Оды Соломона

Тема: Святоотеческое наследие  Апологеты. II—III века  Переводная поэзия 

О произведении

«Как ветер ходит в золотистых струнах / Псалтыри, и она поет, ему послушна, / Дух Господа в моих вещает членах,/ И я пою, в любви Его вещаю».

«Оды Соломона» (1/3 в.) — поэма анонимного автора. Атрибуция сочинения какому-либо древнему авторитету — ситуация, нормальная для древности, где не существовало понятия об авторстве (грубо говоря, это не ложь, а специальная техника встроить текст в определенную традицию, обозначить его в ней). Содержит ценнейшие сведения о раннехристианском богословии. «Оды Соломона» — свидетельство христианской мистики, близкой по духу Евангелию и Посланиям апостола Иоанна. «Оды Соломона», скорее всего, написаны на греческом языке в сирийских христианских общинах, хотя споры об их языке и месте написания ведутся до сих пор. Некоторые исследователи, правда, отрицают христианское происхождение «Од Соломона» и расценивают их как литургическое сочинение......
«Как ветер ходит в золотистых струнах / Псалтыри, и она поет, ему послушна, / Дух Господа в моих вещает членах,/ И я пою, в любви Его вещаю».

«Оды Соломона» (1/3 в.) — поэма анонимного автора. Атрибуция сочинения какому-либо древнему авторитету — ситуация, нормальная для древности, где не существовало понятия об авторстве (грубо говоря, это не ложь, а специальная техника встроить текст в определенную традицию, обозначить его в ней). Содержит ценнейшие сведения о раннехристианском богословии. «Оды Соломона» — свидетельство христианской мистики, близкой по духу Евангелию и Посланиям апостола Иоанна. «Оды Соломона», скорее всего, написаны на греческом языке в сирийских христианских общинах, хотя споры об их языке и месте написания ведутся до сих пор. Некоторые исследователи, правда, отрицают христианское происхождение «Од Соломона» и расценивают их как литургическое сочинение валентиниан (одно из влиятельных направлений в гностицизме). Протоиерей Леонид Грилихес так писал об этом интересном памятнике: «"Оды Соломона" представляют богатыми исключительный по своей важности материал по раннехристианскому богословию, который еще ждет своего православного осмысления».