еще же цари и жесточайшие тиранны, имевшие любимцев и погребшие их в земле, не имея ничего более, чем бы могли отблагодарить их, так как и сами по себе они люди смертные, в доказательство расположения своего к ним, под таковым худым предлогом, сделали гробницы их предметом нечестивого почтения для своих подданных, чрез что более и более распространялось в народе заблуждение. Так например Антиной, погребенный в городе того же имени и положенный во гроб с игрушечным кораблем, был помещен Адрианом в числе богов [95]. Также и Тимаген в Азии и Канов, кормчий царя Менелая и жена его Евменуфида, погребенные в Александрии на берегу морским, пройдя от города двенадцать могильных камней, почитаются, как божества [96]. Подобным же образом почитаются Марнас, раб Астерия Критского, у жителей Газы, а начальник корабля Касий у Пелузийцев.

107. Когда все это точно разъяснено будет в церкви, вами уничтожен будет дурной пример смертоносного пути для приведенных прежде на этот путь. А других от прелюбодеяния ведите к целомудрию, и не только удаляйте их от тайного сожительства с чужими женами, но увещавайте быть воздержными и с своею законною женою, яко время прекращено есть, как говорит святой Апостол (1 Кор. 7, 29). Блудников же наставляйте, чтобы, совершая беззаконное деяние перед Богом и людьми, не были наказаны. И когда все это, не устами только подвизаясь, но и на деле передадите им, тогда убеждайте принять все это от вас, прежде всего на деле все совершая и в себе самих представляя им образец, и тем соделывая достоверными слова свои: прежде самих себя научите посредством дел, чтобы потом научить и других. Ибо и когда молчите, вы подражаете солнцу, которое молчанием всех повсюду научает: едва оно восходит, как тотчас научает всех искусствам, хотя и молча. А когда во всем этом окажете пользу чадам своим или вернейшим братиям, то предваряйте их, чтобы, шествуя по земле, они имели житие небесное (Флп. 3, 20). Ревность к монашескому житию порождайте в возможно большем числе людей вашею собственною твердостью и нелицемерною верою. От еретиков отрекайтесь, манихеев обуздывайте словом, маркионитов и прочих им подобных отгоняйте от ограды Божией, разрушая все их отговорки и замыкая им уста. Ибо что эти легкомысленные и лишенные Святого Духа люди дерзновенно высказывают против Бога и святых Его пророков, в том они хулу произносят против Зиждителя всяческих, и что доброго даровал Бог всем людям чрез святых своих пророков по пророчеству, они ненавидят, а глубочайших таин закона и пророков, как земному преданные и телесные, востязуемые (1 Кор. 2, 14), не разумеют. Но напрасно богохульствуют они. Вы же не обленитесь заблуждение их устранять от ваших слушателей посредством истинных доказательств; ибо такими словами люди суемудрия увлекаются как хворост, несущийся по течению обильной водою реки.

108. Но говорят: хорош Бог этого закона, что Он, не зная, где Адам, спрашивал, говоря: Адаме, где еси (Быт. 3, 9)? И Каину говорит: где Авель, брат твой (Быт. 4, 9)? и Аврааму: где Сарра, жена твоя (Быт. 18, 9)? Говоря это и многое другое, они устами только, а не по истине веруют в Бога Спасителя, который есть Бог и имеет предведение. Но и Он, также как в Ветхом Завете, спрашивал: где положисте Лазаря (Иоан. 11, 84)? и: кто есть коснувыйся Мне (Лук. 8, 46)? также: имате ли хлебы с собою (Марк. 6, 38)? и: кого хощете (Матф. 27, 21)? или: кого ищете (Иоан. 18, 4)? Впрочем удобно и легко обличить их. Ибо как Сын, имея предведение, вопрошал, так и Отец, будучи один и тот же и не изменяем, является в законе вопрошающим. Если Сын сказал: где положисте Лазаря? то это не значит, что Он не знает ни Евангелия, ни Ветхого Завета. Где положисте его? говорит Он, желая изобличить сестер Лазаря в том, что оне не возъимели даже той веры, какую имела Суманитяныня, хотя эта последняя имела дело с человеком, то есть, с святым пророком Елиссеем, а Марфа и сестра ея имели дело с Богом. И если Он сказал: кто есть коснувыйся Мне? то не по неведению сказал это, но для того, чтобы побудить жену кровоточивую от себя самой изъявить исповедание, дабы не Сам о Себе свидетельствовал Сын Божий, но от других был прославляем. А когда сказал: имате ли хлебы с собою? то сказал для того, чтобы всем указать на малочисленность хлебов и всех изумить величием своего чудодеяния, явленного в напитании столь немногими хлебами столь великой толпы народа. Наконец, когда сказал: кого ищете? то показал, насколько обольщены ищущие Его, ищущие Иисуса, каковое имя означает Врача и Спасителя [97], так что, когда убиют Его, лишатся соделанного Им спасения.

109. Итак, подобно тому как показали мы, что сказанное о домостроительстве Господа нашего сказано применительно к человеческому разумению, но не исключает и Его предведения (ибо никто из благоразумных не скажет, чтобы Он не знал, где положили Лазаря, так как Он был вблизи этого места, а спрашивал с тою целию, о которой мы сказали выше, тем более, что, быв прежде того вдали от Галилеи [98], Он Сам же сказал, что Лазарь умеръ): так точно и относительно Ветхого Завета мы благоразумно разрешаем эти недоумения. Например, слова Бога: Адаме, где еси? не то значат, будто Он не знал этого, но показывают, с какой высоты и до какой глубины позора ниспал Адам. Также и слова: где Авель брат твой? имеют тоже значение, как если бы выражены были так: тот, которого должно было бы тебе иметь в объятиях и быть с ним постоянно, повергнут тобою на землю. И тем, что за сим следовало, Он показывает, что не по неведению спрашивал, но для изобличения Каина сими словами. Ибо далее сказано: проклята земля в делех твоих, и проклят ты от земли, яже разверзе уста своя, прияти кровь брата твоего от руки твоея: ибо се глас его (вопиет) ко Мне (Быт. 3, 17; 4, 10–11). И еще: Бог сказал: где Сарра жена твоя (Быт. 18, 9)? не не ведая этого; потому что как мог Он не знать этого, когда знал, что она смеялась внутри дома? Итак не потому спрашивал Он, что не знал, но дабы предоставить возможность дщерям ея [99], дающим обет богочестия, научиться примером ея поведения, когда оне стараются служить святым своими трудами. Ибо она, находясь в таком служении, сама заготовляя опресноки и печеные хлебы и сама совершая такое служение вместе с своими собственными слугами, не видала лица тех, кому служила, и в этом оставила нашим поколениям образец скромности и целомудрия. Этого достаточно для опровержения возражений людей суетных.

110. А если скажут: хорош Бог закона, преобидевший египтян и научивший свой народ взять себе в добычу чужое добро во время исхода из земли Египетской: то не ведают суетные, что у Бога ничего не погибает, что одно из существенных свойств Его есть правосудие и что Бог поругаем не бывает (Гал. 6, 7), Ибо что думали египтяне, когда требовали, чтобы иудеи работали на них безвозмездно и не сколько нибудь лет, а двести пятнадцать, к которым должно приложить еще двести пятнадцать лет до времени Иосифа? [100] Ибо так как пресельничество Аврааму и семени его определено было в четыреста тридцать лет, когда сказано ему было: преселено будет семя твое в земли чуждой (Быт. 15, 13): то в этом исполнилось таковое определение [101]. Так по благоутробию своему Бог разделил на двое лета пресельничества его: именно отделил для него с потомством 215 лет, которые они провели в земле Ханаанской, а другие 215 отделил для обитания их в Египте. Число этих лет исчисляется так: Аврааму был тогда семьдесят пятый год от рождения. От семьдесят пятого года жизни Авраамовой до рождения Исаака прошло 25 лет. Исаак раждает Иакова на шестьдесятом году своей жизни. Таким образом выходит 85 лет. Иаков, будучи лет осмидесяти девяти [102], раждает Левия. Выходит 174 года. Левий, будучи лет сорока четырех, раждает Каафа. А на сорок седмом году жизни Левия Иаков пришел в Египет. Таким образом стало 211 лет. Кроме того по вступлении их в Египет прошло еще четыре года. И вот все 215 лет. Теперь исчислю еще остальные 215 лет пресельничества Израильтян в Египте. Кааф, после переселения их в Египет, на шестьдесят пятом году своей жизни [103] раждает отца Моисеева Авраама [104]. Таким образом от семьдесят пятого года жизни первого Авраама до рождения последняго Авраама протекло 280 лет. От переселения же в Египет — 65 лет. Авраам (последний), будучи семидесяти лет, раждает Моисея. Так выходит от первого Авраама 350 лет; от переселения же в Египет 135 лет. Моисей на тридцатом году своей жизни переходит через Чермное море вместе с Израильтянами по выходе из Египта. И таким образом выходит от великого Авраама 380 лет; а от вступления в Египет 565 лет [105]. Остальные же 50 лет протекли в путешествии Израильтян по переходе через Чермное море до прибытия в Палестину, не по причине длины пути, но по причине битв и препятствий со стороны встречавшихся на их пути народов [106]. Таким образом от семьдесят пятого года жизни великого Авраама, в который дано было ему от Бога оное предсказание, до Моисея и прибытия сынов Израилевых в Палестину прошло 430 лет. От вступления же в Египет и до прибытия их в Палестину протекло 215 лет.

111. Итак, если столько лет иудеи работали на египтян безвозмездно, то не было ли бы справедливым и перед Богом, и перед людьми, чтобы дана была им заслуженная ими награда, хотя при конце их работы? Таким образом не был несправедлив Бог, выведший оттуда свой народ с добычею. Если же кто сомневается в верности такого исчисления лет, тот пусть послушает Моисея, говорящего: обитание же сынов Израилевых в земли Ханаани и в земли Египетстей, лет четыреста тридесять [107] (Исх. 12, 40). Итак, если Господь имел попечение о справедливейшем возмездии, то какое еще суетное возражение остается для желающих произносить порицание против святого Бога? Но истинного Бога никто не может когда либо укорить. Порицающие же Его себя самих порицают. Другое возвещаемое ими суетное возражение подобно первому, именно: хорош Бог закона, который обидел Хананеев, отдав Израильтянам место их: домы, ихже не создали они, масличные, смоковничные и виноградные сады, ихже не насадили они (Втор. 6, 10–11). Я отвечу им: о суетные! если бы Бог был человек, то Он миновал бы своим вниманием то, что говорится или делается сегодня, и ничего не оставалось бы в Его памяти. Но поскольку Бог есть Бог, а не человек, то совершаемые против Него грехи Он не забывает отмщать во многих поколениях. Если они не знали этого, то пусть узнают.

112. Все знают праведного Ноя, бывшего останком мира после потопа. Когда остался он и три сына его, то он, как сам праведный и старавшийся детей своих сделать благоговейными, дабы не подпали они тем несчастиям, каким подверглись люди бывшие во время потопа, не только словами внушал им это благоговение, но и посредством клятвы вынуждал от каждого из них в отдельности благорасположение к брату своему. И как поставленный от Бога наследником мира, он разделяет трем сыновьям своим весь мир, распределив по жребиям, каждому отделяя особую часть по жребию. При этом первородному Симу выпал жребий от Персиды и Бактр и от страны Индийской до страны Ринокоруров. Эта страна Ринокоруров лежит между Египтом и Палестиною против Чермного моря. Второму сыну Хаму, — от страны Ринокоруров до страны Гадиров к югу. Третьему Иафету, — от Мидии до страны Гадиров и Ринокоруров к северу.

113. У Сима были дети и дети детей до тех пор пока не разделены были языки. С этих пор они рассеялись по языкам, племенам и царствам. Имена же их следующия: Елимеи [108], Пэоны [109], Лазы [110], Коссесуи [111], Гасфины [112], Палестинцы, Индийцы, Сирийцы, Арабы, которые суть Кайяне [113], Ариане [114], Масесилы [115], Гирканяне [116], Магусэи, Троглодиты [117], Ассирийцы, Карманцы [118], Лидийцы, Месопотамиты, Евреи, Килины [119], Бактриане, Адиавины [120], Камилии, Сарацины [121], Скифы, Хионяне [122], Гимнософисты, Халдеи, Парфяне, Еноты [123], Кордилины [124], Массины, Финикиене, Мадиинеи [125], Комагены [126], Дарданцы [127], Еламасины, Кедрусии, Еламиты [128], Армяне, Киликийцы [129], Египтяне, Финикиене, Понтики [130], Мармариды [131], Вионы [132], Карийцы, Халивы [133], Псиллиты [134], Моссиники [135], Ивирийцы [136], Фригийцы [137]. У Хама же, второго сына Ноева, было детей и внуков тридцать два, до самого разделения языков. От них произошли: Ефиопы, Троглодиты, Аггеи, Гангины [138], Савины [139], Ихфиофаги [140], Елланики [141], Египтяне, Финикиене, Мармариды [142], Карийцы, Псиллиты, Моссиники, Фригийцы, Македоняне, Краконы, Сиртиты [143], Лептиты [144], Магниты, Вифинийцы, Номады, Ликийцы [145], Мариандины [146], Памфилийцы [147], Мосхесидии [148], Писидийцы [149], Авгалеи, Киликийцы, Маврусии [150], Критяне, Магарды, Нумидийцы, Африканцы, Визакины, Насамоны [151], Фасгины, Мазики [152], Гарамы [153], Гетулы, Влеммии [154], Авксомиты [155]. Они занимали землю от Египта до Океана. Острова, ими занимаемые: Куркуда, Лопадуза, Гавл [156], Рида, Мелита [157], Керкира (Корцира) [158], Мина, Сардана [159], Гортина, Крит, Главк [160], Фира [161], Ариан, Астипалея [162], Хиос, Лесбос, Тенедос, Имвр, Иазос, Самос, Кос, Книда, Нисурос, Мегиста и Кипр [163]. У Иафета же, третьяго сына Ноя, было пятнадцать детей и внуков до разделения языков. От них произошли: Мидяне, Гарганцы [164], Армяне, Арреи [165], Амазонки [166], Коллы [167], Корзины [168], Венеагины, Галаты, Каппадокийцы, Пафлагонцы [169], Мариандины, Тиварины [170], Халивы, Моссиники [171], Колхяне [172], Меланхлены [173], Сарматы [174], Меоты [175], Скифы, Тавры [176], Фракийцы [177], Вастерны [178], Иллирийцы, Македоняне, Ливийцы, Фригийцы, Паннонцы [179], Вестеры, Венны [180], Давны [181], Япиги [182], Калабрийцы, Иппики [183], Латиняне, или Римляне, Тирренцы, Галлы, Кельты, Ливистины, Кампанцы, Келтивиры, Аквитанцы [184], Иллириане, Васанты, Самосцы, Карпетаны [185], Лузитане [186], Вакеи, Британцы, Скотты [187], Испанцы. А острова, им принадлежавшие, суть: Британия, Сицилия, Евбея, Родос, Хиос, Лесбос, Кифира, Закинф, Кефалиния, Итака, Керкира, Кипр [188]. Если же кто встретит здесь имя народа или острова дважды упомянутым, то пусть не дивится и не сомневается; это проиходило или от того, что различные страны были в обладании то того, то другого народа, по сопредельности их или по причине бывших по временам выселений, или же по причине захвата Хамова, так как он обидел Сима и отнял часть его владений.

114. Итак, когда таким образом эти народы произошли от трех сынов Ноевых, и мир разделен был между тремя сыновьями на три части, как я сказал выше, отцем потребована была от них клятва, чтобы никто не вступался в жребий брата своего, а кто преступит клятвенное постановление, тот и все семя его истребится по этой клятве. По жребию Палестина и прилежащия к ней области достались Симу; Ханаан же, сын Хама, будучи любостяжателен, вторгся в страну, впоследствии названную Палестиною, то есть в Иудею, и захватил ее; но Бог долготерпел, давая время на покаяние, дабы раскаялись потомки Хамовы и отдали потомкам Симовым их собственное наследие. Они же не раскаявались, но хотели исполнить меру грехов своих. Тогда Бог, будучи праведен, много поколений спустя, отмстил наконец за преступление клятвы. Ибо так надлежало исполниться мере грехов Аморреев (Быт. 15, 16); потому что Сим родил Арфаксада, а Хам — Ханаана, Ханаан же после захвата земли Симовой родил Аморрея, Гергесея, Ферезея, Евея, Арукея, Арадия и Сидония. Так исчисляются роды до отмщения за Сима. Сим обиженный родил Арфаксада, как мы сказали; Арфаксад родил Каинана, Каинан — Салу, Сала — Евера, при котором было столпотворение. Евер родил Фалека, при котором было разделение земли и языков. Фалек родил Рагава, Рагав — Серуха, Серух — Нахора, Нахор — Фарру, Фарра — Авраама, Авраам — Исаака, Исаак — Иакова, прозванного Израилем, от которого произошли Израильтяне; Иаков — Иуду, Иуда — Фареса, Фарес — Есрома, Есром — Арама, Арам — Аминадава, Аминадав — Наассона и Салмона [189]. Это — род происшедших от Сима. За нихъ–то, обиженных сынами Хама и лишившихся своего собственного места, отмстил Бог, истребив потомство Ханаана согласно клятве их. И потомство Симово получает обратно свою страну. Таким образом не обидел Бог, отделяя каждому по справедливости принадлежащую ему часть: Бог поругаем не бывает, как я сказал выше.

115. Итак, учреждая для себя синагогу во время исхода Израильтян из Египта, Бог говорит Моисею: иззуй сапоги от ног твоих (Исх. 3, 5). Ибо намеревающийся приступить к чистой бане прежде всего разувается. Когда же прошло много времени, и все мы на пути своем заблудихом (Ис. 53, 6), и сама синагога пребывала во зле своем, то еще не открывал Бог бани пакибытия (Тит. 3, 5); но много лет пропустил и наконец святой Церкви открыл всесвятую баню. В Моисее Он повелел снимать обувь; в пророках — снимать одежду верхнюю, только для Иеремии оставив чресленик (Иер. 13, 1); а в Иоанне (Предтече) — сбросить все одежды мира и облечься в одежду из верблюжьих волос (Матф. 3, 4); в самом же Спасителе и учениках Его Он совлек одежду мира и после очищения водами облек одеянием огня и Духа свыше, с небес. Но Израильтяне, видя благодать Его, не познали, что Он есть Бог. Посему и пророк Моисей обличительно оплакивает их в виду будущего безчестия, которое нанесут они Спасителю: сия ли Господеви воздаете, людие буии и бессердечные (Втор. 32, 6)? Ибо они не знали, что это Он был в начале, с Которым Отец советовался, говоря: сотворим человека по образу нашему и по подобию (Быт. 1, 26). Слово: сотворим не на единственное число указывает, но на то, что Отец советовался с Сыном и Святым Духом. Ибо Словом Господним небеса утвердишася, и Духом уст Его вся сила их (Псал. 32, 6). Не уразумели они изречения, сказанного в той же самой книге, что Господь, пришедший к Аврааму, одожди огнь от Господа, пославшего Его, с небесе (Быт. 19, 24). Не познали они Его, изведшего их и из Египта, и не уразумели слов Пророка: и ты Вифлееме, еда мал еси (Мих. 5, 2). Как можно назвать малым город, вместивший Того, Которого небо и вселенная не могут вместить? Далее: из тебе Мне изыдет вождь (там же; сн. Матф. 2, 6). Кто исходит из Вифлеема? — Человек. Но почему же Он называется Богом?

116. Устрашает их и то, что Он есть Бог и человек. Ибо в том же пророчестве слова: исходи Его из начала, от создания мира (Мих. 5, 2) относятся уже не к человеку, но к Богу. Не вспоминают они пророчества: се дева во чреве зачнет, и родит сына, и нарекут имя Ему Еммануил (Ис. 7, 14; сн. Матф. 1, 28). Слово: нарекут указывает на образ действования святых и верных сынов Церкви. Ибо, когда убийцы Господа иудеи разведывают у них о Спасителе: каким образом исповедуют они распятого, то слышат от самих верных такой ответ: Тот, Кто у вас распят есть с нами Бог (сн. Матф. 1, 23). Не послушали они также и Давида и не познали страха его, с которым он, созерцая во Святом Духе и трепеща имеющего быть воплощения Самого Господа, говорил слова: рече Господь Господеви моему: седи одесную Мене, и прочее. (Псал. 109, 1; сн. Матф. 22, 44; Деян. 2, 34; Евр. 1, 13). Итак, прошли древния субботы, а проповедуется у нась истинная суббота. Упразднилось прежнее обрезание, один малейший член обрезывавшее; действует же во всей силе обрезание небесное, обрезывающее целое тело. Ибо воды крещения и святое призывание не одного члена тела человеческого касаются, но целое тело человека очищают, обрезывают, от всех зол избавляют. Такие таинства прияла святая Церковь; но возстали против нея страшные враги, называемые домашними, однако не принадлежащие истинной вере Апостолов Господних: ибо если бы от них были, пребыли убо быша с ними (1 Иоан. 2, 19). Но будучи незаконнорожденными и происходя от смешанных браков, они снова похотствуют злою похотию к запаху от рыб и огурцов египетских (сн. Числ. 11, 5), со всех сторон произнося хулы против Сына Божия. Таковы ариоманиты, которых мы уже изобличили в прежних рассуждениях [190]. Таковы и савеллиане. Эти савеллиане совершенно отрицают бытие Сына и Святого Духа, говоря, что Сын есть Сам Отец, и Отец есть Сам Сын, и Святой Дух есть Сам Отец, так что нет Сына и Святого Духа. Таким образом они изобличают в себе вторых иудеев и убийц Господа. Ариоманиты же, нечестивейшие из всех, дерзая отделять и отчуждать Сына от существа Отчего, не признают Сына равночестным Отцу и рожденным от существа Отца. Другие, выродившиеся от них, раньше нашего времени вошли в состав иных ересей, уже образовавшихся дотоле, которых едва ли можно сопричислять даже и к иудеям, как произносящих хулу на Святого Духа. Это — вторые саддукеи и самаряне, люди темные, мертвые и неверные.

117. Но чтобы не много заниматься свидетельствами против них посредством чернил и хартии, дабы не утомить читателей, достаточно будет для них, савеллиан, вместе с другими свидетельствами, еще свидетельства при Иордане, как я сказал уже. Ибо Сын истинно пришел на Иордан, Бог соделавшийся человеком, не потерпевший изменения, но приявший плоть, не посредством семени мужеского, но от святые Девы восприявший тело, тело совершенное, зачатое чрез Святого Духа, то есть человека совершенного по душе и по телу. Так на Иордане явился к Иоанну Бог и вместе человек, один и тот же Сын и Христос и Господь. Отец же возгласил свыше, свидетельствуя о Сыне, явившемся на Иордане: сей есть Сын Мой возлюбленный (Матф. 3, 17). А Святой Дух в виде голубя сошел на Него, погрузившегося в воды, дабы показать их чистыми ради имевших креститься во имя Отца и Сына и Святого, Духа. Арианам же, вместе с сказанным прежде, достаточно будет сказанного Сыном: Аз во Отце, и Отец во Мне (Иоан. 14, 10); ибо Он показал здесь свое равенство со Отцем и истинное сыновство. Выродившимся от ариан, хулящим Святого Духа, достаточно будет двух свидетельств, уже приведенных после других свидетельств. Из них одно из книги пророка Даниила следующее: Седрах, Мисах, Авденого, в пещи огненной, восхваляя Бога, призывают вместе с собою для славословия всю тварь Божию и говорят: благословите вся дела Господня Господа (Дан. 3, 57; срав. ст. 23). При этом они исчисляют небеса и ангелов, луну и солнце, силы, землю и море, и все, что на них находится; но нигде не сопричисляют к тварям Сына и Святого Духа (ст. 68 и дал.) [191]. Равным образом и Серафимы прославляют Троицу, не единожды, не дважды и не четырежды, но трижды произнося: Свят (Ис. 6, 3) [192].

118. Пусть изобличит их еще Петр, укоряющий Ананию с его женою и говорящий: вы искусили Святого Духа. И далее: не человеку солгали вы, но Богу (Деян. 5, 3–4). Апостол же знал, как мы часто говорили, что Дух не чужд Бога Отца, говоря: Он испытует и глубины Божия (1 Кор. 2, 10). А тому, кто не есть от существа Божия, невозможно испытывать глубины Божия. Мы ведаем, что Отец есть Отец, Сын — Сын, Святой Дух — Святой Дух, Троица в единстве. Ибо единство принадлежит Отцу и Сыну и Святому Духу, едино существо, едино Господство, едино хотение; одна Церковь, едино крещение, едина вера (Ефес. 4, 5). И да престанут возставать против святые девы Христовой и чистой невесты, то есть матери нашей святые Церкви. Ибо чада ея прияли от святых Отцев, то есть, от святых Апостолов, правило как хранить веру, так и передавать, и возвещать ее чадам своим. Так как и вы сами, честнейшие братия, из числа сынов ея, то передавайте и своим чадам это учение. Не переставайте, верные и православные, так говорить об этом и тому подобном, на Божественных Писаниях утверждать себя самих и слушающих вас, уча, показуя путь, наставляя чрез оглашение. Продолжайте сохранять сию святую веру вселенской Церкви, как прияла ее святая и единая дева Божия от святых апостолов Господних. И так должны вы наставлять каждого из оглашаемых, имеющих приступить к святому крещению. Но не только возвещать должны вы веру сынам своим о Господе, а и научать ясно говорить, как говорит сама матерь всех нас и вас:

119. Веруем во единого Бога, Отца вседержителя, творца неба и земли, видимого всего и невидимого. И во единого Господа Иисуса Христа Сына Божия единородного, от Отца рожденного прежде всех веков, то есть, от существа Отца, света от света, Бога истинного от Бога истинного, рожденного, не сотворенного, единосущного Отцу, Которым все сотворено, что на небесах и что на земле. Ради нас людей и ради нашего спасения сшедшего с небес и воплотившегося от Духа Святого и Марии Девы, и вочеловечившегося; распятого за нас при понтийском Пилате, страдавшего и погребенного, и воскресшего в третий день, по Писаниям; и возшедшего на небеса, и седящего одесную Отца. И опять имеющего прийти со славою судить живых и мертвых, Царствию Которого не будет конца. И в Духа Святого, Господа животворящего, от Отца исходящего, с Отцем и Сыном спокланяемого и спрославляемого, говорившего чрез пророков. Во единую святую соборную и апостольскую Церковь. Исповедуем одно крещение во оставление грехов. Ожидаем воскресения мертвых и жизни будущего века. Аминь. А тех, которые говорят: «было некогда время, когда Его не было», и: «прежде рождения Он не существовалъ», или: «Он произошел из несуществующего», или говорят, что Сын Божий произошел от иной ипостаси или существа, что Он текуч и изменяем, — всех этих анафематствует вселенская и апостольская Церковь. Эта самая вера передана нам от святых апостолов и в Церкви святым городом предписана от всех вместе собравшихся в нем святых епископов числом свыше трехсот десяти [193].

