Автор:

Тема: Святоотеческое наследие  Апологеты. II—III века 

О произведении

«Без сомнения, возлюбленный, весь Закон и пророки висят на двух заповедях. А если кто сомневается, то — как говорит наш Спаситель, — ни Тора, ни пророки не смогут убедить его. Итак, наш Спаситель сказал, что Тора и пророки висят на этих двух заповедях: Да возлюбит человек Господа Бога своего от всей души своей, и от всей силы своей, и от всего существа своего. И да возлюбит еще человек ближнего своего, как самого себя».
Тахвита о любви

Творчество Афраата, Персидского мудреца, носит чисто семитский характер: мало касаясь догматических вопросов, он полностью погружен в стихию Писания, занимался в основном аскетикой и экзегетикой. Афраату свойственен некоторый архаизм, даже провинциализм. «Символ Афраата» состоит в исповедании Единого Бога, сотворившего небо и землю, человека по подобию Своему, принявшего жертву Авеля, вознесшего Еноха, укрывшего Ноя за его праведность,......
«Без сомнения, возлюбленный, весь Закон и пророки висят на двух заповедях. А если кто сомневается, то — как говорит наш Спаситель, — ни Тора, ни пророки не смогут убедить его. Итак, наш Спаситель сказал, что Тора и пророки висят на этих двух заповедях: Да возлюбит человек Господа Бога своего от всей души своей, и от всей силы своей, и от всего существа своего. И да возлюбит еще человек ближнего своего, как самого себя».
Тахвита о любви

Творчество Афраата, Персидского мудреца, носит чисто семитский характер: мало касаясь догматических вопросов, он полностью погружен в стихию Писания, занимался в основном аскетикой и экзегетикой. Афраату свойственен некоторый архаизм, даже провинциализм. «Символ Афраата» состоит в исповедании Единого Бога, сотворившего небо и землю, человека по подобию Своему, принявшего жертву Авеля, вознесшего Еноха, укрывшего Ноя за его праведность, говорившего с Моисеем, «глаголавшего пророки» и пославшего в мир Мессию. Афраат ясно исповедует веру в воскресение мертвых, в то, что христиане силою Крещения наследуют бессмертие; Евхаристию он именует «возвращением в Эдем». Его аскетика обращена к «сынам и дщерям Завета» — своеобразной сирийской форме протомонашества. Афраат развивает динамическую антропологию, не выделяет отдельных частей в человеке, исповедуя его единство: весь человек есть «душа живая».

Творения Афраата отличают нравственная серьезность и живое чувство Нового Завета.

В наше собрание творений Афраата вошли: «Прошение», «Тахвита о вере», «Тахвита о любви», «Тахвита о войне», «Тахвита о кающихся» и «Тахвита о сынах Завета».