120. Поскольку же в наше время возникли некоторые иные одне после других ереси, то есть со времени царей Валентиниана и Валента, в десятый год их царствования и в шестой год царствования Грациана, то есть в девяностый год владычества Диоклетианова: то посему вы и мы, и все православные епископы, и, кратко сказать, вся святая вселенская Церковь, против возникших ересей, согласно с вышеизложенною верою святых оных отцев, так говорим, особенно же приступающим к святому крещению, чтобы они возвещали и говорили так: Веруем во единого Бога, Отца вседержителя, Творца всего невидимого и видимого. И во единого Господа Иисуса Христа Сына Божия, рожденного от Бога Отца, единородного, то есть, от существа Отца, Бога от Бога, света от света, Бога истинного от Бога истинного, рожденного, не сотворенного, единосущного Отцу, чрез Которого все сотворено, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое. Ради нас людей и ради нашего спасения сшедшего и воплотившегося, то есть рожденного совершенно от святые Марии Приснодевы чрез Духа Святого, вочеловечившегося, то есть приявшего совершенного человека, душу и тело, и ум, и все, что составляет человека, кроме греха, не от семени мужа и не в человеке, но в Себе самом плоть образовавшего и приведшего в единое святое единство, не так как вдохновлял Он пророков, глаголал и действовал в них, но совершенно вочеловечившегося; ибо Слово плоть бысть (Иоан. 1, 14), не испытав изменения и не пременив Божества своего в человечество; соединившего в единое свое святое совершенство и Божество. Ибо един есть Господь Иисус Христос, а не два; тот же Бог, тот же Господь, тот же царь. Веруем в Тогоже пострадавшего во плоти и воскресшего, и возшедшего на небеса в том же самом теле, славно возсевшего одесную Отца; имеющего прийти в том же самом теле во славе судить живых и мертвых, царствию Которого не будет конца. И в Святого Духа веруем, глаголавшего в Законе и проповедавшего в пророках, и сошедшего на Иордан, глаголющего в апостолах, живущего во святых. Так же веруем в Него, что Он есть Дух Святой, Дух Божий, Дух совершенный, Дух Утешитель, несозданный, от Отца исходящий и от Сына приемлющий, и веруемый. Во единую соборную и апостольскую Церковь, и в одно крещение покаяния, и в воскресение мертвых, и в праведный суд над душами и телами, и в Царствие небесное, и в жизнь вечную. А тех, которые говорят, что было некогда, время, когда не было Сына или Духа Святого, или, что Он произошел от несуществующего, или от иной ипостаси или существа, — утверждают, что Сын Божий или Святой Дух прелагаем или изменяем, — всех таковых соборная и апостольская Церковь, матерь ваша и наша анафематствует. Еще мы анафематствуем неисповедующих воскресения мертвых и все ереси, не исходящия из сей правой веры. И если вы, блаженнейшие и чада наши, так веруете и совершаете предписываемые сею верою заповеди, то мы надеемся, что вы всегда молитесь за нас, чтобы мы имели часть и жребий в сей самой вере и в жребии заповедей ея. И молитесь за нас вы, и всякий так верующий и соблюдающий заповеди Господни, во Христе Иисусе Господе нашем, чрез Которого и с Которым Отцу слава со Святым Духом во веки. Аминь. Я же, возлюбленные братия, по смирению своему и немощным силам разума, принужден был исполнить вышеизложенное, побуждаемый вашею честностью и благостью, хотя и не способен я превысить меру свою, так что нуждался в особенно великой помощи. Но все ведает Верный на небе. Впрочем мир всякому, шествующему по этому правилу сей истинной и православной веры и на Израили Божии (Гал. 6, 16). Приветствуйте всех святых о Господе. Приветствуют вас рабы Господни, особенно же я, Анатолий, написавший эту книгу так наименованного Якорного слова, и молю о том, чтоб быть вам здравыми.

Печатается по изданию: Творенiя святого Епифанiя Кипрского. Часть шестая. — М.: Типографiя М. Н. Лаврова и К°, 1884. — С. 5–212. (Творенiя святых отцев в русском переводе, издаваемые при Московской Духовной Академiи, том 52.)

На восемьдесят ересей Панарий, или Ковчег

Посланiе къ Епифанію архимандритовъ Акакія и Павла

Господину нашему, по всему досточестнейшему и благоговейнейшему отцу Епифанію епископу, пресвитеръ Акакій и пресвитеръ Павелъ, архимандриты, желаютъ о Господе радоваться.

Достаточно было видеть твое, отецъ, богочестіе, чтобы насытиться духовными глаголами, и ощутить въ себе любовь, когда наслаждались твоимъ лицезреніемъ. Но поелику слава, предшествующая ученику Спасителеву, провозглашаетъ о силе благоуханія словесъ и делъ; то сильно томитъ желаніе еще насытиться и словомъ и разумомъ. Должно было, правда, придти самолично, чтобы насладиться благодатію, данною тебе отъ Бога, какъ апостоламъ; но какъ совершенію пути препятствовали телесный недугъ и бедственное положеніе, то невозможно намъ стало самимъ придти и повергнуться къ ногамъ твоимъ, чтобы внимать и поучаться исходящими изъ устъ твоихъ духовными святыми глаголами. Ибо уверены, что, если были бы сего достойны, то, пришедши къ тебе и послушавъ тебя, и въ томъ житіи, какое предположили себе, утвердились бы, если только достойны достигнуть его конца. Посему, одержимые недугомъ, умоляемъ твое столько великое богочестіе, не поскупись и намъ сообщить действительно дарованнаго тебе Спасителемъ. Ибо не мы только признаемъ, но признаютъ и все слушающіе тебя, что Христосъ въ настоящемъ роде тебя воздвигъ намъ, какъ новаго апостола и проповедника, новаго Іоанна, провозгласить намъ, чтó обязаны сохранять предположившіе идти симъ путемъ. Посему, такъ какъ Маркеллъ, общій нашъ братъ, нудимый такою славою, привлекается любовію къ твоему богочестію, принадлежитъ же нашей обители; то его, какъ новоначальнаго, употребивъ служителемъ къ совершенію такого дальняго пути, такое грешное наше дерзновеніе обратили къ тебе, ученику Спасителеву. Просимъ же у тебя изъ сказаннаго тобою въ наученіе некоторымъ братіямъ подарить и намъ, чтó тебе, мужу праведному, не тяжело, а намъ, грешнымъ, если выслушаемъ, послужитъ въ радованіе о Господе. Ибо, насытившись отъ тебя духовныхъ глаголовъ, облегчимся отъ беззаконій своихъ. Слышали же мы наименованія, твоею досточестностію приданныя ересямъ; и теперь просимъ твое богочестіе ясно показать намъ ересь каждаго вероученія. Это равный для всехъ даръ. И еще просимъ тебя, какъ праведнаго предъ Господомъ, сотворить молитву о всехъ тебя любящихъ и ожидающихъ твоего дара. Въ посте и молитве пребываемъ, чтобы общій нашъ братъ, твоею досточестностію принятый пріязненно, принесъ намъ врученный тобою даръ, и мы въ такомъ случае вознесли обычныя молитвы Отцу и Сыну и Святому Духу. Все братія надеются, что подкреплены будутъ твоими о насъ молитвами. Умоляемъ тебя, не укосни сообщить божескую благодать, которую имеешь съ апостолами. Все малые въ обителяхъ возсылаютъ молитву къ Всесовершенному, чтобы отъ твоего богочестія пріять духовный даръ. Возмогая о Господе, благодушествуя о Христе, продолжай и данный тебе о Святомъ Духе престолъ и божескій даръ хранить до того венца, какой ожидаетъ тебя.

Ответъ Епифанія на посланіе пресвитеровъ Акакія и Павла

Досточестнейшимъ господамъ братіямъ и сопресвитерамъ, Акакію и Павлу, Епифаній желаетъ о Господе радоваться.

Древніе писатели, вступленіе или предисловіе изложивъ въ виде надписанія, въ этой загадке показывали содержаніе всего предлежащаго творенія. Посему то и мы вступленіе въ написанное по вашему прошенію, возлюбленные, противъ ересей, начиваемъ темъ же складомъ речи, всю силу заключая въ краткой речи. Поелику намереваемся объявить вамъ имена ересей, открыть дурныя ихъ действія, какъ бы ядовъ какихъ и губительныхъ веществъ, приложивъ къ тому годныя противоядія, врачевства для пораженныхъ, и предохранительныя средства для техъ, которые могутъ подвергнуться пораженію; то добротолюбивымъ пишемъ такое заглавіе: Панарій или, какъ мы толкуемъ, ковчегъ съ цельбоноснымъ отъ угрызенія ядовитыхъ животныхъ запасомъ, то–есть: въ трехъ книгахъ восемьдесять ересей, которыя загадочно изображаются ядовитыми животными, или пресмыкающимися, а после сихъ осмидесяти единое основаніе и ученіе истины, спасительное деланіе, Христова невеста святая церковь, пребывающая отъ века, по пришествіи же воплотившагося Христа среди сказанныхъ предъ симъ осмидесяти по преемству времени открытая, и нами на основаніи проповеди Христовой въ особомъ сочиненіи представленная, и снова после всехъ еретическихъ козней къ воодушевленію понесшихъ трудъ при чтеніи книги объ ересяхъ ясно возвещенная нами въ краткомъ изложеніи, согласно съ ученіемъ апостоловъ.

Гл. 1. Все же съ верною оценкою читающіе это вступленіе, следующее за темъ описаніе ересей, защищеніе истины и ученіе истины, изложеніе веры святой вселенской Церкви, соблаговолите извинить насъ, если, какъ люди, при усиліи и божественной ревности принявшіе на себя трудъ писать въ защиту богочестія Іисусова [194], о самомъ всесвятомъ и всечтимомъ имени пожелаемъ сказать въ защиту чтó–либо трудное для насъ по собственной своей силе, такъ какъ и Богъ снисходитъ къ вамъ, доискивающимся того, чтó выше нашихъ силъ; слово у насъ объ истине, и дело о благочестіи. И еще соблаговолите не взыскивать, если где, хотя и не въ обычае у насъ осуждать или осмеивать кого, найдете, что, по ревности, возбужденной ересью, или къ отвращенію отъ нея читателя, выразимся иногда въ раздраженіи, называя иныхъ или обманщиками, или скоморохами, или людьми жалкими. Ибо самая необходимость оспоривать сказанное еретиками готовитъ намъ такой усильный трудъ для отвращенія отъ нихъ читателей, и для доказательства, что ихъ обряды, таинства и ученіе, по нашему образу мыслей, вовсе запрещены; а сими изреченіями и ощутительностію противоречія и мы докажемъ свою свободу, и некоторыхъ отклонимъ отъ нихъ словами, по видимому, более тяжелыми.

Гл. 2. И это во всемъ произведеніи изложено въ сказанныхъ выше трехъ книгахъ: первой, второй и третьей; три же книги сіи подразделили мы на семь отделеній; и въ каждомъ отделеніи заключается некое число ересей и расколовъ, всехъ же ихъ въ совокупности восемьдесятъ; названія и содержанія ихъ следующія: первая — варварство, вторая — скифство, третія — еллинство, четвертая іудейство, пятая — самарянство; отъ нихъ — прочія. После варварства и скифскаго суеверія до Христа отъ еллинства произошли сіи: шестая ересь — пифагорейцы или перипатетики — ересь, отделенная Аристотелемъ, седьмая — платоники, осмая — стоики, девятая — епикурейцы. Потомъ ересь самарянская, ведущая начало отъ іудейства, и четыре ея толки: десятая ересь — горофины, одиннадцатая — севуеи, двенадцатая — есеины, тринадцатая — досифеи. Потомъ само поименованное выше іудейство, отличительную черту свою пріявшее отъ Авраама, посредствомъ даннаго закона распространенное Моисеемъ, и отъ Іуды, сына Іаковлева или Израилева чрезъ Давида, отъ Іудина колена происшедшаго и царствовавшаго, наследовавшее прозваніе іудейства. И отъ сего іудейства следующія семь ересей: четырнадцатая книжниковъ, пятнадцатая Фарисеевъ, шестнадцатая саддукеевъ, семнадцатая имеробаптистовъ, осмнадцатая оссеевъ, девятнадцатая назареевъ, двадцатая иродіанъ.

За сими ересями въ следъ ихъ по преемству временъ открылись спасительное пришествіе Христа Господа нашего во плоти, евангельское ученіе и проповедь царствія, этотъ единственный источникъ спасенія и истинная вера вселенской, апостольской и православной церкви. Отъ нея же отторглись и отделились следующія, имя только Христово, а не веру содержащія, ереси: первая — симоніане, вторая — менандріане, третія — саторниліане, четвертая — василидіане, пятая — николаиты, шестая — гностики, они же стратіотики, и еще фивіониты, называемые у некоторыхъ секундіанами, у другихъ сократитами, а у иныхъ закхеями, у некоторыхъ же коддіанами, ворворитами и варвилитами; седмая ересь — карпократиты; осьмая — керинфіане, они же и миринфіане; девятая — назореи; десятая — евіонеи; одиннадцатая — валентины; двенадцатая — секундіане, съ которыми состоятъ въ связи Епифанъ и Исидорь; тринадцатая — птолемеи; четырнадцатая — маркосіи; пятнадцатая — колорвасіи; шестнадцатая — ираклеониты; семнадцатая — офиты; осмнадцатая — кайяне; девятнадцатая — сифіяне; двадцатая — архонтики; двадцать первая — кердоніане; двадцать вторая — маркіониты; двадцать третія — лукіанисты; двадцать четвертая — апелліане; двадцать пятая — севиріане; двадцать шестая — татіане; двадцать седьмая — енкратиты; двадцать осмая у фриговъ состоящая изъ монтанистовъ и таскодругитовъ, таскодругиты же делились еще и сами; двадцать девятая — пепузіане, они же прискилліане и квинтилліане, съ которыми состоятъ въ связи артотириты; тридцатая — четыредесятники, въ одинъ и тотъ же день года совершающіе Пасху; тридцать первая — алоги, не принимающіе Іоаннова Евангелія и Апокалипсиса; тридцать вторая — адаміане; тридцать третья — сампсеи, они же елкесіи; тридцать четвертая — феодотіане; тридцать пятая — мелхиседекіане; тридцать шестая — вардисіанисты; тридцать седьмая — ноетіане; тридцать осмая — валисіи; тридцать девятая — кафары, они же новатіане; сороковая — ангелики; сорокъ первая — апостолики, они же апотактики; сорокъ вторая — савелліане; сорокъ третія — оригенисты, срамники; сорокъ четвертая — оригенисты, адамантики; сорокъ пятая — Павла самосатскаго; сорокъ шестая — манихеи, они же ануканиты; сорокъ седьмая — іеракиты; сорокъ осмая — мелетіане, египетскій расколъ; сорокъ девятая — аріане, они же аріоманиты; пятдесятая — расколъ авдіанъ; пятдесятъ первая — фотиніане; пятдесятъ вторая — маркелліане; пятдесятъ третія — полуаріане, пятдесятъ четвертая — духоборцы, они же македоніане и ученики Елевсія, хулящіе Святаго Божія Духа; пятдесятъ пятая — аэріане; пятдесятъ шестая — аэтіане, они же аномеи, съ которыми въ связи Евномій, лучше же сказать, не признающій закона (ἄνομος); пятдесятъ седьмая — димириты, не исповедающіе совершеннаго Христова вочеловеченія, они же аполлинариты; пятдесятъ осмая — утверждающіе, что Святая Приснодева Марія по рожденіи Спасителя имела общеніе съ Іосифомъ, которыхъ называемъ антидикомаріанитами; пятдесятъ девятая — во имя той же Маріи приносящіе коллириды [195], почему и называются коллиридіане, шестдесятая — массаліане, съ которыми состоятъ въ связи мартиріане, у еллиновъ называемые евфимитами и сатаніанами.

Теперь, возвращаясь назадъ и перечисленныя ереси разобравъ по книге, въ семъ оглавленіи моемъ покажу все те, какія изъ осмидесяти ересей въ первой книге, какія потомъ во второй, и какія въ третьей; а также и о каждомъ изъ семи отделеній, помещенныхъ въ трехъ книгахъ, покажу, какія именно ереси нашли себе въ немъ место. Именно, въ первой книге отделеній три, а ересей сорокъ шесть съ ихъ именованіями, разумею же варварство, скифство, еллинство, іудейство и самарянство. Во второй книге отделеній два, ересей двадцать три; въ третьей книге отделеній два, ересей одиннадцать. Посему въ первомъ отделеніи первой книги двадцать ересей; оне суть следующія: варварство, скифство, еллинство, іудейство; разности у еллиновъ: пифагорейцы или перипатетики, платоники, стоики, епикурейцы; самарянство, происходящее отъ іудейства; следующія четыре толка самарянъ: горофины, севуеи, ессины, досифеи; семь ересей іудейскихъ, а именно: книжники, фарисеи, саддукеи, имеробаптисты, оссеи, назореи, иродіане. А во второмъ отделеніи первой книги также следующія тринадцать ересей: симоніане, менандріане, саторниліане, василидіане, николаиты, гностики, называемые стратіотиками и фивіонитами, а у некоторыхъ секундіанами, у другихъ сократитами, у иныхъ закхеями, коддіанами, ворворитами и варвилитами, карпократиты, керинфіане, они же и миринфіане, назореи, эвіонеи, валентиніане, секундіане, съ которыми состоятъ въ связи Епифанъ и Исидоръ, птолемеи. Въ третьемъ отделеніи той же первой книги тринадцать ересей, именно: маркосіи, колорвасіи, ираклеониты, офиты, кайяне, сифіяне, архонтики, кердоніане, маркіониты, лукіанисты, апелліане, севиріане, татіане. Вотъ оглавленіе трехъ отделеній первой книги. Во второй же книге два отделенія, и въ первомъ отделеніи второй книги, въ четвертомъ же по порядку числъ отъ начала, осмнадцать ересей, именно: енкратиты, у фриговъ состоявшіе изъ монтанистовъ и таскодругитовъ; таскодругиты же отделились отъ поименованныхъ прежде; пепузіане и квинтилліане, съ которыми въ связи артотириты; четыредесятники, въ одинъ и тотъ же день года совершающіе Пасху; алоги, не принимающіе Іоаннова Евангелія и Апокалипсиса; адаміане, сампсеи, они же елкесеи, феодотіане, мелхиседекіане, вардисіанисты, ноетіане, валисіи, кафары, ангелики, апостолики, они же апотактики, съ которыми въ связи называемые саккофорами, савелліане, оригенисты срамники, оригенисты адамантовые. Во второмъ отделеніи той же второй книги, которое но сказанному выше счету есть пятое, следующія пять ересей: Павла самосатскаго, манихеи, они же акуаниты, іеракиты, мелетіане, египетскій расколъ, и аріане. Вотъ оглавленіе отделеній и второй книги. Подобно и въ третьей книге отделеній два. Въ первомъ отделеніи третьей книги, въ шестомъ же по счету сказанному нами выше, следующія семь ересей: авдіане, составляющіе расколъ, фотиніане, маркелліане, полуаріане, духоборцы, хулящіе Святаго Божія Духа, аэріане, аэтіане, отъ Аэтія аномея, съ которымъ вступилъ въ связь Евномій, также аномей. А во второмъ отделеніи той же третьей книги, то есть въ седьмомъ отделеніи по разделенію числа отделеній, какое сказано было нами (а именно, что это отделеніе седьмое и конецъ всего произведенія), изложены следующія четыре ереси: димириты, вочеловеченіе Христово не признающіе совершеннымъ, они же аполлинариты, утверждающіе, что Пресвятая Приснодева по рожденіи Спасителя имела общеніе съ Іосифомь, за что назвали мы ихъ антидикомаріанитами, и во имя той же Маріи приносящіе коллириды, которые называются коллиридіанами, массаліане, а также защищеніе правой и истинной веры съ сокращеннымъ словомъ о томъ, какова святая вселенская и апостольская Церковь.

Вотъ оглавленіе и описаніе всего сочиненія объ осмидесяти ересяхъ и одного защищенія истины единой, то есть, вселенской и православной Церкви, составленныхъ въ трехъ предлагаемыхъ книгахъ, и разделенныхъ на семь отделеній.

А вотъ оглавленіе перваго отделенія первой книги, содержащаго въ себе обличеніе двадцати ересей:

Во–первыхъ всехъ ересей родоначальницы, первообразы и именованія, отъ которыхъ произошли и другія ереси; и такихъ первыхъ четыре.

1). Первая ересь варварство; она, сама по себе, продолжалась десять родовъ отъ дней Адамовыхъ до Ноя. Варварствомъ же названа, потому что жившіе тогда люди не имели у себя какого либо вождя, или одного единогласнаго правила, но каждый самъ распоряжался собою и въ предпочтеніи собственной своей воли служилъ для себя закономъ.

2). Вторая ересь — скифство, отъ дней Ноевыхъ и въ последующее время до построенія столпа и Вавилона, и после столпотворенія не большое число летъ, то есть при Фалеке и Рагаве; некоторые, уклонившись въ страну Европы, селились въ области скифской между тамошними племенами со временъ фираса (Быт. 10, 2), отъ котораго произошли фракіяне, и позднее.

3). Третія ересь — еллинство, со временъ Серуха начавшееся идолопоклонствомъ; и какъ тогда каждый водился какимъ нибудь суеверіемъ, то при большей образованности при установившихся обычаяхъ и законахъ, начали племена человеческія делать общія распоряженія и объ идолахъ, которыхъ тогда, прилепившись къ нимъ, обоготворили; въ начале расписывали красками и изображали подобія чтимыхъ ими издревле властителей, чародеевъ, сделавшихъ въ жизни что–либо, по людскому мненію, достойное памятованія, уважаемыхъ по силе и телесной крепости; а потомъ, со временъ фарры, отца Авраамова ввели въ идолопоклонство деланіе кумировъ, почтили праотцевъ своихъ изваяніями, стали выделывать подобія умершихъ, сперва съ помощію скудельнаго искусства, а потомъ, применительно ко всякому искусству, строители домовъ обтесывая каменья, а серебряники, золотари, а также столяры и прочіе обделывая каждый свое вещество. Египтяне, а вместе съ ними вавилоняне, фригійцы и финикіяне сделались первыми учредителями сего богопочтенія, деланія кумировъ и совершенія таинствъ; отъ нихъ бóльшая часть учрежденій перешла къ еллинамъ во времена Кекропса и после него. А въ последствіи гораздо позднее провозглашены богами Кронъ, Рея, Дій и Аполлонъ, и прочіе.

Еллины же получили себе имя отъ некоего еллина, одного изъ жителей Эллады, и какъ говорятъ другіе, отъ оливы (ἐλάια), росшей въ Афинахъ. Вождями еллиновъ, какъ показываетъ точная исторія, были іоняне, происшедшіе отъ Іовнана [196], одного изъ строившихъ столпъ, когда разделились у всехъ языки. По этой причине, отъ разделившейся (μεμερισμένη) речи, получали все названіе μέροπες. Въ последствіи, гораздо въ позднейшія времена, еллинство перешло въ ереси, разумею пифагорейцевъ, стоиковъ, платониковъ, епикурейцевъ и прочихъ. Отличительное же свойство богочестія, а вместе и законъ естественный имели силу у сихъ народовъ отъ сложенія міра и до последнихъ временъ, въ особомъ отдельномъ виде сохраняясь среди варварства, скифства и еллинства, пока не вошли въ единеніе съ богочестіемъ Авраамовымъ.

4). И потомъ іудейство, со временъ Авраамовыхъ воспріявъ на себя отличительное свойство, и распространившись чрезъ Моисея, седьмаго по Аврааме, посредствомъ даннаго ему Богомъ закона, отъ Іуды четвертаго сына Іакова, прозваннаго Израилемъ, чрезъ Давида, перваго царя изъ колена сего Іуды, наследовало полное свое имя іудейства. О сихъ четырехъ ересяхъ кратко и ясно выразился Апостолъ, сказавъ: о Христе Іисусе несть ни варваръ, ни скифъ, ни еллинъ, ни іудей (Кол. 3, 11)., но нова тварь (2 Кор. 5, 17).

Разности у еллиновъ:

5). Пифагорейцы или перипатетики. Пифагоръ предлагалъ ученіе о монаде и о промысле, училъ не дозволять, какъ приносить богамъ въ жертву, такъ и принимать въ пищу существа одушевленныя, воздерживаться отъ вина. Утверждалъ, что надъ луною и выше ея все безсмертно, а подъ луною все смертно, допускалъ переліяніе душъ изъ однихъ телъ въ другія, даже въ тела животныхъ и дикихъ зверей. Училъ въ продолженіе пяти летъ пребывать въ молчаніи. Напоследокъ же именовалъ себя Богомъ.

6). Платоники полагали, что есть Богъ, вещество и видъ; что міръ сотворенъ и тлененъ, а душа не сотворена, безсмертна и божественна, что въ ней три части: разумная, раздражительная и вожделевательная. Платонъ училъ, чтобъ жены были у всехъ общія, и никто не имелъ собственной своей супруги, но желающіе вступали въ единеніе съ произволяющими. Онъ также допускалъ переліяніе душъ въ разныя тела, даже въ тела дикихъ зверей; а вместе училъ, что и многіе боги — все отъ одного.

7). Стоики учатъ, что все есть тело, и чувственный сей міръ признаютъ Богомъ. Некоторые же утверждали, что у Бога естество изъ огненной сущности. По ихъ определенію, Богъ есть умъ и какъ бы душа всего этого объема, и неба и земли; вселенная же — тело Божіе, какъ сказалъ я, и светила — очи. А плоть у всякаго гибнетъ, и душа у всякаго переливается изъ тела въ тело.

8). Епикурейцы объ атомахъ и неделимыхъ телахъ, состоящихъ изъ подобныхъ неопределеннаго числа частей, утверждали, что въ нихъ начало всехъ вещей; учили, что высшее блаженство въ удовольствіи, что ни Богъ ни промыслъ не правятъ ходомъ делъ.

9). Самарянство, и отъ него самаряне. Ересь сія произошла отъ іудейства прежде, нежели у еллиновъ явились ереси, и прежде нежели составились ихъ ученія; однакоже, возъимевъ начало, по установленіи уже богопочитанія у еллиновъ, среди іудейства, не ранее временъ Навуходоносора и плена іудеевъ. Переселенные въ Іудею ассиріяне, получивъ одно Моисеево пятокнижіе, когда царь прислалъ имъ оное изъ Вавилона съ священникомъ, по имени Ездрою, все имели общее съ іудеями, кроме того, что гнушались язычниками и къ иному не касались, и еще того, что отрицали воскресеніе мертвыхъ, и другія пророчества бывшія после Моисея.

Толковъ же самарянскихъ четыре.

10). Горофины, совершающіе праздники въ иныя времена, а не одновременно съ севуеями.

11). Севуеи по той же причине праздниковъ разнящіеся съ горофинами.

12). Ессины, не противящіеся ни темъ ни другимъ, безразлично же празднующіе, съ которыми придется.

13). Досифеи водятся теми же обычаями, какъ и самаряне, хранятъ обрезаніе, субботу и иные уставы, пользуются пятокнижіемъ, строже другихъ соблюдаютъ правило не употреблять въ пищу одушевленнаго, проводить жизнь въ непрестанныхъ постахъ. Некоторые же изъ нихъ пребываютъ въ девстве, другіе воздерживаются; веруютъ въ воскресеніе мертвыхъ, чтó чуждо для самарянъ.

У іудеевъ семь ересей.

14). Книжники, законники и преподаватели вторичныхъ законовъ или преданій такъ называемыхъ у нихъ старцевъ, съ излишнею ревностію соблюдающіе произвольно принятые богослужебные обряды, которые не изъ закона дознали они, но сами для себя признали достоуважительными по закону оправданія.

15). Фарисеи, по значенію слова, отщепенцы, ведущіе самую высокую жизнь, и более другихъ получавшіе одобреніе. Ими, какъ и книжниками, признается воскресеніе мертвыхъ, бытіе ангеловъ и Святаго Духа. Жизнь ихъ отлична; ими соблюдаются до времени воздержаніе и девство, два раза въ неделю постъ, очищенія кувшиновъ, блюдъ и чашъ, а также, какъ и у книжниковъ, десятины, начатки, непрерывныя молитвы, произвольнымъ суеверіемъ предписанный наружный видъ одежды, состоявшей изъ ризы, похожей на стихарь, и далматиковъ или одежды безъ рукавовъ, съ разширеніемъ хранилищъ, то–есть, полосъ изъ багряницы, воскрилій и пуговицъ на воскриліяхъ ризъ, чтó служило знакомъ содержимаго ими до времени воздержанія. Они ввели ученіе о дне рожденія и о судьбе.

16). Саддукеи, по значенію имени, правдивейшіе; родъ вели отъ самарянъ и вместе отъ священника по имени Садока; отрицали воскресеніе мертвыхъ, не допускали ни ангела, ни Духа; по всему же прочему были іудеи.

17). Имеробаптисты. Они по всему были іудеи, утверждали же, что никто не улучитъ жизни вечной, если не каждый день будетъ креститься.

18). Оссины, чтó значитъ: самые смелые. Они исполняли все по закону, но после закона пользовались и другими писаніями, бóльшую же часть позднейшихъ пророковъ отвергали.

19). Назореи, чтó значитъ: необузданные, запрещаютъ всякое мясоястіе, вовсе не вкушаютъ одушевленнаго, въ пятокнижіи святыя имена патріарховъ до Моисея и Іисуса Навина принимаютъ и верятъ въ нихъ, разумею Авраама, Исаака, Іакова и старейшихъ, а также самаго Моисея, Аарона и Іисуса. О пятокнижіи же учатъ, что книги сіи — не Моисеевы писанія, и утверждаютъ, что вместо ихъ есть у нихъ другія.

20). Иродіане по всему были іудеи, но Христа ожидали въ лице Ирода, и Ироду воздали Христову честь и Христово приписали имя.

Вотъ первое отделеніе, заключающее въ себе все сіи двадцать ересей. Въ немъ же и разсужденіе о пришествіи Христовомъ, и исповеданіе истины.

Вступление

Гл. 1. Начиная сообщать сведения и вести речь о вере и неверии, о православии и неправославии, сперва приведу на память начало сложения мира и его последование, движимый не своею силою и не собственными разсуждениями, но как Владыка всех и милосердый Бог открыл это пророкам Своим, а чрез них сподобил и нас ведения о вселенной, по мере вместимости естества человеческаго. И начиная всматриваться в это прямо, с перваго раза нахожусь не в малом борении, но чувствую сильный страх, как приступающий к делу немаловажному: почему призываю на помощь самаго Святаго Бога и единороднаго Его Сына Иисуса Христа и Святаго Его Духа, да озарит ум нашей скудости светом ведения о сем. Писатели еллинские, и стихотворцы, и выражавшиеся речью плавною, приступая к какому нибудь баснословному сочинению, призывали какую–то музу, а не Бога; потому что у них премудрость, по написанному, бесовская и земная и не свыше нисходящая (Иак. 3, 15). Мы же призываем Святаго Владыку всяческих помочь нашей нищете и вдохнуть Святаго Духа Своего, чтобы с обещанным писанием не соединить нам чего либо поврежденнаго; испросив же сие самое, и признавая спою недостаточность, умоляем даровать нам Духа по мере веры и сообразно с оною.

Гл. 2. У всякаго читателя о всяком вопросе пусть будет сия мысль, что дело годов и веков — все те изобретения, какия малый наш ум мог потрудившись постигнуть, и конечно, будем говорить не о всем, что в мире; потому что и стоющее слова не всегда высказывается; оно невыразимо и неисчислимо, и людям непостижимо, ведомо же одному Владыке всяческих. У нас же идет речь о разности мнений и ведений, изложелий веры, которая от Бога, и неверия, ересей и неправаго человеческаго учения, разсеяннаго в мире людьми заблуждающимися с тех пор, как создан человек на земле, и до наших времен, то–есть до одиннадцатаго года царствования Валентиниана и Валента, и до Грациана [197]. Об ересях же, которыя от нас дойдут до ведения читателей, и о древненших временах, частию знаем по науке, частию приобрели мы сведение по слуху, а о некоторых имели случай узнать собственными своими ушами и глазами, и уверены, что о корнях и догматах иных сообщим точное известие, об иных же некоторую часть того, что произошло от них, и из чего иное узнали из сочинений древних писателей, а другое из слышаннаго нами от людей, в точности стоющих нашего доверия. Но приложили мы все попечение об этом, не сами собою приступая к делу, и не останавливаясь на повествованиях, превышающих краткость нашего слова. Ибо и это самое сочинение, которое заблагоразсудил я написать, при помощи Божией произошло, потому что добротолюбивые мужи, то тем, то другим поощряли мою немощь, и принуждали меня, так сказать, приступить к этому, как просили о сем убедительным посланием, и ваша досточестность, досточестнейшие братия и добротолюбивейшие сопресвитеры Акакий и Павел. Итак, поелику, приметив, что, не без Божией воли, по чрезмерной любви рабов Божиих, отвсюду доходят до меня просительные гласы, уважил я это; не с изяществом речи, не в благозвучных каких либо выражениях, но простым складом, простою речью, соблюдая только точность выраженнаго в слове, начну свою речь.

Гл. 3. Никандр, описатель зверей и пресмыкающихся, сообщил сведение об их естестве, а другие писатели показали вещества корней и трав, как–то описатель растений Диоскорид, Памфил и царь Митридат, Каллисфен и Филон, вифинский Иолай и тарантинский Ираклит, собиратель трав Кратевас, Андрей и Юлий Басс, Никират, Петроний черный, Диодот и некоторые другие. Подобно сему покушаюсь и я открыть корни и учения ересей, не во вред читателям, но как у перечисленных пред сим писателей попечение было не о том, чтобы научить злу, но чтобы внушить страх и осторожность человеческому роду, и люди, зная страшныя и губительныя последствия, остерегались и при содействии Божией силы избегали, будучи внимательными и не вступая в борьбу; да и для тех, с кем встретилось что–либо подобное, и которые потерпели такой вред или от дыхания, или от угрызения, или от зрения, теже писатели, позаботившись о сем, изобразили врачебную силу корней и трав к уничтожению зловредности упомянутых выше пресмыкающихся: так и наш труд, при отвращении сказаннаго выше от вас, вожделенные, состоит в том, чтобы открыть гнусные образы и губительныя угрызения страшных пресмыкающихся и зверей. В противоположность же им на подобие противоядий приложим, где одно, где два слова, которыя лишили бы их яда, и по Господе спасли желающаго, по собственной ли воле, или невольно подвергся он этим змеиным угрызениям ересей.

Гл. 4. Ибо в начале Адам, будучи создан из земли и прияв дыхание, оживотворен в шестый день, а не в пятый, как думают некоторые, начато его сотворение, в шестый же приведено к окончанию; ибо мнение утверждающих это ошибочно. Был же он прост, незлобив, не имел никакого другаго имени, не приобрел себе прозвания ни славою, ни расположением воли, ни отличием жизни, но назывался только Адамом, что значит человек. Ему созидается из него же подобная ему жена, из того же тела и того же дыхания, и дети родятся у него мужескаго и женскаго пола. Прожив девятьсот тридцать лет, воздал он долг. Его сын — Сиф, а сын Сифов — Энос, от Эноса по преемству Каинан, Малелеил, Иаред. И как говорит дошедшее до нас предание, с сего времени начало зло усиливаться в мире, первоначально от преслушания Адамова, потом от братоубийства Каинова. Теперь же во времена Иареда и после появляются составы снадобьев, волшебство, непотребство, прелюбодейство и неправда. Ни в образе мыслей не было тогда разности, ни в мнениях различия, но один язык, один род разсеян был по земле. Но у сего Иареда раждается сын, по имени Энох, который угоди Богу, и не обреташеся, зане приложи его Бог (Быт. 5, 24), и не видел он смерти. Енох же родил Мафусала, Мафусал Ламеха, Ламех Ноя. И праведный суд Божий, наведя на вселенную потоп водный, истребил всякую плоть человеческую и других живых тварей, но сохранил повелением Божиим в ковчеге Ноя, благоугодившаго пред Богом, и обретшаго благодать; — именно же самаго упомянутаго Ноя, трех его сыновей, Сима, Хама, Иафета, также собственную супругу Ноеву и трех жен троих сыновей Ноевых, так что в тогдашнем ковчеге от потопа воднаго спаслось восемь душ человеческих, и из всякаго рода зверей и животных, скотов и иных живущих на земле, для возстановления снова вь мире всякаго вида существ, одних сохранилось два два, а других седмь седмь (Быт. 7, 2). И таким образом прошло десять родов в продолжении двух тысячь двух сот шестидесяти двух лет. Потоп кончился, Ной и дом его послужили остатком миру. Не было еще иномыслия, ни разныхь народов, ни имени ереси, ни даже идолослужения. Но поелику каждый человек водился собственным своим образом мыслей (единаго же для всех закона дано еще не было, потому что каждый сам себе служил законом, и сообразовался с собственным своим образом мыслей); то, как у апостола в употреблении не одно именование варварства, но и другия; ибо говорит: о Христе Иисусе несть варвар ни скиф, и еллин и иудей (Кол. 3, 11), — варварством называлооь тогда самое время протекавшее в продолжение десяти родов. После же потопа, поелику Ноев ковчег остановился на горах Араратских между армян и кардиев на горе называемой Лувар, то там сперва происходит население людей по потопе, там пророк Ной насаждает виноград, и делается жителем сего места. У детей его (не видно, чтобы Ной еще родил сам) родятся дети и дети детей в продолжение шести сот пятидесяти девяти лет до пятаго рода кроме Сима. И родословие этого одного сына представлю в порядке. Итак Сим рождает Арфаксада, Арфаксад Кину [198], Кина Салу, Сала Евера благоговеннаго и богочестиваго, Евер Фалека.

Гл. 5. И ничего не было на земле, ни ереси, ни инаго и инаго образа мыслей; все назывались только людьми, как говорящие одними устами и единым языком. Нечестиемь и благочестием определяли только естественный закон, и согласное с естеством избрание воли каждаго в отдельности, и не заблуждение в учении и в сочинениях писателей почерпнутое, не иудейство, не другая какая ересь, но, так сказать, вера, водворенная ныне во святой уже вселенской Божией церкви, какая была в начале, такою и в последствии открылась снова. Ибо кто намерен смотреть правдолюбиво, для того начало всего по самой цели есть святая Божия вселенская церковь. Первозданный Адам сотворен не в обрезании, но в необрезании по илоти; не был же идолослужителем, и знал Бога Отца и Сына и Святаго Духа, потому что был пророк. Посему, не имея обрезания, не был иудеем; не кланяясь изваяниям, или чему иному, не был идолослужителем. Ибо Адам был пророк, и знал, что Сыну сказал Отец: сотворим человека (Быт. 1, 26). Итак чем же он был? Ни обрезания не имел, ни идолов не чествовал, напротив того обнаруживал в себе черты христианства. Так разуметь должно и об Авеле, и о Сифе, и об Еносе, и об Енохе, и о Мафусале, и о Ное, и об Евере, до Авраама. Были же тогда, до указаннаго пред сим времени, в действии благочестие и нечестие, вера и неверие, — вера сохраняла на себе образ христианства, и неверие имело черты нечестия и беззакония, и было противно естественному закону. Итак в пятом роде после потопа, когда люди уже размножились от троих сынов Ноевых, по преемству сыны сынов и сыны последних сделались в числе семидесяти двоих вождями и главами в мире. Простираясь же вперед, при сходе с горы Лувар, из пределов Армении, то есть из страны араратской достигают равнины Сеннаар, где избирают себе место. Эта равнина Сеннаар лежит ныне в области персидской, а древле принадлежало это ассириянам. Посему, составив там совещание между собою, предприемлют построить столп и город. Все они, из смежных с Европою стран уклонившись внутрь Азии, получили от своего времени наименование скифов. Они–то приступают к столпотворению, и строят Вавилон; и не благоугодно стало Богу дело неразумия их. Ибо разделил языки их, и из одного сделал семьдесят два по нашедшемуся тогда числу упомянутых выше мужей. От сего и названы они меропсами по причине разделеннаго языка. А столп ниспровержен приражением ветров. Строившие разделились по всей земле в правую и в левую сторону; одни возвратились, откуда пришли, другие удалились вперед на восток, иные же заняли Ливию [199], как это, если кто пожелает дознать в точности, найдет о каждом из удалившихся, что достиг он особаго некоего отечества, какое досталось ему по жребию, например: Мисраим получает в удел себе Египеть, Хус — страну Эфиопскую, Псус — Авксомитийскую область, Регма, Савакафа, Фойдан и Луд [200] — места прилежащия к стране Гарамон.

Гл. 6. Но чтобы сочинение введения не доводить здесь до большей обширности, снова возвращусь к предложенному, и немедленно примусь за то, что по преемству следует. Во время Евера и Фалека, столпотворения и перваго города, построеннаго после потопа, при самом построении начало замыслу о собрании многих во едино и о самовластии полагается уже Немвродом. Ибо царствует уже Немврод, сын эфиопа Хуса, от котораго рожден Ассур. Царство его открывается в Орехе, в Арфале [201] и в Халанни (Быт. 10, 10). Строит он Фирас, Фовфл и Ловон в стране ассирийской. Еллины говорят о нем, что это Зороастр, который, подвинувшись вперед в восточныя страны, делается жителем Бактр. Отсюда распространяется по земле беззаконие. Ибо раждается этот изобретатель не доброй науки, астрологии и магии, как некоторые говорят о Зороастре: по крайней мере, в самой точности, это было время исполина Немврода, и не большим промежутком времени разстояли между собою оба: Немврод и Зороастр. Фалек же родит Рагава, Рагав Серуха, а сие имя толкуется: возбуждение, — и начались у людей идолослужение и еллинство, как содержат в себе это дошедшия до нас сведения. Разум человеческий не изобретал еще себе дурнаго занятия изваяниями, насечкою на камнях или на дереве, на обделанном серебре, или золоте, или другом каком веществе, и довольствовался только красками и живописными изображениями, и при помощи свободы, дара слова и ума вместо благости отыскивал беззаконие. У Серуха же родится сын Нахор, и Нахор родит Фарру. С сего времени произошло делание кумиров лепной и скудельной работы, при помощи Фаррина в этом искусства. Проходит же до этого из двадцати родов состоявший век в три тысячи триста тридцать два года. И у первых людей ни один сын не умирал никогда прежде отца. Напротив того отцы, умирая прежде сыновей, оставляли их по себе преемниками. И никто да не говорит мне об Авеле, он умер не своею смертию. Когда Фарра противопоставил Богу соревнителя, произведя его лепным своим искусством, тогда наказан подобным тому, что сам сделал, и в соревнование с ним вступил собственный его сын. Отсего божественное Писание с удивлением замечает сие, говоря: и умре Арран пред Фаррою отцем в земли рождения его (Быт. 11, 28).

Гл. 7. До сего времени продолжалось какое–то скифское преемство и именование, и не было еще никакой ереси, никакого другаго ухищрения, кроме только блужения — примышления идолов. После сего или злосчастных самовластителей, или чародеев, мечтами обольстивших вселенную, стали боготворить, почтив их памятники, и по прошествии многаго времени обоготворили Крона и Дия, Рею и Иру, и их окружающих; а потом воздали чествование Акинаку, скифские же савроматы Одрису праотцу фракиян, от котораго производвтся род фригиян; почему и фракияне называются сим именем от Фираса, бывшаго при столпотворении. Во все же последующее время, после того, как заблуждение с означенных выше времен получило свое начало, последовательность событий уже запутывается. Отсюда произошли писатели и историки, заимствовавшие у египтян ложныя народныя басни, где открыты тайны составов и магии. А к еллинам перенесено сие во времена Кекропса. В это время у ассириян были Нин и Семирамида, современники Авраамовы, жившие в осмнадцатую династию у египтян. В одном Сикионе были тогда цари, начало царству положено Европсом.

Гл. 8. И Бог избирает Авраама по самому отличительному свойству святой вселенской и апостольской церкви, как вернаго в обрезании, усовершившагося в благочестии, пророка ведением; приобретшаго в жизни евангельское поведение. Ибо дома чтил он отца, призываемый словом, отрекается от домашних, повинуется призывающему, как Петр, Андрей, Иаков, Иоанн. И чтобы не длить опять речи, скажу кратко. Патриарх сей, достигнув уже девяносто девятаго года, слышит от Бога повеление об обрезании. И сим начинается то, что отличает иудейство от еллинства; был же тогда от сложения мира род двадцать первый, и год три тысячи четыреста тридцать первый. И иудейство получило начало. Ибо скифство продолжалось от потопа до столпа и до Серуха, а от Серуха до Авраама и далее было еллинство. Но от Авраама иудейство не было еще именованием ереси, и напротив того получившие имя за одинаковое с Авраамом богочестие назывались только Авраамовыми. Сыновей у Авраама было восемь; но единственным наследником был Исаак, потому что и жил он, посвятив себя богочестию, по правилам отца, и дарован был отцу по Божию обетованию. Но Авраам до Исаака имел сына Измаила от рабыни Агари. А Хеттура раждает ему шесть сынов. Они разделились в так называемой Счастливой Аравии: имена им: Зомвран, Иезан, Иесвок, Соиен, Эммадем, Мадиам [202], а сыну рабыни, как сказано, было имя Измаил. Сей последний занимает и созидает в пустыне так называемый Фаран. У него сыновей числом двенадцать, и от них происходят колена агарян и измаильтян, называемых ныне сарацинами. Исаак же раждает двоих сыновей: Исава и Иакова. И род богочестивых назывался тогда авраамитами и исаакитами. Когда же Исав удалился в Идумею, страну восточную, лежащую к полудню от Ханаана; тогда делается он обитателем горы Сиир, и строит город так называемый Эдом. У него родятся сыновья, и под именем старейшин по преемству правят Идумеею; они назывались старейшины Едомли (Быт. 36, 19). В сем роде, если исключить из числа Авраама, и начать счет с Исаака, пятый по преемству есть Иов. Ибо Исаак родит Исава, Исав Рагуила, Рагуил Зару, Зара Иова, называемаго сперва Иокавом [203], в последствии же, не задолго до бывшаго с ним искушения, прозваннаго Иовом. Уже обрезание входило тогда в силу. Иаков, по совету отца и матери, бежит от брата своего Исава, по причине его гнева, в Месопотамию Фадан, на ту сторону Месопотамии Сусова [204]. Оттуда из собственнаго родства своего выводит он числом четырех супруг, которыя родят ему числом двенадцать сынов, названных и патриархами. Когда же возвращается он в землю Ханаанскую к отцу своему Исааку и к матери Ревекке, при истоках Иордана имеет видение от Бога. Иавоком называют поток, где Иаков видел полки Ангелов. И вот, сказано, человек с вечера, и боряшеся с ним даже до утра (Быт. 32, 24); человеком сим Писание означило Ангела, который в благословение Иакову дает почетное имя Израиля. Иаков же, возстав оттуда, нарек имя месту тому: вид Божий (Быт. 32, 30): потому что Боровшийся, сказав ему при благословении: не прозовется ктому имя твое Иаков, ио Израиль прозовется, определеннее выразил сие, сказав: понеже укрепился еси с Богом, и с человеки силен будеши (Быт. 32. 28). С сего времени дети Иаковлевы называются израильтянами.

Гл. 9. И Израиль, по отшествии Иосифа во Египет, отправляется туда и сам со всем домом своим, с сыновьями и внуками и женами упомянутых прежде и других, в числе семидесяти душ. Пребывает же род Израилев в стране египетской в продолжение пяти родов. Ибо Иаков родит Левию и Иуду и иных десять патриархов; Левий родит Каафа, а Иуда родит Фареса; Кааф родит Амрама; Амрам родит Моисея. Фарес родит Есрома, Есром родит Арама, Арам родит Аминадава, Аминадав родит Наассона во времена Моисеевы. И Наассон в пятом роде от Левия. Из земли египетской выходит Израиль среди чудес Божиих чрез Чермное море, и располагается станом в пустыне синайской. И по данному Богом повелению служителю Его Моисею исчислить мужей от двадцати и до пятидесяти лет, всех способных извлечь мечь и взять в руки воинския оружия, оказалось таковых шесть сот двадцать восемь тысячь и пятьсот.

В этоже время у еллинов известны были Инах, и дочь его Ио, называемая и Атфисою, от которой получила название и Аттика. От Ио Боспор, которому соименен так называемый город Боспор на Евксинском понте. Сию Ио египтяне называют Изидою, и поклоняются ей, как богине. А Инаху есть соименная река, называемая также Инахом. С сего времени у еллинов возимели начало таинства и священные обряды, сперва не к добру выдуманные у египтян, фригиян, финикиян и вавилонян, из египетской же страны перенесенные к еллинам Кадмом и самим Инахом, который именовался сперва Аписом, и построил Мфмфис. А из таинств, получивших начало от Орфея и от некиих иных, в последствии составлены ереси Епикуром, стоиком Зеноном, Пифагором и Платоном. С этого времени начали оне усиливаться до времен македонских, до Ксеркса, царя персидскаго, по взятии Иерусалима в первый раз, до пленения при Навуходоносоре, до Дария и до времен Александра македонскаго. Ибо в эти времена стали известны Платон и жившие прежде него, Пифагор, а за ним и Епикур; отсюда, как сказано было прежде, заимствовали повод, и появились на свет писания у еллинов и провозглашенныя после сего времени ереси философов, которыя согласны между собою в заблуждении и одинакаго достоинства слагают учение об идолослужении, нечестии и безбожии; но, взаимно сходясь в одном и том же заблуждении, вместе и разнятся друг от друга.

Стоики, въ еллинстве третія, а по общему порядку пятая ересь.

Гл. 1. Стоики держатся такого мненія о Боге: говорятъ, что Богъ есть умъ, и что душа въ теле, то Онъ въ целомъ видимомъ объеме; разумею небо и землю и прочее; но они же единое Божество делятъ на многія частныя сущности, на солнце, луну, звезды, на душу, воздухъ и прочее. По великости своего заблужденія присовокупляютъ и это нечестивое ученіе: бываютъ переліянія и переселенія душъ изъ тела въ тело; души, совлекшіяся телъ, снова облекаются въ тела, и вторично раждаются. Но душу почитаютъ частію Божества и безсмертною. Начальникомъ Стои былъ у нихъ Зенонъ, о которомъ идетъ большая молва. Одни называли его сыномъ какого–то Клеанфа, вышедшаго изъ Тира, а другіе утверждаютъ, что это Китіей, островитянинъ съ Кипра, несколько времени жившій въ Риме, въ последствіи преподававшій сіе ученіе въ Афинахъ въ такъ называемой Стое. Иные же говорятъ, что два было Зенона, одинъ елеатскій, а другой предъ симъ сказанный. Впрочемъ оба учили одинаково, хотя ихъ было и двое. Посему и сей другой, называя вещество современнымъ Богу, говоритъ тоже, чтó и другія ереси, а именно, что есть рокъ, что всемъ правитъ часъ рожденія и отъ него всякій и все терпитъ. Поэтому въ чемъ краткое это наше сочиненіе можетъ послужить целебнымъ врачевствомъ отъ неосновательнаго сего ученія; то и скажу на сіе, не собирая большей груды доказательствъ о несомненности дела, но коснувшись сего слегка, чтобы не показаться оставившимъ его безъ вниманія.

Гл. 2. Откуда взялъ ты, премудрый, это изложеніе ученія? Или, какой Святый Духъ изрекъ тебе съ неба это заблужденіе твое? Усиливаешься утверждать, что вещество и Богъ совершенно современны. Падетъ твое слово, и не будетъ состоятельно. Ибо исповедуешь, что есть некій Зиждитель, говоришь, что Онъ и Вседержитель, и Его же, опять делишь въ многобожіи. Чьимъ будетъ Зиждителемъ, если вещество Ему современно? Ибо вещество, не получившее начала отъ какого–либо виновника, будетъ само себе господиномъ, и не чьимъ либо подчиненнымъ. Если же Зиждитель у вещества находитъ и заимствуетъ себе подмогу; то будетъ какое–то безсиліе и потребность подачи въ томъ, кто, чтобы произвести свое созданіе, по скудости заимствуетъ изъ чужаго, а не изъ собственнаго своего достоянія. И въ разсужденіи переліянія душъ велика неосновательность поврежденнаго разуменія твоего, величающій себя мудрецомъ и обещающій веденіе людямъ. Ибо, если душа есть часть Бога и безмертна, а ты жалкія тела, не зверей только, но и пресмыкающихся и даже низкаго рода животныхъ, ставишь въ связи съ образованіемъ той, которая, по твоимъ же словамъ, обладаетъ сущностію, заимствованною отъ Бога; то скажи мне, чтó будетъ хуже этого?

Гл. 3. Но ты вводишь рокъ, какъ будто отъ него происходитъ все, чтó бываетъ съ человекомъ и съ другими. Твое баснословіе для краткости речи низложено будетъ однимъ словомъ. Ибо если отъ рока зависитъ стать мудрымъ, сведущимъ, родиться словеснымъ и безсловеснымъ, и все прочее; то да умолкнутъ законы; потому что прелюбодеями и другими обладаетъ рокъ. Пусть лучше понесутъ наказаніе налагающія необходимость звезды, нежели вынуждаемые делать усиліе. Но объ этомъ скажу еще и иначе. Пусть въ училищахъ не будетъ ученья, пусть молчатъ софисты, риторы, грамматики, врачи, и другія познанія, все неисчислимое множество рукоделій, и пусть никто больше не учится, если родъ человеческій не изъ письменъ все изучаетъ, и рокъ даетъ ему сведенія. Если рокъ делаетъ и сведущимъ и ученымъ; то никто пусть не учится у учителя, но Парки, прядущія нити свои, пусть у природы заимствуютъ сведенія, по уверенію твоего заблужденія, величающагося на словахъ.

Платоники, въ еллинстве четвертая, а по общему порядку шестая ересь.

Но это пусть будетъ сказано Зенону и стоикамъ. Платонъ же, увлекавшійся въ теже съ ними заблужденія касательно переселенія и переліянія душъ изъ одного тела въ другое, многобожія, идолопоклонства и другихъ суеверій, о веществе, можетъ быть, думалъ не совершенно одинаково съ Зенономъ и съ стоиками. Ибо зналъ онъ Бога, зналъ, что все имеющее бытіе произошло отъ сущаго Бога, что есть первая, вторая и третія причина; и первая причина есть Богъ, вторая причина — отъ Него происшедшія некія силы; отъ Него же и отъ силъ произошло вещество. Ибо говоритъ такъ: небо со временемъ приходитъ въ бытіе, потому что съ нимъ вместе и разрушается; и опровергнулъ симъ прежнія свои положенія о веществе; потому что говорилъ некогда, что вещество современно Богу.

Пифагорейцы, въ еллинстве пятая, а по общему порядку седьмая ересь.

Прежде же Платона Пифагоръ и перипатетики свидетельствуютъ о себе, что принадлежатъ къ призниющимъ единаго Бога, но держатся иныхъ философскихъ началъ и ученій. И у нихъ опять есть такія же непозволительныя и весьма нечестивыя мненія; и самъ Пифагоръ и его последователи учатъ обоженію и переселенію душъ и истленію телъ. Пифагоръ оканчиваетъ жизнь въ Мидіи. Онъ говоритъ, что Богъ есть тело, то есть небо, что глазами Ему и прочими членами, какіе есть у человека, служатъ солнце, луна и прочія звезды и составныя части неба.

Епикурейцы, въ еллинстве шестая, а по общему порядку осмая ересь.

Въ следъ за симъ Епикуръ училъ, что въ міре нетъ промысла, что все составлено изъ атомовъ, или опять переходитъ въ атомы; что целое имеетъ бытіе случайно, міръ состоитъ изъ естества, непрестанно раждающаго, а потомъ иждиваемаго, и опять само изъ себя возраждающагося, и никогда не перестающаго какъ раждаться изъ себя, такъ на себя и разлагаться. Въ начале все въ совокупности подобно было яйцу; духъ же, змеевидно обвивъ яйцо сіе, какъ венецъ, или какъ поясъ, сжималъ тогда естество. Но въ одно время, пожелавъ съ усиліемъ крепче надлежащаго сжать все вещество, или естество вселенной, такимъ образомъ разделяетъ существа на два полушарія, и изъ этого уже разсыпались атомы. Чтó легко и тоньше всего естества, то есть светъ, эфиръ, и тончайшее въ духе,то выплываетъ на верхъ; а самое тяжелое и грубое, именно же: земля, то есть суша, и влажная сущность воды, склонилось къ низу. Целое же, какъ будто все еще гонимо змеевиднымъ духомъ, само себя и само собою приводитъ въ движеніе, состоящее во вращеніи полюса и звездъ. И мы хотя отчасти сказали объ этомъ.

1. Но для краткости чтенія четыре сіи ереси опровергнуть должно однимъ и темъ же способомъ. Съ сего времени и еще гораздо ранее, какъ было сказано, стихотворцы и историки, всякіе писатели, астрономы, вводители иныхъ ложныхъ понятій, приготовлявшіе умъ къ тысячамъ дурныхъ побужденій и путей, омрачали и затмевали понятія человечества. И появилось самое первое заблужденіе, — измышленіе идоловъ и бесовскія ученія. Но все было раздельно, и еллинство и іудейство. Іудейство сперва не было еще известно подъ симъ именованіемъ; напротивъ того, пока продолжалось преемство родовъ, имя богочестиваго богопоклоненія заимствуемо было отъ Израиля. Ибо Наассонъ, въ пустыне бывшій княземъ колена Іудина, родитъ Салмона, Салмонъ родитъ Вооза, Воозъ родитъ Овида, Овидъ родилъ Іессея, у богочестивыхъ такъ называемыхъ израильтянъ Іессей родитъ Давида царя, который первый царствовалъ изъ колена Іудина, и отъ него уже потомъ по преемству были въ последствіи цари отъ семени Давидова такъ, что сынъ наследовалъ после отца. Прежде же самаго Давида первый царствовалъ во Израили по естественнымъ своимъ качествамъ Саулъ, сынъ Кисовъ, изъ колена Веніаминова. И по немъ преемствовалъ не сынъ, но царская власть въ лице перваго Давида перешла въ колено Іудино. Ибо у самаго Іакова первый сынъ родится Рувимъ, вторый Симеонъ, третій Левій, четвертый Іуда, отъ котораго имеютъ свое имя іудеи, по колену Іуды, одного изъ рода богочестивыхъ ; а прежде и іудеи назывались израильтянами.

2. До сего времени соприкасались четыре рода четырехъ отделовъ земли, между темъ какъ были они разделяемы временами до времени, показаннаго здесь мною, и далее, то есть, отъ Адама до Ноя варварство, отъ Ноя до столпа и до Серуха, бывшаго чрезъ два рода по столпе, скифское суеверіе, а потомъ отъ столпа и отъ Серуха и Арама до Авраама — еллинство, отъ Авраама и потомковъ его богочестіе, появляющесся съ самимъ Авраамомъ, по преемству отъ семени его, то есть, отъ Іуды, отъ котораго іудейство, какъ подтверждаетъ еще слово мое духоносный и святый Апостолъ Павелъ, говоря въ одномъ месте: о Христе Іисусе ни варваръ, ни скифъ, ни еллинъ, ни іудей, но новая тварь (Кол. 3, 11; Гал. 6, 15), потому что тварь въ начале, когда была создана, будучи новою, не имела еще никакого имени, означающаго разности. Согласно же опять съ этимъ въ другомъ месте Апостолъ говоритъ такъ: долженъ есмь еллиномъ и варваромъ, мудрымъ же и неразумнымъ (Рим. 1, 14), давая разуметь подъ мудрыми іудеевъ, а подъ неразумными скифовъ. И присовокупляетъ: долженъ есмь. Съ сего времени, то есть, со времени Давида, іудеями сталъ именоваться весь родъ израильскій; и въ тоже время, именно же со времени Давида, и сына его Соломона, и сына Соломонова, разумею Ровоама, по Соломоне царствовавшаго въ Іерусалиме, весь родъ Израилевъ удерживалъ за собою названіе и израильтянъ, и іудеевъ. Но, чтобы не уклониться съ должнаго пути, не сказавъ ни слова о богослуженіи іудеевъ, и не показавъ содержанія принятаго ими мненія, изъ многаго присовокуплю не многое. Ибо іудейскіе обычаи, можно сказать, весьма явны всякому. Почему не возьму на себя великаго труда о семъ предмете передавать все даже до мелочи, но изъ многаго предложу здесь не многое, о чемъ сказать необходимо.

3. Посему іудеи, преемственно происходящіе отъ Авраама и преемники его богочестія, отъ Авраама имеютъ и обрезаніе, которое, по Божію повеленію принялъ онъ на девяносто девятомъ году жизни (Быт. 17, 24), по причине, сказанной мною выше, а именно, чтобы семя его, сделавшись пресельнымъ, и въ чужой стране не отвращалось отъ имени Божія, но на теле своемъ носило печать, въ напоминаніе и наставленіе пребывать въ богочестіи отца своего. Сынъ же его, Исаакъ, обрезывается осмидневный, какъ сказано было въ Божіемъ повеленіи (Быт. 17, 12). И было признано, что обрезаніе въ то время совершалось по повеленію Божію. Однакоже установлено оно было тогда прообразовательно, какъ въ последствіи покажемъ это, дошедши до сего по порядку. Посему продолжали обрезываться и быть привязанными къ богочестію сами сыны Авраамовы по преемству, разумею имъ самимъ рожденныхъ, и въ последствіи Исаакъ, Іаковъ, и дети его, въ земле Ханаанской, въ Іудеи и такъ называвшейся тогда земле филистимской, а ныне называемой Палестине, но также и въ Египте. Ибо Іаковъ, онъ же и Израиль, приходитъ во Египетъ на сто тридцатомъ году жизни своей, вместе съ одиннадцатью сыновьями своими. Α Іосифъ, двенадцатый сынъ его, по зависти проданный братьями своими, былъ уже прежде и царствовалъ въ Египте. Домостроительство Божіе, содействуя праведнику ко благу его, злокозненность противъ Іосифа обратило въ нечто удивительное. Посему, по сказанному мною Іаковъ и сыновья его, и жены, и внуки, въ числе семидесяти пяти душъ, приходятъ въ Египетъ, какъ описываетъ первая книга пятокнижія Моисеева (Быт. 46, 27), ясно раскрывая все это. Тамъ они пробыли въ продолженіе пяти родовъ, какъ говорилъ я неоднократно, а теперь нашелъ нужнымъ повторить это: потому что счисленіе родовъ отъ Іакова продолжаемо было въ колене Левіиномъ, изъ котораго поставляемы были священники, и въ колене Іудиномъ, изъ котораго по времени произошелъ царь Давидъ. И Левій родитъ Каафа и иныхъ; Каафъ родитъ Амрама; Амрамъ родитъ Моисея и Аарона первосвященника. Сей–то Моисей силою Божіею изводитъ сыновъ Израилевыхъ изъ земли египетской, какъ повествуетъ о семъ вторая книга законоположенія.

4. Α каковъ именно до сего времени былъ образъ жизни сыновъ Израилевыхъ, о семъ невозможно сказать до очевидности ясно, разве то одно, что держались они богочестія и обрезанія; хотя написано, что сыны Израилевы въ земле египстской умножишася, и мнози (χυδαῖοι) быша (Исх. 1, 7); ибо долговременное ихъ пресельничество и обращеніе съ египтянами, конечно, по нераденію ихъ, въ сынахъ Израилевыхъ произвели огрубелость (τὸ χυδαῖον). Чтó употреблять въ пищу, въ чемъ себе отказывать, и все иное, чтó по определенію закона предписывалось имъ сохранять, не было еще означено со всею ясностію. Когда же вышли изъ земли египетской, во вторый годъ по ихъ исходе, удостоиваются они законоположенія Божія, даннаго рукою самаго Моисея. Законоположеніе же, данное имъ отъ Бога вместо пестуна (какъ и действительно законъ былъ пестуномъ (Гал. 3, 27), ограничивался телеснымъ, но имелъ и ожиданіе духовнаго), научало обрезываться, хранить субботу, давать десятину отъ всехъ ихъ произведеній и отъ всего, что у нихъ раждалось, отъ человека до скота, давать начатки, пятидесятую и тридцатую долю, чтобы знали единаго Бога, и Ему служили. Хотя въ единоначаліи проповедывалось имя Божіе, но въ единоначаліи всегда возвещаема была Троица; и у сыновъ Израилевыхъ въ Нее веровали отличнейшіе изъ нихъ, то есть, пророки и святые. Приносили жертвы и совершали разныя службы Всецарю Богу въ пустыне, отправляя богослуженіе въ скиніи, построенной Моисеемъ по образцамъ, показаннымъ ему отъ Бога.

Сіи–то самые іудеи приняли и пророческія вещанія о Христе грядущемъ, Который именуется пророкомъ, а въ действительности есть Богъ, названъ и Ангеломъ, но есть Сынъ Божій, вочеловечится и будетъ включенъ въ число братіи, какъ говорятъ все божественныя Писанія, особенно же книга Второзаконія, пятая въ законоположеніи, и следуюшія за нею.

5. Сіи же іудеи, до возвращенія изъ плена вавилонскаго имели у себя книги, и следующихъ пророковъ, и следующія пророческія книги: первую книгу Бытія, вторую — Исходъ, третію — Левитъ, четвертую — Числа, пятую — Второзаконіе, шестую книгу Іисуса Навина, седьмую — Судей, восьмую — Руфи, девятую — Іова, десятую — Псалтирь, одиннадцатую — Притчи Соломоновы, двенадцатую — Екклесіастъ, тринадцатую — Песнь Песней, четырнадцатую — первую книгу Царствъ, пятнадцатую — вторую Царствъ, шестнадцатую — третью Царствъ, семнадцатую — четвертую Царствъ, восемнадцатую — первую Паралипоменонъ, девятнадцатую — вторую Паралипоменонъ, двадцатую — двенадцать пророковъ, двадцать первую — Пророка Исаіи, двадцать вторую — Пророка Іереміи вместе съ Плачемъ и посланіями его и Варуховымъ, двадцать третію — пророка Іезекіиля, двадцать четвертую — пророка Даніила, двадцать пятую — первую книгу Ездры, двадцать шестую — вторую книгу, двадцать седмую — книгу Есфирь. Вотъ двадцать семь книгъ, данныхъ іудеямъ отъ Бога, но ими считаемыхъ за двадцать две, наравне съ числомъ буквъ еврейской грамоты; потому что десять книгъ, считаемыя за пять, слагаются по две въ одну. Но о семь ясно сказали мы где–то въ другомъ месте. Есть же у нихъ въ числе сомнительныхъ другія две книги: премудрость Сирахова и премудрость Соломонова, за исключеніемъ некоторыхъ иныхъ апокрифическихъ книгъ. Все оныя священныя книги учили іудейству и предписаніямъ закона, до пришествія Господа нашего Іисуса Христа. И прекрасно было бы для іудеевъ пестунство закона, если бы приняли они сего Христа, Котораго напередъ проповедывалъ и предвозвещалъ имъ пестунъ, то есть, законъ, чтобы, пріявъ Его Божество, и въ пришествіи Его во плоти дознали не разореніе закона, но исполненіе закона: потому что въ законе были образы, а истина — въ Евангеліи. Тамъ обрезаніе плотское служило на время до великаго обрезанія, то есть, до крещенія, которое обрезываетъ насъ отъ греховъ, и запечатлеваетъ насъ во имя Божіе. Была тамъ и суббота, соблюдающая насъ къ великой субботе, то есть, къ покою Христову, чтобы субботствовать намъ во Христе, не работая греху. И тамъ было приносимо въ жертву безсловесное овча, указующее намъ путь къ великому и небесному Агнцу, закланному за насъ и за целый міръ. И тамъ было одесятствованіе, обезопашивающее, чтобы не укрылась отъ насъ йота, означающая десять, — эта первая буква въ имени Іисусовомъ.

6. Итакъ, поелику іудеи водились образами, но не достигли совершенства, о какомъ проповедали законъ, пророки, и все иное, и всякая книга; то изгнаны они изъ земли ими возделываемой, вошли же туда язычники, а имъ невозможно уже спастися, если не обратятся къ благодати Евангелія. Ибо все оправданія сделались для нихъ недействительными. Это говоритъ всякаго рода свидетельство, какъ сіе видно во всемъ Писаніи. Но мы кратко, на основаніи одного свидетельства, покажемъ непреложность и неминуемость произнесеннаго на нихъ приговора, чтобы въ точности можно было видеть сделанное о нихъ определеніе, какъ сказано: душа, яже не послушаетъ пророка онаго, потребится (Деян. 3, 23) въ колене своемъ, въ Израиле, въ подсолнечной; потому что преданное таинственно въ законе совершенно несомненнымъ и спасительнымъ соделаетъ Господь, а кто не слушаетъ Его, и не внемлетъ Ему, тотъ не имеетъ спасенія, хотя бы исполнилъ законъ, такъ какъ законъ не можетъ усовершенствовать человека, по той причине, что оправданія описаны въ немъ телесно, действительно же исполняются въ Господе Христе.

Сіе пусть будетъ у меня сказано объ іудействе; ибо не многое привелъ я себе на память, чтобы не вовсе умолчать объ іудеяхъ, но показать отчасти; такъ какъ всякому, можно сказать, известно, въ чемъ заключается іудейство, и за что обвиняютъ его. Мы же указали и начало, откуда введены они были, а именно, что въ начале отъ Авраама, — патріарха богочестія, какъ происходящіе отъ его семени, называются богочестивыми: отъ внука же его, разумею Іакова, именуемаго Израилемъ, — израильтянами: а со временъ Давида, воцарившагося изъ колена Іудина, все двенадцать коленъ назывались и іудеями и израильтянами до Соломона, сына Давидова, и до Ровоама, сына Соломонова, внука Давидова. И по соизволенію вразумляющаго Бога, и по недостоинству Ровоама, двенадцать коленъ разделились; два колена съ половиною остались при колене Іудиномъ, то есть при Ровоаме, а девять коленъ съ половиною перешли къ Іеровоаму. И сіи девять, имея царемъ Іеровоама, сына Наватова, въ Самаріи, назвались израильтянами и Израилемъ. Α два въ Іерусалиме, называясь іудеями, имели царемъ Ровоама, сына Соломонова, отъ котораго произошло опять преемство царей.

Ровоамъ раждаетъ Авію; Авія — Асу; Аса — Іосафата; Іосафатъ — Іорама; Іорамъ — Охозію; Охозія — Іоаса; Іоасъ — Амасію; Амасія — Азарію, называемаго Озіею; Азарія, онъ же и Озія — Іоафама; Іоафамъ — Ахааза; Ахаазъ — Езекію. Во времена Езекіи и Ахааза колена израильскія отведены въ пленъ въ пределы мидянъ. После сего Езекія раждаетъ Манассію; Манассія — Амоса: Амосъ — Іосію; Іосія — Іехонію, именуемаго и Селлумомъ, который назывался и Амасіею. Сей Іехонія раждаетъ Іехонію, называемаго Содекіею, и Іоакимомъ (ср. 1 Пар. 3, 15–16).

7. И никто да не сомневается въ этомъ; напротивъ того всякій да подивится паче точности, съ какою изложено здесь это на пользу любознательнымъ, желающимъ въ наученіе себя иметь въ рукахъ точные списки: они, при полученной ими пользе, принуждены будутъ тотчасъ же изъявить признательность, нашедши то реченіе, которое, какъ бы подъ видомъ поправки, какими–то невеждами, къ недоуменію, уничтожено въ Евангеліи. Ибо, когда святый Матфей сделалъ три исчисленія родовъ, и сказалъ, что отъ Авраама до Давида родове четыренадесяте, и отъ Давида до плена родове четыренадесяте, и отъ плена до Христа родове четыренадесяте (Матф. 1, 17); два первыя исчисленія представляются ясными, не заключая въ себе никакого недостатка въ числе, потому что объемлютъ времена до Іехоніи. Но третіе число оказывается по преемству именъ не имеющимъ полноты и состоящимъ не изъ четырнадцати, а изъ тринадцати родовъ, потому что некоторые, въ Іехоніи съ Іехоніею вторымъ находя одно и тоже лице, признали въ счисленіи повтореніе одного имени. Но это было не повтореніе, а ясный счетъ: потому что по имени Іехоніи отца и сынъ назывался Іехоніею. Посему некоторые, по незнанію, какъ бы изъ любви къ доброму складу речи, исключивъ одно имя, сделали неполноту въ исчисленіи, уничтожили обещаніе о составе числа изъ четырнадцати именъ и неоднократное повтореніе сего отношенія.

Отсюда, со времени Іехоніи, начинается пленъ вавилонскій. Въ это время плена къ Навуходоносору въ Вавилоне входятъ старшины, прося его изъ своихъ послать какихъ либо поселенцевъ въ израильскую землю, чтобы страна сія одичавъ не запустела. Навуходоносоръ принялъ ихъ просьбу, не откладываетъ дела, и посылаетъ изъ своихъ подданныхъ четыре племени, такъ называемыхъ хуфеевъ, кудеевъ, сепфаруреевъ и анагоганеевъ (ср. 4 Цар. 17, 24). Они, поднявшись въ путь съ своими идолами, заселяютъ тогдашнюю Самарію, избравъ себе эту землю по ея тучности и великому плодородію. Но, по прошествіи некоего времени, терзаемые зверями: львами, тиграми, медведями, и другими злыми зверями, посылаютъ въ Вавилонъ съ просьбою и выраженіемъ крайняго удивленія спокойному пребыванію обитавшихъ прежде, какъ могли избавляться отъ хищничества и насилія зверей. Царь, пославъ за старшинами, спрашиваетъ, какъ проводили они жизнь, населяя Іудею, какъ укрывались отъ хищничества зверей, когда въ земле той такъ часты ихъ нападенія, и столько отъ нихъ вреда. Старшины показали ему Божіе законоположеніе, и разумно открыли, чтó требуется по здравому смыслу, сказавъ: никакому народу не возможно жить въ стране той, если не будетъ исполнять закона, какой чрезъ Моисея данъ небеснымъ Богомъ; потому что Богъ покровитель этой земли, и не хочетъ, чтобы въ ней иноплеменными народами совершались преступленія, идолослуженіе и что либо другое. Царь, съ попечительностію и уверенностію въ совершенной справедливости давшихъ сіе объясненіе, потребовалъ списка закона. Они, охотно давъ, посылаютъ изъ Вавилона съ закономъ наставникомъ въ законе некоего іерея Ездру, чтобы научилъ Моисееву закону поселившихся въ Самаріи ассиріянъ, упомянутыхъ прежде хуфеевъ и другихъ. Совершается же это, или съ небольшимъ, или безъ малаго, въ тридцатый годъ по плененіи израильтянъ и іерусалимлянъ. Посему Ездра и прибывшіе съ нимъ обучили жителей Самаріи, и принявшіе законъ, который преподалъ имъ пришедшій изъ Вавилона Ездра, названы самарянами. Прошло же время другихъ сорока летъ; пленъ кончился, и израиль возвратился изъ Вавилона.

8. Можно же подивиться, какъ случилось, что въ одномъ и томъ же народе сошлись четыре народа, и были четыре ереси, разумею же во первыхъ ессиновъ, во вторыхъ горофиновъ, въ третьихъ севуеевъ, въ четвертыхъ досифеевъ. Симъ полагается у меня начало обещанному сочиненію объ ересяхъ, и чемъ объяснить ихъ причину, скажу кратко. Какая же это иная причина кроме той, что, когда стало много разнозвучныхъ языковъ, тогда образовались племена, а подобно каждому племени и роду составились разные народы? Каждый же народъ во главу себе поставилъ царя. Α отъ этого произошло, что бываютъ войны, возстанія и столкновенія народовъ, сходящихся съ народами, потому что каждый усиливается сделать, чтобы предпочиталась собственная его воля, и принадлежащее ближнимъ соседямъ перешло въ его собственность, по ненасытной любостяжательностн, въ этомъ міре свойственной всемъ намъ. Такъ и въ это, указанное нами прежде, время, когда единственное израильское богопоклоненіе и писанный законъ перешли къ другимъ народамъ, разумею ассиріянъ, изъ которыхъ составилось самарянское населеніе, тогда произошло и то, что образъ мыслей раздвоился, заблужденіе и раздвоеніе устремились уже къ одной богочестивой вере подсевать многія поврежденныя мненія, какъ это казалось каждому; и каждый думалъ по собственному своему изволенію упражняться въ Писаніи и толковать его.

Против самаритян, в эллинстве седьмой, а по общему порядку девятой ереси

1. Итак, самаряне прежде других уклонились от божественного Писания в ереси, после описанных доселе эллинских ересей, не знавших божественного Писания, когда разумение человеческое было омрачаемо собственными своими помыслами. Самарянами назывался весь народ. Слово же «самаряне» в переводе значит «стражи»; и названы они так потому, что в должности стражей поставлены были в земле или действительно были стражами законного Моисеева постановления. Да и гора, на которой поселились они, называлась Соморон (Σομόρων), а также и Сомер (Σωμήρ), по имени древнего какого–то обитателя Соморона, сына Сомерова (3 Цар.16:24). Этот Сомер был сыном одного мужа из рода ферезеев и гергесеев (τῶν Φερεζαίων καὶ Γεργεσαίων), которые населяли тогда землю по преемству, будучи сынами Ханаана, захватившего землю сию, называемую ныне Иудеею, или Самариею, которая принадлежала сынам Симовым, а не была собственностью хананеев, потому что сам Ханаан — сын Хама, по отцу брата Симова. И потому самаряне по разным причинам названы сим именем: от Сомера, от горы Соморон, оттого, что они стражи земли, и оттого, что они хранители наставлений Закона.

2. Отличаются же они от иудеев, во–первых, тем, что не дано им писание пророков, бывших после Моисея, кроме одного только Пятикнижия, данного Моисеем семени Израилеву во время шествия по исходе из Египта, разумею: Бытие, Исход, Левит, Числа и Второзаконие. А на еврейском языке книги сии называются так: Βρεσίθ, Ἐλλεσιμώθ, Οὐϊκρά, Οὐιδαβήρ, Ἐλλεαδδεβαρίν. И в этих пяти книгах рассеяны, впрочем, не проповеданы ясно, признаки воскресения мертвых. В них есть намеки о Единородном Сыне Божием, о Святом Духе и против идолов. Но с большею ясностью излагаются в них начатки учения о единоначалии; а в единоначалии духовно возвещается Троица. Но принявшие Закон заботились о том, чтобы отложиться от идолослужения и познать единого Бога; не было же у них попечения познать сие точнее. Таковые, поползнувшись, и не постигнув ясно всех частей веры и точного исследования нашей жизни, не познали воскресения мертвых, и не верят оному, не приемлют также Святого Духа, потому что не познали Его. И сия–то ересь, отвергающая воскресение мертвых, и отмечущая идолослужение, сама по неведению служит идолам, потому что идолы четырех народов сокрыты (Быт.35:4) в горе, ложно называемой у них Гаризин (Γαριζίν). Ибо кому угодно в точности доведаться о горе Гаризин, тот должен знать, что у Иерихона лежат две горы, одна — Гаризин, а другая — Гевал, об ону страну Иордана, на восток от Иерихона, как говорят Второзаконие (Втор.11:30) и книга Иисуса Навина (Нав.8:33). Итак, самаряне, сами того не зная, служат идолам, потому что во время молитвы, где бы они ни были, отовсюду обращаются к этой горе, почитая ее освященною. Ибо невозможно солгать Писанию, которое говорит: пребывали исполняющими Закон и кланяющимися идолам своим до сего дня, как написано в четвертой книге Царств (4 Цар.17:33).

3. А касательно воскресения мертвых повсюду встречают они обличения. Во–первых, в Авеле, потому что кровь его по смерти обращает речь к Владыке. Кровь же — не душа, а, напротив того, в крови душа. И не сказал Бог: душа «вопиет ко Мне» (Быт.4:10), показывая сим, что есть надежда на воскресение тел. «Енох переселен был так, что не видел смерти: и не стало его» (Евр.11:5). Да и Сарра, когда омертвели у ней ложесна и иссох обычный источник, вдруг приемлет в себя живородящую силу во удержание семене (Евр.11:11), и престарелая носит во чреве чадо по обетованию, в надежде воскресения. Да не иное повелевал и Иаков, пекущийся о костях своих как о негибнущих. И не только Иаков, но и Иосиф, на том же основании давая повеление, показал образ воскресения. Да и жезл Ааронов прозябший (Евр.9:4), когда был сух, снова принес плод в надежду жизни, давая видеть, что мертвые тела наши восстанут, и ведя нас к мысли о воскресении. И Моисеев, подобно сему, деревянный жезл по изволению Божию одушевлялся и, делаясь змием, изображал собою воскресение. И Моисей, благословляя потомков Рувимовых, о давно скончавшемся говорит: да живет Рувим, и да не умрет (Втор.33:6), желая показать, что есть жизнь по смерти, и суд для осуждения на смерть вторую. Посему изрекает Рувиму два благословения, говоря да живет в воскресение, и да не умрет на суде, называя смертью не ту, которая состоит в сложении с себя тела, но ту, которая есть следствие осуждения. Довольно будет и сего немногого к опровержению учения самарян. Но у них есть и другие некие древние неразумные обычаи: они омываются на рубеже, когда приходят из чужой страны, конечно, как оскверненные там; вместе с одеждою погружаются в воду, когда прикоснутся к кому из другого народа: ибо почитают осквернением прикоснуться к кому–либо, или иметь дело с каким–либо другим человеком, держащимся иного учения веры. Так много у них сумасбродства.

4. Но как скоро обличается их неразумие, углубись мыслию, пречудный, и узнаешь. Ничего не разбирая, гнушаются они мертвецом, будучи сами мертвы делами. Но не одно, а много есть свидетельств, что Закон сказал это загадочно, а не потому, что мертвецом должно гнушаться. Ибо не два или три свидетельства свидетельствуют нам о сем, но шестьсот двадцати тысячное число в пустыне, и столько же или более тысяч других свидетелей, и гораздо большее число свидетельствующих при могиле Иосифовой (Быт.50:26), в продолжение сорока лет носимой целым полком, между тем как никто ею не гнушался и не осквернялся. Но и Закон сказал справедливо: если кто прикоснется к мертвецу, остается нечистым до вечера, и омоется водою, и будет чист. Но сие сказано загадочно о мертвости Господа нашего Иисуса Христа при страдании Его во плоти. Ибо членом τοῦ означается отличение имени; потому что где прилагается член, там членом, без сомнения, утверждается, что речь — о чем–либо одном определенном и самом видном; а без члена речь понимать должно неопределенно, о чем бы то ни было одном. Сказать для примера, если говорим «царь (βασιλεύς)», хотя означили имя, но не показали ясно определяемого именем: ибо разумеем о царе и персов, и мидян, и эламитян. Но если скажем царь с прибавлением члена (ὁ βασιλεύς), то означаемое несомненно: ибо членом показывается, что это царь, о котором спрашивается, или речь идет, или известно, кто он, или над кем царствует. И если скажем «Бог» без приложения члена, то разумеем какого–либо бога — языческого или Бога истинного. А если слово «Бог» скажем с членом (ὁ θεός), то явно, что означаем Бога действительного, истинного, и знаемого. Тоже и в речениях «человек (ἄνθρωπος)» и «человек (ὁ ἄνθρωπος)». И если бы Закон сказал: «если прикоснетесь к мертвецу (νεκροῦ)» без члена пред словом «мертвецу», то приговор был бы произнесен о всех, и подлежащее исследованию речение относилось бы вообще ко всякому мертвецу. Но когда Закон говорит: если кто прикоснется к мертвецу (τοῦ νεκροῦ) (ср. Чис.19:11), с членом при слове «мертвец», то ведет речь о ком–то одном, а именно — о Господе, как объяснено мною выше. Сказал же сие Закон загадочно о тех, которые наложат на Христа руки, и предадут Его кресту (σταυρῷ); они имели нужду в очищении, пока не зашел для них день, и не воссиял им иной свет, чрез водное крещение пакибытия. И в этом слово мое подтверждает Петр, который израильтянам в Иерусалиме, спрашивавшим его, «что сотворим?» и, потому что Петр сказал им: «сего Иисуса, Его же вы распяли, — умилившимся сердцем» продолжал: «покайтесь, и да крестится каждый во имя Иисуса Христа» Господа нашего, и оставятся вам грехи, «и приимиете дар Святого Духа» (Деян.2:36–38). Посему не о мертвеце вообще говорит Закон. Когда же другого определенного мертвеца разумеет Закон, тогда выражается иначе; ибо говорит: если мимо проходит мертвец (νεκρός), заприте двери и окна ваши, да не осквернится дом, как сказал бы о слышании греха или образе падения; заключи око твое от пожелания, и уста от злословия, и ухо от худого оглашения, чтобы не подвергся смерти целый дом, то есть душа и тело. Посему и пророк сказал: если взыде смерть сквозь окна (Иер.9:21.). Конечно же, говорит не об окнах в домах, ибо иначе, заключив сии окна, никогда не могли бы мы умереть. Но окнами служат у нас телесные чувствилища: зрение, слух и другие, которыми смерть входит в нас, если ими грешим. И Иосиф погребал Израиля и не гнушался, а по смерти «пал на лице и целовал» (Быт.50:1): и не написано, что омылся, чтоб очиститься. Ангелы, как говорит дошедшее до нас предание, погребали тело святого Моисея, и не омывались, да и не осквернились ангелы от святого тела.

5. Боюсь опять, чтобы решение вопроса не продлить без конца. Но мудрому одним или двумя словами дастся возможность умудриться о Господе против слова сопротивного. Если нужно мне будет кратко сказать и о Духе Святом, то не поленюсь. Например, Господь ясно говорит Моисею: возведи на гору «Мне семьдесят старцев», и возьму от «Духа, который в тебе», и изолью на них, и будут помогать тебе (Чис.11:16–17). О Сыне же, чтобы знали мы, Отец говорит: «сотворим (а слово «сотворим» означает не одного) человека по образу нашему и подобию» (Быт.1:26). И: пролил Господь на Содом и Гоморру дождем серу и огонь от Господа с неба (Быт.19:24). Что же касается пророков, то (поелику самарянам дано было сперва Пятикнижие, другими писаниями не руководствуются они, но одним только Пятикнижием, а не и прочим последованием) если кто скажет им теперь о других, разумею Давида, Исаию и последующих за ними, самаряне не принимают, держась предания, сообщенного от отцов их. И сим пусть кончится у меня речь о самарянах, высказанная кратко по причине страха, с каким предусматриваю, что иначе распространится обширность обещанного мною сочинения.

Против ессенов, у самарян первой, а по общему порядку десятой ереси

1. Хотя самаряне разделились на четыре ереси; однако же одинаково друг с другом думая об обрезании, субботе и о других предписаниях Закона, в неважном, и то несколько, каждая из трех ересей разнится с близкими к ней, за исключением только доситеев. Ессены (Ἐσσηνοί) держались первоначальных правил, ничего к ним не прикладывая. После горотены стали разногласить с другими в какой–то малости; потому что у них произошел некоторый спор между собою, то есть между себуеями, ессенами и горотенами (Σεβουαίων καὶ Ἐσσηνῶν καὶ Γοροθηνῶν). Спор же был следующего вида. Закон повелевал иудеям неоднократно собираться отовсюду в Иерусалим, именно же в три времена года: в праздник Опресноков, в Пятидесятницу, и в праздник Кущей (Втор.16:16). Но иудеи жили в рассеянии, в пределах Иудеи и Самарии. Случалось же им, проходя в Иерусалим, совершать путь местами жительства самарян. Поскольку в одно время приходилось иметь собрания для празднования, то от сего бывали столкновения. Да и когда Ездра, по возвращении из Вавилона, обстраивал Иерусалим; самаряне изъявили желание подавать помощь иудеям и строить вместе, но были устранены Ездрою и Неемиею.

Против себуеев, у самарян второй, а по общему порядку одиннадцатой ереси

1. Тогда себуеи (Σεβουαῖοι) в раздражении и гневе переставили времена сказанных выше праздников, — во–первых, по гневу на Ездру, а во–вторых, ради сказанного пред сим предлога, вызывающего их на ссору с проходящими. Устанавливают же они новый месяц для Опресноков по начале нового года, которое бывает осенью, то есть, после месяца тисри, который у римлян зовется август, у египтян — месори, у македонян — горпией, у эллинов — апеллей. Отсюда ведут они начало года и тотчас совершают праздник Опресноков. Осенью же празднуют Пятидесятницу. А праздник Кущей совершают у себя, когда у иудеев бывает праздник Опресноков и Пасхи.

Против горотенов, у самарян третьей, а по общему порядку двенадцатой ереси

Себуеев не послушались горотены (Γοροθηνοί) и другие. Но ессены, быв близки к другим, с ними поступают одинаково. И одни горотены и доситеи состоят в препирательстве с себуеями; они, разумею горотенов и доситеев, отправляют праздники, именно же праздник Опресноков и Пасхи, также Пятидесятницы и Кущей, и обратившийся у них в закон однодневный пост, когда совершают их иудеи. Но другие поступают не так, а по–своему, в сказанные выше месяцы.

Против доситеев, у самарян четвертой, а по общему порядку тринадцатой ереси

1. Доситеи (Δοσίθεοι) разнятся с ними во многом: признают воскресение, держатся особых правил в жизни, не употребляют в пищу животных, а некоторые из них по смерти жены воздерживаются от брака, иные же живут девственно. Также одинаково содержат они обрезание, субботу и то, чтобы ни к кому не прикасаться, потому что мерзким признается всякий человек. А по рассказам, хранят посты и подвизаются. Поводом же Доситею к такому образу мыслей служило следующее: с самарянским народом вступил он в единение, ушедши от иудеев, у которых, преуспел в изучении Закона и принятых у них вторичных преданиях, домогался первенства, но не имел удачи и не удостоен иудеями какого–либо уважения: почему уклонился к самарянскому роду и составил сию ересь. Поселившись же отшельником где–то в пещере и, по чрезмерному желанию казаться мудрым, храня напрасный и лицемерный пост, как носится слух, в таком состоянии по недостатку хлеба и воды умер произвольною смертью. Но по прошествии нескольких дней, при осмотре его тела нашли, что оно издает дурной запах, ползают по нему черви и над ним роится туча мух.

Таковы, по сведению, о сказанных выше четырех ересях дошедшие до нас разности; ереси сии могут быть опровергнуты тем, что о них сказано. Но я снова приступаю к ересям, какие появлялись по преемству времени и, собирая этих блуждающих овец и входя с ними в прекословие, между тем как открываю непотребные их занятия, в краткой речи излагаю обличение ядоносности этих злых и гибельных пресмыкающихся.

Против саддукеев, в иудействе первой, а по общему порядку четырнадцатой ереси

1. После этих поименованных выше ересей, появившихся у самарян, а еще прежде у эллинов, еще числом семь ересей, до Христова во плоти пришествия, произошло в Иудее и Иерусалиме.

2. Из них первые саддукеи (Σαδδουκαῖοι), — этот отросток сказанного прежде Доситея. Именуют они себя саддукеями, производя название это от слова «справедливость (δικαιοσύνη)», ибо «седек» значит «справедливость». Но в древности был некто из иереев по имени Садук (Σαδδούκ). Однако саддукеи не пребыли в учении своего наставника: они отвергли воскресение мертвых, держась одного образа мыслей с самарянами; не допускают же бытия ангелов, хотя самаряне не отвергают сего; а о Духе Святом и не знают, потому что недостойны Его; все сохраняют наравне с самарянами. Родом же были они не самаряне, но иудеи, ибо в Иерусалиме приносили жертвы и во всем другом поступали заодно с иудеями.

3. Опровергнуты же могут они быть достойным всякой веры изречением Господа, которое навлекли сами на себя в решении вопроса, когда приступили к Нему, говоря: может ли быть воскресение мертвых? вот, было семь братьев, первый взял жену и умер бездетным; жену взял второй, так как Моисей повелевает вступать в брак с женою брата, умершего бездетным, и жениться на ней другому брату, чтобы восстановить семя во имя усопшего. Так, говорили саддукеи, брал жену первый и второй брат и умирали, а подобно сему и все семеро; в воскресении мертвых которого из семи будет та жена, ибо все имели ее? Но Господь сказал: «прельщаетесь, не зная Писания, ни силы Божией, ибо в воскресении мертвых ни женятся, ни выходят замуж, но равноангельны. И что мертвые восстанут, учит вас Моисей, говоря, как Бог вещал ему: Я есмь Бог Авраама, и Бог Исаака, и Бог Иакова, Бог живых, а не мертвых» (Мф.22:23–32). И сим Господь заградил им уста; потому что удобоуловимы они, и ни одного часа не могут устоять против истины.

Против книжников, в иудействе второй, а по общему порядку пятнадцатой ереси

1. После этих саддукеев среди того же времени и современниками их явились книжники (Γραμματεῖς). Они были истолкователями преданий, как наставники в каком–то книжном знании; в ином поступали по–иудейски, но вводили излишнее некое ухищренное истолкование, жили не по Закону только, но делали и нечто лишнее, соблюдали омовение кружек и чаш (Мк.7:4), блюд и других домашнего употребления сосудов, как будто по расположению к особенной чистоте и святости; они часто моют руки, часто обтираются после каких–то очищений в воде и купелях; носят на одежде какие–то воскрилия (κράσπεδα) (Мф.23:5) как знаки строгой их жизни, чтобы повеличаться пред зрителями и заслужить от них похвалу; налагались же у них на одеждах и хранилища (φυλακτήρια), то есть, широкие полосы из багряницы. Иной может подумать, что, поскольку упоминается об этом и в Евангелии, то не о привесках ли говорит оно; потому что иные имеют обычай и привески называть хранилищами. Но в Евангелии идет речь вовсе не о том. Напротив того, поскольку носившие хранилища возлагали на себя долгие ризы, или род стихарей, или далматика, или безрукавные одежды, приготовленные из широкой тесьмы, вытканной из багряницы, наблюдающие же точность в выражении, привыкли эти полосы из багряницы именовать хринилищами: то посему и Господь, согласно с их словоупотреблением, назвал это хранилищами. Такое значение сего именования показывает и связь речи, и «воскрилия риз (καὶ τὰ κράσπεδα τῶν ἱματίων)». Сказано: «воскрилии (τὰ κράσπεδα)» вместо «бахрома (κροσσούς)» и «хранилища (τὰ φυλακτήρια)» вместо «знаки багряницы (τῆς πορφύρας τὰ σήματα)». Господь говорит: расширяете хранилища и увеличиваете воскрилия риз ваших (Мф.23:5). Ибо какие–то пуговицы на четырех полотнищах верхней ризы каждый имел привязанными к самой ткани в то время, когда совершал подвиг воздержания или хранил девство: потому что каждый, вступающий в общество книжников, назначал себе время чистоты или воздержания, и это служило у них образцом, по которому бы видимы были людям принятые ими на себя обеты, чтобы никто не касался их как освященных.

Преданий же было у них четыре рода: одни от имени пророка Моисея; другие от имени учителя их так называемого Акибы, или Бар–Акибы; иные же от имени Адды, или Анны, иначе Иуды; и еще иные от имени сынов Асамонеиных. Из этих четверояких преданий почерпнуто все, что принято у них в закон как признанное мудрым, но большая часть, не отличающаяся мудростью, восхваляется и славится, провозглашается и распространяется всюду как достойное предпочтения учение.

Против фарисеев, в иудействе третьей, а по общему порядку шестнадцатой ереси

1. С этими двумя ересями стоит в ряду иная некая ересь фарисеев, которые одного образа мнений держались с этими, то есть книжниками, иначе законоучителями, потому что к ним присоединялись и законники (Νομικοί). Но фарисеи в образе мыслей простирались еще далее, имея более строгие правила жизни. Ибо некоторые из них, когда обучались, назначали себе десяти–или восьми–или четырехлетие равно для девства, или для воздержания, непрестанно пребывая в молитве, часто вступали в сей подвиг, конечно, чтобы не потерпеть какого–либо телесного повреждения или неприметно не подвергнуться гнусному плотскому истечению, производимому сонными мечтами. И одни любили выбирать для себя доску шириною в одну пядень, и вечером ложились на эту доску, чтобы, если кто заснет и упадет на пол, немедленно встать ему на молитву, и жизнь по возможности проводить бодрственно. Другие же, набрав кремней, из них делали себе постель, чтобы, чувствуя боль, не предаваться глубокому сну, но усиливать в себе принужденную бодрость. А иные для того же самого стлали себе колючие растения. Постились же дважды в неделю, во второй и в пятый день; давали со всего десятину; приносили начатки, тридцатую и пятидесятую долю; в принесении жертв и в выполнении обетов соблюдали величайшую точность. Они положили начало описанной выше сего наружности книжников, и долгою одеждою и другими наружными покровами, похожими на женские платья, выступая в широких сандалиях с шнурами у обуви. Назывались же они фарисеями потому, что держали себя отдельно от других по произвольно введенному у них суеверию; потому что «фарес» с еврейского толкуется «отделение».

2. Они исповедовали воскресение мертвых, верили в бытие ангелов и Духа; но, как и другие, не знали Сына Божия. Рок и астрономия имели у них великое значение. Так, у них эллинские названия, употребительные в астрономии заблуждающих, переложены на другие наименования еврейского диалекта; например «солнце» названо ἡμά и σέμες, а «луна» ἰέρεε и ἀλβανά, как называется и месяцем; потому что месячный период времени означается словом ἰέρεε, а луна у эллинов называется и μῆνα от месяца. Арес назван χωχὲβ ὀκβόλ, Гермес — χωχὲβ ὀχομόδ, Зевс — χωχὲβ βάαλ, Афродита — ζερούα или λουήθ. Кронос — χωχὲβ σαβήθ. Называются также у них и другими именами, но не мог я в точности изложить их именование. Да и названия, заблуждающимися напрасно признаваемые в числе первоначальных знаков, которые именуются зодиакальными, и непозволительно ввели мир в нечестивое заблуждение, по–еврейски называются так: τελά, σώρ, θωμίμ, σαρατάν, ἀρί, βεθουλά, μωζανή<μ>, ἀκράβ, κέσετ, γαδί, δαλλί, δεγγίμ. И они, разумею фарисеев, переименовали эти названия по–еврейски, напрасно последуя эллинам; так, эллинский «овен» у них назван τελά; там «телец», здесь σώρ; там «близнецы», здесь θωμίμ; там «рак», здесь σαρατάν; там «лев», здесь ἀρί; там «дева», здесь βεθουλά: там «весы», здесь μωζανή<μ>; там «скорпион», здесь ἀκράβ; там «стрелец», здесь κέσετ; там «козерог», здесь γαδί; там «водолей», здесь δαλλί; там «рыбы», здесь δεγγίμ.

3. Все это изложено мною не на смущение читателей и не с тем, чтобы доказать невежество введших в жизнь несостоятельное и сумасбродное пустословие астрономии; потому что само собою обличается оно перед истиною, будучи несостоятельно и погрешительно. И нами и в других сочинениях много уже говорено в опровержение признающих час рождения и рок; и особенно в введении в это сочинение помещено краткое рассуждение о том же; но чтобы не подумал кто, будто бы восстаем против иного по клевете и излагаем несправедливо, не сверив в точности с преданиями: говорится у нас об этом подробно. Крайняя же непонятливость и не случайная недогадливость — признающим воскресение и назначающим праведный суд говорить о роке. Ибо как могут быть вместе и суд и рок? Необходимо что–либо одно из двух: или, если важен час рождения, то нет суда, потому что делающий делает не сам по себе, но по необходимости под владычеством судьбы; или, ежели есть суд, и действительно угрожает, и законы действуют, и поступающие худо подлежат наказанию, то, по признании справедливого Закона и самого истинного суда Божия, судьба делается не действительною и вовсе не имеющею никакой состоятельности.

4. Возможностью грешить и не грешить определяется разность в том и другом, и что один подвергается наказанию за грехи и что другой приемлет похвалу за сделанное хорошо. И сказанное истиною от лица Господня устами пророка Исаии кратко выражает сие в одном справедливом изречении: «Если захотите и послушаетесь Меня, то будете вкушать блага земли; если же не захотите и будете упорствовать, то меч пожрет вас: ибо уста Господни говорят» (Ис.1:19–20). Посему для всякого ясно и несомненно, что Бог даровал свободу, так как Сам говорит: «если захотите» и «если не захотите»: и тем показывает, что в воле человека — делать добро или желать худого. Посему к фарисеям должно чаще и многократнее возглашать не в одном изречении, но во многих, сказанное им Спасителем: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что оставили важнейшее в законе: суд, милость и веру, а даете десятину с мяты, аниса и тмина, и очищаете внешность чаши и блюда, между тем как внутри они полны хищения и неправды» (Мф.23:23,25). Признаете справедливым клясться «сущим верху алтаря», а кто клянется самим алтарем, тот у вас разрешается от клятвы. Говорите, что клясться небом «ничтоже есть», а если кто поклянется «сущим верху его», то признается справедливым. Алтарь не подъемлет ли на себе возлежащего на нем? Небо не престол ли Сидящего на нем? И поскольку говорите: «Кто скажет отцу или матери: корбан (κορβάν), то есть дар Богу то, чем бы ты от меня пользовался» (Мк.7:11), и не почтит отца своего; то отметаете заповедь Божию ради предания старцев ваших. «Обходите море и сушу, дабы обратить хотя одного; и когда это случится, делаете его сыном геенны, вдвое худшим вас» (Мф.23:15).

Что же превосходнейшее святых сих изречений представит кто в возражение пред сим сказанному? Напротив того думаю, что весьма достаточно сих Спасителевых слов и истинных речений, на которые фарисеи не могли возражать даже и в самой малости.

Против гемеробаптистов, в иудействе четвертой, а по общему порядку семнадцатой ереси

1. За этими же следует так называемая ересь гемеробаптистов (αἵρεσις Ἡμεροβαπτιστῶν), не отличающаяся от других, а держащаяся одинакового образа мыслей с книжниками и фарисеями, но не сходная с ересью саддукеев не только в учении о воскресении мертвых, но и в неверии в другие догматы. Но ересь сия приобрела ту особенность, что, по оной, весною и осенью, зимою и летом должно ежедневно креститься в воде, от чего еретики сии и получили название гемеробаптистов. Ибо ересь учит, что не возможно иначе как–либо и жить человеку, если не будет он каждый день креститься в воде, омывая и очищая себя от всякой вины.

2. Но опровержение этой самой ереси будет у нас состоять в одном слове, а именно, что утверждаемое сими еретиками есть более учение неверия, нежели веры. Ибо собственная совесть крещающихся ежедневно обличает их в том, что умерла у них надежда вчерашнего дня, равно как вера и очищение. Если бы остановились на однократном крещении, то смело полагались бы на него как на живое и вовеки бессмертное. Но если омывались сегодня не ради омовения тела, но ради омовения грехов: то значит, по их мнению, человек очистился. Но вскоре на следующий день омываясь снова, они подтверждают, что крещение, став вчерашним, уже умерло. Потому что, если бы не умерло чрез один день, для очищения грехов не было бы нужды в другом на следующий день. И если не вовсе воздерживаются от грехов, думая, что вода очистит каждый день непрестанно согрешающих, то суетно их предположение, бесполезен и ни к чему не годен труд. Ибо ни океан, ни все потоки моря, ни вечно текущие реки и источники, и все дождеродное естество в совокупности, не могут уничтожить грехов, когда делается это не по разумной причине и не по заповеди Божией. Очищают покаяние и единое крещение как таинства. Но ничего не скажу больше о сей ереси, рассуждая, что в немногих словах показано мною достаточное пособие от сумасбродств ее последователей. А доселе сказанное назначается для читателей.

Против назареев, в иудействе пятой, а по общему порядку восемнадцатой ереси

1. Вслед за гемеробаптистами намереваюсь сообщить касающееся так называемой ереси назареев. Родом они иудеи и вышли из Галаадитиды и Басанитиды и из стран, лежащих за Иорданом, как говорится в дошедшем до нас сведении. Происходя из самого Израиля, ересь во всем иудействует, не принимая почти никаких больше мнений, кроме сказанных доселе. Ибо обрезание содержит так же, как и другие, субботу ту же хранит, соблюдает те же праздники, но не допускает ни рока, ни астрономии. Хотя принимает отцов, поименованных в Пятикнижии от Адама до Моисея, сделавшихся славными по доблестному богочестию, разумею Адама, Сифа, Еноха, Мафусала, Ноя, Авраама, Исаака, Иакова, Левия, Аарона и Иисуса Навина, но не принимает самого Пятикнижия; признает Моисея, верит, что дано ему законоположение, но говорит. что дано не это, которое в Пятикнижии, а другое. Посему, будучи иудеями, [назареи] хранят все иудейское, но не заколают жертв, не употребляют в пищу одушевленного; напротив того, не позволительно у них вкушать мяса или приносить их в жертву. Ибо, говорят, книги сии подделаны, и отцам ничего этого не было известно. Вот разность ереси назареев с другими. Из сего явствует, что обличение их будет не в чем–либо одном, но во многом.

2. И, во–первых, признают они отцов, патриархов и Моисея. Поскольку же никакое другое писание не говорит о них, то откуда у них сведение об именах и доблестях отцов, если не из тех же писаний Пятикнижия? И как можно в том же быть и истине и лжи? Одному Писанию частью говорить истину и частью лгать? Спаситель говорит: сделайте или дерево доброе и плоды добрые, или дерево худое и плоды худые; ибо «не может дерево доброе приносить плоды худые, ни дерево худое приносить плоды добрые» (Мф.7:18). Потому разумение их ничем не оправдывается, и учение найдет себе много опровержений, когда доныне не только разглашается повествуемое в Писании, но и самые места чудесных событий как бы представляют их на лице. Во–первых, гора Сион, где Авраам принес Богу овна, и до сего дня так именуется. Известно, где и дуб мамврийский, где ангелам предложен был телец. Но когда Авраам предлагал ангелам учреждение из мяса, то, вероятно, вкушал их и сам.

3. Об агнце же, закланном в стране египетской, носится еще предание у египтян и у идолопоклонников. Ибо в ту пору, когда была там пасха (а она бывает началом весны, во время первого равноденствия) все египтяне, по неведению, берут сурик и мажут им овец, мажут деревья, смоковницы, и другие, разглашая и утверждая, что в этот день огонь, как говорят они, некогда попалил вселенную и что огненного цвета вид крови есть спасительное средство от такого и столь великого бедствия. А почему же не указать и на последующее, что остатки Ноева ковчега и ныне еще показывают в стране Кардиев (ἐν τῇ τῶν Καρδυαίων χώρᾳ)? И конечно, если кто разыщет и доведается об остатках жертвенника; то, как и следует, найдет их при подножии горы, где пребывал Ной, вышедши из ковчега и принесши Господу Богу в жертву животных чистых и тучных, когда услышал: «как зелень травную даю вам все» (Быт.9:3), заколай и ешь. Но не буду ничего говорить о том, что в этой ереси пришлого со стороны и неразумного, удовольствовавшись здесь немногим, высказанным и кратко изложенным нами, в опровержение заблуждений поименованной ереси.

Против оссеев, в иудействе шестой, а по общему порядку девятнадцатой ереси

1. За этой ересью следует еще некая другая, тесно связанная с прежними, так называемая ересь оссеев. Они, как и прежде исчисленные, иудеи же, лицемеры нравами и страшные выдумщики. Вышли они, как говорит дошедшее до нас предание, из страны набатеев, из Итуреи, из страны Моавитской и Ариэлитидской. Род оссеев, по истолкованию сего имени, означает род крепкий. К ним впоследствии, во времена царя Траяна, по пришествии Спасителя, присоединился так называемый Элксай (Ἠλξαΐ), который был лжепророк. Он написал книгу в виде пророчества или как бы по вдохновенной свыше премудрости. Говорят же и о другом некоем Иексее (Ἰεξαῖον), брате первого. Это был человек непостоянного нрава, обманщик в душе; происходя от иудеев и держась иудейского образа мыслей, жил он не по Закону, вводил одно вместо другого, и сложил собственную свою ересь. Повелевал клясться солью, водою, землею, хлебом, небом, воздухом и ветром, вменяя клятву в служение им; некогда же назначил еще семь других свидетелей, разумею — небо, воду, ветры, святых, как говорит, ангелов молитвы, масло, соль и землю. Он чувствует отвращение от девства, ненавидит воздержание, принуждает к браку. Вводит же какое–то мечтательное сочинение, как бы под именем апокалипсиса. Учит быть лицемерами, сказав, что нет греха, если придется во время наставшего гонения поклониться идолам, только бы поклонение было не по совести, и исповедуемое устами, не было в сердце.

2. Представляя же и на сие некоего свидетеля, обманщик не стыдится сказать, что какой–то священник Финеес (Φινεές) из рода Левия, Аарона и древнего Финееса в Сузах во время вавилонского плена, поклонившись Артемиде, избежал гибельной смерти при царе Дарие: так все у него ложно и пусто.

Сей–то еретик первоначально принадлежал к упомянутой выше так называемой ереси оссеев, остатки которой и доныне есть в той же земле набатеев и в Перее, смежной с Моавитскою страною. Род сей ныне называется сампсеями (Σαμψαίων). Мечтают же, что еретик сей именуется сокровенной силой от слов: «эл» — «сила» и «ксай» — «сокровенный». Но все эти горделивые усилия обличены и сильно постыжены людьми, способными уразуметь и в точности исследовать истину. Со дней еще Констанция и доселе до нынешних царей ясно обличаются. Ибо до Констанция некоей Мартус (Μαρθοῦς) и Мартане (Μαρθάνα), двум сестрам из рода сего еретика, в стране их покланялись как божествам, потому что происходили они от семени упомянутого выше Элксая. Мартус умерла недавно, а Мартана жива и доныне. Их слюни и другие телесные нечистоты заблуждавшиеся еретики разносили по той стране для врачевания болезней. Действия от них не было, но заблуждающийся всегда упорен и готов отдаться в обман, потому что порок есть слепота и заблуждение есть недостаток благоразумия. Но долго ли тратить мне время, рассказывая об этом чародее все то, что лгал он против истины?

3. Во–первых, учил отрицаться от веры, говоря, что в скверных идольских жертвах можно участвовать лицемерно; потом к обману слушателей утверждал, что можно от собственной своей веры отрекаться устами — и не иметь греха. Посему болезнь еретиков была неисцелена и не оставалось возможности их исправить. Ибо если уста, исповедующие истину, предуготованы на ложь, кто поверит им, что сердце их не исполнено обмана, когда Божие слово, поучая Духом Святым, ясно говорит: «сердцем веруют к праведности, а устами исповедуют ко спасению» (Рим.10:10)? Кроме того, он исповедует, правда, Христа по имени, говоря: Христос — великий Царь; но по причине хитрого и сбивчивого словосочинения в книге его пустословий мало понял я, о Господе ли нашем Иисусе Христе говорит он? Ибо не определяет этого, но просто называет Христом, как будто, сколько поняли мы, означает или ожидает некоего другого. Он запрещает молиться на восток, говоря, что должно не восток иметь в виду, но из всякой страны обращать лице к Иерусалиму, и кто молится с востока, тому иметь в виду Иерусалим, обращаясь на запад, а кто с запада, к нему же должно обращаться на восток: а с юга и полдня — на север, и с севера — на полдень, чтобы везде лице было прямо против Иерусалима. И смотри, какое сумасбродство у обманщика! Проклятию предает жертвы и жертвоприношения, как чуждые Богу, и вовсе никогда не приносившиеся Богу отцами и по Закону, и говорит, что должно молиться там в Иерусалиме, где были жертвенник и жертвы, отрицая между тем и ядение мяса иудеями, и иное, и жертвенник, и огонь как чуждый Богу. А что угодна Богу вода, огонь же чужд, сие выражает он следующими словами: не идите, чада, на вид огня, потому что вы в заблуждении; такой вид есть заблуждение; ибо видишь, говорит он, что огонь весьма близко, а он далеко от тебя; не идите на вид его, а идите лучше на глас воды. И мифологии его многочисленны.

4. Потом изображает Христа, что Он есть некая сила, и означает меру Его: длину двадцати четырех схин, то есть девяноста шести миль, ширину шести схин — двадцати четырех миль; а подобно сему придаст чудесную толщину, мифословя о ногах и о прочем. Говорит, что есть и Дух Святой, и что Он женского пола, подобен Христу, в виде кумира, стоит на облаке между двух гор. О прочем умолчу, чтобы слух читателей не приучить к мифословию. Некими же словами и пустыми звуками обманывает, напоследок в книге говоря: никто не доискивайся толкования, но произноси только это в молитве; сами же речения перенес из еврейского языка; почему понимаем отчасти, что ничего не значат его мечты. Ибо приказывает говорить: абар анид моиб нохилэ даасим анэ даасим нохилэ моиб анид абар селам (ἀβὰρ ἀνὶδ μωῒβ νωχιλὲ δαασὶμ ἀνὴ δαασὶμ νωχιλὲ μωῒβ ἀνὶδ ἀβὰρ σελάμ). Слова эти в переводе объясняются так: да мимо идет унижение, последовавшее от отцов моих, по причине осуждения их, попрания их и труда их, попранием в осуждении ради отцов моих, от мимошедшего унижения в апостольстве совершенства. На нем же исполняется все сие, потому что истощаются сила его и заблуждение. Если же кто из любви к утонченным исследованиям пожелает слышать перевод каждого слова одного за другим; то не замедлим сделать и это, и, удовлетворяя во всем тех, кому угодно с мелочною требовательностью слышать самые речения еретика, рядом с каждым из сих речений выставим и перевод. Он таков: «абар» — «да мимоидет», «анид» — «унижение», «моиб» — «которое от отцов моих»; «нохилэ» — «осуждения их»; «даасим» — «и попрания их»; «ани» — «и труда их»; «даасим» — «попранием», «нохилэ» — «в осуждении»; «моиб» — «ради отцов моих»; «анид» — «от унижения»; «абар» — «мимошедшего»; «селам» — «в апостольстве совершенства».

5. Такова упомянутая выше ересь оссеев: она держится иудейского образа жизни в том, что субботствует, обрезывается и делает все, требуемое Законом, а отвергает только, подобно назареям, книги. Но в этом расколе есть разности с другими из сих шести ересей. В опровержение ее достаточно будет сказать, что она чужда Богу, потому что Господь ясно говорит: «священники в храме нарушают субботу» (Мф.12:5). Какое же это осквернение субботы? То, что в субботу никто не делает никаких дел, а священники, совершающие в храме жертвы, нарушали субботу, оскверняя непрестанным приношением в жертву животных.

Миную и эту ересь, потому что этот Элксай сходится еще с эбионитами, бывшими по Христе, и с назореями, появившимися еще позднее. Им пользовались четыре ереси, потому что обольщены его заблуждением, именно: эбиониты, потом назореи, оссеи, прежде него и с ним вместе бывшие, и назареи, выше мною представленные.

Вот одна из семи ересей в Иерусалиме, которые продолжались там до пришествия Христова и по Христовом в плоти пришествии до взятия Иерусалима, совершенного царем Титом, братом Домициана и сыном царя Веспасиана. По взятии же Иерусалима недолгое время оставались как эта ересь, так и другие славившиеся тогда ереси, разумею ереси саддукеев, книжников, фарисеев, гемеробаптистов, назареев, оссеев и иродиан, пока наконец каждая из них, со временем и обстоятельствами рассеявшись, не прекратилась.

6. Но да будет достаточно иметь врачевство, какое всякий, имеющий ум, приготовит из самого сумасбродства еретиков и из губительного яда, заключающегося в речениях их проповеди, если только осудит их пошлое учение и изложение, особливо потому, что Господь прямо говорит в Законе и в Евангелии: «да не будет у тебя других богов, кроме Меня» (Исх.20:3); в клятве не принимай имени кого–либо другого; и в Евангелии еще говорит: «не клянитесь ни небом, ни землею, и никакою другою клятвою, но да будет у вас: ‘да, да’ и ‘нет, нет’» (Иак.5:12); «что сверх этого, то от лукавого» (Мф.5:34–37). А я о этом думаю: поскольку Господь знал, что иные скажут, отвергается клятва другими именами; то делает сие постановление, во–первых, что не должно клясться ни Самим Господом, ни иною какою клятвою, потому что клятва от неприязни. Неприязненный (πονηρός) же, конечно, говорил и в Элксае, ибо он принуждал клясться не только Богом, но и солью, и водою, и воздухом, и ветром, и землею, и небом. А намеревающемуся искать врачевания достаточно воспользоваться противоядием, заключающимся в двух словах, как бы мимоходом сказанных в опровержение сего заблуждения. Но оставим без внимания, что в нем смешного и что гнилого в этой ереси, и приступим по порядку к обличению седьмой ереси, имевшей тогда силу у иудеев. Она такова:

Против иродиан, в иудействе седьмой, а по общему порядку двадцатой ереси

1. После сей и предшествующих была и еще седьмая, так называемая, ересь иродиан (Ἡρῳδιανῶν). Они не имели ничего отличного от других, но всецело были иудеи недеятельные и лицемерные. Ирода же признавали они Христом Господом, тем самым, который представлен ожидаемым во всех писаниях Закона и пророков; сим–то Христом признавая Ирода и обманутые сею мыслию, хвалились они Иродом, и, тщеславясь тогдашним своим царем, в пользу его толковали сказанное в следующем изречении: «не оскудеет князь от Иуды и вождь от чресл его, доколе не придет», кому положено, или, как читается в других списках, «доколе не придет отложенное ему» (Быт.49:10). А Ирод был сын Антипатра, какого–то аскалонитянина (Ἀσκαλωνίτου τινός), священнослужителя при идоле Аполлоновом. Отец этого Антипатра был по имени также Ирод, сын Антипы. Сам Антипатр пленен был идумеями и, живя там, в Идумее, родил Ирода. Поелику отец был беден и не мог внести выкупа за сына, разумею Антипатра, то долгое время пребывал он в рабстве. Напоследок соотечественники сделали складчину, и он выкуплен с сыном Иродом, и возвратился на родину. Потому–то некоторые называют его идумеем, а другие знают в нем аскалонитянина. Впоследствии вошел в дружбу с Деметрием, поставлен правителем Иудеи, пришел в известность царю Августу и как правитель делается прозелитом, обрезывается сам и обрезывает сына Ирода, на которого пал жребий царствования над иудеями. Царем он был в Иудее под державою царя Августа, сам будучи связан условиями с ним. Итак, поскольку царем сделался он из иноплеменников, а царская власть по преемству шла от Иуды и Давида, от Иуды были князья и патриархи, то, когда царская власть перешла к иноплеменнику, по понятию заблуждающихся казалось убедительным вдаться в обман сего иноплеменника и почесть его Христом на основании приведенного выше изречения: «не оскудеет князь от Иуды и вождь от чресл его, доколе не придет»; а это должно понимать им так, говорили они, что отложено Ироду, потому что происходившие от Иуды оскудели, и Ирод был не Иудина, даже вовсе не израильского рода, а такому и отложено быть Христом.

2. Но обличают их последующие за сим слова: «Ему чаяние язычников» (Быт.49:10.), и: «на Него будут уповать язычники» (Ис.11:10). Какой же народ уповал на Ирода? Какое народное чаяние ожидало Ирода? Как исполнились у них слова: уснул, как лев и как львица, кто поднимет его? (Быт.49:9). Где было Ироду омыть вином одежду свою и кровью гроздов одеяние свое (Быт.49:11), как Господь наш Иисус Христос, окропивший собственною кровью тело Свое и кровью гроздия одеяние свое? Но пойми, что говорю, ибо Господь да даст тебе разум во всем. Чтобы послужить очистительною жертвой состояния народа Господня, пришел Он собственною кровью учения очистить зубы людей, оскверненные кровью тучной и недозволенной жертвы. Но к чему говорить много? Ибо сказать можно многое, но время не позволяет расширять слово опровержением поименованных пред сим ересей.

3. Но сии семь ересей были в Израиле, в Иерусалиме и в Иудее, а сказанные выше четыре — у самарян, в Самарии. Большая их часть истребилась, нет ни книжников, ни фарисеев, ни саддукеев, ни гемеробаптистов, ни иродиан. Одних только назареев отыщется разве самое небольшое количество, где один, где два, за верхнею Фиваидою и по ту сторону Аравии. Найдется остаток оссеев, уже не держащихся иудейской веры, но приставших к сампсеям, наследственно обитавшим за Мертвым морем. Ныне они присоединились к ереси эбионитов; и произошло, что отделились они от иудейства, как отрезанный корень, или тело пресмыкающегося, а из него вышедший двухголовый и бесхвостый змий, рожденный и связанный с половинным телом.

Доселе шла речь о четырех ересях самарянских и о семи иудейских; из них теперь существуют только три самарянские ереси, горотенов, доситеев и себуеев, а ересь ессенов если не совсем исчезла, то как бы погребена во мраке. А у иудеев остались только иудеи и назареи, оссеи же из иудейства перешли в ересь сампсеев и теперь уже ни иудеи, ни христиане. Вот что останется у меня доселе сказанным об упомянутых выше ересях.

[…]

Против симониан, от начала веры во Христа Господа нашего первой, а по общему порядку двадцать первой ереси

1. Первой ересью из бывших со времени Христа доселе является ересь Симона–волхва. Она принадлежит носящим на себе имя Христово, но не правильно и не чисто, и по растлению, ими произведенному, причиняет ужасные действия. Этот Симон был обманщик, а происходил из Гиттона — города, а ныне селения в Самарии. Он принимал на себя разные виды, обольщая и уловляя волхованиями народ самарянский. Говорил о себе, что он — великая Божия сила, и снизошел свыше. Самарянам называл себя Отцом, а иудеям говорил, что он Сын, и хотя страдал, но недействительно, а только по видимости (ἀλλὰ δοκήσει μόνον). Домогался благосклонности апостолов и сам, подобно другим, в числе многих крещен Филиппом. Но все, которые без него приступали к крещению в пришествие великих апостолов, по их рукоположению принимали Святого Духа. Поскольку Филипп, будучи диаконом, не имел власти на рукоположение, чтобы крещенным преподавать Святого Духа, то Симон, не имея ни сердца, ни помысла правого, но одержимый каким–то корыстолюбием и любостяжательством, и никак не оставляя дурного своего предначинания, апостолу Петру принес деньги, чтобы дал ему власть возложением рук сообщать Духа Святого, рассчитывая преподавать многим хотя бы за малость и за сообщение другим Духа собрать множество денег и обогатиться.

2. Итак, Симон, имея разумение, расстроенное демонской прелестью магии, и сделавшись мечтательным, будучи всегда готов своим чародейством показывать варварские дела своей и демонской злобы, исшедши на среду, и чрез прикровение именем Христовым, как бы мед примешивая к чемерице, уловленным в злотворное его заблуждение подав отраву, достоинством имени Христова причинил смерть поверившим. Будучи же по природе похотлив и по причине своих обещаний уязвляемый стыдом, обманщик сей в обольщаемых им старался вселить дурную мысль. Ибо, нашедши себе какую–то женщину — побродягу по имени Елену, по происхождению тирянку, водит ее с собою, не показывая вида, что имеет с нею связь; но в тайне срамно живя с этою женщиною, обманщик рассказывал ученикам своим некую забавный миф, именно же, называя себя великою Божиею силою, осмеливается утверждать, что сия блудная сожительница есть Дух Святой, и ради нее–то, говорил он о себе самом, сошел и он. Но на каждом небе, продолжал он, преображался я по образу Того, Кто на этом небе, чтобы утаиться мне от ангельских сил и низойти к Мысли (ἐπὶ τὴν Ἔννοιαν), которая есть эта, так называемая, и Дух Святой и Пруник (Προύνικος), и при посредстве которой сотворил я ангелов, ангелы же сотворили мир и людей. Она же есть та древняя Елена, из–за которой трояне и эллины вступали в брань. И сказывал на это какой–то миф, что сходящая свыше сила сама себя преображала; стихотворцы же говорили о сем иносказательно. Ибо силою свыше, которую называют Пруник, и которая в других ересях называется Барберо (Βαρβηρώ), или Барбело (Βαρβηλώ), являемая красота ее привела их в воспламенение и тем послала на расхищение князей, творивших сей мир. Сами ангелы вступили за нее в войну; она же нисколько не пострадала, страстью же, какую возбудила в них к себе, довела до того, что производят они взаимное убийство себя самих. И удерживая ее, чтобы не могла взойти в высоту, каждый пребывал с нею в каждом принимаемом ею на себя теле женского и женственного вида, между тем как она переливается из тел женских в разные тела и естества человеческого и животных и другие, чтобы они тем самым, в чем оказывают свое действие, убивая и будучи убиваемы, сии пролитием крови производили умаление себя самих, а она, собирая силы, могла потом опять взойти на небо.

3. Она же была и тогда при эллинах и троянах, и гораздо прежде создания мира, а по сотворении мира невидимыми силами производит подобное и подобообразно. Она же и теперь со мною, и для нее низошел я, и она ожидала моего пришествия; потому что она есть Мысль, у Гомера называемая Еленою. И поэтому–то Гомер принужден был описать, как стоит она на столпе, и при светильнике показывает эллинам злоумышление против фригиян: светильником же, как сказал я, давал разуметь указание света свыше. Посему и о вымышленном у Гомера деревянном коне, о котором эллины полагают, что сделан был нарочито, обманщик сей опять говорил, что это — невежество народов. И как фригияне, ввезя его по невежеству, привлекли собственную свою гибель; так и народы, то есть, род человеческий, без моего ведения, по невежеству сами на себя навлекают погибель. Но и об Афине говорил Симон, что она есть та же, так именуемая у них, Мысль; претворяя истину в свою ложь, пользуется этот лжец словами святого апостола Павла: облекитесь в броню веры, и шлем спасения, и обувь, и меч, и щит (Еф.6:14–17); все сие, сказанное апостолом с твердым помыслом по вере чистого обращения и по силе Божия и небесного слова, сей обманщик, с лицедейственным искусством Филистиона, превращает в смех и ни во что более. Ибо что говорить? Все сие таинственно представлял в образах Афины. Почему, как говорил я прежде, указывая на бывшую при нем женщину, взятую им из Тира, соименную древней Елене, опять повторял свои рассказы, называя ее всякими именами — и Мыслию, и Афиною и Еленою и иначе. Для нее, говорил он, и сошел я; ибо это — написанная в Евангелии заблудшая овца (Мф.18:12). Да и некое изображение передал он своим последователям, как будто бы оно было его собственное; и в образе Дия покланяются ему; а также другое изображение Елены передал своим в виде Афины, и обольщенные им кланяются оным.

4. Установил же и таинства срамоты и телесных истечений, чтобы, выражусь скромнее, на таинства в какое–то срамное собрание сходились мужчины для излияния и женщины для обычных месячных очищений. И то называл таинствами жизни, ведения и притом совершеннейшего, что наипаче приобретшему разумение от Бога свойственно признавать скорее мерзостью и смертью, нежели жизнью. Сам придает какие–то имена началам и властям; говорит и о разных небесах; на каждой тверди и на каждом небе описывает какие–то силы и предает им варварские имена. Утверждает, что невозможно кому–либо спастись иначе, если не дознает сколько–нибудь сего тайноводства, и не обучится приносить таковые жертвы Отцу всяческих при посредстве сих начал и властей. И настоящий век, по словам его, началами и властями зла устроен с недостатками. Допускает же истление и погибель только плоти, но очищение душ, а именно: если души состояли в тайноводстве при помощи погрешительного его ведения. И таким образом полагается начало так называемым гностикам. О Законе Симон утверждал, что он не от Бога, но от недоброй силы, и что пророки бывают не от благого Бога, но от той и другой силы; и как ему угодно, определяет каждому, Закон приписывает одной силе, Давида отдает другой, Исаию еще иной, Иезекииля опять иной, и каждого из пророков какому–либо одному началу. Все же они от недоброй силы, и вне Полноты (ἔξω τοῦ πληρώματος): а всякий верующий в Ветхий завет подлежит смерти (πάντα δὲ πιστεύοντα τῇ παλαιᾷ διαθήκῃ θάνατον ὑπέχειν).

5. Но учение это опровергается самою истиною. Ибо ежели Симон есть великая Божия сила, а живущая с ним развратница — Дух Святой, как он говорит, то пусть скажет, какое имя этой силы, или по какой причине изобрел он имя прилагаемое той женщине, а себе вовсе не нашел имени? Почему оказывается по преданию в некое время воздавшим долг природе в державе римской, потому что этот бедный умер упав в главном городе римлян? На каком основании Петр дал такой приговор, что не имеет он ни части, ни жребия в части богочестия (Деян.8:21)? Как может мир происходить не от благого Бога, когда Им избраны все добрые? Как может быть не доброю сила, глаголавшая в Законе и пророках, которая предвозвестила пришествие Христа <от> благого Бога (τοῦ Χριστοῦ <ἀπὸ τοῦ> ἀγαθοῦ θεοῦ), и запрещает все дурное? Почему будет не одно Божество и не тот же Дух в Новом и Ветхом завете, когда Господь сказал: «не пришел разрушить Закон, но исполнить» (Мф.5:17)? И чтобы показать, что Закон Им же возвещен и дарован чрез Моисея, а евангельскую благодать проповедует Сам Он Своим пришествием во плоти, сказал Господь иудеям: «если бы вы верили Моисею, то поверили бы и Мне, потому что он писал о Мне» (Ин.5:46). Много есть и других мест в опровержение прекословия сего обманщика. А как признать животворным срамное, если нет в этом какого–либо мудрования демонов? Сам Господь в Евангелии спрашивающим у Него: «если такова обязанность человека к жене, то лучше не жениться», — сказал: «не все вмещают сие, ибо есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для Царства Небесного» (Мф.19:10–12). И показал, что воздерживаться от естественного побуждения к супружеской жизни есть дар Царства Небесного. Но опять в другом месте о честном браке (растлевая которыми, этот Симон срамно обращает в удовлетворение своей похоти) говорит: их же «Бог сочетал, человек да не разлучает» (Мф.19:6).

6. Но как опять этот обманщик, забыв о собственном своем пустословии, обличает сам себя, как бы не зная того, что сказано им прежде? Ибо, сказав, что им сотворены ангелы, говорит опять, что Мыслию своею преобразовывался он на каждом небе, чтобы утаиться от них в своем нисхождении; а таился, конечно, из боязни. И почему же пустослов боялся ангелов, которых сам произвел? Как же не оказаться для разумных, что семя его заблуждения удобообличимо всяким, когда Писание говорить: «в начале сотворил Бог небо и землю» (Быт.1:1)? И согласно с сим словом Господь в Евангелии как Богу Отцу Своему говорит: «Отче Господи небес и земли» (Лк.10:21). Посему, если Творец неба и земли есть Бог Отец Господа нашего Иисуса Христа; то не имеет никакой силы, как утверждаемое клеветником Симоном, будто бы мир сотворен ангелами с недостатками, как и все прочее, разглашаемое о мире сим беснующимся обманщиком, и вводившее в обман некоторых из обольщенных им.

7. И сего кратко мною сказанного о ереси Симоновой достаточно будет для читателей, чтобы доискаться истины и целебных средств, а также обличить покушающихся таким зверским растерзанием сделать вред несведущим. Но перейду далее и приступлю еще к обличению другой ереси. Ибо в еретике есть изменение и двоякость, ибо он, хотя и обманщик, но облечен образом имени Христова, подобен или выкидышей пресмыкающегося, зарождающейся от пустых яиц аспидов и других ехидн, как говорит пророк: яица аспидские разбиты, и хотящий от яиц есть обретет запорток и в нем василиска (Ис.59:5). Но силою Христовою, как сказал я, поразив его словом истины, и уничтожив его вред, поступим, возлюбленные, далее.

Против Менандра, по пришествии Христа второй, а по общему порядку двадцать второй ереси

1. С этой ересью по порядку состоит в связи некто Менандр, который, происходя из самарян, некоторое время был учеником у этого Симона. И он, подобно Симону, говорил, что мир сотворен ангелами, себя же называл силою ниспосланною свыше от Бога. Но, с большею против учителя отвагою поступая в обольщении людей, утверждал о себе, что он послан именно для спасения и для введения некоторых в тайну его, чтобы не быть им в обладании у ангелов, начал и властей, сотворивших мир. Подобно же своему учителю, соплетая все свои лжи, не имел недостатка в чародействах и других обманах, и ничего не изменил в учении, кроме того только, что себя самого называл гораздо большим в сравнении с бывшим прежде него учителем.

2. Менандр. обвиняемый в том же самом недостатке, в какой впал его учитель, на тех же основаниях будет низложен обличением истины. Да он и низложен, и ересь его большею частью прекратилась. Почему и я миную ее, и поступлю опять к другой, простираясь вперед в изложении. Ибо действительно древние рассказывают миф, будто бы из множества аспидов, собранных в один глиняный сосуд и положенных в основания четырех углов каждого идольского капища, строившегося в Египте, если который аспид оказывался сильнее, то он нападал на других и пожирал их; оставшись же один, и не имея пищи, обращался к себе, и начинал есть с хвоста сам себя, пока не истребит некоторой части своего тела; и таким образом оставалось уже не целое пресмыкающееся, а только половина его; почему и называли его аспидогоргоном (ἀσπιδογοργόνα), что и дает нам разуметь, что было это в древности, а теперь сего уже нет, но уничтожено, как и эта ересь совершенно изгнана. Ибо и нами была опровергаема, и истреблена силою Христовою. Но, миновав и сию ересь, поступим, возлюбленные, далее.

Против Сатурнила, по пришествии Господнем третьей, а по общему порядку двадцать третьей ереси

1. После этого восстал некто Саторнил, заимствовавший начало оттуда же, разумею, от Менандра и прежних. Живя в Сирии, то есть, в Антиохии близ Дафны, показал он свету великое какое–то искусство и опытность вводить в заблуждение. Сии двое, Василид и Саторнил, были соученики. И Василид, удалившись в Египет, там проповедовал темные глубины своего заблуждения. А Саторнил, проводя время в указанном выше месте, подобно Менандру возвещал, что мир сотворен ангелами; но неведом единый Отец, и Он создал силы, начала и власти, ангелы же отдельны от всевышней силы, какие–то семь из них создали мир и что в мире; мир по разделу составляет долю каждого ангела. Сии ангелы, собравшись совокупно, замыслили и сообща создали человека по подобию приникшего свыше светлого образа, не в состоянии будучи удержать сие приникшее изображение, потому что немедленно вознеслось оно вверх, пожелали подражать ему; и создан ими человек не ради чего другого, но по таковому только предлогу. Поскольку, говорит Саторнил, приникший оный свыше свет в самих ангелах произвел некое возбуждение; то они, по любви к вышнему подобию, предприняли совершить сотворение человека. И как возжелали они вышнего света, исполненные любви к нему и удовольствия, когда он явился и исчез пред ними; то сих возлюбивших его ангелов, и невозмогших наполниться его любезностью, потому что этот свет в одно мгновение отделился вверх, по сей самой причине этот обманщик, как бы выведя на зрелище представляет сказавшими: «сотворим человека по образу и по подобию», усекая сказанное в книге Бытия Богом: «по образу и подобию нашему» (Быт.1:26). Слово же «нашему» выпускает Саторнил, чтобы ложная его мысль имела вероятность, ибо одни творят, образ же другого означается сими словами: «сотворим человека по образу и по подобию». Но когда человек сотворен, говорит еретик, ангелы, по бессилию своему, не могли довершить его творения, и лежал он и бился, на земле лежа наподобие пресмыкающегося червя, не мог же ни стать прямо, ни сделать что–либо другое, пока всевышняя сила, приникнув и умилосердившись ради собственного своего образа и вида, из жалости не послала искру своей силы, и таким образом ею не восставила и не оживотворила человека. Этою искрою, конечно, называет Саторнил душу человеческую. И поэтому сей искре непременно должно спастись, а всему прочему в человеке погибнуть, снисшедшему свыше по прошествии неких времен вознестись в горнее, а всему дольнему созданному ангелами, остаться здесь у них. О самом же Христе говорит этот обманщик, что приходил Он только в образе и одном виде человека и все делал, то есть родился, ходил, бывал видим, страдал призрачно.

2. От этого же лжеименной так называемый гносис (ἡ ψευδωνύμως καλουμένη γνῶσις) снова начинает возрастать в глубине его лукавства, начало и повод заимствовав от Симона, но увеличенное иным еще большим пустословием, как скажем это впоследствии в обличение его. Ибо Саторнил, рассуждая об ангелах, говорит, что и Бог иудеев есть один из них. Но он и прочие ангелы отделились от силы Божией; Спаситель же послан Отцом по общему решению сил для смирения Бога иудеев и для спасения уверовавших. Держащиеся же сей ереси имеют в себе искру всевышнего Отца. Ибо Саторнил утверждает, что в начале созданы были два человека, один добрый и один дурной. От этих двоих происходят два рода людей в мире — добрый и лукавый. А поскольку лукавым помогали демоны, то посему напоследок дней, говорит он, пришел Спаситель на помощь добрым людям и для низложения лукавых и демонов. Вступать в брак и рождать детей, по словам сего обманщика, — это от Сатаны. Посему многие из сих еретиков воздерживаются от употребления в пищу чего–либо одушевленного, чтобы притворным своим неведением кого–либо привлечь в свое заблуждение. О пророчествах же говорит тот же опять обманщик, что одни из них проречены силою творцов мира — ангелов, а другие — силою Сатаны. И сам Сатана, говорит Саторнил, есть ангел, противодействующий творцам мира — ангелам, а наипаче Богу иудеев.

3. Но когда говорит сие этот скотоподобный, непременно окажется исповедующим единого Бога, и все возводящим к единому единству единоначалия. Ибо если и ангелы творили, но вину бытия имели сами ангелы опять в силе свыше; то следует, что виновники сотворения человека — не они, но сила свыше, сотворившая ангелов, от которых произошло и сотворение человека. Ибо не орудие причина тому, что им сделано, но совершающий произведение орудием, которым производится дело, как и написано: не прославится пила без влекущего ю (Ис.10:15), и т. д. Так видим, что не меч причина убийства, но совершивший убийство мечем; колодка, в которую отливается что–либо из воска, сама собою не может произвести отливаемого; производит же это сделавший колодку и отлитое восковое изображение. Следовательно, не ангелы виновники, но Виновник — Сотворивший ангелов, хотя и запрещал им творить человека. Ибо или осуждает Саторнил неведение высшей силы и незнание того, что имело совершиться сверх ее воли, или признает, что по ее благоволению созданы и ангелы на пользу устроения человека, которого она пожелала создать, сотворив ангелов, и не воспретив им исполнить сие предприятие, то есть произвести слепок человека, как ухищренное это сотворение мифологично описывается у еретиков.

4. Посему опять должно спросить этого мифолога: знала ли превысшая Сила, что сделают ангелы? Да, говорит он. А если знала, то сделала это сама, а не ангелы. Если же хотя знала, но не желала этого, и ангелы без ее согласия исполнили это предприятие, то по какой причине не воспрепятствовала? А сели не имела возможности воспрепятствовать, то первый недостаток в том, что от нее получивших бытие ангелов расположила против себя, и уготовала себе же самой противление и огорчение; а второй в том, что, имея возможность, не воспрепятствовала, но содействовала в дурном деле, совершенном ангелами. Если же не содействовала и, хотев воспрепятствовать, не могла того сделать, то какая–то великая оказывается немощь в желавшей и не возмогшей. И полк получивших от нее бытие ангелов будет гораздо сильнее, нежели она сама — причина сих сотворенных ею ангелов. Итак, еретическое учение всем уличается в том, что больше впадает оно в несостоятельность, нежели сходится с истиною. Но если Сила, хотя знала, однако же по необходимости сотворила ангелов поступать непозволительным образом вопреки ее изволению, то опять впадет в другое несовершенство и, таким образом опять, по слову еретика, в превысшей Силе не окажется никакой полноты. Но еще продолжим спрашивать его: скажи нам ты, о премудрый, приникавший в окна, позволь сказать это в шутку над твоим сумасбродством, и приникнув видевший, как сотворены были ангелы, и тогда же усмотревший искусство, какое употреблено ими в сотворении человека, и исследовавший хитрое действование вышней Силы, знали ли они, что творят, или не знали? А не знав, чем принуждены были совершать это и неведении? Нет, говорит еретик, не не–знали, ибо известно им было, что намерены делать, Посему вышняя Сила знала ли, что ангелы предпримут это или не знала? Не не–знала. Посему для того и сотворила их, чтобы сделали это или нет? Нет, говорит он. Ибо только сотворила их, они же вопреки всевышней Силе вознамерились создать тварь. Поэтому они знали, а оная вышняя Сила не знала, по слову твоему, о неразумнейший всех людей. И составь устройства человеческого, и виновники его — ангелы будут в ведении, а сотворившая ангелов Сила в неведении? Но безрассудно и противно здравому смыслу признать, что дело гораздо совершеннее Художника, и Художник бессильнее сотворенных Им ангелов — этих виновников человеческого состава. Так по всему следует тебе признать необходимость возводить все к одному и тому же Творцу и к единому Его единоначалию.

5. Ибо не ангелы, но Бог Отец сотворил человека и все, по Своему благоволению; даже и не по совещанию с ангелами что–либо создано. Бог, сказав: «сотворим человека», присовокупил: «по образу Нашему» (Быт.1:26), а не только по образу, потому что для создания своего призывает Свое Слово — Единородного, как гласит об этом и на истине основанное мнение верных, и самое точное исследование истины, как и во многих других случаях ясно и пространно изложено нами исповедание о сем, а именно, что Отец к созданию с Ним человека призывает Сына, которым сотворил и все прочее. А я скажу, что призывает не только Сына, но и Святого Духа. Ибо «Словом Господа сотворены небеса, и духом уст Его — все воинство их» (Пс.32:6). Захочет ли или не захочет, разумею Саторнила, начальника этой ереси, но всем принужден он будет — единого Бога исповедать Богом и Господом, Творцом и Зиждителем всего, а вместе и человека. Но во всяком случае еретик сей будет постыжен как клеветник и в сказанном о пророках, и в неосновательном осуждении честного брака. Ибо Сам Господь наш Иисус Христос ясно возглашает в Евангелии и говорит согласно с пророком: яко Аз есмь глаголяй в пророках ту есмь (Ис.52:6), и еще: Отец Мой доселе делает, и Аз делаю (Ин.5:17). А чтобы показать, что делает Отец Его и Сам Он, спрашивавшим Его: надобно ли отпускать «жену свою по всякой вине» (Мф.19:3)? в ответ сказал: как написано? «сотвори Бог человека: мужа и жену сотвори их» (Быт.1:27); и еще чрез несколько слов: сего ради оставит человек отца своего и матерь: и прилепится к жене своей, и будета оба в плоть едину, и немедленно присовокупил, говоря: кого Бог сочета, человек да не разлучает (Мф.19:5–6). Так Спаситель всем научает, что Содетель человеков есть Бог всяческих и Его Отец. А что брак происходит не от Сатаны, но от Бога, то, во–первых, утверждает сие Господь: кого Бог, говорит он, сочета, человек да не разлучает: а еще и святой апостол: честна женитва и ложе не скверно (Евр.13:4). Но также обращает речь к овдовевшим, когда они еще в силах, говоря чрез Тимофея: юных же вдовиц отрицайся: егда бо рассвирепеют противу Христа, посягати хотят (1 Тим.5:11); и чрез несколько слов продолжая: пусть вступают в брак, рожают детей, управляют домом (1 Тим.5:14), и о браке постановляет Закон, что он от Бога, и по честности его дарован людям.

6. На клеветливые же предположения Саторнила о Божиих пророчествах, будто бы они не от Бога, можно представить тысячи возражений. Сам Единородный в тех местах, где благовествует о Своей лепоте, во–первых, говорит: Авраам отец ваш желал видеть день Мой; и виде, и возрадовался (Ин.8:56); и еще говорит: аще бысте веровали Моисеови, веровали бысте убо и Мне: о Мне бо той писа (Ин.5:46). Кто же из здравомысленных и получивших от Бога разумение не обличит обманщика Саторнила, зная, что Спаситель, в явление истины открывшийся во славе, не иначе показал славу Свою, как среди Илии и Моисея, которые в собственной своей славе были с Ним видимы? И все сему подобное, сказанное Самим Господом во всем Новом завете, составляет связь Закона и пророков и всего Ветхого завета с заветом Новым, потому что оба они от одного Бога. Например, Господь говорит: придут и упокоятся в недрах Авраама и Исаака и Иакова «во Царствии Небесном с востока», и так далее (Мф.8:11). Еще же таково пророчествуемое о Нем от лица Давидова: рече Господь Господеви моему: седи одесную Мене (Мф.22:44); и еще Им Самим сказанное фарисеям: несте ли чли? камень, егоже не брегоша зиждущий (Мф.21:42). И Лука утверждает, что Сам Спаситель в воскресении из мертвых явился на пути Нафанаилу и Клеопе, и напомнил им из пророков, что тако подобаше пострадати Христу, и воскреснути от мертвых в третий день (Лк.24:46). И вообще, пришествие Господа во плоти ни в чем не разногласит с предречениями пророков.

7. Но сим пусть кончится сказанное о Саторниловой ереси, чтобы не тратить мне времени, занимаясь глупыми вопросами Саторнила и опровержением его. Перешедши же от нее по порядку, раскрою ересь Василида, бывшего соучеником Саторнилу и разделявшего то же с ним заблуждение. Ибо они имеют нечто общее, как бы друг у друга заимствовавшие яд, по известной пословице: как аспид, заняв яду у ехидны. Ибо и в школе, и в собрании один с другим вместе, но каждый сам по себе защищал свою ересь, и худое брали они друг у друга, а разногласие между собою удерживали. Итак, Саторнил ли, подобно ехидне, войдя в общение с древнейшими, передал Василиду, или последний первому: яд их, как равно губительный, и от таких пресмыкающихся происходящий, но учением Господа, как противоядием, ослабленный и уничтоженный, пусть будет нами отложен в сторону; мы же возлюбленные, призвав Бога на помощь, поступим далее.

Против Василида, четвертой и двадцать четвертой ереси

1. Василид, как объявлено было выше, направив свое шествие в землю египтян, там проводил время; потом приходит в страны Просопита и Атрибита и даже в Саис [и Александрию], и в область или округ (νομός) Александрии. Ибо египтяне называют округом окрестность каждого города, или сопредельную с ним область. А и в этом любослов может найти для себя пользу при любознательном изучении и объяснении благочестивого состава и изложения тех мест в божественном Писании, которые иных ввергают в недоумение по их неопытности. Ибо где у святого пророка Исаии найдешь, что написано об округах (περὶ νομῶν) городов египетских, как, например, Танеса или Мемфиса, или об округе Бубаста, там словом «округ» по–египетски означается «окрестность», какого бы то ни было, города. И это пусть истолковано будет для любознательности. В таких–то местах упомянутый прежде обманщик имел пребывание, в них–то появляется ересь его, и доныне там процветающая, от его учения получившая повод к своему появлению. И начинает там проповедовать выше соученика своего — обманщика, оставшегося в Сирии, и, конечно, с тою мыслию рассуждает о предметах более возвышенных, нежели Саторнил, чтобы больше обморочить тем слушателей, понравиться толпе и собрать учеников большее число пред товарищем своим Саторнилом. Наконец, преизобилуя какими–то мечтательными мифами, начинает так, а если говорить правду, не из своего понятия предлагает нам опасное и губительное учение, но начала этого заимствует у Саторнила и у Симона, опровергнутого нами прежде. Но за то же самое хочет взяться иначе, и мифословиям придать большую важность; именно, говорит: Нерожденное (τὸ Ἀγέννητον) было одно — един Отец всех. От Него, говорит, исшел Ум (Νοῦς), от Ума — Слово (Λόγος), от Слова — Мышление (Φρόνησις), от Мышления же — Сила (Δύναμις) и Мудрость (Σοφία), от Силы же и Мудрости — начала, власти, ангелы (ἀρχαὶ ἐξουσίαι ἄγγελοι). От этих же сил и ангелов получило бытие первое высшее небо, и от них же произошли другие ангелы; ангелы же, получившие от них бытие, сотворили потом второе небо, и еще они же сотворили ангелов, и сии последние, от них происшедшие, сотворили потом третье небо, и таким образом за одним небом устрояющие другое и еще другое, число небес от самого высшего до сего нашего неба довели до трехсот шестидесяти пяти.

2. Но нерассудительным свойственно будет поверить безумному пустословию Василида, а для смысленных легко изобличаемыми и сумасбродными окажутся и слово его и мнение. Ибо увидят, до какого чрезмерного и неопределимого развращения дошел он в мнении своем. Потому что, как бы поэтическим каким вдохновением выведенный из ума, жалкий этот человек определяет и дает имена каждому небесному князю, чтобы именами, какие вымышляет, приобрести веру не имеющих здравого ума, на пагубу душе обольщенных. Но между тем обманщик этот не переставал заниматься чародейными хитростями и разысканиями. Напоследок же говорит, что видимая тварь приведена в бытие ангелами, пребывающими на сем ближайшем к нам небе, и силою, которая на сем же небе. Бога называет одним из сих ангелов; говорит, что один только, в отдельности взятый, есть Бог иудеев; и Его–то, сопричисляя к ангелам, ставя в один ряд с поименованными, подражательно утверждает Василид, что им сотворен человек, что вместе с ним ангелы разделили мир, что при разделе по жребию, кинутому множеством ангелов, Ему достался род иудеев. Так хулит не другого кого, а Самого Вседержителя Господа, Который один есть истинный Бог. Ибо Его исповедуем, что Он есть Отец Господа нашего Иисуса Христа. А Василид, отрекаясь от Него, хочет представить Его одним из именуемых у него ангелами, как это объявлено мною прежде, в жребий которого вошли иудеи; и Он–то, превосходя других ангелов высокомерием, изводит сынов Израилевых из Египта высотою собственной Своей мышцы, потому что отважнее и высокомернее других. Вследствие сего по высокомерию, хульно говорит обманщик, сей самый Бог восхотел покорить роду израильскому все другие народы и для сего готовил войны. Да и многое другое не стыдится выговорить этот прежалкий, развязав язык и подъяв уста на Святого Бога. Ибо говорит: за сие–то и другие народы нападали войною на этот народ и причинили ему много бедствий, по соперничеству других ангелов, потому что они, раздражившись, как презираемые Богом иудеев, и сами собственные свои народы, какой кому из них достался, возбудили против народа израильского; и от этого восставали у них непрестанные войны и нестроения.

3. Вот убедительность обманщика! Подобно сему о Христе думает он как о являвшемся призрачно. Говорит же, что во Христе видимое — мечта, а не человек, что Христос не воспринимал на Себя плоти. Слагает же для нас новое лицедейное произведение этот новый лицедей, в слове о кресте Христовом говоря, что пострадал не Иисус, но Симон Киринейский. Ибо когда Господь был уже вне Иерусалима, как видно по связи евангельского повествования, задеша некоему Симону Киринею понести крест (Мк.15:21; Мф.27:32). В этом Василид находит для себя случай сложить свое сказание и говорит, что Господь Симона во время несения им креста преобразил в Свой вид, а Себя в вид Симонов, и Симона вместо Себя предал на распятие. Когда же был Он распинаем, Иисус стоял тут невидимо, посмеиваясь над распинающими Симона. И Сам вознесся в пренебесные страны, предав Симона на пригвождение ко кресту, и не пострадав удалился на небо; распят же был Симон, а не Христос. Ибо Иисус, говорит Василид, достигши неба, прошел все силы, пока не возвратился к Отцу Своему. Ибо Он, продолжает Василид, есть поименованный прежде Сын Отца, посланный в помощь сынам человеческим по причине нестроения, какое Отец видел у людей и у ангелов, и, прибавляет еретик, Он, пришедший и нам одним открывший сию истину, есть спасение наше. Таковы отрывки из мифологии сего обманщика. Но поскольку с этого времени оказывает успехи и нечистота, получившая начало от Симона, то Василид дозволяет учащимся у него совершать всякого рода дурные дела и непотребства, учит мужчин, вверившихся ему, по какому–то дурному произволу, смешению со многими женщинами. Апостол говорит на них и на подобных им: «открывается гнев Божий» и праведный суд на «содержащих истину в неправде» (Рим.1:18). Ибо по сей причине, то есть по сладострастию, многие впадают в ересь, находя в ней возможность небоязненно в удовольствие свое совершать дела срамные.

4. А еще учит и развращает еретик, говоря: не должно быть мучеником. Ибо мучимый окажется не заслужившим награды , терпя мучение за Того, Кто создал человека; потому что терпит за распятого Симона. Откуда и будет ему награда, когда умирает за распятого Симона, исповедует же, что делает это ради Христа, между тем как не знает сего, умирая за неизвестного ему? Посему должно отрекаться от веры и не идти на смерть не рассудив.

5. Но явно будет, что Василид выводит на души диавольскую силу, уча их отречению от веры, когда Сам Господь говорит: иже отвержется Мене пред человеки, отвергуся его и Аз пред Отцем Моим, Иже на небесех (Мф.10:33). Обманщик же на сие возражает: мы, говорит он о себе, люди, все же прочие свиньи и псы, а потому Господь сказал: «не пометайте бисер пред свиньями, ни дадите святая псом» (Мф.7:6). Еретик скрывает неправду свою от имеющих ум, открывает же своим ученикам и введенным от него в обман. Ибо действительно, что у них говорится и делается, срамно есть и глаголати (Еф.5:12). Василид говорит, что должно исповедовать истину пред человеки, человеки же мы, а прочие свиньи и псы, как сказано было прежде. Говорит также, что только об Отце и о таинстве Своем никому не должно открывать, но в молчании содержать это в себе самих; открыть же разве одному из тысячи или двоим из десяти тысяч. И присовокупляет, говоря ученикам своим: вы все познавайте; вас же не знает пусть никто. Сам он и его последователи, будучи спрошены, говорят, что они не иудеи, и христианами еще не были, но всегда отрекаются, в молчании держат в себе веру и никому не открывают ее, избегая стыда своего, но страху подвергнуться ему срамными делами и дурным своим учением.

6. Начало же этой негодной ереси причиною своею имело вопрос и речь о том, откуда зло. О всяком дела его покажут, каков он. Худое, а не доброе покупает тот, кто делает зло, как и Писание говорит: ищущих «злая постигнут злая» (Прит.11:37). Ибо некогда зла не было, и корень порока не появлялся, и зло не имело постоянного бытия; зла не было некогда; внесенное же по случаю, оно есть в каждом из делающих зло: когда не делаем зла, его нет, как объяснено это в сказанном выше. Ибо Господь, сотворив вселенную, говорит: се вся добра зело (Быт.1:31), показывая, что зло не издревле, что его не было вначале, пока не начато человеком. От нас оно бывает, и от нас не бывает. Посему, от того, что всякий человек может не делать зла, и может делать зло, — когда делает, зло есть, и когда не делает, зла нет. Итак, где же корень зла, или постоянное бытие лукавства?

7. Но весьма неразумную речь выговорил Василид, сказав, что Сила извела из себя Ум, а Ум — Слово, а Слово — Мышление, а Мышление — Силу и Мудрость; от Силы же и Мудрости — власти, силы и ангелы. Он говорит также, что превысшая из них сила и начало есть Абрасакс (Ἀβρασάξ), потому что в слове Абрасакс по вычислению заключается число триста шестьдесят пять, так что из этого покушается составить доказательство своего мифа о трехстах шестидесяти пяти небесах. Стараясь сим небесам математически распределить местоположения, и привести их в один состав, тщательно о сем заботится. Ибо пустые положения приняв своеобразно, сам Василид и его последователи обратили в причину собственного своего исполненного чувственных образов и заблуждений лжеучения и хотят состав их произвести из подобных, как мною сказано прежде, вычислений Абрасакса, заключающего в себе число триста шестьдесят пять; доказывая тем же, что и год имеет триста шестьдесят пять дней — число полного своего обращения. Но не устояло это сумасбродное рассуждение Василида, потому что год оказывается состоящим из трехсот шестидесяти пяти дней и трех часов. Потом еретик говорит: отсего и человек имеет триста шестьдесят пять членов, так что каждой силе уделяется один член; но и в этом нетвердо его хитропримышленное и ложное учение; потому что у человека триста шестьдесят четыре члена.

8. Но блаженный Ириней, преемник апостолов (ὁ τῶν ἀποστόλων διάδοχος), подробно разбирая сие, чудесно изобличил скудоумие и бессилие Василида. Опровергнется и ныне пустословие сего еретика, снисшедшего свыше и ясно рассмотревшего горнее, лучше же сказать, ниспадшего свыше от цели истины; потому что, если сие небо, по словам его, приведено к бытие ангелами, а ангелы сии — другими высшими, а высшие — еще высшими, то найдется превысшая сила, называемая Абрасакс, все сотворившая и причина всех существ; и окажется, что без нее ничто не приходило в бытие, как скоро она возвещается ими как причина и первый архетип (τὸ πρῶτον ἀρχέτυπον), и так называемый ими недостаток (ὑστέρημα) сего мира не от кого другого произошел, но от этого первого начала, от этой причины всего происходившего впоследствии. Но спросить должно Василида: на каком основании к такому множеству ведешь нас, мудрец, а не к Началу паче, то есть к Единому Богу Вседержителю? По всему, говоря так или иначе, единым Виновником всего признать должно Владыку. Но и касательно предположения о Христе ответствуй, слагатель мифичного этого произведения. Если распят Симон Киринеянин, то не Иисусом совершено наше спасение, а Симоном, и мир не может надеяться, что спасется Иисусом Христом, который не страдал. Не может спасти и Симон, будучи не иное что, как простой человек. А вместе клеветою своею и осуждает Василид единородного Сына Божия, если благий Господь вместо Себя другого предал насильственной смерти. И такое дело будет какою–то уже грезою, лучше же сказать, чем–то недобрым и ухищренным, если Господь, с какою–то ухищренностью скрыв Себя Самого, предал за Себя другого. И твое буесловие, Василид, клевещущее на истину, окажется не имеющим силы, но обличаемым самою истиною как вводящее этот несостоятельный вымысел.

9. Ибо сего ересиарха всем обличает истина в Ветхом и в Новом завете. Всякому явно, что Христос добровольно исшел на страдание и по собственному Своему желанию, по воле Отца Своего, по благоволению Святого Духа принял плоть, вочеловечившись среди нас, в совершенстве Бог от начала, рожденный от Отца безначально и безлетно, в последние же дни не погнушавшийся пребыть во утробе Девы, создавший себе плоть, родившийся истинно, и вочеловечившийся действительно, чтобы в сей самой плоти за нас пострадать и отдать душу за овец Своих. Посему обличает еретиков, говоря: «вот, мы восходим в Иерусалим, и Сын Человеческий предан будет» и убиен; «и в третий день воскреснет» (Мк.10:33–34), а сынам Зеведеевым сказав: «можете ли пить чашу, которую Я буду пить?» (Мф.20:22). Так и апостол Петр говорит: «быв умерщвлен по плоти, но ожив духом» (1 Петр.3:18); и еще: Который «пострадал за нас плотию» (1 Петр.4:1). И еще Иоанн сказует: если кто «не исповедует Христа, пришедшего во плоти», сей есть антихрист (1 Ин.4:3). А святой Павел говорит: вкусив смерти, «смерти крестной» (Флп.2:8). Так и Моисей предвозвещая сказал: увидите живот наш, висящий пред вами на древе (Втор.28:66). Живот же наш — не Симон Киринеянин, но за нас Пострадавший, чтобы нас разрешить от страстей и, умерши плотию, соделаться смертью смерти, чтобы сокрушить жало смерти, снисшедши в преисподнюю сломить адамантовые запоры. Соделав это, вывел Он пленные души, и ад соделал пустым.

10. Итак, Христос не соделался виновником смерти Симоновой, сам себя предав на смерть. Что говоришь ты, несчастнейший всех человеков? Не мог разве Христос свободно говорить с распинателями и удалиться от них, если бы не восхотел быть распятым. Но смелую шутку, по–твоему, делает Божие Слово, другого вместо себя предал на смерть и распятие Вещающий: «Аз есмь истина и живот» (Ин.14:6). Но жизнь не может уготовлять другому смерти. И истина не сокроет совершаемого ею действительно, и не покажет одного вместо другого. Ибо истина окажется уже не истиною, производя заблуждение, скрывая дело свое и действуя измышлением противного. И одним словом, скажу так, чтобы не длить речи, по всему «горе миру от соблазн» (Мф.18:7) и от «творящих беззаконие» (Мф.13:41). Как многие обрели сами себе тьму и другим за ними вверившимся тьме их! Но благоразумным явна будет истина. А произведение Василида и подобных ему изобличит себя, что оно есть дело заблуждения.

И сие пусть будет сказано мною об этой ереси и об этом мифе. После сего перейду к другой ереси, Ибо кому сама собою не будет видна такая ересь — это миф, как что–то похожее на рогатую змею, зарытая в песке, а рогом выставляющаяся на воздух, и причиняющая гибель встречающимся с нею. Но и рог грешных Господь сокрушил, вознесется же только рог праведного (Пс.74:11), то есть вера в истину. Почему и сего еретика сокрушив учением истины, за ним перейдем к следующим ересям, призвав на помощь Бога, которому слава и честь и поклонение во веки веков, аминь.

Против николаитов, пятой и двадцать пятой ереси

1. Николай был один из семи диаконов, избранных апостолами вместе со святым и первомучеником Стефаном, с Прохором, Парменом и другими. Он, пришедши из Антиохии, делается прозелитом. А потом, приняв слово о проповеди Христовой, и сам присоединен был к ученикам и между предпочитаемыми имел первенство. Поэтому причислен к избранным тогда для попечения о вдовицах. Но впоследствии и в него вошел диавол и обольстил сердце его уязвиться одним и тем же заблуждением с древними, о которых сказано было прежде, даже больше, нежели они. Ибо, имея благообразную жену и воздерживаясь от общения с нею, как бы из подражания тем, которых видел он прилепившимися к Богу, до некоторого времени пребывал в терпении. Но не мог до конца совладеть с своим невоздержанием, а напротив того, восхотев, как пес, возвратиться на свою блевотину (2 Петр.2:22), уловляя себе некие недобрые предлоги в оправдание непотребной своей страсти, придумывал, что более было для него выгодно. Потом, не успев в своем намерении, беззаботно стал жить со своею женою. Но стыдясь этой уступленной им над собою победы и боясь, что дело будет открыто, осмелился говорить, что, если кто не предается каждый день похоти, то не может он получить жизни вечной. Ибо от одного предлога перешел к другому. И видя, что сожительница его замечательна по красоте и ведет себя смиренно, возревновал ей и, по своему распутству судя и о других, сначала стал весьма дурно обходиться со своею супругою и в речах возводить на нее некоторые клеветы. А наконец, унизился не только до плотских дел, не противных еще естеству человеческому, но и до богохульных мыслей, до развращения нравов и до лукаво вкрадывающихся заблуждений.

2. И с сего времени начинают появляться на зло миру сеятели лжеименного гносиса, разумею гностиков (Γνωστικοί), и Фибионитов (Φιβιωνῖται), и так называемых учеников Епифана, стратиотиков (Στρατιωτικοί), левитиков (Λευιτικοί) и многих других. Каждый из сих еретиков, соглашая ересь свою со своими страстями, придумывал тысячи путей к пороку. Ибо некоторые из них прославляют какую–то Барбело (Βαρβηλώ), о которой говорят, что она в высоте на восьмом небе. Она же, по словам их, произведена Отцом. Сказывают, что она матерь, по словам одних, Ялдабаота (Ἰαλδαβαώθ), а по словам других, Сабаота (Σαβαώθ). Сын же ее с какою–то дерзостью и с насилием овладел седьмым небом. И говорит о себе подчиненным: «я первый, и я последний, и кроме меня нет другого Бога». А Барбело услышала это слово и заплакала. И она же в благообразном некоем виде является всегда князьям, похищает у них в похоти изливаемое семя, очевидно, для того, чтобы снова возвратить силу свою рассеянную в разных. И, таким образом, на основании такого предположения, Николай внес в мир таинство своего сквернословия. И некоторые из упомянутых выше, как сказал я, при великой ухищренности во зле, учили, о чем и сказать непозволительно: предаваться смешению со многими женами и делать крайне срамным, как и святейший апостол в одном месте говорит: «о том, что они делают тайно, стыдно и говорить» (Еф.5:12). Но желающему видеть, что Дух Святой противопоставляет в опровержение Николаевой ереси, можно узнать сие из Откровения святого Иоанна, который от лица Господня пиша одной из церквей, то есть епископу там поставленному при жертвеннике с силою святого ангела, говорит: «но се в тебе хорошо, что ты ненавидишь дела николаитов, их же и Аз ненавижу» (Отк.2:6).

3. Другие же еретики, подобно николаитам, чествуя какую–то Пруник, опять на основании сего примышления срамных дел, удовлетворяя своим страстям, мифословно говорят: силу Пруник (τῆς Προυνίκου τὴν δύναμιν) собираем из тел в истечениях, разумею в семени и в месячных очищениях. Об этих еретиках несколько после сего, когда станем говорить о них единственно, расскажу подробнее не для того, чтобы осквернить слух слушателей или читателей, но чтобы в разумных возбудить большую ненависть к учению еретиков, и большее отвращение к деланию худого, — не клевеща на заблудших, но по истине до очевидности выставив наружу, что у них делается. Другие же из сказанных прежде прославляют Ялдабаота, говоря, что он, как было сказано, первый сын Барбело, и ему должно, говорят они, воздавать чествование за то, что многое открыл он. Отсего и выдают какия–то книги, слагая их от имени Ялдабаота, и составляют тысячи варварских именований началам и властям, на каждом небе душе человеческой противодействующим. И короче сказать, великие козни человеческому роду устрояются заблуждением сих еретиков. Другие же еретики прославляют так же Кавлакава (Καυλακαῦ), называя так одно некое начало, и усиливаясь на воображение неопытных действовать ужасными именованиями, и варварским составлением сих именований. Опытным же, от Бога приявшим благодать в каждом именовании и предположении искать истинного боговедения, но сами ли собою обличаются и разрешаются учения мифословной еретической прелести?

4. Если наименуют Пруник, то все это отрыгнуто сладострастием сердца. Ибо всякое действие, называемое по имени Пруник (προυνικευόμενον) оказывается соименным похотливости и покушению на растление. И кто обесчестил девство, о том употребляется это эллинское выражение «ἐπρουνίκευσε τήνδε», а потому и описывавшие эротические дела обманщики эллинов в мифах, говоря о красоте, писали так: «красота пруника (κάλλος προύνικον)». Да и о слове Кавлакав (Καυλακαῦ) кто из знающих не посмеется тому, что еврейские хорошо выговоренные речения и хорошо переведенные на эллинский язык, и ныне для знающих по–эллински ясные и ничего трудного в себе не имеющие, еретики обращают в символические знаки, в образы, в осуществленные начала и, так сказать, в кумиры, при мечтательности всевая заблуждение в людей простых, чтобы чрез них рассевать свое срамное и исполненное мифом искусство? Ибо «кавлакав» написано у Исаин в двенадцатом видении, где пророк говорит: печали на печаль, надежды к надежди, еще мало, еще мало ожидай (Ис.28:10). К сим речениям приложу здесь вполне самые еврейския слова, как написано. Ибо: σαυλασαῦ σαυλασαῦ переведено печали на печаль, καυλακαῦ καυλακαῦ — надежды к надежди, ζιηρσὰμ ζιηρσὰμ — еще мало, еще мало ожидай. Итак, где же миф еретиков? Где это порождение мечтательности? Откуда плевелы в мире? Кто принудил людей привлекать гибель на самих себя? Ибо если они зная превратили имена в мечту, то очевидно сделались виновниками гибели сами для себя. Если же не зная говорили, чего не ведали, то нет ничего столь жалкого, как они. Ибо действительно сие вовсе неразумно. И можно видеть это всякому, приявшему разумение от Бога. Ибо еретики из сладострастия губили и губят себя и доверяющих им. Дух лести, подобно дуновению в рожок, разными движениями каждого из неразумных возбуждает против истины. И самый рожок этот есть подобие того змия, в котором говорил лукавый и обольстил Еву. В подобие оному образу и этот рожок устроен на обольщение людям. И смотри на тот вид, какой представляет из себя сам играющий на рожке. То кверху поднимает он голову, то опускает книзу, подобно змию клонит и вправо, и влево. Сии виды принимает на себя и диавол, чтобы явною сделать хулу на небесное и в ничто обратить земное, вкупе объять вселенную и одесную и ошуюю причиняя вдавшимся в заблуждение и обольстившимся оным, как обманчивыми звуками мусикийского орудия.

5. Другие же некоторые из еретиков примышляют какие–то пустые имена, говоря, что были тьма, бездна и вода, посреди же них дух производил разграничение их. Но тьма была раздражена против духа и ненавидела его, и эта тьма, убегая вверх, была объята духом. И родила, говорят, какую–то так называемую Митру (Μήτρα), которая, родившись, имела общение с тем же духом. От Митры произошли четыре некие эона, от четырех же эонов другие четырнадцать, и пришли в бытие десница (δεξιά) и шуйца (ἀριστερά), свет (φῶς) и тьма (σκότος). Впоследствии же после всех них произошел некий срамной Эон (τινα αἰσχρὸν αἰῶνα), и он смесился с упомянутою прежде Митрою. От сего–то срамного Эона и от Митры произошли боги, ангелы, демоны, и семь духов. Но сама собою открывается смешная сторона в заблуждении еретиков. Сначала именуя и определяя единого отца, впоследствии представили многих богов, показывая тем, что заблуждение само против себя вооружает произносимые им лжи и само себя разрушает по мере того, как истина непрестанно отыскивается во всех частях.

6. Посему, что скажу тебе, Николай? О чем буду держать с тобою речь? Откуда приносишь ты нам срамного Эона, корень лукавства, родотворную Митру, многих богов и демонов? Апостол, сказав: аще и суть глаголемии бози (1 Кор.8:5), — дает тем видеть, что их нет. Ибо словом глаголемии показал, что бытие их только на словах, ипостасно же они не существуют, а пребывают только в предположении некоторых. Но нам, говорит апостол, очевидно постигшим ведение истины, един Бог (1 Кор.8:6). И назвал Его не Богом глаголемым, но Богом истинно сущим. Если же нам един Бог, то нет многих богов. И Господь в Евангелии говорит: да знают Тебе единого истинного Бога (Ин.17:3), чтобы опровергнуть мнение тех, которые разглашают мифы и допускают многобожие. Ибо у нас един Бог, Отец и Сын и Святой Дух, три ипостаси, единое господство, единое Божество, единое славословие (εἷς γὰρ ἡμῶν ἐστιν ὁ θεός, πατὴρ καὶ υἱὸς καὶ ἅγιον πνεῦμα, τρεῖς ὑποστάσεις μία κυριότης μία θεότης μία δοξολογία), а не много богов. Как же на тебе, Николай, исполняется изречение Спасителем: «есть скопцы, которые оскоплены от людей; и есть скопцы, которые из чрева матернего родились так; и есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для Царства Небесного» (Мф.19:12)? Посему, ежели есть скопцы ради Небесного Царствия, как же ты сам себя и доверившихся тебе ввел в обман похотливостью и срамными делами, содержа истину Божию и поучая ей в неправде (Рим.1:18)? Как исполняется тобою сие: «относительно девства я не имею повеления Господня, а даю совет, как получивший от Господа милость, хорошо человеку оставаться так» (1 Кор.7:25–26); и еще: дева «заботится о Господнем, как угодить Господу, чтобы быть святою и телом и духом» (1 Кор.7:34)? И сколько можно еще сказать о чистоте, воздержании и девстве? Ибо у тебя всякая грязь нечистоты бесстыдно определяется. Но у меня да будет здесь предположено целью воспользоваться сими двумя или тремя изречениями для опровержения смешной ереси перед читателями.

7. Поступая же по порядку далее, покажу, что сопряженная с сею ересью другая подобна заросшему травою лесу, или кустам сплетшихся повсюду тернов, или сухому на поле множеству дерев и древесных обломков, приготовленному на сожжение, ибо растлевается она сею ересью жалкого Николая, как одни тела заражаются от привившихся к ним злокачественных чирьев или проказы других тел. Так отчасти соединены описываемые нами еретики, которые у Николая и у бывших прежде него, разумею Симона и других, нашедших предлоги своим учениям, называются гностиками (Γνωστικοί), но вполне достойны имени осужденных (κατάγνωστοι) за негодность и срамоту их нечистых дел. Почему и сего недолго жившего воздержно, а потом сделавшегося отступником воздержания, подобно водяному ужу пресмыкающемуся, из воды вышедшему на сушу и вскоре возвратившемуся в воду, поразив и изгубив тростью, данною в руки Христом, перейдем к следующей ереси.

Против гностиков–борборитов, шестой и двадцать шестой ереси

1. Еще эти гностики, люди, различно вовлеченные в обман Николаем, произросли в мире, как плоды горести (Евр.12:15), что явно и удобно для дознания истины всякому, скажу это не только о верных, но даже и о неверных. Ибо говорить о матке (τὸ Μήτραν), о срамоте и о другом не покажется ли смешным всякому человеку, эллину и варвару, мудрому и неразумному? Но большое несчастие и самое великое, так сказать, бедствие, что эти осужденные и заблудшие началовожди ересей устремляются и восстают на нас, подобно множеству диких зверей, производя у нас мифотворным своим заблуждением тревогу, смрад, уязвления и крушения. Они же, вступившие в союз с оным Николаем, от него, как от пустого змеиного яйца скорпионы, или порождения аспидов, привносят еще к нам некие пустозвонные именования и слагают книги, одну из них называя Норией (Νωρίαν), и понятия эллинского суеверия переделывая в мифологичное для самих эллинов сказание и произведение воображения, таким образом соплетают ложь с истиною. Ибо говорят, что эта Нория есть жена Ноева; называют же ее Нориею, чтобы, рассказанное эллинами по–эллински переделав в варварские именования, ввести в обман обольщаемых ими, и чтобы именем Нории перевести имя Пирры, ибо νοῦρα по–еврейски (не на древнем, впрочем, языке, а на сирийском наречии) значит «огонь (πῦρ)». Но «огонь» у евреев на древнем их языке называется ἡσάθ. Поэтому они случайно, по неведению и неопытности, употребили сие имя. Ибо жена Ноева была не Пирра (Πύῤῥα), известная у эллинов (эллины утверждают, что Пиррою называлась жена Девкалиона), и не Нория, вымышленная ими, но Бартенос (Βαρθενώς). Потом представляют причину сии снова предлагающие нам Филистионовы сказки, а именно, что, часто изъявляя желание быть с Ноем в ковчеге, не получила на сие дозволения, так как князю, говорят они, создавшему мир, угодно было вместе со всеми другими погубить ее в потопе; она же садится в ковчег и зажигает его, не раз и не два, но много крат, и в первый и во второй и в третий раз. Поэтому–то и самое строение Ноева ковчега продолжалось многие годы, ибо неоднократно был он поджигаем ею. Ибо Ной, говорят они, покорен был князю, а Нория открыла вышние силы, и одну из сил, Барбело, супротивную князю, как и другие силы; и утверждала, что похищенное у вышней матери князем, сотворившим мир, и другими с ним богами, ангелами и демонами, должно собрать у силы, заключающейся в телах, посредством истечений (διὰ τῆς ἀποῤῥοίας) — как мужских, так и женских.

2. Одним словом, прихожу в изнеможение, показывая всю непроницаемость их тьмы, ибо много времени потратил бы я, если бы захотел подробно здесь говорить о составленном ими касательно сего ряде вымыслов, по одиночке пересказывая нелепые положения лжеименного их гносиса. Иные же из них, различно опять смотря на дело, поражая взоры людей и сами себя мороча, вводят какого–то пророка Баркаббу (Βαρκαββᾶν τινα προφήτην), достойного их наименования, ибо καββᾶ на сирийском наречии значит «блудодеяние (πορνεία)», а на еврейском — «кровожадность (φονοκτονία)», и еще оно же означает четвертую часть меры. Презрения и смеха, лучше же сказать, негодования достойно это название для знающих его значение на собственном их языке. Приводят же нам из сего удивительного пророка срамное сказание, чтобы убедить нас иметь сближение с растленными телами и утратить горнюю надежду, не стыдясь, что снова теми же словами пересказывают эротические блудодеяния Киприды. Другие же из них вводят еще подложное какое–то завлекательное сочинение и этому произведению дают имя, называя его благовестием свершения (εὐαγγέλιον τελειώσεως). А в действительности это не благовестие, но печаль свершения (πένθος τῆς τελειώσεως), ибо вся полнота смерти заключается в этом диавольском посеве. Иные же не стыдятся говорить о благовестии Евы (εὐαγγέλιον Εὔας); ибо семя диавола предлагают под именем Евы как обретшей слово — гносис из откровения беседовавшего с нею змия. И как при несостоятельном рассудке упившегося и заговаривающегося бывает и речь неровна, но одно произносится со смехом, а другое наполнено скорби, так и слово обманщиков сделалось во всех отношениях посевом порока.

3. Начинают же глупыми свидетельствами и видениями и возвещают их в своем благовестии, ибо говорят так: «стал я на высокой горе, и увидел человека рослого и другого изуродованного, и слышал как бы глас грома, и приблизился, дабы явственнее слышать, и проглаголал он мне, и сказал: я — ты и ты — я, и где ты ни бываешь, там и я, рассеян во всех; и в чем ни пожелаешь, собираешь меня, собирая же меня, собираешь себя». И вот подлинное диавольское сеяние, до чего совратило оно ум в человечестве! В какие глупости и несообразности отвлекло от слова истины! Для имеющего ум нет почти необходимости делать опровержение этого Писанием, или примером, или чем–либо другим, ибо здравому рассудку явны и очевидны и произведение их буесловия и работа прелюбодеев. Вводя это и подобное этому, под предлогом гносиса присоединившиеся к Николаевой ереси отпали от истины, не только совратив ум поверивших им, но и тела и души их поработив блуду и смешению со многими. Ибо и самое собрание свое сквернят срамотою смешения со многими и, касаясь человеческих плотей и нечистот и едя их. Почему не осмелюсь высказывать все, разве буду сколько–нибудь вынужден к сему чрезмерностью сердечной моей любви о безрассудных их делах; изумляясь тому, в какое множество и в какую глубину зол враг человеческий диавол ведет покоряющихся ему, так что оскверняются и ум, и сердце, и руки, и уста, и тела, и души уловляемых им в этом великом помрачении. Но боюсь, чтобы, если открою этот великий яд в его целости, подобно лицу некоего змея василиска, не послужило сие паче ко вреду, нежели к исправлению читателей. Ибо действительно сквернят слух и хульный свод великой дерзости, и этот сбор и это описание срамоты, и эта грязная (βορβορώδης) отвратительность подлого студодеяния; по этому свойству у некоторых называются они борборитами (Βορβοριανοί), а другие зовут их коддианами (Κοδδιανοῦς) (а κοδδά на сирийском наречии значит «тарелка», или «блюдо»), потому что иные не могут есть вместе с ними, но особо подают кушанья сим оскверненным. И как по их скверноте никто не может вкусить с ними вместе даже хлеба, то по сей причине живущие в одном с ними доме, почитая их отлученными, прозвали коддианами. Они же в Египте называются стратиотиками (Στρατιωτικοί) и фибионитами (Φιβιωνῖται), как отчасти сказано мною о сем выше. А некоторые зовут их закхеями (Ζακχαίους), другие же — барбелитами (Βαρβηλίτας). Впрочем, поскольку невозможно мне будет умолчать обо всем; то принужден я говорить. Ибо и святой Моисей, исполненный Духа Святого пишет: если кто увидит убийство и не известит, то да будет таковой проклят. Почему не могу и я великого этого убийства, великого этого убийственного дела, прейти молчанием и не обнаружить сего вполне. Ибо показав это падение, как кладезь погибели, в разумных, может быть, произведу страх и ужас, чтобы разумные не бежали только, но побили камнями этого в бездне извивающегося змия и василиска, и никто не смел даже к нему приближаться. И сие, уже сказанное о них, как из многого немногое, да составит часть всего.

4. Перейду же в самую глубину смертоносного о них сказания (ибо разное у них учение об их удовольствии): во–первых, жен своих имеют они общими, и если приходит какой гость, держащийся того же с ними догмата, то у них есть знак у мужчин к женщинам и у женщин к мужчинам, — именно, протягивают руку для пожатия и снизу ладони производят прикосновением какое–то щекотание, давая тем знать, что прибывший одного с ними исповедания. После сего, уже зная друг друга, тотчас обращаются к угощению; и хотя бедны, предлагают обильные яства мясные и вина; по окончании сего пиршества, когда жилы от пресыщения, так сказать, станут полны, предаются неистовству похоти; муж, удаляясь от жены, говорит супруге своей такие слова: восстань, сотвори любовь (τὴν ἀγάπην) с братом. И несчастные совокупляются между собой (μιγέντες ἀλλήλοις) и — о, поистине стыжусь говорить о совершаемых у них развратах, ибо, по слову святого апостола, о происходящем от них «развратно и говорить» (Еф.5:12)! однако же не постыжусь сказать о том, что не стыдятся они делать, дабы всеми способами произвести дрожь у слышавших, какие срамные дела совершаются у них — по совокуплении в блудной страсти, сверх этого простирают хулу свою на небо: приняв женщину, истечения от мужского органа на собственной руке муж ставит в отрицание небу — на руке имея нечистоту, так молится. Раздражающие стратиотики и гностики дуют на эту руку, делая подношение Отцу и говоря: «приносим Тебе это приношение — тело Христово». И таким образом едят это, имея долю в общем безобразии и говоря: «сие есть тело Христово и сие есть пасха, чрез страдание наши тела, и страсть Христова (πάθος τοῦ Χριστοῦ) принуждает к согласию». Таким же образом и с женщиной: когда настает время освобождения крови, месячную кровь нечистоты собирают и, получив таким образом, едят сообща. И «сие, говорят, есть кровь Христова».

5. Посему и в апокрифах читая: «видел древо, приносящее двенадцать плодов ежегодно, и сказал мне: это — древо жизни», — видят в сем иносказание о месячном женском очищении.

При взаимном же друг с другом совокуплении возбраняют деторождение, ибо и растление у них допускается не для рождения чад, но для удовольствия. Смех диавола над таковыми и издевательство над заблудшим Божиим созданием! Но удовольствия совершают, получая друг от друга нечистоту своих сперм — не на деторождение роняют, но безобразно поедают. Если же кто из них и предастся сеять извержением естественное создание, и женщина зачнет, то осмелимся сказать страшное для слуха. Ибо одновременно вытягивая эмбрион вниз, забирают зародыш этот для поедания в едином кругу и, собравши все свиное и собачье, смешивают мед, перец и другие ароматы и масти, дабы не стошнило их, и каждый приверженец имеет по персту от измученного младенца. И таким образом произведя людоедство, молятся наконец Богу и говорят, что не развлекаются от князя желания, но сгоняют грех брата. Вот, собственно говоря, каково это пасхальное пиршество.

Но как страшно этим смельчакам, ибо неиствующими самих себя делают, рукою смешивая безобразия извержения и рукою пробуждая желание обладать друг другом, молятся совсем голые телом, чрез такое занятие ища откровения от Бога. Тела же свои и мужчины и женщины день и ночь рядят, умащая мазями, омывая, упитывая, проводя время на ложах и в пьянстве. А постящегося они проклинают, говоря, что поститься не должно, ибо пост есть дело сего князя, совратившего век. Должно же насыщаться, дабы тела были крепки и могли дать плод во время оно.

6. Пользуются же и Ветхим и Новым заветом, хотя отрицаются Глаголавшего в Ветхом завете. И когда найдут какое–либо изречение, которое может иметь противный им смысл, тогда говорят, что сказано это духом мира сего. А если какое слово может быть представлено имеющим сходство с их пожеланием, не потому что действительно таково изречение, но потому что так понимает обольщенный их ум, то, извратив оное по своему пожеланию, утверждают, что оно изглаголано духом истины. Сюда относится, говорят они, что Господь сказал об Иоанне: «что смотреть ходили вы в пустыню? трость ли, ветром колеблемую?» (Мф.11:7), потому что, замечают они, Иоанн не был совершен. Ибо подобно тростнику, движимому всяким ветром, действовал по вдохновению многих духов; и когда нисходил на него дух князя, проповедовал иудейство, а когда — Дух Святой, глаголал о Христе. Сюда же принадлежит, говорят они, и сие: «меньший в Царстве Небесном больше его» (Мф.11:11). Сие, по словам их, сказано о нас, именно, меньший из нас больше Иоанна.

7. И немедленно уста таковых заграждаются самою истиною, ибо из того, что находится в связи с каждым речением, явною окажется истина и откроется верный смысл выражения. Если бы Иоанн одевался в мягкие одежды и пребывал в домах царских, то прямо к нему относилось бы и к его обличению явно служило бы сие изречение. Если же сказано: «Что же смотреть ходили вы? человека ли, одетого в мягкие одежды?» (Мф.11:8), а на деле было не так, то обвинение, выраженное в слове, должно уже слагать не на Иоанна, не носящего мягких одежд, но на думавших, что таким найдут Иоанна, и часто за лицемерие ласкаемых живущими в домах царских. Ибо они, выходя в пустыню, думали от Иоанна услышать себе похвалы и ублажения при всех бывающих с ними ежедневных грехопадениях. И как не услышали сего, то в унижение им сказано Спасителем: что думали найти? Человека ли, увлекаемого теми же, как и вы, страстями, подобно носящим мягкая? Нет, Иоанн не тростинка, колеблемая людскими мнениями; не приводится в колебание, подобно тростинке, всяким человеческим лицемерием и обманом. Но поскольку сказал: «из рожденных женами не восставал больший Иоанна Крестителя» (Мф.11:11), — то чтобы не подумали иные, будто бы Иоанн больше и самого Спасителя, потому что и сам Спаситель рожден от жены, приснодевы Марии через Дух Святой (ἀπὸ γυναικὸς ἐγεννήθη τῆς Μαρίας τῆς ἀειπαρθένου διὰ πνεύματος ἁγίου), в предостережение наше присовокупил: меньший его (то есть по времени пришествия его во плоти) более Его есть в Царствии Небесном (Мф.11:11). Ибо Спаситель, хотя родился чрез шесть месяцев после рождения Иоаннова, но, как очевидно, больший есть Иоанна, так как всегда и был и есть. Кому это не явно? Не напрасно ли все переделывают еретики, из доброго превращая в негодное?

8. И книг у них много. В них излагаются какие–то «Вопросы Марии» (ἐρωτήσεις Μαρίας). Другие же создают много книг об упомянутом прежде Ялдабаоте под именем Сета; иные [книги] называют откровениями Адаму, а Евангелия осмелились написать под именем учеников. О самом Спасителе и Господе нашем Иисусе Христе не стыдятся говорить, что показывал Он развратные извращения (αἰσχρουργίαν); ибо в «Вопросах Марии», называемых «Большими» (сочинены у них и другие, «Малые»), представляют такое бывшее ей от Него откровение, преподанное Им на горе: Он помолился и взял женщину, что сбоку, и начал с ней совокупляться (ἀρξάμενον αὐτῇ ἐγκαταμίγνυσθαι), и, действуя таким образом, Он перехватил свое извергнутое семя, дабы показать, что «мы вынуждены поступать так, дабы жить»; и, когда Мария в смущении упала наземь, Он привел ее в сознание и сказал ей: «зачем сомневаешься, маловерка?» И сказал, что это есть сплетение к Евангелию, и что «если земное говорило вам, и не поверили, то как небесному поверите?», и что [выражение] «когда увидите Сына Человеческого, идущего туда, где был прежде» (Ин.6:62) значит извергнутое семя, получившее участь, откуда и вышло. А насчет сказанного «если не будете есть мою плоть и пить мою кровь» и учеников, смутившихся и говоривших: «кто может такое слушать?» (Ин.6:53–60), говорят, что было слово о безобразии. Потому они и встревожились, и пошли назад, ибо еще не были, говорят, в полноте основания. А реченное Давидом «будет он, как древо, посаженное при исходе вод, которое приносит плод свой во время свое» (Пс.1:3), говорят, сказано о безобразиях человеческих: «на исходе вод» и «плод свой даст», — сказано, говорят, об удовольствие извержения; а [слова] «лист не вянет» (Пс.1:3) [означают], что мы не допускаем, что, говорят, сама земля пропадет, а они сами будут.

9. И чтобы, представляя на вид свидетельства их, не сделать больше вреда, нежели пользы, посему сам о многом умолчу, ибо излагая здесь все, что сказано у них худого, я сделался бы распространителем этого. Ибо полагают, что багряницы Раав на дверях не было (Нав.2), но, говорят, багряница суть кровь менструальная, и сказанное «пей воды от сосудов жизни» говорит об этом. Говорят же, что плоть гибнет и не воскресает, и она принадлежит князю. Но о силе, заключенной в менструальной крови и в семени, утверждают: это душа, и мы ее, собирая, поедаем. И какие поедаем мяса, или овощи, или хлеб, или иное что, этим делаем тварям милость, у всех собирая душу и перенося с собою на небо. Поэтому вкушают они всякие мяса, говоря: делаем это из жалости к роду нашему. Говорят же, что одна и та же душа посеяна в животных, в диких зверях, в рыбах, в змеях, в людях, в овощах, в деревах и в плодах. Таким образом называемые у них фибиониты срамные свои жертвы разврата, упомянутые здесь нами прежде, приносят измышленным ими самими тремстам шестидесяти пяти именам, вероятно, князей, развлекаясь женщинами и говоря: совокупись со мной, дабы тебе возвыситься от князя. При совокуплении же призывают имя некоего Барбарона (βάρβαρον) и молятся, говоря: приношу тебе должное, дабы принести должное. Так и приносят: тут же и совокупляются, по–иному подкладываясь, дабы и другой не поднялся, пока не опустится до трехсот шестидесяти пяти форм соития (τῆς λαγνείας); делая так, каждое из имен призывают. И князья обратно спускаются через них, это совершенный и игривый стыд обмана. Когда же бремя падений — постыдных совокуплений и призваний имен — доходит до числа семьсот тридцать, тогда такой [падший] доходит наконец до дерзости, что говорит: я есмь Христос с тех пор, как сошел свыше чрез имена <365> князей.

10. Признавая многих князей, большим из них дают следующие имена: на первом небе князь Иао (Ἰαὼ ἄρχοντα); на втором, по словам их, Саклас (τὸν Σακλᾶν), князь блуда (ἄρχοντα τῆς πορνείας); на третьем князь Сет (Σὴθ ἄρχοντα); на четвертом же, как говорят, Давид. Ибо предполагают четвертое и третье небо; пятое же, иное небо, на нем, говорят они, [князем] Элоай (τὸν Ἐλωαῖον), он же и Адонай (Ἀδωναῖον); на шестом небе одни помещают Ялдабаота, а другие — Элилая (Ἠλιλαῖον); предполагают и иное, седьмое небо, на котором, по словам их, князем Сабаот (Σαβαώθ); иные же говорят, что на седьмом небе не он, но Ялдабаот; на восьмом небе — так называемая Барбело (Βαρβηλώ) и Отец Всяческих (πατέρα τῶν ὅλων), и Господь Самоотец Себе (κύριον τὸν αὐτὸν αὐτοπάτορα), и другой Христос саморожденный (Χριστὸν ἄλλον αὐτολόχευτον), и сей Христос нисшедший и показавший людям этот гносис; Его же называют и Иисусом и говорят, что Он не рожден, но показан Мариею, не воспринял на себя плоти, плоть же Его — призрак. О Сабаоте одни говорят, что имеет образ осла, а другие — свиньи; поэтому, утверждают, заповедал иудеям не есть свиньи. Но Он — Творец неба и земли, и за этим небом следующих небес и ангелов своих. Душа, исходя отсюда, проходит чрез этих князей и не может пройти, если не будет сколько–нибудь в полноте ведения или, лучше сказать, сего осуждения, и, исполненная ям, не избежит из рук князей и властей. А князь, обладающий сим миром, змеевиден (δρακοντοειδῆ); он поглощает души, не причастные гносиса, и хвостом опять возвращает в мир, а здесь в свиней и в других животных души сии снова возносятся. Если же кто, говорят еретики, пребудет в этом гносисе и соберет себя в мире посредством месячных очищений и похотливых истечений, то он уже не удерживается здесь, но минует сказанных выше князей, доходит же, говорят, до Сабаота, попирает главу его (такова необузданная хула еретиков) и в таком случае переходит в высшую область, где матерь живущих Барберо, или Барбело (ἡ μήτηρ τῶν ζώντων ἡ Βαρβηρὼ ἤτοι καὶ Βαρβηλώ); и таким образом душа спасается. Говорят же сии жалкие, что у Сабаота волосы как бы женские, думая, что слово Сабаот есть имя некоего князя и не зная, что, когда Писание говорит: сия глаголет Господь Сабаот, разумеет не чье–либо имя, но одно из славословий Божества. Ибо «Сабаот» на еврейском языке значит «Господь сил (κύριος τῶν δυνάμεων)»; и где в Ветхом завете написано имя «Сабаот», там оно показывает силу, почему и Акила слова: «Адонаи Сабаот (Ἀδωναῒ Σαβαώθ)» везде переводит: «Господь воинств (κύριος στρατιῶν)». Но они, предавшись безумию всякого рода, кроме Владыки своего, ищут иного, не сущего, утратили же сущего, а лучше сказать, погубили себя самих.

11. Многое другое разглашают они о себе; горько пересказывать дела их безумия. Некоторые из них, не приближаясь к женам, собственными своими руками растлевают себя и растление свое берут в руки, и так съедают, клеветнически приводя на сие во свидетельство слова: «руки мои сии нуждам моим и нуждам бывших при мне послужили» (Деян.20:34), и еще: «делая своими руками, чтобы иметь возможность подавать неимущим» (Еф.4:28). И о них–то, думаю, подвигся Дух Святой в апостоле Иуде, разумею написанное им соборное послание (Иуда же сей есть брат Иакова и так называемый брат Господень). Ибо Дух Святой словом Иуды указал на них, растлеваемых и растлевающих подобно скотам, почему говорит: не знают, не зная уловляются, знают, как бессловесные животные растлеваются (Иуд.10), ибо, подобно псам и свиньям, истребляют свое растление, ибо только псы и свиньи, а не другие какие животные, так растлеваются и поедают истечение из тел своих. Они, действительно, грезящие во сне (ἐνυπνιαζόμενοι), плоть оскверняют, господства же отвергают, славы же хулят. Михаил же архангел, с диаволом препираяся о Мосеевом теле, не смел произнести слова хульного, но сказал: да запретит тебе Господь. А сии то, чего не ведают, по природе хулят (Иуд.8–11). Именно же хулят Святое Святых, с освящением нам преподанное, возвращаясь сами к срамоте. И иное из этого осмелились говорить об апостолах, как свидетельствует и блаженный Павел: смеют нецыи нас глаголати, яко сотворим злая, да приидут благая: их же суд праведен есть (Рим.3:8). Сколько и других свидетельств привести могу на хульников! Ибо эти растлеваемые собственными своими руками не только не довольствуются сим, но, сближаясь с женами и не насыщаясь уже совокуплениями со многими, разжигаются друг на друга, мужи на мужех, как написано, возмездие прелести их в себе восприемлюще (Рим.1:27). И пришедши в крайнее распутство, ублажают они друг друга, как принявшие на себя какое–либо предпочтительное дело. Да и обольщая доверяющий им женский пол, отягощенный грехами, водимый похотями различными (2 Тим.3:6), говорят обольщенным ими, что такая–то, растленная за столько–то лет и ежедневно растлеваемая, — дева. Ибо похотливость не знает у них сытости, но чем больше студодействует у них человек, тем больше похваляется ими. А девами называют тех, которые при законном брачном общении никогда не дожидаются, по естественному обычаю, принятия в себя семени, и хотя всегда сообщаются и блудодействуют, но прежде исполнения удовольствия удаляют от общения злотворного растлителя своего, и сказанную выше скверну собирают в снедь, как в подражание ухищренному поведению Силома с Фамарью, а в рассуждении девства употребляют это искусство, что хотя растлеваются, но не принимают в себя смешения и истечения сего растления. Хулят же не только Авраама, Моисея, Илию и весь лик пророков, но и Бога избравшего их.

12. Ими смело пущено множество и других подложных сочинений. Говорят, что есть одна книга, «Родословие Марии», но сообщая в ней что–то страшное и пагубное, оттуда же рассказывают нечто. Ибо из нее, говорят, известно, что Захария убит во Храме, когда по словам их, увидел видение и в страхе хотел рассказать об оном, но у него заградились уста: видел же он в час каждения, когда кадил, стоящего человека; имеющего вид осла. И по выходе, когда хотел проговорить: горе вам! кому покланяетесь? — явившийся ему внутри Храма заградил ему уста, так что не мог проговорить. Но как скоро уста его отверзлись, и мог он проговорить, открыл им это, и убили его; так, говорят, умер Захария. Поэтому–то, говорят, самим законодателем предписано иерею иметь звонцы, чтобы, когда входит священнодействовать, слыша удар звонцов, скрывался Покланяемый и не делалось явным открытое лице его образа. Но все это есть дело их простоты, само себя обличающее, и вполне достойное посмеяния. Ибо если Тот, Кому совершалось священнодействие, был вполне видим, то не мог быть и скрываем. Если же мог быть вовсе скрываемым, то не был уже видим, а с другой опять стороны, должно сказать им: если видим, то был тело, а не дух; и если был дух, то уже не причислялся к видимым. Итак, почему же не причисляемое к видимому к укрытию своему примыслило ударение звонцов? Имея невидимость по естеству, не могло бы и усмотрено быть, если бы не захотело. А если бы и усмотрено было, то показалось бы не по необходимости, не потому, что естество заставило показаться, но по милости, не приводя в страх и внезапное поражение, сверх ожидания без шума сделав явным свое видение. Так во всяком случае не имеет твердости их ложный и переиначенный рассказ. А многое и другое пересказывается ими неверно, потому что и Захария не тот же час убит, но жив был некоторое время по рождении Иоанна, пророчествовал об Иоанне и о пришествии Господа, о рождении Его во плоти от святой Девы Марии чрез Духа Святого (ἀπὸ τῆς ἁγίας παρθένου Μαρίας διὰ πνεύματος ἁγίου), как говорит он об Иоанне: «и ты, младенец, наречешься пророком Всевышнего, ибо предыдешь пред лицем Господа приготовить пути Ему» (Лк.1:76), «возвратить сердца отцов детям и непокорливым образ мыслей праведников» (Лк.1:17), и т. д. Но сколько и иного можно сказать о лживых их сказаниях и о скверноте их.

13. А так называемые у них левиты не имеют общения с женами, но сквернятся друг с другом, и они–то у гностиков пользуются предпочтением и восхваляются. Наконец гностики смеются даже над образом жизни, чистотою и девством подвижников как напрасно принявших на себя труд. Под именем же святого ученика Филиппа выдают подложное евангелие; в нем говорится: «открыл мне Господь, что душа должна говорить при восхождении на небо и как отвечать каждой из горних сил; именно говорит она: познала я сама себя, отовсюду собрала себя и не посеяла чад князю, но искоренила его корни, собрала рассеянные члены; знаю о тебе, продолжает она, кто ты, ибо принадлежу к высшим; и таким образом скоро идет она далее; но если, сказано, окажется родившею сына, то задерживается внизу, пока не возможет она восприять и вовлечь в себя собственных своих чад». Таковы–то глупые и мифословные рассказы еретиков! Осмеливаются они и о святом Илии произносить хулу и говорят, что явился ему один демон, взял и сказал ему: нес я чадо от тебя, и не было сил вынести, и выкинул чадо твое. И, говорят, сказал [Илия]: откуда несешь дитя от меня, ведь я чист? И, поистине говорят, сказал [демон]: спящим является наложница в истечении тела из причинного места, вот я имею долю от твоей спермы и рождаю тебе сыновей. Многая же глупость здесь вот в чем: демон есть дух незримый и бестелесный и имеет долю от тела; но если от тел имеет долю и беременеет, то более не дух, но тело; а каким образом тело есть незримый дух? Много нелепостей в их глупых речах. Ибо им желательно в свою пользу, вернее же сказать, против себя самих приводить свидетельство из послания Иуды, где сказано: «и сии грезящие во сне, плоть оскверняют, господства же отвергают, славы же хулят» (Иуд.8.). Но блаженный Иуда, брат Господень, сказал это не о тех, которые в телах видят сны, ибо немедленно присовокупляет и показывает, что слово у него о видящих сны, которые ведут речь свою, как бы во сне, не приведя помыслов в бодрственное состояние.